пятница, 22.09.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Остров Мэн23.09
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Энциклопедия

Владимир
НЕЙШТАДТ

ЧЕЛОВЕК, СКРЫВАВШИЙ ЛИЦО

его "секретный агент" из Франкфурта и знаменитые "подопечные"

ПОД "КОЛПАКОМ" У МИТЧЕЛЛА.
НЕЗАБВЕННЫЙ БРОДЯЖКА ЧАРЛИ ЧАПЛИН – УЧЕНИК ВУНДЕРКИНДА СЭММИ

Заканчивая книгу о жизни и творчестве Чарли Чаплина (на английском издана в 1985 году, русский перевод вышел в 1990-м), известный историк киноискусства Дэвид Робинсон получил доступ к объемистому – в 2000 страниц – досье из спецхрана ФБР на незабвенного Бродяжку. Фэбээровцы взяли его в оперативную разработку еще в 20-е, а с началом маккартистской "охоты на ведьм" стали подозревать как "попутчика красных", причастного к действиям советской агентуры. Кроме того, глава ФБР Гувер был убежден, что настоящее имя Чаплина – Израиль Торнштейн и он является потомком семьи евреев, перебравшейся из Восточной Европы в Британию в 1850 году. И когда 17 сентября 1952-го Чарли с женой Уной и детьми отплыл на "Куин Элизабет" к берегам Старой Англии на гала-премьеру своего фильма "Огни рампы", Гувер по-дружески попросил руководство МИ-5 доразработать объект полувековой слежки фэбээровцев.

Леконфилд-хаус на Керзон-стрит – сюда после войны переместилась (из родового имения герцогов Мальборо – монументального Бленхейм-Дворца) резиденция МИ-5. В этом доме в 1951-м допрашивали Кима Филби. А не уследивший за ним и другими членами "кембриджской пятерки" Грэм Митчелл здесь же, прямо в своем рабочем кабинете, подвергался тайной слежке со стороны "младотурок". И под их давлением в 1965-м вынужден был отсюда уйти...

Британские контрразведчики, приняв эстафету от американских коллег, завели на актера дело №PF710549. Ныне его рассекретили, о чем поведали крупнейшие британские издания.

Все же вашему покорному слуге захотелось и самому покопаться в этом чаплинском досье, я сделал запрос в британский Национальный архив. И незамедлительно получил – о, хвала Интернету! – электронную копию дела, правда, с некоторыми изъятиями. Но и на том спасибо!

Порт Саутгемптона (южное побережье Великобритании), где в сентябре 1952-го тепло встречали прибывшего рейсом на "Куин Элизабет" Чаплина и его семью. А годом ранее, 25 мая 1951-го отсюда же направился в круиз к французским берегам теплоход "Фалез", на борту которого среди беззаботной туристской братии находились и два крупных чиновника Форин Офис Гай Берджесс и Дональд Маклин (естественно, свою принадлежность к британскому МИДу оба во время круиза не афишировали, а паспорта у пассажиров не спрашивали). Затем они железнодорожно-воздушным путем добрались до Праги, где их встретили коллеги из советской разведки. Так совершили побег двое из "Кембриджской пятерки", а ее разоблачение вылилось в один из самых громких шпионских скандалов века, сломавших судьбы и директору МИ-5 Роджеру Холлису, и его заму, главному герою нашего повествования Грэму Митчеллу. И не только им.

Титул чаплинского дела (по объему оно чуть больше 100 страниц, то есть в 20 раз тоньше фэбээровского досье), присланного автору из Национального архива Британии.

Что же накопала британская сторона о "лучшем друге" Эдгара Гувера? Во-первых, в МИ-5 не согласились с тем, что Чаплин был ярым коммунистом, представлявшим угрозу для национальной безопасности обеих Англий. В Секретной службе пришли к выводу, что он не более чем просто сочувствующий коммунистическим идеям и никакой не радикальный политик...

На этой элегантной вилле близ швейцарского Веве в 1953-м поселилось фактически изгнанное из США маккартистами большое семейство Чаплиных. И здесь, в "Поместье изгнанника", великий актер (категорически отрицавший свою причастность к коммунистическому подполью) все еще оставался объектом слежки "парней" из Леконфилд-хаус.

