пятница, 15.12.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Веселин ТОПАЛОВ:
«Если нет зрителей, то зачем мы играем?!»

  Веселин держался молодцом. Это при его-то порывистой натуре в величайший момент своей жизни сохранять полное спокойствие! Или, вернее, делать вид, что ты спокоен… 22 мая 2005 года гроссмейстер Топалов был «официально объявлен» национальным героем Болгарии, получив из рук ее президента Икону и Кортик – своего рода скипетр и державу.

  В Софии очень надеялись на победу своего – и пришли в ужас, когда в первом круге их любимец не только не выиграл ни одной партии, но и «устроился» на финише Пономареву, опустившись на последнее место… Уж и не знаю, что мешало Топалову с самого старта показать весь свой напор и огромную жажду победы. Может, еще свежие соперники, уверенно пресекавшие агрессивные намерения Веселина, или та особая ответственность перед своими зрителями, которая сковывает по рукам и ногам? Так или иначе, болгарину потребовались поражение от Руслана и выходной, чтобы обрести себя. Пока другие участники отдыхали и неспешно готовились к новым баталиям, он весь день был в центре внимания: давал сеанс, рекламировал продукцию спонсора и беспрестанно общался с прессой.
  То ли «активный отдых» пошел впрок, то ли Топалов сумел выкинуть из головы мысли о результате, но во втором круге он заиграл в полную силу. И выдал феерическую серию, начав с победы над Анандом и закончив победой над Крамником, за все пять туров вообще потеряв лишь пол-очка! При этом игра его была далека от совершенства: он должен был проиграть Адамсу и Полгар, зевнул фигуру классическому чемпиону, но Фортуна уберегла его от всех несчастий. Наверное, потому, что Веселин выкладывался в каждом поединке процентов на 200…
  Наш разговор получился довольно коротким – в недавнем интервью (после Вейк-ан-Зее и Линареса) мы уже коснулись практически всех тем, связанных с жизнью и карьерой шахматиста Болгарии №1. Так что по окончании турнира в Софии меня в принципе волновал только один вопрос: ощущает ли Веселин себя королем шахматного мира? Именно сейчас – после ухода Каспарова, некоторого снижения результатов Ананда, усталости Леко, откровенных провалов Крамника и… рядя блестящих собственных побед.


  – Мог бы в двух словах сказать, что ощущаешь после победы в «домашнем» турнире?
  – Если в двух словах, то: лучше не бывает! Идеальный сюжет для моих болельщиков – за десять дней они успели и попереживать, и порадоваться за меня. Приятно, что смог подсобить и спонсору – телефонной компании «M-tel»:

Новый имидж Веселина
идея турнира в Софии принадлежала Данаилову, но сомневаюсь, что всё получилось бы так здорово, не прими я участия в проекте…
  Днем, сразу после партии с Крамником, был совершенно спокоен, у меня не было никаких эмоций, но сейчас, после награждения, я, наверное, самый счастливый человек на свете!
  – Как думаешь, если бы ты не стал первым, пришел бы на закрытие турнира президент страны?
  – Президент Болгарии был бы в любом случае – он подтвердил свое участие в церемонии закрытия в день девятого тура. Но, думаю, ему было все-таки приятней награждать соотечественника.
  – Мог бы объяснить, что с тобой произошло между окончанием первого и началом второго круга? После «–1» на старте ты затем потерял лишь пол-очка!
  – Думаю, первый круг для многих был просто разведкой. Каждый был хорошо подготовлен в дебюте, у всех было достаточно сил, чтобы откровенно не зевать, – поэтому большинство партий завершалось вничью. Во второй половине усталость уже ощущалась, начался «открытый бой», в котором я чувствую себя очень хорошо, вероятно, чуть лучше других.
  – Ты набрал большой плюс и на финише Линареса. Это уже своего рода тактика?!

Болевая точка всех «черных»
соперников Топалова!
  – Никакой тактики здесь нет, я не стремлюсь обязательно «выстрелить» на финише. Может, разгадка в том, что я более выносливый? Впрочем, есть и объективные причины: как в Линаресе, так и в Софии мне жутко везло с дебютами – я «угадывал» практически в каждой встрече! Даже в единственной проигранной партии – с Пономаревым – оказался отлично подготовлен и получил хорошую позицию, а проиграл только по собственной глупости.
  – Не считаешь, что после ухода Каспарова и твоих двух подряд побед в супертурнирах иерархия в шахматах изменилась и Топалов сегодня – номер один?
  – Возможно, что-то и произошло. Я выиграл (пускай поделил с Каспаровым) Линарес и Софию – но не считаю, что после этих побед тут же стал первым в мире! Есть еще Ананд, который пусть и не выигрывает турнир за турниром, как было два последних года, но занимает места непосредственно сразу за победителями (в этом году он выиграл только Монако). Хотя, считаю, разница между первым местом в турнире и любым другим огромна!
  – Но ты чувствуешь в себе силы, желание, уверенность быть лидером мировых шахмат?
  – Я не считаю, что кто-то должен обязательно подхватить «эстафету» у Каспарова. Всегда быть первым очень трудно – это накладывает огромные обязательства на каждый твой шаг!
Он был уникальным человеком и шахматистом, повторить его путь нельзя… Я хочу только играть в шахматы – не участвовать ни в политике, ни в создании каких-то шахматных организаций или движений. Просто, когда приходят результаты, чувствуешь себя увереннее – и всё!
  – Не ощущаешь себя в какой-то степени «творческим последователем» Каспарова? Крамник и Ананд играют в другие шахматы, а ты любишь жертвовать, атаковать…
  – В этом отношении я гораздо больше похож на Каспарова, чем другие игроки из элиты. Но… я играл так и до его решения об уходе, поэтому это не значит, что продолжаю чью-то линию. И не стал бы говорить, что в такие шахматы играю лишь я: есть Полгар, Иванчук, Широв.
  – Но Широв, много и красиво жертвуя, не показывает твоих результатов!
  – Это да. Вообще-то на высшем уровне не так уж важно, в каком стиле ты играешь, главное – что помогает тебе добиваться успеха. По мне так: победный стиль всегда красив!

От поклонников нет отбоя!
  – После побед в Линаресе и Софии, с каким чувством ты собираешься ехать в Аргентину и что вообще думаешь об этом новоявленном «чемпионате мира» ФИДЕ?
  – До Аргентины еще далеко! Мне еще предстоит сыграть в нескольких сильных турнирах – например, в Дортмунде, – и мои мысли сейчас только о них… Что касается турнира в Аргентине и его «легитимности» – я давно перестал думать о том, что правильно и что неправильно в попытке объединить титул «чемпион мира», и просто рассматриваю каждое конкретное предложение. Вполне вероятно, что Сан-Луисом всё не закончится (Крамник, как бы он сейчас ни играл, остается обладателем титула, а он играть там не будет). Ясно, что это не идеальный вариант, но я буду играть, потому что никакой альтернативы у нас пока нет.
  Сначала надо наконец хоть что-то провести, а уже потом думать, что будет дальше…
  – То есть сомнений, принимать или не принимать приглашение ФИДЕ, не было?
  – Нет, сомнений особых не было. Если уж начистоту, Пражское соглашение с самого начала имело изъяны – то, что произошло дальше, было лишь неизбежным следствием.

Топалов и Пономарев: друба дружбой, а очки врозь!
  – У тебя нет ощущения, что всё может сорваться, как на протяжении двух последних лет срывались практически все соревнования на высшем уровне под эгидой ФИДЕ?
  – Не могу это внятно объяснить, но мне кажется, что в Аргентине турнир состоится…
  – Существуют ли какие-то финансовые гарантии для участников этого турнира?
  – Вполне возможно, хотя я лично еще ничего не получил. Однако люди из ФИДЕ говорят, что на их счет уже перечислена «гарантийная сумма» из Аргентины. Вряд ли кто-то будет кидаться такими деньгами, так что в данном случае я верю, что всё у них получится!
  – В последнее время люди из ФИДЕ слишком часто говорят, что деньги уже есть, а потом выясняется, что это была очередная «утка», еще один способ потянуть время…
  – Верю в то, что теперь это серьезно. В конце концов, они не могут не понимать, что если всё сорвется и на этот раз, ведущие гроссмейстеры окончательно перестанут верить ФИДЕ.

Веселин со своим первым тренером...
  – У тебя уже есть контракт, ты что-то подписывал?
  – Лично я – нет, этим занимается Сильвио. Спроси у него! Я доверяю ему, так что если он что-то подписал и говорит мне, что «всё в порядке», у меня нет повода сомневаться в этом.
  – Чувствуешь сегодня в себе силы выиграть этот турнир и стать чемпионом мира?
  – Не так важно, чувствую ли я себя способным выиграть этот турнир сегодня, – важно, буду ли я чувствовать себя способным выиграть этот турнир в конце сентября! Это две большие разницы. Надеюсь, мне удастся сохранить свой нынешний уровень до чемпионата мира.
  – Я прежде всего имел в виду твою внутреннюю уверенность, веру в победу?
  – Я показал, что по уровню своей игры вполне могу достичь этой вершины, но это совершенно не означает, что обязательно достигну ее. В Триполи я тоже был преисполнен надежд.
  – Считаешь, что достиг своего шахматного пика и играешь лучше, чем когда-либо?
  – Нет. На самом деле я не очень доволен своей игрой в Софии. «Зевал» в половине партий! Даже в последней – с Крамником, когда на кону стояло первое место. Творческим содержанием недоволен. Иногда получались хорошие партии, но в целом качество оставляет желать лучшего… Так порой бывает: выиграл сильный турнир, а вспомнить-то и нечего.
  – Спрошу иначе: сегодня ты стал лучше понимать шахматы?
  – Понимать шахматы – безусловно. Но странно, когда выигрываешь такое сильное соревнование с такими зевками! Я не говорю, что качество моей игры в Софии было откровенно плохим. Играл не так уж плохо – но если партия по-настоящему играется и оба хотят победить, ошибки неизбежны! А «послевкусие» не в состоянии испортить «аппетит» в целом…
  – На церемонии закрытия президент Болгарии Георгий Пырванов сказал, что турнир в Софии отныне будет традиционным! Что испытал в этот момент?

Болгария обратилась в слух!
  – Огромную радость! Это была наша давнишняя мечта с Сильвио – организовать в Болгарии настоящий турнир. И вот теперь, когда нам всё удалось, сам президент дал оценку нашим инициативам. Будет прекрасно, если «M-tel masters» приживется в календаре. Вряд ли кто-то станет спорить, что турнир получился исключительно сильным и интересным; на мой не беспристрастный взгляд – лучшим в году! Об этом говорит и количество зрителей на партиях (это не пустой зал Линареса; люди не сидят дома – они платят и приходят получать удовольствие), и количество посетителей на официальном сайте (да и на вашем тоже).
  – И последнее: насколько ваша идея с запретом коротких ничьих сделала этот турнир интересней, зрелищней и сможет ли она прижиться в других супертурнирах?
  – В Вейк-ан-Зее в этом нет необходимости, но когда играют только шестеро и две партии из трех могут закончиться за час-полтора, зрители просто уйдут из зала – это никому не интересно. Существенно ничего не изменилось: вся разница в том, что те позиции, в которых мы раньше соглашались на ничью, в Софии доигрывались (причем важно, что ни разу результат не был искажен обязательством играть «до конца»). Но, согласись, для зрителей это куда интересней, чем таблички со словом «ничья», когда стороны едва вступили в соприкосновение. Зрители вообще самая важная составляющая шахмат, быть может, важнее даже самих игроков. Если их нет, то для чего мы играем?! Это очевидно. Надеюсь, после Софии это поймут все…