вторник, 25.04.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Пойковский18.04
Мемориал Гашимова20.04

Андеграунд

Илья ОДЕССКИЙ,
международный мастер

НЕТ СЛОВ

Есть какая-то иррациональная сфера, которая приоткрыта для моего восприятия. Но она еще не оформилась в тот материализованный вид нотных знаков, который передаст то, что я вижу, чувствую и ощущаю,- тебе. Ты видишь строчки, на которых карандашом написана хроматическая гамма, и ты, конечно, не можешь представить себе этот огромный незримый сопровождающий слой, о котором я ничего не могу сказать тебе, кроме того, что он есть. Пытаясь обрисовать его, я попадаю в положение, когда у меня нет слов. Но он - есть!
Композитор Альфред Шнитке - своему другу, виолончелисту Александру Ивашкину

Не берусь сказать точно, при каких обстоятельствах я впервые увидел текст партии Псахис - Магеррамов (СССР 1978), зато хорошо помню свои ощущения по окончании беглого ее просмотра. Поединок произвел на меня впечатление чрезвычайное.

1.Nf3 Nf6 2.c4 g6 3.b3 Bg7 4.Bb2 c5 5.g3 d6 6.d4 Ne4 7.Nfd2 Qa5 8.Bg2 Nxd2 9.Bc3.

9...Nxb3 10.Bxa5 Nxa5 11.Qa4+ Nac6 12.Nd2 0-0 13.Rb1 cd 14.0-0 Nd7 15.Qa3 a5 16.Rb5 a4 17.Rfb1 Nc5 18.Nb3 ab 19.Qxa8 Bf5 20.Qa3 Bxb1 21.ab d3 22.ed Nd4 23.Rxc5 dc 24.Bxb7 Bxd3 25.Qxc5 Nxb3 26.Qc7 Bd4 27.Qxe7 Bxc4 28.Kg2 Kg7 29.h4 h5 30.Be4 Bf6 31.Qb4 Be6 32.Bd3 Rd8 33.Qb5 Nd4 34.Qb1 Bf5 35.Be4 Bxe4+ 36.Qxe4 Nf5 37.Kh3 Rd2 38.Qf4 Rb2 39.f3 Nd4 40.g4 Rf2. Белые сдались.

И дело даже не в самой жертве ферзя... хотя она весьма необычна: на столь ранней стадии ферзь отдается всего лишь за две легкие фигуры и пару пешек, причем черные отнюдь не настаивают на немедленном отыгрыше материала. Также необычна и по-своему очень красива позиция, получающаяся сразу после жертвы. Она производит эстетическое впечатление, а неповрежденная пешечная структура от а7 до h7 своей брутальной мощью напоминает кольца удава, готового смять, сжать и раздавить всё, что попадет в эти кольца. Так оно, собственно, и произошло.

Но все же самые сильные эмоции - близкие к шоку - вызывает сам подход Магеррамова к дебюту. Достаточно чуть-чуть "пошлепать" фигурами по доске или просто пробежаться глазами по буквенной нотации партии, чтобы почувствовать, что мы имеем дело с чем-то не совсем обычным.

Если описывать не вариантами, а словами - что же делает Магеррамов? Минуя стадию начального (бесконфликтного) развития фигур, не стремясь к постепенному уравнению, словом, отбросив все то, чем обыкновенно заняты черные в дебюте, он, едва ступив на "ринг", немедленно начинает "махать руками". Он захватывает инициативу, организует прессинг - как шахматный, так, нетрудно себе представить, и психологический.

Не допустив внешне ни единой грубой ошибки, белые, коим по правилам игры даровано преимущество выступки (а, значит, и преимущественное право на инициативу), с первых же ходов вынуждены перейти к защите. Каждым следующим ходом они лишь откликаются на ту или иную угрозу противника, не помышляя о большем. В какой-то момент прессинг стал непереносим, белые ошиблись и проиграли.

Лучше всего суть такого подхода к дебюту выразил Исаак Оскарович Липницкий в книге "Вопросы современной шахматной теории". Вот что он пишет:

"Некоторые шахматисты рассматривают дебют как какую-то предварительную стадию партии, как подготовку к какой-то настоящей борьбе. Недооценивая значение дебюта, они развивают свои фигуры как бы "на авось", полагая, что о выборе конкретного плана можно будет подумать лишь тогда, когда будет завершено развитие большинства фигур.
<…> Сущность современных воззрений заключается в том, что дебют - это не подготовка к борьбе, а начало самой борьбы".

Сказано, может быть, не очень искусно, но методически понятно и верно. "Дебют - не подготовка к борьбе, а начало самой борьбы". А если так, то, значит, невзирая на цвет фигур, игрок может попытаться (при определенных обстоятельствах) с первых же ходов навязать сопернику рукопашный бой, не тратя времени на "подготовку к борьбе". Знать бы только, при каких обстоятельствах игрок может себе это позволить, а при каких - нет...

Позволю себе чуть уклониться в сторону, чтобы отметить еще одно обстоятельство.

В книгах Дворецкого нередко к самым простым, естественным ("бросающимся в глаза") ходам ставится один, а то и два восклицательных знака. К примеру:

А. ЮСУПОВ - Дж. ван дер ВИЛЬ
Люцерн 1982

17.Rfd1!!

А.ЮСУПОВ - Я. ТИММАН
Линарес 1992

16.Rac1!!

Отмечая ходы восклицательными знаками, то есть отдавая им должное авансом (ведь мы еще не знаем, за что этим вроде бы простым естественным ходам такая честь), автор затем вскрывает их подлинную суть. Внимательный читатель книг и статей Дворецкого приучается видеть в очевидном - скрытое, в лежащем на поверхности - спрятанное глубоко внутри. Шахматы в его интерпретации выходят за рамки всего лишь спортивной игры. Партия в целом и отдельные ее ходы становятся произведением искусства.

Но не меньшее, а, может быть, даже большее впечатление производят ходы внешне естественные, а на самом деле наполненные глубоким внутренним содержанием, если они сделаны в дебюте! Все же в миттельшпиле и эндшпиле мы до некоторой степени имеем привычку ценить красоту "простых" ходов, в то время как в дебюте все эти "е два - е четыре" кажутся нам лишь обязательной программой (по терминологии Липницкого - "подготовкой к борьбе"). Нам кажется, что в дебюте - всё на поверхности, что здоровый сильный ход в начале партии не может таить в себе ничего сверх очевидного. Мы даже готовы допустить, что Ra1-c1 или Rf1-d1 в миттельшпиле может быть "о-го-го!!" каким ходом, но мы не готовы допустить, что d7-d6 в дебюте тоже может быть "о-го-го!!" каким ходом.

Разница между естественными миттельшпильными и естественными дебютными ходами, да простится мне такое сравнение, все равно что разница между ресторанной и домашней едой. В ресторане мы способны умилиться чистой скатертью, изящным соусником, ароматным хлебом. Знающий свое дело лабух или улыбающаяся "лично вам" официантка способны превратить заурядное картофельное пюре в лакомое блюдо; в то время как вкуснейшее кушанье, приготовленное на кухне вашей женой или подругой и единым комком плюхнутое в знакомую с детства щербатую тарелку, воспринимается в единственном - и вполне утилитарном - смысле: как привычный способ заморить червячка.

Так же утилитарно воспринимаются нами дебютные ходы. Они нужны для того, чтобы выдвинуть пешку или вывести фигуру - и только.

А вот и не только!

В одной из журнальных публикаций я уже показывал эту позицию. Она возникает после 1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nd2 Nf6 4.e5 Ne4 5.Nxe4 de.

Что дальше? У белых тьма ходов, и все "развивающие", то есть сугубо утилитарные. Но лишь один из них достоин того, чтобы его увенчали восклицательным знаком: 6.Bc4!

Все дело в том, что черные готовы начать контригру, связанную с подрывом неприятельского центра: с7-с5. То обстоятельство, что конь b1 разменян, им на руку. Если белые зазеваются, перекрыть опасную диагональ a5-e1 будет нечем: 6.Be3 c5 7.c3?! cd 8.cd? Bb4+! 9.Bd2 Qxd4 10.Qa4+ Nc6.

Зато, играя 6.Bc4!, белые пресекают контригру противника на корню: 6...c5 7.d5! Игра, можно сказать, сделана. А другой, равноценной с7-с5, контригры у черных нет; после 6.Bc4! они надолго попадают в полосу затруднений.

Скажите по совести: разве при беглом просмотре партии, в которой встретится позиция, изображенная на диаграмме, идейная подоплека хода 6.Bc4! бросается в глаза?

Еще пример.

Хорошо, что я не у демонстрационной доски, а мои читатели - не в лекционном зале. Не то не миновать бы мне возмущенного свиста (как минимум), а билетершам - толпы, осаждающей кассы с требованием вернуть деньги, уплаченные, очевидно, шарлатану.

Потому что я собираюсь поставить к ходу 6...Be7 восклицательный знак.

Эта позиция чаще всего возникает после 1.d4 e6 2.c4 b6 3.Nc3 Bb7 4.a3 f5 5.Nf3 Nf6 6.g3. Логика следующих ходов такова, что черным надо освободить поле f6 для слона, а также завладеть пунктом е4. Если получится, все фигуры очень гармонично будут взаимодействовать друг с другом. Один слон перейдет на f6, второй - на е4; ферзевый конь (до или после продвижения с7-с5, это уж как получится) встанет на с6. Давление на белый центр будет весьма ощутимо.

Замечаете, к чему я клоню? Да, без маневра Nf6-e4 черным не обойтись. Но дьявол, как всегда, спрятан в подробностях.

Даже очень сильные шахматисты играли "на глазок": 6...Ne4?!, а ведь это существенная неточность. Белые отвечают 7.Nxe4 Bxe4 8.Bh3! Еще пара "простых естественных ходов": 8...Be7 9.0-0 0-0, и после 10.d5! позиция черных вмиг становится тяжелой. Они сразу проигрывают при 10...ed 11.Nd2! dc (иначе f2-f3) 12.Nxe4 fe 13.Qd5+; остается 10...Bxf3 11.ef Bf6, но и здесь до уравнения черным как до неба. Например: 12.Rb1 Na6 13.Re1 Nc5 14.b4 и т.д. (Адорьян - Майлс, Гьовик 1983).

Совсем другое дело - 6...Be7! Ставить в этом положении слона на h3 как-то нелепо (пока, во всяком случае, никто не пробовал), а после 7.Bg2 Ne4! черные без помех реализуют свой план.

Для примера покажу партию Длуги - Одесский (Playchess 2006):

8.Qc2 (8.Bd2!) 8...Nxc3 9.Qxc3 Be4!? (может быть, излишняя тонкость, хорошо и простое 9...Bf6) 10.0-0 Bf6 11.Rd1 c5 12.Be3 Nc6 (схема расстановки фигур полностью реализована) 13.Qd2 Bxf3 (из уважения к известному гроссмейстеру черные форсируют размены; с соперником, равным по классу, я бы предпочел поддержать напряжение: 13...Na5!?) 14.Bxf3 cd 15.Bxc6 dc 16.Bxd4 Qxd4 17.Qxd4 Bxd4 18.Rxd4 Ke7 19.Rad1 Rad8 20.Rxd8 Rxd8 21.Rxd8 Kxd8 22.f4 e5!?, и черные (не без помощи партнера) выиграли это окончание. Но это частность, главное же то, что уравнение по дебюту было достигнуто как бы даже само собой. И все благодаря 6...Be7!

К чему бы это лирическое отступление про красоту напрашивающихся дебютных ходов, вскоре станет ясно. Мы возвращаемся к партии Псахис - Магеррамов.

Ни в коем случае не покушаясь на содержание этой партии, а лишь адаптируя ее к своим нуждам, я позволю себе чуть-чуть изменить порядок ходов. Даю слово, что к ключевой позиции мои нужды и ход замечательной партии сольются в единое целое.

Итак, представьте, что вы играете на первом ходу b2-b3, а соперник в вашу сторону вообще не смотрит. Он сосредоточенно разыгрывает староиндийскую защиту. Представили? Выглядит это чудно: в левом нижнем углу доски белые строят домик своему слону, в правом верхнем - черные своему. Друг на друга при этом внимания не обращают. Но это только пока...

1.b3 Nf6
2.Bb2 g6
3.Nf3 Bg7
4.g3 d6!?

Неполных четыре хода длилась бесконфликтная идиллия, и вот черные исполняют первый ход, на который требуется дать конкретный ответ.

Допускать е7-е5-е4 не хочется, поэтому

5.d4

А черным только того и надо:

5...c5!?

Я вовсе не собираюсь (в полемическом задоре или по дурости) утверждать, что у черных перевес. Разумеется, нет. Инициатива - еще не перевес; голы нередко забивают и в контратаке. Но то, что белые уже с 5-го хода вынуждены отражать конкретные угрозы противника - не одну, не две, а гораздо больше, причем давление не ослабевает на протяжении многих ходов - это я показать намерен.

Итак, обратимся к позиции на диаграмме и последовательно разберем все благоразумные ответы белых: 6.dc (I), 6.d5 (II), 6.Bg2 (III), 6.c4 (IV).

I

6.dxc5...

Белые смахивают с доски назойливую пешку, надеясь затем быстренько завершить развитие: Bf1-g2, 0-0 и т.д. Но после

6...Qa5+
7.Nbd2 Qxc5

элегическое настроение должно их покинуть. В противном случае они проиграют сразу!

Самый естественный ход - 8.Bg2 позволит черным завершить партию немедленно: 8...Ng4! (двойной удар на b2 и f2) 9.Ne4 Qb4+ и т.д.

Если 8.a3 (с тем расчетом, чтобы на 8...Ng4 9.Ne4 Qa5+ иметь защиту 10.b4), то черные осуществляют свою идею в несколько более сложной форме: 8...0-0 9.Bg2 Ng4! 10.Ne4 Nxf2! (без короткой рокировки у черных ничего бы не вышло: 8...Ng4 9.Ne4 Nxf2 10.Nxc5 Nxd1 11.Bxg7) 11.Nxc5 Nxd1 12.Bxg7 Kxg7 13.Rxd1 dc, оставаясь с лишней пешкой. Справедливости ради отметим, что после 14.Ne5 компенсация за пешку, бесспорно, есть (Пирц - Лукич, Скопье 1962).

Чаще всего белые реагируют на угрозу двойного удара путем 8.e3 , прикрывая пункт f2. Но это все-таки темп, потраченный бог знает на что, и черным не составит труда получить удобную игру. Например: 8...0-0 9.Bg2 Nc6 10.0-0 Qh5! 11.c4 Bh3 (Истрацеску - Котрониас, Коринф 2000).

Поучителен ход событий в партии Псахис - Широв (Париж 1990). В сравнении с позицией, изображенной на предыдущей диаграмме, белые ввели в игру белопольного слона за счет коня g1. Возможный порядок ходов такой: 1.b3 Nf6 2.Bb2 g6 3.g3 Bg7, и теперь не 4.Nf3, а 4.Bg2 d6 5.d4 c5 6.dc Qa5+ 7.Nd2 Qxc5.

Позиция чуть другая, а проблемы - те же: нельзя 8.Ngf3 из-за 8...Ng4! Псахис сыграл 8.a3, и после 8...Nc6 (при 8...0-0 9.Ngf3 Ng4 10.Ne4 Nxf2 мы возвращаемся к событиям из партии Пирц - Лукич) 9.b4 Qb6 10.c4 a5 11.b5 Ne5 12.Ngf3 Nfg4 13.Bd4 Nd3+ 14.ed Bxd4 15.Nxd4 Qxd4 16.0-0 Qxd3 остался без пешки. Партию, правда, выиграл. Нетрудно догадаться, что главное в ней осталось под спудом, однако навряд ли черные имеют основания быть недовольными итогами дебюта. Центральные пешки, как народные артистки, на дороге не валяются. Очевидно, что 6.dc проблем не решает.

II

6.d5...

На 44-м первенстве СССР (Москва 1976) Таль, играя против Смыслова, легко уравнял путем 6...e6 7.de fe 8.Bg2 0-0 9.0-0 d5.

И все же самым идейным (и конкретным!) считаю другой путь:

6...0-0
7.Bg2 b5!?

Ходы можно переставить: 6...b5!? 7.Bg2 0-0.

8.0-0 Nbd7!

Спекулируя на игре против пешки d5 (Nd7-b6), черные провоцируют своего соперника на то, чтобы тот сыграл с2-с4. Но при этом пока оставляют белопольного слона на месте, не выдвигая его на b7. Почему?

Слон - огромное животное, но этого недостаточно, чтобы назначить его профессором зоологии. Роман Якобсон

Из общих соображений слона, конечно, хочется фианкеттировать. Однако более глубокое проникновение в позицию подскажет, что пользу он принесет на а6 или d7. Например: 9.c4 bc 10.bc Rb8 11.Bc3 Nb6, и теперь либо 12.Nbd2 Ba6!, либо 12.Nfd2 Bd7! (тоньше, нежели 12...Ba6 13.Na3 Qd7 14.Rb1 Na4 15.Ba1 Rb4 16.Qc2 Rfb8 17.Rb3, и не видно, как черным усилить позицию) 13.a4 (13.Na3 Na4) 13...Qe8! 14.a5 Na4. В обоих случаях речь идет уже не только об инициативе, но о самом настоящем перевесе черных.

Возможно, последняя надежда белых в этом разветвлении заключается в 9.Re1!? Nb6 10.e4, как игралось еще в партии Пирц - Глигорич (Сараево 1961). Но в ответ на 9.Re1 смущает 9...Ne4!? (стоп-кран перед пешкой е2), и если 10.Bxg7 Kxg7 11.Qd3, то вплоть до 11...Ndf6 12.Qxb5 Nxd5. Компьютер дает два хода гарантии на то, что вздувшаяся диагональ а8-h1 продержится и не лопнет.

Сильные шахматисты уже давно не играют 6.d5. А сильные шахматисты - это такие шахматисты, которые если чего не играют, то, значит, того и играть не стоит.

III

6.Bg2...

Так, напротив, играют довольно часто. А толку-то? Черные как оседлали на 4-м ходу кобылку конкретной игры, так с нее и не слезают.

6...cxd4!

Брать ферзем - странно (7.Qxd4 Nh5 8.Qa4+ Bd7 9.Qa3), слоном - глуповато (7.Bxd4 Nc6).

7.Nxd4 d5!

Надо срочно что-то предпринимать, иначе черные с темпом продвинут пешку е7 на е4, а там и до короля рукой подать.

8.c4 dxc4

Тут, кстати, тоже возможно 8...e5!?, но все же удар белые успели амортизировать - конь не обязан отступать под темп на f3, он может отскочить на с2.

9.bxc4...

Бывает, что чем защищать слабенькую пешку с4, белые ею жертвуют - 9.0-0 0-0 10.Na3!? cb 11.Qxb3. Тогда самое простое - вернуть пешку обратно: 11...Nc6 12.Nxc6 bc 13.Bxc6 Be6 14.Qa4 Rc8 (Дамлянович - Смирин, Москва 1994).

9...0-0

Можно и сразу 9...Qb6 10.Qb3 Nfd7 11.Nd2 Nc6 12.Nb5 Nc5 13.Qa3 Bxb2 14.Qxb2 0-0 - у черных очень приличная позиция (Диздаревич - Широв, Сараево 2004).

10.0-0...

Возникает табия варианта.

Еще в 2000-м году, печатно (в журнале "64-Шахматное обозрение") я высказал предположение, что 10...Nfd7!? не должен быть слишком плохим ходом, потому что черные ставят ловушку: 11.Nc3? Ne5! 12.c5 Nc4 или 11...Nb6! Несколькими месяцами позже была сыграна партия Бистрич - Смирин (Пула 2000), в которой израильский гроссмейстер 10...Nfd7!? пошел и после 11.Qc1 Na6 12.Nb3 Ne5 13.Na3 Qb6 14.Bd4 Nf3+ 15.Bxf3 Bxd4 16.Nxd4 Qxd4 встал с перевесом. Навряд ли, конечно, он читал заметки своего нетитулованного тезки; просто идеи носятся в воздухе. Маленькие такие, и пищат, как комары.

Все же 10...Nfd7 - ход не натуральный, и потому не основной. Крепче 10...Qb6 - те болельщики, что во время Олимпиады в Бледе (2002) болели за российскую команду, имели возможность в этом убедиться. Скоротечно и благополучно закончилась на бледском озере партия Диздаревич - Свидлер: 11.Qc1 Bd7 12.Nd2 Nc6 13.c5 Qc7 14.Nb5 Qc8 15.Ne4 Nxe4 16.Bxe4 Ne5 17.Nd4 Rb8 18.Rb1 Qc7 (проблемы для черных остались позади, но где же выигрыш?) 19.Qc2 Rfc8 20.Rfc1 Qa5 21.Qc3 Qxc3 22.Rxc3 Nc6 23.Nxc6 Bxc6. А вот где: 24.Rc4? (правильно лишь 24.Re3) 24...b5!, и белые немедленно сдались. После 25.cxb6 Bxe4 26.Rxe4 Rxb6 или 25.Rb4 a5 они кое-что существенное теряют и ничего взамен не получают.

IV

6.c4...

Как и было обещано, с перестановкой ходов мы возвращаемся в русло партии Псахис - Магеррамов.

6...Ne4!

Чувства, что испытывают белые после этого хода, могут сравниться с теми, что испытала Манька Облигация - в тот момент, когда ее за руку схватил Володя Шарапов. Помните? "Безобразие! Консерваторию не дают окончить!"

Два хода, всего два обыкновенных развивающих хода (Bg2 и 0-0) - и белые окончат консерваторию. Но не судьба. "Браслетик в виде змейки с одним изумрудным глазком" - это, конечно, пешка d4. А воровские руки - вот они, отовсюду: ферзь с а5, конь с с6, слон с g4.

Чтобы развязаться с преступным прошлым, белые должны защитить слона b2 и затем пробить на с5. Значит, 7.Qc1 Qa5+ 8.Nbd2 (или 7.Nbd2 Qa5 8.Qc1). В ответ просто и хорошо смотрится 8...Nxd2 9.Qxd2 Qxd2+ 10.Kxd2 Nc6 11.e3 Bg4 12.Be2 Rb8 13.Kc1 cd 14.Nxd4 h5 (Корчной - Каспаров, Париж 1990).

Однако акцентировать читательское внимание хочется все же на 8...Bg4!?, и если 9.dc, то 9...Bh6! 10.Bxh8 Bxf3 11.Bc3 Bxd2+ 12.Qxd2 Qxc5! с немедленным выигрышем (Мойзис - Фтачник, Чехословакия 1988). Видимо, белым стоило проводить свою идею с включением ходов 9.Bg2 Nc6. Тогда после 10.dc Bh6 находится 11.e3, и конь на f3 не висит.

7.Bg2...

Чтобы успешно окончить консерваторию, белым остается сделать уже не два, а всего один ход, но...

7...Qa5+!

Представьте, что вместо 4...d6!? и 5...c5!? черные сделали какой-нибудь ход из общих соображений; к примеру, рокировку. То есть 1.b3 Nf6 2.Bb2 g6 3.Nf3 Bg7 4.g3, и теперь не 4...d6!?, а 4...0-0 5.Bg2 d6 6.d4 c5 7.c4 Ne4 или 1.b3 Nf6 2.Bb2 g6 3.Nf3 Bg7 4.g3 d6 5.d4, и теперь не 5...c5!?, а 5...0-0 6.Bg2 c5 7.c4 Ne4. Что было бы? Да ничего особенного; только белый король был бы уже давно тю-тю: 8.0-0! Что происходит в этом варианте дальше, можно узнать из книги М. Дворецкого и А. Юсупова "Развитие творческого мышления шахматиста" (стр. 25-28).

А в позиции на диаграмме о чартере по маршруту е1 - g1 белый король может только мечтать. К примеру, 8.Nbd2 Nc6 9.e3 0-0 10.0-0 опровергается жестким 10...Nxd2 11.Qxd2 Qxd2 12.Nxd2 cd 13.Bxc6 de! (Лехтинский - Кнаак, Трнава 1983). Идейное 10.a3 (вместо 10.0-0), с тем, чтобы после 10...Bg4 развязаться единым махом: 11.b4!, наталкивается на 10...Nxd2 11.Qxd2 Qxd2+ 12.Kxd2 Bg4 (Смыслов - Чибурданидзе, Вена 1993). Белые в этой партии устояли, хотя...выходить из дебюта - белыми - имея такую позицию - удовольствие ниже среднего.

Так заслуживает ли 4...d6 восклицательного (или хотя бы "наполовину" восклицательного - !?) знака? Вот в чем вопрос. Причем даже не обязательно речь идет о какой-то конкретной позиции (в данном случае - о позиции после 1.b3 Nf6 2.Bb2 g6 3.Nf3 Bg7 4.g3). Спрошу более общо: возможна ли в шахматной партии такая ситуация, при которой четвертый ход черных d7-d6 был бы достоин восклицательного знака?

Если ответить "да", то это будет означать, что в отечественной шахматной литературе зияет большая дыра. Потому что вот так, навскидку, я не припомню статей и тем более книг (кроме книг Дворецкого и одной-единственной книги Липницкого; кстати, Дворецкий на этот вопрос отвечает утвердительно, ставя восклицательный знак как к 4...d6, так и к 5...с5), в которых читательское внимание акцентированно обращалось бы на красоту и скрытую силу якобы "естественных" дебютных ходов.

Кроме, разумеется, статей и книг гроссмейстера Свешникова.

Но при всем уважении (глубоком и искреннем) к Евгению Эллиновичу, в его дебютных трудах на первый план порой выходит не методика, а эпатаж. К примеру, запомнился его комментарий (кажется, к партии с Ильдаром Ибрагимовым), в котором не к четвертому, а к первому ходу d7-d6 (в ответ на 1.е4) был поставлен знак "?!".

Ну, что тут скажешь...Даже если объективно защита Пирца-Уфимцева столь нехороша, нельзя же одним махом перечеркивать дебютные предпочтения многих и многих сильных шахматистов. А даже если и можно (потому что почему же, собственно, нельзя?), вряд ли такой комментарий заставит читателя принять авторские акценты в области дебюта; скорее, наоборот, эпатаж подобного комментария заслонит то рационально верное, что есть в теории Свешникова.

Вернемся к партии Псахис - Магеррамов.

Белые начали партию с аристократической ленцой. Вяло. Pianissimo. Но, великий боже, это же не преступление! За что, в таком случае, они оказались припертыми к стенке? Сколько бы я ни изощрялся, сколько бы восклицательных ходов ни навешивал к ходам черных, правильный ответ один: ни за что. А раз нет преступления, то и раскаиваться не в чем.

Перед лицом непосредственной опасности белые собрались и сделали подряд два очень сильных хода:

8.Nfd2! Nxd2
9.Bc3!...

Подобную картину, как утверждают специалисты, можно наблюдать в артиллерии - или большом теннисе. Чем сильнее подача, тем сильнее отдача, то есть прием, и если на приеме находится теннисист высокого класса, он сумеет так распластать свое тело, что его ответный удар, помимо собственной силы, вберет в себя еще и силу подачи соперника. В чем физическая природа этого явления, я не знаю, но в то, что это так и есть, верю безоговорочно.

Черные в этой партии "подали" очень мощно. Белые не стушевались, но, приняв подачу, ответили вдвое мощнее. Перед Магеррамовым неожиданно встали непростые задачи.

Если бы он дал слабину и сделал какой-нибудь обычный ход, белые неизбежно получили бы весьма выгодную для себя пешечную структуру. Например: 9...Qc7 10.Qxd2 cd 11.Bxd4 Bxd4 12.Qxd4 0-0 13.Nc3 Nc6 14.Qd2 (д'Аморе - Цугер, Дебрецен 1992) или 9...Nf3+ 10.Bxf3 Qb6 11.dc Bxc3+ 12.Nxc3 Qxc5 13.Nd5 (Диздаревич - Ланка, Порторож 1993). Все предыдущие усилия черных оказались потрачены впустую.

В первой половине 90-х, когда я безуспешно пытался проникнуть в суть позиции, практического материала почти не было. А исчерпать аналитическими выкладками направление 9...Qb6!? 10.dxc5 Nxb1!

11.Bxg7 (11.cb? Bxc3+ 12.Kf1 Bxa1 13.Qxb1 Bg7 - это не выигрыш ферзя, а его обмен, причем, мягко говоря, непродуманный) 11...Qb4+ (или 11...Qa5+!?) я не смог. С тех пор прошло более десяти лет, и партий изрядно прибавилось. Партий, но не ясности. Придется ограничиться ни к чему не обязывающей ремаркой "неясно".

Шахматист столь высокого класса, как Магеррамов, конечно же, видел идею 9...Qb6!? 10.dc Nxb1! Наверное, он понимал также, что объективно это сильнее, нежели та жертва ферзя, которую он в конце концов предпочел.

Почему же он так сыграл (или, применительно к 9...Qb6!? 10.dc Nxb1!, почему же он так не сыграл)?

Ручаться не могу, но версия по поводу произошедшего у меня есть. Думаю, все дело в том, что "объективность" и прочие категории того же рода - удел аналитиков, комментаторов, а теперь и компьютеров. В непосредственной борьбе двух личностей на первый план зачастую выходят категории субъективные, к примеру - желание любой ценой не упустить уже достигнутую инициативу, ни в коем случае не передавать ее в руки соперника. И якобы "захлестнувшие эмоции" здесь ни при чем. Речь идет о вполне трезвом расчете.

Взглянем на позицию после 11.Bxg7 Qb4+ 12.Kf1 Nd2+ 13.Kg1 Rg8 14.Bd4.

Черные, имея материальное преимущество, вынуждены обороняться, а белые, используя силу двух слонов, попытаются расшатать бастионы неприятеля.

Напротив, жертвуя ферзя, черные продлевают длящуюся с 4-го хода инициативу; правда, ценой серьезных материальных потерь.

Что перевесит? Тут многое, если не все, зависит от характера сидящего по ту сторону доски партнера. Кому-то комфортно затаиться с лишним материалом в глухой обороне - такой игрок может не один десяток ходов спокойно защищать свои рубежи, лелея надежду, как какой-нибудь Ганечка Иволгин, когда-нибудь в будущем реализовать нажитое. А кому-то и несколько ходов, проведенных в защите, кажутся смертной мукой. "Когда же все это кончится", - думает такой игрок про себя, при первой же возможности вылезает из окопов, с криком ура лезет в неподготовленную контратаку и бесславно теряет партию.

Магеррамов пожертвовал ферзя - на 9-м ходу; не за атаку; не за какой-то сногсшибательный материальный эквивалент. А просто так. И выиграл в блестящем стиле.

Победителей не судят.

9...Nxb3!?

Жертва ферзя в другой интерпретации - 9...Nxc4?! - намного слабее.

10.Bxa5 Nxa5

11.Qa4+...

И сразу же Псахис допускает серьезную неточность. В моей "раннекомпьютерной" тетрадочке записан как якобы сильнейший для обеих сторон такой вариант: 11.e3 0-0 12.Na3 Nbc6 13.0-0 cd 14.ed Nxd4 15.Rc1 Ne6!? 16.Qd2 Nc6 17.Rfe1 Rd8 с последующим Bс8-d7 (но не сразу 17...Bd7 из-за 18.c5).

А продвинутая рыбка настаивает на 11.Nc3.

Бюстики у рыбок -
просто красота!
Трудно без улыбок
в те смотреть места.

Николай Олейников

11...Nac6

Есть подозрение, что, давая шах на а4, Псахис имел в виду, что черные не могут закрыться конем ввиду 12.d5. Оказалось - еще как могут: 12...Bd7! 13.dc Nxc6.

Именно эта позиция вызывает ассоциации с мультяшными кольцами удава Каа - самого мудрого и самого неуязвимого в джунглях.

В самом деле, столько событий вместили в себя предыдущие ходы - удар за ударом, настоящая бойня! - а чешуя от а7 до h7 вот она, ни в каком месте не повреждена; лежит на солнышке, переливается, блестит - жутким, тошнотворным блеском. Ладья на а1 неизбежно падает, а потом...потом эта черная блестящая масса не спеша начнет двигаться...на тебя...ближе...еще ближе...еще...к самому горлу...

После 11...Nac6 разбор партии я собираюсь прекратить. Наверняка дальше было много чего интересного, но копаться в этом, показывать какие-то сложные варианты, искать какие-то упущения и ошибки мне совершенно неохота. Все равно что обратиться к любимой женщине:

"Дорогая, мы столько лет знакомы, а ты все еще меня волнуешь. Просто удивительно. Следует отдать тебе должное. Что мне особенно в тебе нравится - зубы. Такие миленькие. Однако я не лишен наблюдательности. Должен сказать, что передние верхние имеют желтый налет, резцы чуть стерлись, а на второй боковой пора ставить пломбу. Во всем остальном ты в отличной форме. Ты моя душечка-пампушечка. Теперь что касается линии подбородка" и пр.

Партию Псахис - Магеррамов я знаю практически наизусть. До 12-го хода каждый ход в ней - как отдельный стоп-кадр; после 12-го все кадры сливаются в хроникальную кинопленку, вроде той, что показывали раньше перед началом сеанса. Пусть таковой и останется.

Остановлюсь лишь на одном критическом моменте:

12.Nd2 0-0 13.Rb1 cd 14.0-0 Nd7 15.Qa3 a5 16.Rb5 a4 17.Rfb1 Nc5.

В этой позиции Псахис сыграл 18.Nb3; после 18...ab! 19.Qxa8 Bf5 20.Qa3 Bxb1 21.ab d3! игра идет уже только на два результата. Либо черные выиграют, либо ничья.

Напряжение можно было поддерживать несколькими способами. К примеру, 18.Ne4, и плохо 18...Bf5 19.Nxc5 Bxb1 ввиду 20.Nxb7 и т.д. Черные, вероятно, продолжали бы 18...Ne6.

Всё, ни слова больше.

 ...А вы знаете, что Псахис с Магеррамовым сыграли еще одну гениальную партию? Да, в 80-м году, в Риге. Как-нибудь обязательно расскажу.

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум