суббота, 16.12.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Александр НИКИТИН:
«Я зову его Дон Кихотом»

  Прошло почти два месяца с того момента, как Гарри Каспаров в Линаресе объявил о том, что покидает профессиональные шахматы. Эта новость была сродни удару в лицо и вызвала мощнейшую волну ностальгии, причем как со стороны преданных поклонников тринадцатого чемпиона мира, так и со стороны тех, кто его, мягко говоря, недолюбливает. Но отшумели страсти, шахматная жизнь потихоньку вошла в привычную колею. Уже без Каспарова.

  Тогда, два месяца назад, в это невозможно было поверить, а сейчас? Очередной победой в быстрые шахматы отметился Ананд, ожидаемо отказался от участия в фидевском розыгрыше первенства мира Крамник… О Каспарове ни слова! Будто и нет его – до нас долетают лишь заокеанские отголоски каких-то его встреч, переговоров, да скупые сводки политических новостей о заседаниях «Комитета 2008», председателем которого зимой избрали Гарри Кимовича. Вокруг больше не ощущается ни ностальгии, ни боли – такое чувство, что Каисса и ее Любимчик за 30 лет совместной жизни настолько устали друг от друга, что на какое-то время постарались забыть о взаимном существовании – и… наслаждаются моментом.
  И все-таки не дают покоя два вопроса: почему это произошло, и произошло именно сейчас, и когда Каспаров вернется, если вообще собирается возвращаться? За ответом на эти (и другие) вопросы я обратился, наверное, к самому близкому (разумеется, после мамы) человеку Гарри – его многолетнему тренеру, прошедшему с ним огонь, воду и медные трубы, – Александру Сергеевичу НИКИТИНУ (кстати, пользуясь случаем, хочу еще раз поздравить этого замечательного тренера и человека с 70-летним юбилеем).


  – Скажите, решение об уходе Каспарова стало для вас шоком, неожиданностью?
  – Не могу сказать, что это шокировало меня. Когда Гарри уезжал в Линарес, по разговорам, обрывкам фраз я чувствовал, что его решение об уходе зреет. И когда после обиднейшего поражения от Топалова он созвал пресс-конференцию, я вначале подумал, что сделал он это исключительно на эмоциях. Но потом, проанализировав ситуацию, понял, что это не было спонтанным решением. Так что шока у меня не было никакого – шок был у шахматного мира.
  Я, правда, не думаю, что Гарри ушел «насовсем». Уж больно многое связывает его с шахматами – хотя бы работа над его многотомной книгой «Мои великие предшественники».
  Думаю, через год-два у него созреет желание вернуться. И почти уверен, что, когда пройдет первая волна раздражения, ему захочется немного поиграть в шахматы. Даже в ближайшее время… Естественно, речь не пойдет ни о борьбе за первенство мира, ни об участии в супертурнирах, но почему бы Каспарову, например, не сыграть в турнире по быстрым шахматам, вновь сразиться с компьютером или дать сеанс какой-нибудь сборной?!

Победный тандем: Никитин и Каспаров
  – Как вы сформулировали для себя причину его ухода?
  – Если бы не занятие политикой (конечно, не шахматной), если бы не плотная, многомесячная работа над книгой (в самом начале шел разговор лишь о трех томах, потом их стало уже шесть, а сегодня решено, что томов будет около десяти!), Каспаров мог бы еще играть и играть. У него хватало сил и, тем более, уровня подготовки (его перевес над остальными по-прежнему был огромен – те два «черных» года, когда шахматный народ почувствовал, что Гарри можно «ущипнуть», уже закончились), но он настолько многогранная личность, что заниматься чем-то одним попросту не может. (По многообразию интересов среди великих шахматистов мог бы поставить с ним рядом, наверное, лишь Эмануила Ласкера.)
  У него грандиозные планы и возможности! Как шахматист, он всё и всем уже доказал. Как аналитик-литератор, и благодаря своим ранним книгам, и тем, что пишет сейчас, тоже вписал свое имя в историю. Как политик? Мне меньше всего хотелось бы говорить об этом, но то, что именно Каспарова избрали председателем «Комитета 2008», тоже говорит о многом.

Тринадцатый!
  Наконец, можно критиковать его интерес к «Новой хронологии», но и здесь, как и во всем, он полностью вкладывал свой талант, энергию и силы. Дело в том, что почему-то считается: чтобы претендовать на роль специалиста в той или иной сфере, обязательно надо закончить соответствующий институт, получить диплом, а иначе тебя и в грош ставить не будут…
  Можно называть Каспарова дилетантом во всем, что не касается шахмат, но тогда надо забыть, что Гарри постоянно пишет политические статьи в крупнейшие западные издания и выступает с лекциями перед собраниями авторитетнейших людей. И его читают и слушают!
  На мой взгляд, именно переизбыток других интересов на какое-то время погубил его союз с шахматами. Да, он устал от неопределенности с первенством мира и несоблюдения ФИДЕ своих обещаний, но это далеко не единственная и уж точно – не главная причина решения.
  – То есть главная причина, которую никто не хочет замечать, видя в уходе Каспарова исключительно козни его недоброжелателей, – желание больше успеть в жизни?

Команда Каспарова: Тимощенко, Никитин, Владимиров
  – Совершенно верно. А кем еще не был Каспаров в шахматах? Единственное, некоторые считают, что перед уходом ему обязательно надо было обыграть Крамника – и вернуть себе корону чемпиона, но… я не считаю Крамника чемпионом мира! Он – лишь победитель коммерческого матча с Каспаровым. Гарри сам и объявил его чемпионом, не имея на это никаких прав, – звание «чемпион мира» не является собственностью Каспарова, Крамника или Карпова. Это лишь право носить его в течение определенного времени, и право это дает организация (в данном случае – ФИДЕ). Скажут, в Праге ФИДЕ провозгласила Крамника «классическим чемпионом мира», но ясно, что это был вынужденный союз с благородной целью объединить шахматный мир. Сейчас Крамник сам говорит о том, что «Прага забыта», а из этого в свою очередь следует, что забыто и его «официальное» признание чемпионом мира.
  Кроме того, своими последними результатами Крамник доказал, что является таким же классическим чемпионом мира-«одногодкой», каким как был Халифман, а после него Пономарев и Касымжанов… Чемпион мира не имеет права выступать так, как это делает Володя. Очевидно: с ним что-то случилось (нельзя столь стремительно понизить свою шахматную силу), какие-то объективные причины мешают ему играть, может, и в половину своей силы, но что делать с фактами? Кроме того, чемпион мира всегда пропагандировал шахматы, выступая в разных странах перед любителями. Вы слышали что-нибудь о подобной деятельности Крамника?

Тилбург 1986. Вдвоем против Портиша
  – Почему же тогда Каспаров принял решение именно сейчас, когда сорвался его матч с Касымжановым? Вероятно, он верил, что всё еще может образоваться?!
  – Я этого не исключаю. Возможность «свернуть» в политику, историю или еще куда-то у Гарри существовала всегда. В последние годы, в силу своего понимания окружающего мира, он пытался так устроить шахматы, чтобы всем было хорошо. Но он видел открытое неприятие своих идей другими шахматистами… Что касается ФИДЕ, при своем большом жизненном опыте Каспаров продолжал верить в лучшие человеческие качества, и когда ему говорили, что надо еще чуть-чуть подождать, он откладывал дела и ждал, но в какой-то момент терпение его лопнуло. Произошло это в январе этого года, когда стало ясно, что намеченный на середину месяца матч с Касымжановым вновь переносится на неопределенный срок, а он второй год подряд потерял Вейк-ан-Зее. Тогда, если помните, он написал открытое письмо ФИДЕ, в котором заявил, что отказывается от участия в «объединительном цикле» первенства мира, но, судя по всему, в тот момент решение об уходе Каспаров еще не принял…

Памятник нерукотворный
  Мне кажется, Гарри почувствовал, что снова остался один, что его беда нисколько не волнует шахматный мир! И… ему надоело бороться в одиночку. Почему-то большинство игроков продолжают считать, что их должны содержать, хотя живут исключительно за счет отголосков былой славы и популярности шахмат, по принципу: если раньше было хорошо – почему сейчас должно быть плохо? А шахматы, увы, перестали быть уважаемым всеми видом социальной деятельности. Вспомните: если раньше первые лица, главы государств считали для себя почетным встретиться с лучшими шахматистами мира, то сейчас об этом не приходится и мечтать. Социальный статус игры в глазах обывателя жутко упал – достаточно на улице спросить: «Кто сейчас чемпион мира?» Карпов, Каспаров – никого больше не знают.
  Поэтому я не удивляюсь, что Гарри именно сейчас принял свое решение. Ради кого стараться что-то изменить? Ради людей, которые в случае успеха даже спасибо не скажут?! Его же все время подталкивали к уходу «на пенсию»: конкуренты, не в силах обыграть его в очном соперничестве (за исключением двух последних лет, чему были свои причины), не уставали повторять в своих интервью: «Доколе? Шахматы нуждаются в переменах!» и т.д.

С каждым годом ему становилось теснее в шахматах...
  Шахматисты ждали его ухода. Дождались… И вот теперь в шахматах наступила «светлая пора»! Посмотрите, каким был Ананд в Линаресе и каким – в Монако. В Испании он был каким-то «пришибленным», играл откровенно плохо, поскольку понимал, что находится в тени Каспарова. Теперь, когда «тень» исчезла, пусть это был и шоу-турнир, – но каково перевоплощение: Виши косил соперников направо и налево! Это был совершенно другой Ананд – нельзя сказать, что он восстановился (как Крамник, пропустивший ради Монако Линарес), он просто почувствовал себя свободным. Думаю, какое-то время он будет далеко впереди.
  – Как думаете, у Гарри Кимовича, глядя на лихую игру Ананда в Монако, не могло возникнуть сожаления, что он все-таки немного поторопился? Есть же еще порох!
  – Как мне рассказывала его мама, в Линаресе у него был момент принятия решения – непосредственно перед турниром, подчеркиваю, он еще не был уверен, что уйдет из шахмат. Но после того как Гарри решился, у него наступило неизбежное чувство облегчения: он сделал это, шаг, который многие, учитывая вес Каспарова в шахматах, посчитали бы самоубийством. Отпала необходимость реагировать на отдельные колкости в отношении его участия в турнирах или розыгрыше первенства мира, заботы о том, чтобы само это первенство мира состоялось, и т.д. и т.п. Важно, что это чувство облегчения не переходит в какую-то нирвану, – на нем «висят» политическая деятельность и книга, что заставляет его быть в тонусе.

Клара Каспарова всегда
была рядом с сыном!
  – Но при всем при этом Клара Шагеновна плакала на пресс-конференции, где ее сын объявлял об уходе из шахмат…
  – Извините, но в этот момент для них обоих кончался (я все-таки надеюсь, что прерывался) важный, может быть, самый важный этап их жизни! Я убежден: каковы бы ни были успехи Каспарова на политической арене, они не пойдут ни в какое сравнение с его достижениями на 64 клетках. Мое искреннее убеждение: тем, кем стал Каспаров в шахматах, он никогда не станет в политике!
  – А вы считаете, что Каспаров – величайший шахматист всех времен и народов?
  – Недавно Каспарова попросили назвать тройку самых великих игроков, на что он ответил: «Если я назову трех, то обижу всех остальных, а я всех их считаю великими!» Это действительно уважение человека, который много хлебнул в этой жизни и поэтому понимает: на самую вершину взбираются только великие шахматисты. А уж «назначать» среди них величайшего – неблагодарное занятие. И я тоже не стану этим заниматься.
  – Но если судить по уровню достижений, по тому, сколько пробыл наверху…
  – При желании эпоху Каспарова вполне можно сравнить с эпохой Ласкера или эпохой Ботвинника, но дело в том, что и у того и у другого периоды активной шахматной деятельности не раз прерывались, а Гарри отстаивал свое место в истории непрерывно! Кстати говоря, Каспаров сейчас как раз отвлекается на другое – он же не сказал, что его уход окончательный и бесповоротный, что он никогда больше не сядет за шахматную доску. Всё еще возможно.

Каспаров не был единственным воспитанником Никитина
Долгое время А.С. занимался с Этьеном Бакро...
  Разумеется, Каспаров – одна из самых заметных фигур в ряду чемпионов, это совершенно ясно. А вот о том, под каким «номером» он там стоит, – боюсь, могу быть необъективным.
  – Вы знакомы с Каспаровым больше 30 лет. Могли бы вспомнить самые яркие моменты совместной работы, то, без чего не можете представить своей жизни?
  – Конечно, ни с чем не сравнима эпопея борьбы с Карповым! Все остальные матчи после 1990 года были куда бледнее и не шли ни в какое сравнение с теми ни по напряжению, ни по колоссальной затрате моральных и физических сил. Тут были и блестящие достижения, и творческие срывы (причем с обеих сторон), и бесконечные политические интриги, и измены в противоборствующих лагерях… В матчах Карпова с Каспаровым было абсолютно всё!
  Как говорится, и смех и слезы – это был самый напряженный этап и в моей жизни, и в жизни Каспарова. Это никогда не забудется и никогда не будет перекрыто чем-то другим.
  – По сути, это самое крупное противостояние в истории шахмат…
  – Когда-то было несколько подряд матчей Ботвинника со Смысловым. Если говорить о борьбе творческих антиподов, то надо вспомнить матч и матч-реванш Ботвинника и Таля, но все эти матчи окрашивались сугубо личным единоборством. В случае же Карпова и Каспарова шла не только война на шахматной доске, но и сражение двух разных формаций. Настоящее противостояние, столкновение двух совершенно полярных личностей (это раз), кроме того, их поддерживали противоположно настроенные политические силы, которые всячески старались помочь своему фавориту (это – два, а было еще и три, и четыре, и т.д.).

...А Митю Яковенко в пору
тяжелой ссоры с Каспаровым
обещал привести на его трон,
как в свое время «отомстил»
Карпову – Каспаровым!
  Эти матчи привлекли внимание всего мира, никогда прежде на Западе не наблюдали с таким интересом за матчем двух представителей Советского Союза. По своему резонансу их можно сравнить разве что с матчем в Рейкьявике в 1972 году между Спасским и Фишером.
  Вспоминаю четверостишие Евтушенко, которое я постоянно повторял Гарри:

        Как мало было мыслей, как много было сил.
        И как я куролесил, и что я натворил…
        Не стал мессией и устал от миссий.
        Как много мыслей и как мало сил…


  В последние годы, в полном соответствии с этими стихами, Каспаров соизмеряет количество сил с количеством мыслей и планов, рождающихся у него в голове. У Гарри сейчас период зрелости – если раньше он практически без подготовки лез в любой бой, сейчас он, слава Богу, входит в такой возраст, когда в первую очередь осматривается вокруг: «А стоит ли?»
  – Не считаете, что жизнь Каспарова в эмоциональном плане оказалась несколько урезанной, – я о фразе, сказанной вдовой Петросяна в день торжества 22-летнего Гарри: «Мне жаль вас, потому что самый яркий момент вашей жизни уже позади!»
  – Рона Яковлевна была мудрейшей женщиной, но тут, на мой взгляд, она несколько преувеличила значение завоевания шахматной короны. Да, в чисто спортивном плане это, безусловно, был пик, но вслед за ним могли быть и другие пики. Их у Каспарова была масса! Да, он стал самым молодым чемпионом мира, но когда Гарри первым в истории перешагнул планку рейтинга 2800 – это разве не пик? До сих пор никто не может к нему даже приблизиться, я уж не говорю о «вечном» рекорде – 2851 и о том, сколько времени он его держал!

Прощальное рукопожатие с Топаловым
  Так что не чувствую, что Каспаров оказался в чем-то обделенным: у него было множество пиков, только большинство старается не задумываться об этом. Так, наверное, легче…
  – Каким образом Каспарову на протяжении такого продолжительного периода удавалось сохранять и мотивацию, и желание бороться? Что в нем такого особенного?
  – В любом человеке, который долгое время держится на гребне, прежде всего, должен быть невероятный заряд энергии. Я, например, не могу сказать, что абсолютно все чемпионы мира обладали необходимым зарядом энергии. Вместе с тем могу назвать, например, Корчного, который, хоть и не стал чемпионом, обладает такой энергетикой, что и в 70 с лишним лет не позволяет себе отойти от шахмат и по-прежнему ввязывается в новые баталии!
  То же самое можно сказать и о Гарри. У него необыкновенный заряд внутренней энергии… Можно назвать это и тщеславием (конечно, есть у него склонность к «надуванию щек»), но не это главное – даже если бы у него не было этого стремления, он все равно горел бы. Сейчас в шахматах очень много гроссмейстеров, которые никуда не пойдут, только потому, что (как они сами говорят в своих интервью) очень любят лежать на диване. Гарри никогда не любил лежать на диване, даже не любил сидеть на стуле – он все время ходил, потому что постоянно был в поиске, в стремлении открыть, попробовать для себя что-нибудь новое, привлекательное (причем совершенно не обязательно в шахматах), ему просто некогда было ложиться на диван!

Станет ли Гарри счастливым,
покинув шахматы?
  – А какая самая главная черта Каспарова, которая позволяла ему успокоиться?
  – Если говорить о шахматах, то в основе всего была огромная любовь к ним. Гарри по-настоящему любил и продолжает любить шахматы. Вот и сейчас: я, конечно, помогаю ему в работе над книгой, но пишет-то он ее сам. Всё – от идеи до построения, включая отбор и первичный анализ партий, он делает сам. Далее я начинаю «чистить» анализы, подливаю к ним дополнительную информацию, после чего он снова всё проверяет (может половину выбросить, а может всё оставить – и мы порой спорим до хрипоты). Он работает на всю катушку!
  Посмотрите на объем информации и ответьте: может ли «обычный» человек, который совершенно равнодушен к этому делу, всё это переварить, работать с удовольствием и качественно? Его, конечно, спасает, что он читает не построчно, а целыми страницами, – иначе откуда бы у него было время на занятие политикой. Если помните, когда Бронштейн вместе с Вайнштейном писал свою книгу «Международный турнир гроссмейстеров», он на целый год практически ушел из шахмат: не играл ни в одном турнире, пропустил даже первенство Союза – тогда это было настоящее ЧП! По сравнению с тем, что сегодня делает Каспаров, – это тоненькая книжечка, правда, при этом она полна исключительно глубоких мыслей (я считаю «Цюрих» одним из самых лучших учебников миттельшпиля; даже в наши дни)…
  – Задам вопрос, ответа на который ждут многие любители шахмат: верите ли вы в то, что Каспаров вернется? Есть ли к этому объективные предпосылки? И, самое главное, сможет ли он вернуться на прежнем уровне «терминатора»?!

1984 год. Начало великого противостояния двух «К»...
  – Энергии ему сейчас не занимать, хотя он порой брюзжит: «Вот было время, когда на всё хватало сил!» Но все равно ее достаточно, во всяком случае, не меньше, чем у его более молодых соперников. Если же он, в конце концов, решит не возвращаться в шахматы как практический игрок, мы все равно услышим о нем – скорее всего, как об организаторе. Что будет дальше, загадывать не берусь – жизнь полна неожиданностей. Сейчас на несколько лет вперед у него есть «Предшественники», проект шахматного «Фонда Каспарова» в США.
  Почему в Америке, а не в России? Очень просто: там дали денег, а здесь это никому не пришло в голову. Увы: ни Каспаров, ни тем более какой-то Никитин не востребованы у РШФ. Наступила эпоха «удобных людей», а ни он, ни я к таковым не относятся. Мы – неудобные: у нас есть собственное мнение и нам нельзя приказать, нас можно только убедить. Разговоры, начинающиеся со слов «ну, вы понимаете», не годятся. Не понимаем – просим убедить…
  – На ваш взгляд, у Каспарова есть желание учить, передавать свои знания?
  – Если вспомните, Каспаров вообще-то был ассистентом Ботвинника, даже «Школа Ботвинника» в свое время преобразовалась в «Школу Ботвинника–Каспарова». А насчет того, нравится ли Гарри делиться своими знаниями… Так он уже не один год читает лекции ведущим менеджерам о том, как шахматы помогают принятию решений в самых разнообразных сферах (а сейчас собирается писать книгу на эту тему; надо заметить, что право на ее публикацию уже выкупили десятки ведущих издательств мира и она выйдет сразу на 15 языках). Если говорить о шахматной работе, то в рамках работы своего фонда перед олимпиадой в Кальвии Гарри провел тренировочный сбор с женской сборной США. Он бы с удовольствием помог и нашим девушкам, но ни разу не получал приглашения от РШФ… Я уж не говорю про историю с открытием школы бывших учеников Ботвинника. Были конкретные предложения и было красноречивое молчание в ответ. А в итоге появилась «Школа Бареева».

1985 год. Первый и главный «пик» Каспарова покорен!
  Очевидно, что в России Каспаров никому не нужен! Может быть, своим появлением еще и в этом качестве он кому-то помешает? Память о нем, как о шахматисте, стремительно стирают.
  – В своем «последнем» интервью «Спорт-экспрессу» на вопрос, что вам дали шахматы, Каспаров ответил односложно: «Они дали мне всё!»
  – Безусловно! Шахматы дали ему радость побед (причем побед крупных, даже эпохальных), известность, возможность путешествовать по миру и благодаря этому говорить по-английски так же, как по-русски… Имея паспорт гражданина России, он в полном смысле слова стал «гражданином мира», но при этом о своих корнях никогда не забывает.
  – Как думаете, Гарри сейчас счастлив?
  – Трудно сказать… Когда завершается какое-то дело, можно подвести итоги. Только что он завершил играть в турнирах, и если спросить его, счастлив ли он от этого, наверняка услышишь: «Да!» Это однозначно. В остальном же… Гарри пишет книгу, которая со временем станет «Библией шахмат», поскольку в ней написано о той игре, которой мы никогда больше не увидим. В этом он тоже счастлив, потому как работа идет и видно, что закончится она вовремя и хорошо. Что же касается его политической деятельности, Каспаров пошел в политику, потому что хочет торжества справедливости в России: Гарри замыслил какой-то общественный строй, который считает правильным, и борется за эту идею. Она, быть может, и правильная, но идет вразрез с политикой нынешнего руководства страны. Из-за этого я иногда зову его Дон Кихотом и очень не хочу, чтобы он разделил его судьбу.