пятница, 24.03.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Чемпионат США28.03
Kortchnoi Zurich Chess Challenge12.04
GRENKE Chess Classic15.04

Энциклопедия

Сергей ВОРОНКОВ,
журналист, историк

РУССКИЙ СФИНКС — 5

Шахматистам свойственно бесконечно совершенствовать примечания к своим лучшим партиям. Даже не поймешь, чего в этом больше: то ли извечного стремления человека к совершенству, то ли тщеславного желания выглядеть в глазах других непогрешимым? Но в любом случае поиск некой абсолютной истины с годами уводит всё дальше от реально сыгранного поединка. «Можно лишь гадать, – усмехался Бронштейн, – какая доля правды остается в комментариях, которые делаются для сборников избранных партий (особенно сейчас, когда всё выверяется на компьютерах)».

Алехина, конечно, в использовании силикона не заподозришь, хотя многие его анализы в сборнике «Мои лучшие партии» отличаются поистине компьютерной точностью. Тем интереснее случаи, когда гениальный аналитический модуль давал сбои. Признаться, иной раз даже не верится, что Алехин – не за доской, а в домашнем анализе! – действительно допускал такие промахи. Например, 1…Re2! в знаменитом окончании с Гофмейстером (главка «Суперконцовка») или 16…dxe5! в партии с Зубаревым («Не с той ноги!»). Уж не хочу ли я сказать, что он сознательно проскакивал «узкие места» в надежде, что и другие их не заметят? А почему бы и нет! Это сейчас достаточно врубить комп, чтобы ткнуть гросса носом в ошибку. Тогда анализировали по старинке, исключительно своим умом, и опровергнуть мнение корифея было мало кому под силу…

Сразу оговорюсь. Я не просматривал насквозь партии алехинского сборника, стремясь с помощью компьютера отыскать ошибки в примечаниях (по-моему, скучное и не шибко благородное занятие). Пристальнее вглядеться в какие-то шедевры меня побудили новые – точнее, неизвестные доселе – комментарии самого Алехина, которые удалось откопать за последнее время. О самой потрясающей находке вы прочтете в главке «Сюрприз от библиофила».

Но начнем с детектива. Не потому, что мне не дают покоя лавры Марининой, – просто эта история, на мой взгляд, неприлично затянулась.

МИСТИФИКАЦИЯ ВЕКА

Алехинская партия с пятью ферзями на доске до сих пор окутана ореолом как бы таинственности. Даже Каспаров в «Моих великих предшественниках» считает ее «одной из загадок шахматной истории, партией-легендой, то ли сыгранной на самом деле, то ли выдуманной будущим чемпионом мира». Хотя если сопоставить факты (почти все они давно известны), выяснится, что не такой уж это бином Ньютона…

Вспомним, откуда шахматный мир узнал об алехинском шедевре. Из его книги «Мои лучшие партии. 1908–1923». В примечаниях к партии Тарраш – Алехин (Петербург 1914) после ходов 1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nc3 Nf6 4.Bg5 Bb4 5.exd5 читаем:

«Этот вариант понемногу вышел из моды. Сейчас предпочитают играть на прямую атаку посредством 5.e5 h6 6.Bd2 Bxc3 7.bxc3 Ne4 8.Qg4 Kf8! 9.h4, но турнирная практика последних лет (а в особенности некоторые партии, игранные Таррашем за черных) показала, что в этом случае у черных достаточно ресурсов для защиты.

Интересно и продолжение Чигорина: 5.e5 h6 6.exf6 hxg5 7.fxg7 Rg8 8.h4 gxh4 с более сильным ходом 9.Qg4! вместо 9.Qh5.

Одна из игранных мною партий (Москва 1915) продолжалась следующим образом: 9...Be7 10.g3! c5 (лучше 10...Bf6) 11.gxh4 cxd4 12.h5! dxc3 13.h6 cxb2 14.Rb1 Qa5+ 15.Ke2 Qxa2 16.h7 Qxb1 17.hxg8Q+ Kd7 18.Qxf7 Qxc2+ 19.Kf3 Nc6! 20.Qgxe6+ Kc7 21.Qf4+ Kb6 22.Qee3+ Bc5 23.g8Q b1Q. В этом умопомрачительном положении белые выигрывают тихим ходом 24.Rh6!! (угрожая Qd8#), ибо если 24...Qxf1, то 25.Qb4+ Qb5 26.Qd8+ Ka6 27.Qea3+, и мат в 2 хода. Положение, получившееся в партии после 23-го хода черных, вероятно, единственное в истории шахмат!»

Да уж, такое за доской не клонируешь. Одно непонятно: если эта блистательная партия и впрямь имела место, зачем было прятать ее в примечания? Может, Алехина смущало отсутствие имени соперника, которое он по каким-то причинам не мог раскрыть? Вряд ли. Назвал бы «фон Пфельдом», и дело с концом. Может, тогда защита черных была не на высоте? И это вряд ли. Даже с помощью компьютера аналитикам удалось найти только два упущения, и оба далеко не очевидные.

Находка номер один: атаку отражал ход 15...Bf8!!

Например: 16.h7 Rxg7 17.Qd4 Rxh7 18.Rxh7 Qxa2 19.Rxb2 Qa6+ или 16.gxf8Q+ Rxf8 17.Rxb2 Qc3. Каспаров пишет, что «мимо этого важного момента до сих пор проскакивали все аналитики; но не компьютер!» Однако весь приведенный им анализ есть в сборнике Халифмана «Alexander Alekhine. Games 1902–1922», вышедшем в Софии в 2001 году – на два года раньше 1-го тома «Моих великих предшественников».

Находка номер два: голландец Тим Краббе (а не Тимман, как часто пишут) обнаружил, что после 24.Rh6!! черных спасает 24...Bg4+!!

Например: 25.Qgxg4 Bxe3 26.Qb4+ Qxb4 27.Qxb4+ Kc7, и у белых только вечный шах. Правда, Каспаров считает, что после 26.Qxe3+! Qc5 27.Qgf4 белые «сохраняют заметный перевес»... 

Объяснение алехинской «скрытности» обнаружилось в журнале «Шахматный вестник» (№ 3, 1916). Там была напечатана партия Григорьев – Алехин, в примечаниях к которой указан...тот самый вариант с пятью ферзями! Приведу ее полностью, поскольку ни в алехинском сборнике, ни в книгах Котова «Шахматное наследие Алехина» и «Александр Алехин», ни в сборнике Панова «300 избранных партий Алехина» ее нет. Разумеется, это не самая яркая партия в карьере русского чемпиона, но не будь ее, история появления на свет фантастической позиции так и осталась бы «одной из загадок шахматной истории».

ГРИГОРЬЕВ - АЛЕХИН
Французская защита C12
Турнир Московского шахматного кружка
26.11.1915, 6-й тур

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nc3 Nf6 4.Bg5 Bb4.

«Острая контратака Мак-Кэтчона, которую Алехин куда охотнее играл за черных», – отмечает Каспаров. Действительно, согласно мегабазе, он лишь однажды (с Крюгером в Мангейме-1914) избрал этот вариант белыми, но при этом предпочел 5.exd5.

5.e5 h6 6.exf6 hxg5 7.fxg7 Rg8 8.h4 gxh4 9.Qg4!?

Новый ход. Обыкновенно здесь играют 9.Qh5 Qf6 10.Rxh4 Qxg7 11.Nf3 (на 11.0-0-0 лучший ответ – 11...Be7! с последующим разменом ферзей на g5). Ход в партии имеет целью возможно дольше удерживать пешку g7, оказывающую несомненное давление на игру черных. Однако по данной партии видно, что последовательное проведение этого плана влечет за собою отсталость в развитии, являющуюся для черных вполне достаточной компенсацией за временное стеснение на королевском фланге.