Но что озадачило британских контрразведчиков – им не удалось разыскать в архивах свидетельства о рождении Чаплина (хотя сам он заявлял, что родился в Лондоне в 1889 году). Самым ранним документом, удостоверяющим его личность как британского гражданина, оказался паспорт, выданный актеру в 1920-м. Исходя из этого, в МИ-5 решили: либо он родился не в Британии, либо появился на свет под другим именем. Получив эти сведения, Гувер, должно быть, сильно напрягся и покрутил бычьей шеей: если возомнивший о себе актеришка родился не в Британии, то где? Может, все-таки он на самом деле... как его... Торнштейн, родившийся в России?! Дружеская британская спецслужба проверила и версию о том, что Чаплин был рожден в Фонтенбло – возле Парижа, либо неподалеку, в городе Мелен. Но и эти предположения не подтвердились...

Копия поздравительной телеграммы (подшитой в дело № PF710549) Чаплину из Москвы от его друзей – Любови Орловой и Григория Александрова. Создатель "Веселых ребят" и "Волги-Волги" познакомился с великим комиком, еще когда в конце 20-х проходил стажировку в Голливуде вместе с Сергеем Эйзенштейном и оператором Э.Тиссе.

После Второй мировой Орлова и Александров не раз гостили у Чарли и Уны на их вилле в Веве. Между семьями шел постоянный обмен поздравительными телеграммами и открытками. Здесь же, в "Поместье изгнанника" гостил и писатель, бывший сотрудник МИ-6 Грэм Грин, с которым его тезка Митчелл наверняка пересекался на тропах "тайной войны"...

В досье подшивались и вырезки из периодических изданий.

23-я страница досье, на которой старший офицер Секретной службы W.M.T.Magan анализирует полученную оперативным путем информацию. "Чаплин говорил, что вернется в Россию, и это может означать – либо он родом из России, либо собирается еще раз съездить в Россию. Чаплин, возможно, родом из еврейской семьи, – высказывает предположение (созвучное версии фэбээровцев) офицер МИ-5, – бежавшей из-за погромов на Запад в конце 19-го века"...

Таинственная мета "В1" (вверху и слева внизу) – это обозначение одной из секций отдела "В" (по контршпионажу), основного в структуре МИ-5. В 1953-м, после реорганизации британской контрразведки он получил не только новую литеру – "D", но и, как уже говорилось в 4-й части нашего повествования, нового руководителя – Митчелла. Новоиспеченному мастеру-международнику ИКЧФ и пришлось в последующие несколько лет координировать сбор всей оперативной информации по Чаплину! И надо полагать, в связи с распухавшим делом на знаменитого актера, Грэм просто не мог не вспомнить одну фотографию, не раз появлявшуюся в периодических изданиях по обе стороны океана...

Этот снимок (Чаплин за доской с вундеркиндом Сэмми Решевским) впервые появился на страницах январского номера «Американского шахматного бюллетеня» за 1922 год. Не исключено, что в домашней библиотеке Митчелла имелось в наличии это издание...

А когда в 60-е вышли в свет и не раз потом переиздавались объемистые мемуары Чаплина (их расхватывали в Европе и за океаном, как у нас в советские годы вяленую воблу), Митчелл (уже выдавливаемый рьяными "охотниками на кротов" из своего высокого кабинета в Леконфилд-хаус) наверняка обратил особое внимание на такой фрагмент в автобиографической книге бывшего "подопечного": "Когда я только монтировал "Малыша", нашу студию посетил Самуил Решевский, семилетний шахматист-вундеркинд. Он собирался дать в клубе "Атлетик" сеанс одновременной игры на двадцати досках, причем среди его противников был доктор Гриффит, чемпион Калифорнии. У мальчика было худое, бледное, сосредоточенное личико с большими глазами, в которых, когда его с кем-нибудь знакомили, появлялось воинственное выражение. Меня предупредили, что он очень своенравен и не любит здороваться".

Кадр из первого полнометражного фильма Чаплина "Малыш". Юного героя этой картины, имевшей огромный кассовый успех, сыграл Джеки Куган, впоследствии успешно продолживший свою столь триумфально начавшуюся голливудскую карьеру.

На сеанс (который описывает в своих мемуарах Чаплин), проходивший в спортклубе Лос-Анджелеса, великий актер прихватил с собой и юного партнера по "Малышу". Забавный момент: юные знаменитости Джеки и Сэмми, позируя для рекламного снимка в боксерских перчатках, имитировали обмен ударами, и крохотуля-киноактер (Сэмми был постарше на 3 года) нечаянно заехал шахматному вундеркинду в глаз...

"После того, как его тренер нас познакомил, мальчик молча уставился на меня. Я продолжал монтировать фильм, проглядывая куски. Спустя минуту я повернулся к нему.

– Ты любишь персики?

– Люблю, – ответил он.

– У нас в саду есть дерево, на котором их полно. Можешь на него залезть и нарвать сколько хочешь. Принеси один и мне.

Он просиял.

– Вот здорово! А где это дерево?

– Карл тебе покажет, – сказал я и кивнул нашему заведующему отделом рекламы.

Через четверть часа он вернулся с несколькими персиками в руках и в отличном настроении. Это было началом нашей дружбы.

– Вы умеете играть в шахматы? – спросил он меня.

Пришлось признаться, что не умею.

– Я вас научу. Приходите сегодня вечером, посмотрите, как я буду играть с двадцатью шахматистами сразу, – сказал он не без хвастовства.

Я пообещал прийти и сказал, что после игры сразу повезу его ужинать.

– Хорошо, тогда я кончу быстро.

Не надо было уметь играть в шахматы, чтобы понять всю драматичность этого вечера: двадцать взрослых мужчин, склонившись к шахматным доскам, ломали головы над задачами, которые ставил перед ними семилетний ребенок, казавшийся даже младше своих лет.

 

Мальчик был изумителен, но я тревожился, глядя на его сосредоточенное личико, которое то заливалось краской, то вдруг белело как полотно. Я понимал, что за свои успехи он расплачивался здоровьем.

– Сюда, – подзывал его кто-нибудь из противников, и ребенок подходил, несколько секунд смотрел на доску и решительно делал ход, порой говоря "мат!". В публике слышался легкий смешок. Я видел, как он быстро объявил "мат" восьми игрокам, вызвав смех и аплодисменты. Затем он начал изучать позицию на доске доктора Гриффита. Публика сидела молча. Сделав ход, он повернулся и увидел меня. Его лицо осветилось улыбкой, он помахал мне рукой, показывая, что долго не задержится. Победив еще нескольких игроков, он вернулся к доктору Гриффиту, погрузившемуся в размышления.

– Вы еще не сделали ход? – нетерпеливо спросил мальчик.

Доктор покачал головой.

– Ну, пожалуйста, поскорей!

Гриффит улыбнулся. Мальчик сердито посмотрел на него.

– Вы не можете меня побить! Если вы пойдете так, я пойду вот так! А если вы пойдете так, я отвечу так! – и он быстро указал семь или восемь вариантов. – Мы просидим тут всю ночь. Вы согласны на ничью?

Доктор согласился".

Чарли играет со своим другом Дугласом Фербенксом-старшим, Сэмми наблюдает, и, вероятно, подсказывает ходы обоим любителям шахмат – голливудским звездам.

Нет сомнения, что Сэмми, выполняя свое обещание, учил великого актера игре в шахматы и при этом умница Чаплин, наверное, все схватывал на лету. Но вряд ли Чарли мог продержаться в поединках со своим юным учителем (уже тогда чуть ли не гроссмейстером) до 30 хода – как в нижеследующей партии, будто бы сыгранной в 1923-м в Нью-Йорке...

Чаплин – Решевский

1.e4 e5 2.Nf3 Nf6 3.d4 exd4 4.e5 Ne4 5.Qe2 Nc5 6.Nxd4 Nc6 7.Be3 Nxd4 8.Bxd4 Ne6 9.Bc3 Be7 10.Nd2 0-0 11.Ne4 d5 12.0-0-0 Bd7 13.Ng3 c5 14.Bd2 b5 15.Nf5 d4 16.h4 Nc7 17.Nxe7+ Qxe7 18.Bg5 Qe6 19.Kb1 Nd5 20.g3 Nb4 21.b3 Qa6 22.a4 Qa5 23.Kb2 bxa4 24.Ra1 Rab8 25.Kc1 a3 26.Bd2 Be6 27.Bxb4 cxb4 28.Qa6 Qc5 29.Bc4 Rbc8. Белые сдались.

Разоблачению этой партии-подделки (в интернете c ней можно познакомиться по "videos online)" в 90-е годы посвятил две публикации в "Chess Life" вице-президент американской шахматной федерации (USCF) ветеран Фрэнк Скофф (умерший в 2009-м на 92-м году жизни)...

Что касается шахматного титула Роберта Гриффита – тут феноменальная память немного подвела мемуариста. Личный врач Чаплина и Мэри Пикфорд чемпионом Калифорнии не был, хотя и входил в число ведущих шахматистов штата, в составе сборной Южной Калифорнии сражался в традиционных матчах с калифорнийским Севером. В мае 1937-го поездка на очередное дерби Север – Юг закончилась для 62-летнего доктора трагически. На обратном пути в Голливуд автомобиль с Германом Стейнером (находившимся за рулем) и Гриффитом столкнулся с встречной машиной лоб в лоб. Герман остался жив, Роберт погиб.

...В 1956-м Митчелл станет заместителем Роджера Холлиса, занявшего главное кресло на Леконфилд (прежний руководитель МИ-5 Дик Уайт возглавит разведку – МИ-6). В разгаре "холодная война", еще один ее знаменитый шпионско-политический скандал приведет к отставке военного министра Джона Профьюмо...

ВОЕННЫЙ РАЗВЕДЧИК ЕВГЕНИЙ ИВАНОВ,
ПРЕПОДНЕСШИЙ СЮРПРИЗ МИХАИЛУ БОТВИННИКУ

Профьюмо, как известно, погорел на том, что его "девушка" Кристина Килер (стриптизерша ночного клуба) параллельно занималась любовью с помощником военно-морского атташе при советском посольстве (на самом деле – сотрудником Главного разведывательного управления Генштаба) Евгением Ивановым. До того, как стать на брегах Темзы еще одним "подопечным" Грэма Митчелла, Иванов несколько лет проработал в советском посольстве в Осло. Там к местам конспиративных встреч дипломат-разведчик "добегал" на мощной американской машине "понтиак" или же приглашал пройтись своих агентов (чтоб совместить приятное с полезным) по прибрежной водной акватории на быстроходном катере "Элма"...
Ну а теперь – небольшой отрывок из книги Геннадия Соколова "Бомба" для премьера. Русский шпион в Лондоне" (М., 2007):
"Кто только не сидел в уютных кожаных креслах на корме красавицы "Элмы" в течение пяти лет работы Евгения Иванова в Норвегии. Здесь с ним играл блиц, давая фору в слона, тогдашний чемпион мира по шахматам, блистательный и неподражаемый Михаил Таль.
– Не понимаю, как это получилось, – жаловался по окончании быстротечной партии Евгений Михайлович на то, что его король за пять минут шахматной баталии остался голый.
– Вот смотрите, – снисходительно объяснял ему Михаил Таль, улыбаясь и анализируя только что отыгранную шахматную партию. – Здесь никак нельзя было идти ферзем на а8, нужно было закрыться конем на е5.
Иванов старался в тот день как мог, но переиграть короля шахмат военному разведчику так и не удалось".
Когда это происходило – в книге не указано, но дату можно вычислить! В апреле 1956-го молодежная сборная СССР, в составе которой был и Таль, блестяще выиграла командное первенство мира среди студентов в шведском городе Упсала (занявшая 2-е место венгерская дружина отстала на 5 очков). После этого трое из нашей делегации – Таль, Виктор Корчной и тренер Александр Котов отправились самолетом в Осло.
"Программа наших выступлений в Норвегии, – поделился потом в "Шахматах в СССР" Котов, – была на редкость насыщенной. Достаточно сказать, что за 10 дней мы провели семь выступлений, причем в четырех городах, расположенных друг от друга на большом расстоянии. Однако теплые встречи, которые нам всюду устраивали, и гостеприимство хозяев в значительной мере облегчили нашу задачу".
Очевидно, что в те дни как раз и состоялся матч Михаила Таля и Евгения Иванова на борту "Элмы"! И можно не сомневаться, что хлебосольный разведчик увенчал блиц добрым ужином в честь "блистательного и неподражаемого" гостя в каком-нибудь чудесном месте Осло-Фьорда, у скалистых берегов. А кроме как этого турне в страну фьордов – после Упсалы, Михаил Нехемьевич в Норвегии, кажется, больше ни разу и не был.

Победители студенческого командного чемпионата мира-1956: Анатолий Лутиков, Лев Полугаевский, Михаил Таль, Евгений Васюков, Виктор Корчной и Владимир Антошин (фото из статьи Котова в "Шахматах в СССР").

Другой наш "десант" из Упсалы – Антошин, Васюков, Лутиков и Полугаевский вместе с еще одним тренером "золотой" команды Ильей Каном высадился тогда в Хельсинки – для "теплых встреч" с финскими шахматистами.

Штаб-квартира Министерства обороны Великобритании (Уайтхолл, Вестминстер). Здесь по четвергам заседал Объединенный комитет по разведке, в который входили и сотрудники аппарата правительства, Форин Офис, МИ-6, МИ-5, военной, радиоэлектронной разведки (ЦПС), базирующейся в Челтенхэме. Надо полагать, на заседаниях Объединенного комитета присутствовали и Грэм Митчелл (как один из руководителей МИ-5), и двукратный чемпион Англии по шахматам Хью Александер, много лет руководивший важнейшим отделом ЦПС – криптоаналитическим (см. "От "Ультры" – до "Эшелона")...

...В конце 1934 года молодой (но уже двукратный чемпион СССР) Михаил Ботвинник был приглашен в Гастингс на традиционный рождественский турнир. Дебют будущего чемпиона мира на международной арене не был впечатляющим – дележ 5-6 мест с Андрэ Лилиенталем. В следующем "Гастингсе" Михаил Моисеевич сразился лишь 37 лет спустя (в декабре 1961-го – январе 1962-го) и, как писал Лилиенталь, "достиг успеха, близкого к пределу возможного" (8 из 9; занявший 2-е место Глигорич отстал на такой короткой дистанции на 1,5 очка). После того гастингского реванша Ботвинник дал сеанс на 20 досках в советском посольстве в Лондоне, о чем много позднее вспоминал разведчик Евгений Иванов. По его словам, из всех участников сеанса только ему удалось устоять против Ботвинника – их партия завершилась вничью, и "это стало сюрпризом не только для короля шахмат, но и для моих коллег по работе".

Евгений Иванов, вероятно, единственный из бойцов невидимого фронта, сразившийся с двумя чемпионами мира по шахматам.

6-й чемпион мира в 1961 году (фото из книги "Шах XX веку", М., 2010).

В мемуарах самого Ботвинника ничего не говорится о том его "посольском" сеансе, патриарх упоминает ("Альбион шахматный и иной") о другом своем сеансе в Англии в 1962-м (в Бирмингеме), во время которого дочь Баруха Вуда Пегги, "сильнейшая шахматистка страны", и "второй шахматист Англии" Питер Кларк договорились о свадьбе...
"Русского шпиона в Лондоне" Евгения Иванова плотно опекала (как до этого и другого любителя шахмат – Чарли Чаплина) британская контрразведка – служба наружного наблюдения и отдел "Д" (контршпионаж), который и курировал, казалось бы, прочно обосновавшийся в кресле замдиректора МИ-5 Грэм Митчелл. Как наш главный герой признается в автобиографическом эссе в "British chess", после 1-го заочного чемпионата мира ему становилось все труднее выкраивать время для участия в соревнованиях, так как его "работа становилась все напряженнее". Да это видно и по статистике выступлений Митчелла в заочных британских чемпионатах: с 1953-го по 1960-й он в них не участвовал. Заняв 6-е место в чемпионате 1961-62, Грэм снова надолго "потерялся" как шахматист-заочник. А сразившись в чемпионате 1965-1966, вновь оказался только 6-м. Но ему, наверное, тогда и неважен был результат. В любимой игре он, только что скандально уволенный со службы и преследуемый "охотниками на кротов", искал утешение...

1 часть

2 часть

3 часть

4 часть

Продолжение следует

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум