четверг, 13.12.2018
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
London Chess Classic11.12
«Щелкунчик»16.12
Вейк-ан-Зее11.01

Мнение

Юрий РАЗУВАЕВ,
гроссмейстер

ВЕРНОЙ ДОРОГОЙ ИДЕТЕ, СИНЬОР!

В прошлом году Фабиано Каруана (1992 г.р.) выиграл в Вейк-ан-Зее турнир «С» с результатом 10 из 13 (на 2 очка впереди ближайших преследователей), в этом занял чистое первое место в группе «В», обыграв в последнем туре опережавшего его на пол-очка Найджела Шорта. Уместно напомнить, что такого стремительного продвижения не было ни у Карлсена, ни у Карякина: обоим потребовался один год на то, чтобы освоиться во втором эшелоне Вейка, и лишь после этого они добились успеха, который дал им пропуск в «высшее общество». Уместно напомнить и то, что дебют Магнуса обернулся провалом, у Сергея прошел не так болезненно, а к настоящему моменту оба лидера молодежного движения уже имеют в своем послужном списке победу в одном из самых престижных состязаний шахматного календаря. Чего ждать на будущий год от Каруаны? Как выяснилось в телефонном разговоре с Юрием Разуваевым, нашему многоопытному наставнику есть что поведать на сей счет.

Среди прочего Юрий Сергеевич, имеющий давние и тесные связи с итальянскими шахматистами, сообщил, что те называют своего юного чемпиона Карвана. На это я возразил, что наш сайт не готов к столь резкой смене фонетического курса: хоть и не слишком много известно нам пока о Фабиано, но написание его фамилии через «у» уже устоялось. Согласившись друг с другом, что это не имеющая большого значения частность, мы продолжили разговор по существу.

Максим Ноткин

Фабиано Каруана на Аэрофлот-опен-2008. Фото Ильи Одесского

Надо сразу сказать, что рассказ о Каруане неизбежно распадается на две темы: первая – это собственно творческий портрет талантливого молодого шахматиста, а вторая – работа наших тренеров за рубежом. Они уже повлияли на расстановку сил в шахматном мире, и еще будут влиять. Несколько лет назад Борис Злотник рассказал мне, что у него занимается способный мальчишка, который имеет все шансы вскоре войти в мировую сотню. Когда такую информацию получаешь от хорошо знакомых людей, то воспринимаешь ее острее, относишься к ней более серьезно. Так я впервые услышал имя Фабиано, а потом уже во время визитов в Италию мне стали говорить о нем регулярно.

Начинал он заниматься в США, где его тренером с 2002 по 2004 год был Мирон Шер. Тренерская работа в Америке – это интересный феномен. Народа нашего там хватает, но согласитесь, сильных игроков появляется маловато. Хотя, если шахматная федерация США ставит высокую задачу, то у них получается здорово, как это было на Олимпиаде в Кальвии, где женская команда под руководством Михаила Ходарковского и Александра Чернина заняла второе место. И сейчас в Дрездене они применили российский метод, позвали трех тренеров: Михаила Ходарковского, Григория Кайданова и моего старинного друга Семена Палатника – и женская сборная снова стала призером.

Но в обычной жизни тренеру в США нет разницы, с кем заниматься: все обучающиеся платят те же 80-100 долларов в час, независимо от уровня и успехов. Главным становится количество учеников, а при таком подходе уделить кому-то особое внимание трудно. Семья Каруаны ставила большие задачи, и поэтому было принято решение перебраться в Испанию, к Злотнику. Следует отметить, что старая шутка – дела никогда не идут так плохо, чтобы их нельзя было ухудшить путем смены тренера – в данном случае не сработала. Должен сказать, что эта сентенция в основном применима в нашем футболе. По мнению Александра Чернина, который занимается с Фабиано в настоящее время, Борис Анатольевич поработал очень хорошо. За два года он просто дал ученику классическое шахматное образование, сел и прочел вместе с ним все необходимые книги. Тренеры часто недооценивают этот момент, показывают в основном ловушки, различные дебютные варианты, а кропотливо работать мало кто хочет. Злотник же правильно заложил базу. А при хорошем фундаменте можно варьировать методы обучения, пробовать различные модели работы.

Когда Каруана приблизился к Top 100, семья в 2006 году переехала в Будапешт к Чернину. Александр Михайлович никогда не отказывается от помощи людей, которым доверяет. Нет у него этой часто встречающейся боязни «потерять» ученика. В работе с Каруаной ему помогает Белявский, меня он тоже не раз приглашал поучаствовать в занятиях. Чернин подробно обсуждает с нами возникающие проблемы, хорошо представляет себе, как наилучшим образом использовать знания друзей.

Сейчас ведущие тренеры в Европе – Чернин, Дорфман, Михальчишин. Кроме того, нужно отметить Белявского и Петросяна. Александр умудряется до сих пор сочетать тренерскую деятельность с практической игрой, а Аршак вообще творит чудеса. Армяне выиграли под его руководством две олимпиады подряд, а зять Петер (Леко) постоянно входит в узкий круг мировой элиты. К нашим тренерам на прием попасть совсем непросто, а если молодой шахматист попадает к ним в руки – то это большая удача.

Любой тренер знает, как трудно подобрать для каждого ученика хотя бы несколько индивидуальных упражнений. Один из законов Мерфи гласит: «Тренерские приемы, которые срабатывают в теории, не работают на тренировке. Тактические приемы, которые срабатывают на тренировке, не работают в ходе игры». Однако, к счастью, исключения все же встречаются.

Например, у Чернина целый арсенал тщательно продуманных методических материалов, причем в каждом конкретном случае он адаптирует свою систему к новому ученику. Однажды он позанимался с Юдит Полгар защитой трудных позиций. Она прорешала при подготовке массу игровых упражнений и в двух следующих супертурнирах держала буквально любую позицию.

В наше время понятие стиля, на мой взгляд, устарело, ему на смену пришло понятие игровой модели. К сожалению, многие даже сильные гроссмейстеры действуют однотипно, им не хватает гибкости, способности действовать сообразно обстоятельствам. Когда формирование происходит стихийно, в шахматисте могут уживаться несовместимые вещи, причем это касается не только дебюта. Над этим следует серьезно работать. Существуют проблемы чисто технического порядка, где надо воспитывать навыки, но нельзя упускать из виду задачи общего порядка, касающиеся процесса принятия решений. В хороших руках молодой талант развивается гармонично.

Наши тренеры меняют лицо мирового спорта, и не только в фигурном катании и гимнастике. Взглянем на индийские шахматы. Вслед за Анандом выросла плеяда талантливых гроссмейстеров. Огромные успехи стали результатом многолетней работы Евгения Владимирова, Элизбара Убилавы и Льва Псахиса. Посмотрите на итоги последнего чемпионата мира среди юношей. Индийские юниоры взяли огромное количество медалей, а в группе «до 16» заняли весь пьедестал. Такого даже у нас в лучшие советские времена не было. Россияне же в этот раз выиграли всего одну золотую медаль. И ссылки на то, что чемпионат проводился во Вьетнаме, а там непривычный климат, пища и т.п. – это ерунда, раньше мы ездили по всему миру, и ничто не мешало нам побеждать. А теперь все больше в роли зрителей, и это не случайность. Мы во многом переняли американскую модель, российскому тренеру сейчас важнее всего количество учеников. Но большого шахматиста в группе не воспитаешь. Это процесс индивидуальный, трудоемкий, требует усилий от многих людей. В наше время надо рано входить в большие шахматы, а самостоятельно это не получается (хотя Магнус – особый случай).

Угадать особенности таланта у юного дарования бывает очень нелегко.

В Каруане больше всего поражает фантастическая концентрация, которая встречается только у великих. Однажды Борис Гулько спросил у Полгар, какова главная особенность Фишера. Юдит подумала и ответила: «Он никогда не зевает». Фишер был настолько погружен в шахматы, что не терял концентрацию ни на миг. Карпову, Корчному, Каспарову это тоже было свойственно. У Фабиано за 6 часов занятий внимание не ослабевает. Усваиваемый материал живет в нем, он им свободно оперирует (эта черта отличала и молодого Топалова). И вопросы он задает не простые, нет таких: «А можно вот так пойти?», а сложные, целые упаковки… Всплывает принципиально глубокий, нередко концептуальный подход, и это в 16 лет.

В один из вечеров, когда я уже отдыхал у телевизора, в моей голове вдруг родилась новая дебютная система. На наших сборах царила настолько творческая обстановка, что заразила даже меня, человека уже немолодого.

Как любой юный талант, он хорошо соображает. К нему рано пришла игровая зрелость, он не примитивен, и похож в этом отношении на Карлсена и Карякина. Раньше у юных такого не было, разве что Спасский являлся исключением. Новые звезды умеют делать все подряд, играют любые дебюты, все пробуют. Этим же отличался Бакро, когда работал с Дорфманом и Никитиным. Подход идеальный: не делается попытка проскочить, а ставится глобальная задача.

В игре Фабиано не зажимается, заставить его согласиться на ничью – целая история. Планка установлена высоко, на попутные трудности он не обращает внимания. Олимпиаду в Дрездене начал с двух нулей, но продолжил, как ни в чем не бывало. И набрал в итоге +4.

Карлсен – шахматист интуитивный, как Таль или Спасский. Каруана ближе к Полугаевскому и Корчному, ему надо во всем докопаться до дна. Шахматисты такого склада обычно созревают позже, но пока у Фабиано все складывается удачно – ему создают хорошую рабочую атмосферу, итальянская федерация помогает, так как в Италии давно не было шахматистов мирового уровня. Семья сопереживает, папа с ним по всему миру ездит… В Вейке, кроме папы, был и Чернин.

Скоро Фабиано начнет играть с ведущими шахматистами мира. У него есть право на неудачу, но важно, чтобы процесс вхождения в элиту прошел без шрамов, как можно мягче и естественнее.

За анализом с Александром Мотылевым

В мире больших шахмат появилась новая фигура. В игре Фабиано еще много сырости, но это значит, что и потенциал высокий. В жизни он скромный и застенчивый, внешне больше похожий на студента консерватории. Молодой художник, живущий в своем мире. Кстати, Карпов с его превосходным чутьем во время турнира в Кап д’Аге сразу почувствовал родственную душу. Анатолий Евгеньевич высоко оценил Каруану, сказал – типичный советский шахматист. Экс-чемпион мира прав, Каруана – продукт советской школы, и тем лучше для него! Наши тренеры ведут его, и он идет туда, куда надо.

Наши интервью

Левон АРОНЯН
Сергей МОВСЕСЯН
Александр МОРОЗЕВИЧ
Игорь БОЛОТИНСКИЙ
Василий ИВАНЧУК
Виши АНАНД
Никита ВИТЮГОВ
Виктор КОРЧНОЙ
Василий ИВАНЧУК
Александр ХАЛИФМАН
Юрий РАЗУВАЕВ
Владислав ТКАЧЕВ и Татьяна КОСИНЦЕВА
Екатерина КОРБУТ
Руслан ПОНОМАРЕВ
Светлана МАТВЕЕВА
Сергей КАРЯКИН
Александр РОШАЛЬ
Гарри КАСПАРОВ
Юдит ПОЛГАР
Веселин ТОПАЛОВ
Вишванатан АНАНД
Веселин ТОПАЛОВ
Сильвио ДАНАИЛОВ
Александр НИКИТИН
Теймур РАДЖАБОВ
Василий ИВАНЧУК
Эмиль СУТОВСКИЙ
и другие

Параллели

Илья Одесский:
«Прошу к столу!»
«Под рождество»
«Пара хорошо начищенных ботинок»
«Ни слова о шахматах»
«Даже не лжец»
«Вступление / Топалов project»

Марк Глуховский:
«Белое и черное»
«Линарес без Каспарова»
«Просто песня»
«О роли личности»
«Умный камень»
«Особенности национального исхода»

Каспаров уходит...

Александр Никитин:
«Я зову его Дон Кихотом»

Марк Глуховский:
«Своевременный подвиг»

Михаил Савинов:
«Умерли или освободились?

Евгений Атаров:
«Реквием по мечте»

Гарри Каспаров:
«Всему есть предел!

ФИДЕ, будущее шахмат

Р.Касымжанов:
ответ на статью С.Данаилова

С.Данаилов:
«Фантазия, паранойя, реальность…»

А.Девяткин:
«Топалов. Факты и домыслы»

Г.Макропулос:
«Фиде поддерживает женские шахматы»

С.Шипов:
«Фиде против шахматисток. Игра на выживание»

Николай Власов:
«Скучно (о шахматной политике)»

Михаил Савинов:
«Ходарковский и Березовский…»

Сергей Загребельный:
«За самодостаточность шахмат!»
«Шахматисты должны играть...»

«Жизнь 'по понятиям' мы устроили себе сами!»

Михаил Голубев:
«Почему молчат россияне»

Валерий Аджиев:
«Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг»

Николай Власов:
«Возможны варианты» (ответ)
«Еще раз о королях и капусте…»

Константин Ланда:
«Еще один неизвестный в головоломку…»

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум