среда, 13.12.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Сильвио ДАНАИЛОВ:
«Если считаю что-то правильным, делаю это!»

  Из-за принципиальных разногласий с тринадцатым чемпионом мира в трактовке некоторых событий современной шахматной истории большинство любителей, не знакомых с ним лично, считают Сильвио Данаилова едва ли не самой одиозной фигурой в мире 64 клеток. По отношению к Каспарову болгарский менеджер и впрямь занимал довольно жесткую позицию, но его негативный «портрет», несколькими сочными мазками нарисованный тогда Гарри Кимовичем, далек от оригинала. Данаилов, конечно, никакой не «серый кардинал», хотя спокойным умом, рассудительностью и знанием жизни он не обделен: улыбчивый и обычно немногословный, Сильвио за те десять лет, что мы знакомы, внутренне практически не изменился (а ведь тогда, в 94-м, он еще не был «врагом Каспарова»).

  Основы неприятия болгарина (если о таком, конечно, возможно говорить), как ни странно, состоят в том, что он отлично справляется со своими прямыми обязанностями. А именно: во всякой ситуации старается добиться наибольшей выгоды для своего клиента. Вот уже полтора десятка лет для Веселина Топалова (ему Данаилов, думаю, как второй отец), а последние три года – и для Руслана Пономарева. Отстаивая их интересы, он готов практически на всё, не переступая, конечно, пределов дозволенного. А разве не так поступают агенты других выдающихся спортсменов – Каспарова или Крамника? Это же их профессиональный долг!
  Данаилов – это менеджер до мозга костей, но при такой работе остается корректным и приятным в общении человеком. Он никогда не рисуется перед собеседником, не пытается показаться лучше, чем есть на самом деле. Сильвио жесткий, требующий обязательного выполнения обещаний, но при этом и дипломат, умеющий прощать и идти на разумный компромисс. Не знаю ни одного случая, когда бы он не нашел с кем-то общего языка, – пожалуй, только с Каспаровым. Хотя… после того, что произошло в Линаресе 12 марта, последнее совсем не исключено: ведь теперь Гарри не закрывает его подопечным дорогу наверх!
  Этот разговор, начавшийся еще в Вейк-ан-Зее, возник из-за неожиданного решения Данаилова прервать вместе со своими подопечными членство в АШП, но вскоре перешел на более широкие темы и даже коснулся предстоящего в Софии супертурнира, на котором Сильвио предстанет в несколько непривычном для себя качестве – главного организатора.


  – В шахматном мире у вас имидж человека, время от времени делающего неожиданные ходы. Последний из них – выход Топалова и Пономарева из числа членов АШП в тот момент, когда все только и говорят об альтернативе ФИДЕ. В чем суть ваших разногласий с новообразованным шахматным профсоюзом?
  – Для начала хочу сказать, что мы не стремимся поднимать шумиху или открывать какую-либо полемику по поводу нашего выход из АШП. Постараюсь объяснить… С самых первых шагов мы поддержали новую организацию, стали ее членами и принимали активное участие во всех голосованиях. Мы голосовали за Лотье, он получил кредит нашего доверия.
  Прошел год – и что изменилось? Кредит стал постепенно убывать…
  Во-первых, нам не нравится то, что у людей, стоящих во главе АШП, нет никакого опыта организационной работы. Все они – профессиональные игроки, в первую очередь занятые своей карьерой. Признаться, мне непонятно, когда они находят время для конкретной работы. Вот если бы среди руководителей АШП были такие зарекомендовавшие себя люди как Карстен Хензель или Ханс-Вальтер Шмит – серьезные менеджеры, проявившие себя в качестве организаторов крупных соревнований, – у них была бы совершенно другая профессиональная структура. Каждый должен заниматься своим делом. Каждый из семи нынешних «директоров» АШП – неплохой игрок, однако с вопросами организации ни один из них справиться не может, что доказали итоги их деятельности за прошедший год.

Данаилов и президент АШП Жоэль Лотье
  Во-вторых, нас насторожило, что по прошествии короткого времени АШП, декларировавшая невмешательство в политические вопросы и создаваемая единственно с целью защиты прав гроссмейстеров, вдруг стала занимать какие-то конкретные позиции. Она начала конфликтовать с ФИДЕ, с Каспаровым. Ни мне, ни моим клиентам не нужны конфликты ни с ФИДЕ, ни с Каспаровым, ни с кем бы то ни было еще! Так что, если мы молчим в такой ситуации, значит, безмолвно поддерживаем их позицию, а в данном случае это было не так.
  На мой взгляд, шахматный профсоюз в своих устремлениях не может занимать чью-то позицию: ни Илюмжинова, ни Крамника, ни Каспарова – никого другого. А все важные вопросы должны решаться демократическим голосованием, банально большинством голосов.
  Если такова линия поведения АШП, мы со своей стороны ее уважаем, но разделять не хотим. Вот и вся суть вопроса и объяснение, почему Топалова и Пономарева нет в АШП…
  – Вы действительно считаете, что АШП, говоря словами Каспарова, превращается в «карманную организацию» классического чемпиона мира Крамника?

Топалов: «За менеджером,
как за каменной стеной!»
  – Мне трудно об этом судить. Своя правда есть у обеих сторон – и у Каспарова, и у Лотье, не хочу быть судьей между ними! Но в принципе считаю, что АШП – позитивная организация, иначе не стал бы ее поддерживать с самого начала, в отличие от тех, кто воротил нос. Некоторые сильнейшие гроссмейстеры, не говоря уже о Каспарове, даже сейчас не являются ее членами, и тут, как понимаю, не вопрос личных взаимоотношений с Лотье.
  Возможно, сейчас, на первом этапе, когда у них нет опыта и им непременно нужны какие-то громкие шаги, способные привлечь к ним внимание, АШП далеко не всё делает правильно, но она может нащупать верный путь и превратиться в мощную силу и всерьез бороться за влияние с ФИДЕ. Вот только не надо начинать с конфликтов!
  – По какому пути должна идти АШП: стать организацией профессиональных менеджеров или остаться именно «профсоюзом» гроссмейстеров?
  – На мой взгляд, директором должен быть профессиональный менеджер, а в совете, быть может, один игрок – Жоэль Лотье. И всё! АШП должна заниматься поиском спонсоров и денег, создавать организационные структуры, проводить турниры и выдерживать календарь.
  Раз уж они назвались Ассоциацией профессионалов, по аналогии с теннисным объединением игроков, то и нужно идти по этому пути. Надо отталкиваться от денег, от собственных возможностей, а не искать поддержки в сочувствии к своей работе со стороны бедных игроков. Это нормальный способ развития, так поступают все на Западе – достаточно вспомнить опыт ПША: она сперва получила поддержку Intel’а, а потом уже выступила с какими-то инициативами.
  Считаю, что если АШП пойдет по другому пути, это выльется лишь в пустые разговоры.

Сергей Карякин – будущий клиент Данаилова?
  – Если к вам прислушаются и начнут политику по привлечению менеджеров и т.д. и т.п., не сменит ли АШП в «идейном плане» прогнившую на корню ФИДЕ?
  – Не думаю, потому что ФИДЕ должна быть организацией, которая занимается общими проблемами: юношескими шахматами, проведением всемирных олимпиад и прочая и прочая; АШП же должна взять на себя пласт профессиональных игроков. Это то, чего в шахматах на сегодняшний момент нет. И я верю, что АШП вполне может занять эту нишу.
  Но чтобы у них что-то получилось, нужно четко идти по этому пути: приглашать профессиональных менеджеров и соответственно выстраивать свою работу. Если АШП пойдет по этому пути, то в ее лоно вернемся и мы, вступят и другие «колеблющиеся» шахматисты.
  – Что бы вы стали делать, будь сегодня на месте Лотье?
  – Занялся бы поиском персонала и активной работой со спонсорами – они должны знать, что получат от своего участия. На следующем этапе занялся бы составлением календаря: постарался бы организовать цикл Гран-при турниров из десяти, а заручившись поддержкой ведущих игроков и имея на руках согласие организаторов соревнований, отправился бы к спонсорам. Конечно, идеальный вариант – получить титульного спонсора на весь чикл.

Как Руслан Пономарев...
  – По-вашему, сейчас есть организации, готовые давать серьезные деньги на шахматы?
  – Есть! Мне лично это удалось – крупнейший оператор сотовой связи в Болгарии (M-tel) согласился финансировать турнир в Софии. Но не только это – они в принципе заинтересовались шахматами как средством продвижения своей продукции на рынок. У нашей игры есть сформировавшийся образ, который надо использовать: всё, что связано с высокими технологиями, сотовой связью. Ведь шахматистов до сих пор считают высокими интеллектуалами.
  Должна быть четкая ставка на личности, как происходит в любом другом виде спорта. Высок рекламный потенциал Каспарова, Ананда или Леко – они очень популярны и узнаваемы в своих странах. Тот же M-tel сказал, что для них престижно быть спонсором Топалова…
  Люди, которые выкладывают деньги, должны видеть, за что они платят, им нужно организовать зрелище. Вот мы, например, занимались конкретной «раскруткой»: провели в Софии матч по быстрым шахматам между Топаловым и Анандом, который имел жуткий успех. Достаточно сказать, что нам дали полтора часа эфирного времени на главном канале Болгарии (а потом сделали из этого презентационный DVD-диск). В перерывах между партиями крупные фирмы рекламировали свою продукцию, и, прошу обратить внимание, матч был прибыльным для компании – то есть ни о каком вбухивании денег в пустоту не было и речи.
  При должной организации, соответствующем подходе к делу на шахматах вполне можно зарабатывать. Мы в Софии это доказали, что мешает другим последовать нашему примеру?
  Наши партнеры были так довольны, что поручили организовать большой турнир «M-tel masters», в котором принимали бы участие все ведущие шахматисты мира.

И, конечно, Веселин Топалов
  – Кстати, до Софии вам доводилось заниматься организацией соревнований?
  – Я организовал три сильных круговых турнира в Элените (1993–95), а также матчи Топалова: с Карповым – в Варне в 95-м, с Каспаровым – в Софии в 98-м и с Анандом – там же в 2004 году. Кроме того, я принимал активное участие в организации супертурнира в Лас-Пальмасе (1996) и матча в «продвинутые» шахматы Каспаров – Топалов в Леоне (1998).
  – Считаете, функции организатора турнира и менеджера игроков близки по духу?
  – Конечно.
  – Как формировался состав турнира, легко ли было находить общий язык с игроками?
  – С самого начала были ясны четыре кандидатуры: Ананд, Топалов, Полгар, Пономарев. В отношении двух других участников велись переговоры. Конечно, хотелось, чтобы сыграли и Каспаров с Крамником. Приглашения отослали обоим, причем, если в случае с Володей была практически 90-процентная ясность (он практически не колебался и собирался играть), то от Гарри долго не было никакого ответа. Впрочем, с самого начала мы решили: если он все-таки откажется, найдем ему достойную замену – в первую очередь у нас фигурировали Леко и Карпов.
  – Почему Каспарова все-таки не оказалось в составе? Разговаривали ли вы с ним до его объявления об уходе из шахмат и пытались ли уговорить сыграть после этого?
  – Все переговоры велись через менеджера Оуэна Уильямса. Вначале он ответил нам, что Каспаров хочет играть, если турнир не совпадает по срокам с его матчем с Касымжановым. Когда матч отменили, мы снова отправили приглашение в Софию, но на этот раз ответа не получили.
  – Почему в составе нет Леко? В какой момент и почему его заменил Адамс?
  – Пока мы обсуждали, кого пригласить, Леко или Адамса, мне позвонил Карстен Хензель и сказал, что Петер очень извиняется, но он жутко устал после Линареса и хочет немного отдохнуть. Таким образом, в состав попал Адамс, который был следующим по рейтингу.
  – И все равно удалось собрать XX категорию и считаться сильнейшим турниром года?!
  – Конечно. Средний рейтинг турнира в Софии выше не только Вейк-ан-Зее, но и Линареса с Дортмундом (Дортмунд в этом году вообще слабый – Е.А.). У нас только суперигроки – без исключений! По моему мнению, у нас собрались все сильнейшие шахматисты мира на данный момент.
  – Говорят, у вас будет одно интересное нововведение – вроде «правила 40 ходов», которое в свое время практиковал сеньор Рентеро в Линаресе…

Вся болгарская рать: Топалов, Чепаринов и Стефанова
  – Не скажу, что это какое-то революционное предложение, но изюминка в нем определенно есть. Поскольку шахматы давно стали профессиональным спортом, то должны быть и жесткие правила поведения, особенно если ты получаешь большие деньги. Первое правило: игроки обязаны быть на сцене в костюме и галстуке – они актеры, на них приходят смотреть зрители. Второе: хочется, чтобы поскорее ушла в прошлое проблема коротких ничьих, а потому игроки не смогут предлагать ничью в позиции, которая полна жизни… По нашим правилам игроки во время партии даже не могут общаться друг с другом, тем более фиксировать результат (такого нет ни в одном другом виде спорта), а должны обращаться к судье. Тот будет наделен большой ответственностью. Он должен оценить позицию (для этого за сценой все время будет «дежурить» гроссмейстер с компьютером) – и если сочтет, что соглашение на ничью явно преждевременное, то… предложит соперникам продолжать партию!
  – Будете заставлять гроссмейстеров биться до голых королей?
  – Почему же? Есть способы «обойти» это правило. Их три: вечный шах, троекратное повторение позиции или теоретически ничейная позиция. Тут вмешательство судьи не требуется.
  – Не опасаетесь «бунта» игроков? Они же всю жизнь принимали решения сами!
  – Нет. Каждый участник подписал контракт, в котором есть соответствующий пункт. В конце концов, мы не предлагаем ничего недостойного. Думаю, никаких проблем не возникнет.
  – В число организаторов «M-tel masters» входит еще и Топалов. Веселин хочет попробовать себя в новой области или его присутствие сугубо номинальное?
  – Уж не знаю, откуда взялась такая информация. Веселин – профессиональный игрок и пока занимается только этим. Конечно, надо сказать, что без него турнир вряд ли бы состоялся. Он очень популярен в Болгарии, и наш спонсор M-tel очень рад сотрудничать с ним…
  – Но как быть с другими соревнованиями? Игроков много, турниров мало: не боитесь, что, жестко отстаивая позицию своих клиентов, заставите их сидеть дома?
  – Нет, не боюсь. Посмотрите, Веселин сегодня играет везде: Вейк-ан-Зее, Линарес, Монако, Дортмунд, София! Может быть, как раз благодаря тому, что я в свое время занимал жесткую позицию. Его все уважают и любят, потому что он показывает настоящую игру, а кроме того, он всегда опрятно одет, никогда не отказывает в интервью журналистам – то есть ведет себя как профессионал во всех отношениях. То же самое и Руслан. Сейчас он несколько понизил рейтинг, но, уверен, пройдет некоторое время – и к нему вернутся и игра, и уверенность.
  – Словом, при любых обстоятельствах будете отстаивать права игроков, невзирая на разговоры, кто кому что должен и как должен поступать?

У Сильвио планов громадье...
  – Это первоочередная задача любого менеджера (и то, что как будто пыталась предпринять АШП – только по отношению ко всем игрокам). Я должен защищать интересы своих игроков и буду это делать, чего бы мне это ни стоило. Если считаю что-то правильным, делаю это, и меня совершенно не волнует, кто сидит напротив: Илюмжинов, Каспаров или кто-то другой!
  – А что должно произойти, чтобы отношения между всеми участниками процесса – организаторами, игроками и менеджерами – стали более профессиональными? Чтобы не возникало финансовых конфликтов вроде тех, что привели к неучастию Топалова в Линаресе-2003 или «Матче нового века», а уж тем более, отмене матча на первенство мира между Каспаровым и Пономаревым, вину за которые все взвалили на Данаилова…
  – В первую очередь, мне кажется, надо менять систему, называемую «кто платит, тот и заказывает музыку». Организаторам (в том числе и ФИДЕ) надо уважать игроков! Международная шахматная федерация в свое время проявила полное неуважение к Руслану, как чуть раньше – к Веселину. Это само по себе недопустимо, но когда идет речь о шахматисте, которому предстоит играть матч на первенство мира, то просто не укладывается в голове. Весьма символично, что результатом такого отношения стал глубочайший кризис самой ФИДЕ.
  Труд игрока очень тяжелый (я вижу, как работает Топалов, как работает Пономарев), деньги, которые им предлагают, зачастую ничтожны. Я, как менеджер, борюсь за то, чтобы соотношение было правильным, ничего больше! И, конечно, требую уважения к игрокам; отношения, которые строятся по типу: «Эй, парень, давай играй в нашем турнире, и мы тебе за это, может быть, заплатим», – должны уйти в прошлое. Так не может продолжаться…
  Что касается меня лично, то хотелось бы раз и навсегда прекратить разговоры о том, что я сорвал матч Пономарев – Каспаров. Как такое вообще может прийти в голову? Мы с Русланом и Веселином почти год готовились к этому поединку, и те, кто считает, что можно променять на деньги возможность сыграть матч с Каспаровым – наверное, лучшим игроком в истории, – ничего не понимают в шахматах и ничего не знают о чемпионе мира Пономареве.
  Если уж совсем спуститься с небес на землю: ни один менеджер не хочет, чтобы срывалось то или иное соревнование, он хочет, чтобы оно состоялось, а он заработал на этом деньги. Так что все разговоры о моей «подрывной деятельности» и лютой ненависти к Каспарову представляются полным абсурдом. Нужен был «козел отпущения», и его быстро нашли…

Турнир в Софии – детище Данаилова!
  – Почему выбор пал именно на вас?
  – Кто его знает? Может быть, это была месть ФИДЕ за то, что я занимал жесткую позицию перед «Матчем века» или как менеджер Пономарева, когда ему навязывали подписание кабальных контрактов. Но как я могу влиять на решения, принимаемые высшими правительственными кругами, ведь председателем оргкомитета был премьер-министр Украины?!
  Один Кирсан знает всю правду – как с российской стороны, так и с украинской. Пускай он скажет, как всё было на самом деле! Что касается позиции Каспарова, это его личное дело.
  – Могли бы объяснить причину вашей взаимной неприязни с Каспаровым?
  – У меня нет никакой неприязни к нему! Все наши разногласия были на профессиональной основе. А если он меня не любит, это его проблемы; славу Богу, у меня друзей хватает.
  – А вы никогда не пытались найти с ним общего языка, как-то объясниться?
  – Лично я пытался, но быстро понял, что дело это бесполезное…
  – С каким чувством восприняли его уход из профессиональных шахмат?
  – С одной стороны, с облегчением, а с другой – с тоской. Ведь бороться с ним было очень интересно. Сейчас стало немножко скучновато. Конечно, можно и нужно бороться с Анандом, Крамником и компанией, но это немного не то – совсем другой «адреналин».
  – Не потеряют шахматы как спорт после того, как из них ушел многолетний лидер?
  – Потеряют, и очень много, но жизнь, несмотря ни на что, продолжается… Фишер ушел в расцвете сил, Джордан тоже. Но, слава Богу, и шахматы и баскетбол пока еще существуют.
  – Тогда мой последний вопрос: почему вас, профессиональных шахматных менеджеров, не становится больше? Кроме вас и Карстена Хензеля и упомянуть-то некого!
  – Во-первых, потому, что большинство игроков считают себя очень умными и не думают, что им нужен профессиональный менеджер, – они, мол, и сами справятся. Вероятно, сэкономив на менеджере, они надеются заработать намного больше. А во-вторых, шахматы – это весьма специфичный вид спорта. Это не футбол, здесь надо учитывать слишком много нюансов, что дано не каждому (а учитывая скудный денежный поток, возможно, и не интересно многим потенциальным менеджерам; они предпочитают более богатые виды). Но я надеюсь, что в ближайшем будущем это положение может измениться в лучшую сторону!