Вот он, ключ к разгадке! Из текста следует, что автором хода 9.Qg4 является не Алехин, как могли подумать читатели «Моих лучших партий», а московский шахматист Николай Григорьев. Указанный же в скобках ход 11...Be7! отсылает нас к партии Малютин – Алехин (Всероссийский турнир любителей, 1909) – единственной в практике Алехина, где встретилось чигоринское продолжение. Вы спросите, что это доказывает? Скоро узнаете.

9...Be7.

Единственный правильный ответ. Как при 9...e5 (?) 10.Qh5 exd4 11.Qh7 Kd7 12.a3 Ba5 13.0-0-0, так и при 9...Qf6 10.Rxh4 Qxg7 11.Qxg7 Rxg7 12.Rh8+ Kd7 13.Nf3 у белых получалась лучшая партия.

10.g3 (!).

Угрожая образовать вторую проходную пешку, так как 10...hxg3 очевидно плохо из-за 11.Rh8.

10...c5 11.0-0-0.

На 11.gxh4 я собирался сыграть 11...Bf6, поскольку 11...cxd4 повело бы к весьма трудно учитываемым и вряд ли выгодным для черных осложнениям. Вот, например, один из фантастических вариантов, возможных при этом продолжении: 12.h5! dxc3 13.h6 cxb2 14.Rb1 Qa5+ 15.Ke2 Qxa2 16.h7 Qxb1 17.hxg8Q+ Kd7 18.Qxf7 Qxc2+ 19.Kf3 Nc6 20.Qgxe6+ Kc7 21.Qf4+ Kb6 22.Qee3+ Bc5 23.g8Q b1Q.

В этом положении, несмотря на то что у белых лишний ферзь за слона, выигрыш для них благодаря исключительной запутанности позиции найти нелегко. Но все же он, по-видимому, достигается ходом 24.Rh6!!, так как черные на это не могут брать ферзем b1 слона (если 24...Bxe3?, то 25.Qd8+ Kc5 26.Qfd6+ Kd4 27.Q8f6+, и мат на следующем ходу) из-за 25.Qb4+ Kc7 (если 25...Qb5, то 26.Qd8+ Ka6 27.Qea3+, и мат в 2 хода) 26.Qg3+, и мат в несколько ходов.

Сравните сами примечания Алехина к партии с Таррашем в сборнике (слева)
и к партии с Григорьевым в «Шахматном вестнике» (№ 3, 1916).

Итак, круг замкнулся. До партии с Григорьевым (напомню, ноябрь 1915) Алехин не мог даже начать анализировать продолжение с пятью ферзями, возможное только при ходе 9.Qg4; а в комментариях к партии (март 1916) он приводит «фантастический вариант» всего лишь как один из возможных, а не случившийся за доской. Между тем в сборнике Алехин прямо указал время и место рождения шедевра: Москва 1915. Отсюда вывод: такой партии в реальности не было, это плод гениального анализа!

Увы, перед нами банальная мистификация. И странно, что об этом промолчал Григорьев. Уж он-то никак не мог забыть, что диаграмма с пятью ферзями украшала обложку журнала «Шахматный вестник» с подписью: «Григорьев – Алехин. Положение в одном из вариантов партии».

Премьера «партии» Алехин – NN («Шахматный листок» № 17, 1927).

Да, но ведь Алехин здесь играет черными. Откуда же Котов взял партию «Алехин – NN», которая с его подачи пошла гулять по свету и угодила даже в книгу Каспарова? Оказывается, дали маху еще в «Шахматном листке»: анонсируя в 1927 году английское издание алехинского сборника, там ничтоже сумняшеся вынули партию из примечаний и тиснули отдельно. Забыв задать себе вопрос: а что, собственно, мешало сделать это самому автору?

А причина-то была! Если внимательно изучить примечания к партии с Таррашем, то мы увидим, что Алехин очень аккуратен в словах: «Одна из игранных мною партий...В этом умопомрачительном положении белые выигрывают...» Про то, кто играет белыми, молчок! Может, этим и объяснялась причина молчания Григорьева? Ведь его «авторские права» формально не были нарушены (недаром Алехин был правоведом!), ну а что это всего лишь вариант из партии, так об этом можно только пожалеть...

Прежде чем продолжить «расследование», досмотрим до конца партию.

11...Nc6 12.dxc5 Qa5 (!).

Между прочим, и во избежание возможности Ne4.

13.Kb1.

Мало сулило заманчивое 13.Rxh4 (в расчете на 13...Bxh4? 14.gxh4 Qxc5 15.Qg3 Qe7 16.Nb5!) из-за 13...Bd7!, и если 14.Rh8, то 14...0-0-0.

13...e5?

До сих пор черные вполне основательно воздерживались от этого ослабляющего их центральную позицию хода; но здесь они, отбросив всякие позиционные соображения, соблазняются комбинацией, или, вернее, ловушкой, которая при правильном ответе противника могла бы иметь для них крайне неприятные последствия.

Правильно было 13...Bf6 14.Nb5 Ke7! с последующим Rxg7, после чего сильное пешечное положение в центре, два слона и шансы на атаку на королевском фланге должны были бы, на мой взгляд, безусловно повести к их победе. Это продолжение достаточно иллюстрирует несолидность любопытной новинки 9.Qg4.

Забавная эволюция в оценке хода 9.Qg4: тут он «несолиден», а в сборнике уже «более сильный», чем 9.Qh5, и награжден восклицательным знаком. Конечно, всякое бывает. Но в данном случае изменение оценки, думаю, было вызвано необходимостью: требовалось встроить «шедевр» в примечания к партии с Таррашем, а в качестве иллюстрации к «несолидному» ходу он, согласитесь, смотрелся бы странно...

Что касается рекомендуемого варианта, то у белых есть реплика 15.Qf4!? Теперь 15...Rxg7? попросту плохо из-за 16.Qd6+ Ke8 17.Rxh4! (17...Bxh4 18.Nc7+ или 17...Rg8 18.Ra4), а 15...e5 16.Qd2 ведет к размену ферзей, что затрудняет задачу черных.

14.Qh5 Be6 15.Nxd5?

На это черные и рассчитывали: теперь у них получается решающая атака. Следовало играть 15.Bh3! (ход, не учтенный мною при 13...e5) с возможным продолжением 15...Bxh3 (или 15...0-0-0 16.Qxf7) 16.Nxh3 d4 17.Nd5 с подавляющим позиционным преимуществом белых.

15...Bxd5 16.Rxd5 Nb4!

Решающий ход.

17.Rxe5.

Не хуже и не лучше, чем всё остальное. Белые не могут играть 17.Bc4, на что они, по-видимому, рассчитывали при 15.Nxd5, из-за грозящего после 17...Nxd5 мата на е1, а на любопытный ресурс 17.a4 черные ответили бы не 17...Nxd5? 18.Bb5+ Kd8 19.Qd1! Kc7 20.Qxd5 Qe1+ 21.Ka2 Rad8 22.Qxf7, и белые выигрывают, а просто 17...Qxa4 и на 18.Qh718...Rxg7! 19.Qh8+ Bf8 20.Rxe5+ Kd7 21.Bh3+ Kc7 с выигрывающей атакой.

После 21.Bd3! (вместо 21.Bh3?) белые еще могли защититься, например: 21...Qa2+ 22.Kc1 Qa1+ 23.Kd2 Qxb2 24.Qxh4! (24...Qxe5 25.Qxb4 или 24...Rd8 25.Nf3 Kc7 26.Qxd8+).

17...Qxa2+ 18.Kc1 0-0-0!

Конечно, не 18...Qa1+ 19.Kd2 Qxf1 из-за 20.Rxe7+ Kxe7 21.Qe5+ Kd8 (d7) 22.Qd6+ Kc8 23.Qf8+, и вечный шах.

19.Bd3 Qa1+ 20.Kd2 Qxb2 21.Ke3.

21...Bf6 (!).

Еще один небольшой «трюк».

22.Qf5+ Kb8 23.Re4 (или 23.Qxf6 Nd5+) 23...Nxd3 24.cxd3 Bd4+ 25.Kf4 Qxf2+. Белые сдались.

Наверное, Алехин корил себя потом за то, что в сутолоке военных лет спалил ни за грош драгоценный вариант. Уж он-то понимал, что публикация в «Шахматном вестнике» ставит крест на попытке выдать сочиненный вариант за сыгранную партию. Почему же тогда Алехин на это пошел? Возможно, понадеялся на русское «авось», решив, что тот номер с разоблачительной диаграммой если и попал в охваченную войной Европу, то в мизерном количестве и давно уже забыт, а для всех остальных партия станет настоящим откровением...Как бы там ни было, западная публика приняла всё за чистую монету.

Но вот как Котов, имея перед глазами журнал, мог уверовать в подлинность партии?! Особенно после статьи А.Бушке «Еще одна разрушенная легенда Алехина» в «Chess Life» (февраль 1951), о которой он просто не мог не знать. Вероятно, желание любой ценой избежать конфуза пересилило доводы разума. Версия Котова в «Шахматном наследии Алехина» (1954) напоминает отчаянную попытку найти спасение в безнадежной позиции:

«Что это – забывчивость или желание выдать красивый вариант, найденный в анализе, за действительно сыгранную партию? Мы склонны объяснить это загадочное явление скорее всего следующим образом. По-видимому, все же Алехин когда-то сыграл такую легкую партию и в позиции после 23-го хода черных не сделал выигрывающего хода 24.Rh6!, найденного им впоследствии при домашнем анализе. В примечаниях же, написанных в 1916 году, у Алехина нет указаний, что это встретилось в легкой партии.

Трудно вообразить, чтобы шахматист (даже обладающий фантазией Алехина), анализируя партию, в состоянии дойти до такой невероятной позиции с пятью ферзями да еще отыскать ошеломляющий ход 24.Rh6! Это соображение в значительной мере убеждает нас в том, что эта партия была действительно сыграна Алехиным».

Странно, что «это соображение» (на самом деле очень верное!) не подтолкнуло Котова к более логичному объяснению. Алехина и Григорьева связывали дружеские отношения, почему они не могли после партии захотеть поанализировать новый ход 9.Qg4? Увидели красивый путь, увлеклись, ведь они оба отличались страстью к анализу...Не исключено, что и весь «фантастический» вариант был найден ими совместно.

СУПЕРКОНЦОВКА

А вот в подлинности другой комбинационной жемчужины из шкатулки под названием «Мои лучшие партии» можно не сомневаться. Если для партии с пятью ферзями «очная ставка» с журнальным прототипом закончилась конфузом, то публикация в одесской газете с очевидностью подтвердила: окончание с Гофмейстером не плод безудержной фантазии Алехина, а действительно было сыграно, причем в самый разгар революционной смуты!

Эту фантастическую концовку Алехин впервые обнародовал в «Одесских новостях» в номере от 13 ноября 1918 года (о тех его «одесских гастролях», закончившихся в подвале ЧК, расскажу в следующий раз: пора уже опубликовать уникальное свидетельство самого Алехина). Из газеты мы узнаём несколько важных нюансов. Во-первых, партия игралась не в Петрограде, как указано в алехинском сборнике, а в Москве. Во-вторых, указанная там дата – декабрь 1917 года – тоже, возможно, неточна: в публикации говорится о партии, «игранной недавно». Но самое главное – это окончание «маэстро А.А.Алехин признал лучшей из своих концовок»!

Первая публикация знаменитого окончания («Одесские новости», 13.11.1918). Это фото любезно прислал мне из Одессы шахматный композитор Сергей Ткаченко. В Российской государственной библиотеке (бывшая Ленинка) подшивки газеты за 1918 год нет…

На сегодня шедевр изучен вдоль и поперек. Самый исчерпывающий анализ – «под микроскопом мощных компьютерных программ» – проделал Каспаров в 1-м томе «Моих великих предшественников». Признаться, я об этом подзабыл (хотя и был редактором книги), иначе никогда бы не взялся за проверку алехинских комментариев. К счастью, труд оказался не совсем напрасен: оценку одного из вариантов Гарри Кимовича, похоже, удалось изменить. Можно было бы, конечно, ограничиться этой находкой, но, надеюсь, вам будет интересно увидеть и тот первый вариант примечаний из одесской газеты.

Но прежде познакомимся поближе с соавтором редкостной концовки – оказывается, он был постоянным соперником молодого Алехина. Вспоминает Григорий Левенфиш:

«В 1913 году на углу Невского проспекта и Садовой улицы появилось «модное» кафе Рейтера. Рядом с бильярдными помещалась шахматная комната. Там нередко днем можно было встретить Алехина. «На равных» ему не было подходящего партнера, но зато был заманчивый противник на дачу вперед – Владимир Гофмейстер, который играл в силу хорошего второго разряда. Я давал ему вперед пешку и два хода. Результат был примерно равный. Алехин давал вперед Гофмейстеру коня (теперь понятно, почему на диаграмме у белых отсутствует именно конь!), но зато Гофмейстер отвечал тройным. Размер ставки зависел только от Алехина. Гофмейстер соглашался на любую. Ставка была солидная – 50 рублей против 150. Гофмейстер играл на размены и упрощения, и если ему это удавалось, то Алехин проигрывал. Но зато если Алехину удавалось запутать позицию, он проводил замечательные, блестящие комбинации. К сожалению, все эти партии были утеряны, а между тем многие из них не уступали партиям на дачу вперед Пола Морфи. Одно только головокружительное окончание поместил Алехин в первом томе своих избранных партий» (бюллетень «Турнир памяти Алехина» № 5, 1956).

АЛЕХИН - ГОФМЕЙСТЕР
Москва, декабрь 1917(?)

Черные в этом положении угрожают и 1...Nf5 (e4), и 1...Nf1+. Последовало такое окончание:

1.c5!

Любопытно, что после этого хода белому ферзю некуда будет уйти, если на него нападут.

1...b5.

Если 1...Nf5 (e4), то 2.cxb6! Если же 1...Nf1+, то 2.Kh1 Ng3+ 3.Rxg3 Qxg3 4.cxb6! Qxd6 5.Rxc8+ Qb8 6.b7+, и выигрывают, оставаясь с лишней пешкой.

В своем сборнике Алехин закончил первый вариант так: 1...Nf5 2.cxb6! 2...Nxd6 3.b7+ Rxb7 4.axb7+ Nxb7 5.Rxc8#. Однако в книге «Александр Алехин» (1973) Котов привел любопытную возможность защиты, указанную ему шахматистами из ГДР:

2...Qxg2+!! 3.Rxg2 Nxd6 4.b7+ Nxb7 5.axb7+ Rxb7 6.Rxb7 Kxb7, и после 7.Rg7+ Rc7 8.Rg4! f5 9.Rb4+ Ka8 10.Rf4 «у белых всего лишь лучший эндшпиль».

Но железного коня на мякине не проведешь! Вместо 4.b7+ он, чуток попыхтев, выдал на-гора 4.a5!! с идеей 5.Rgb2 (сдвоение ладей по линии «b» следует практически на любой ответ черных), блестяще подтвердив слова Котова: «Если учесть, что шахматисты всего мира вот уже более полувека анализируют эту комбинацию Алехина, поневоле удивляешься неограниченности возможностей в шахматах!»

Каспаров тоже обнаружил ход 4.a5!?, но считал, что он дает только ничью: 4...Rd7 5.Rgb2 Rb8 6.Be3 axb6 7.axb6 Bxb6 8.Rxb6 Rxb6 9.Bxb6 Nc4=.

Однако ход 6.Be3 явно не сильнейший, так как именно из-за него белые не могли на 9-м ходу взять ладьей. Выигрывает 6.Kh1!! – увидеть такое издали едва ли возможно! Если 6...f5, то 7.b7+! (как ни странно, слабее и 7.Bh2, и 7.Bd4) 7...Nxb7 8.Bh2, например: 8...Bxa5 9.Bxb8 Nc5 10.Re3! Nxa6 11.Re8 Bb6 12.Bc7+ Kb7 13.Bxb6 axb6 14.Re6! Не лучше 6...axb6 7.axb6 Bxb6 8.Rxb6 Rxb6 9.Rxb6, и черные теряют пешку f6 (9...Rd8 10.Rc6! или 9...Nc8 10.Rxf6, и нельзя 10...Rxd5? из-за 11.Rf8).

И все же защита у черных была. Как всё гениальное, она оказалась простой: 1...Re2! (Котов), и угроза 2...Nf1+ и Qxg2# вынуждала размен ладей – 2.Rxe2 Nxe2, после чего выигрывали уже не белые, а черные!

2.axb5! Как будто закрывает для белых линию. Но это рассчитано очень далеко.

2...Ne4. Если теперь 2...Nf1+ 3.Kh1 Ng3+ 4.Rxg3 Qxg3 5.b6! Qxd6 6.cxd6 Rxc2 7.dxe7 Bxe7 8.b7+ Kb8 9.Bh2+ Rc7 10.Bf4! (прелестный ход и, между прочим, единственный; вело к цели и 10.g4 Bc5 11.Kg2 Bd4 12.Bxc7+) 10...Bc5 11.g3 Bd4 (в сборнике Алехин включил ходы 11...hxg3 12.h4) 12.Bxc7+ Kxc7 13.d6+ Kb8 14.d7 Bb6 15.gxh4, и выигрывают.

3.b6! Nxd6 4.cxd6 Rec7.

На 4...Qg3+ последует, конечно, 5.Kh1, а не 5.Rxg3. И на 5...Rxc2 белые ответят 6.b7+ и 7.Bxa7+. Нельзя и 4...axb6 из-за 5.dxe7.

Этот ход сильно затрудняет выигрыш, если вообще не упускает его: 5...Bc7+ 6.Kh1 Rg8! 7.Re3 Be5 8.d6 Qf5 (но не 8...Qxe3? 9.d7!) 9.Rd2 Qd7 и т.д. Впоследствии Алехин нашел верный путь: 5.Rxc8+! Ka7 6.dxe7.

Любопытнейшее положение получалось после 4...Bc7. Тогда 5.b7+ Kb8 6.dxc7+ Rexc7 7.Rxc7 Qf4+ 8.Kh1!!

5.b7+ Kb8.

6.d7!! (для конца еще одна неожиданность!) 6...Qg3+ 7.Kh1! Черные сдались.

Замечательный по трудности и красоте конец.

СЮРПРИЗ ОТ БИБЛИОФИЛА

Партия с Ильей Рабиновичем – единственная из Всероссийской шахматной олимпиады 1920 года, которую Алехин включил в свой сборник. Комментарии к ней давно стали хрестоматийными, не раз перепечатывались. И никому в голову не приходило, что это отнюдь не первая его попытка осмыслить партию. Речь не о тех кратких примечаниях в газете «Rigasche Nachrichten», сделанных, вероятно, во время пребывания Алехина в Риге в мае 1921 года и перепечатанных затем в грековском журнале «Шахматы» (№ 7, 1924), – о них алехиноведы, разумеется, знали, но не считали имеющими историческую ценность. Нет, жизнь преподнесла сюрприз покруче: в коллекции библиофила Владислава Новикова сохранилась вырезка из газеты «Известия» за март 1923 года (точной даты, увы, нет) с неизвестными и очень подробными комментариями Алехина к той партии. Причем из трех имеющихся на сегодня вариантов примечаний эти – единственные не переводные!

Но каким образом они попали в газету, если к тому времени Алехин уже два года как покинул Россию? Опубликовал рукопись Николай Григорьев, который много лет вел в «Известиях» шахматный отдел – безусловно, лучший в 20-е годы. Партию предваряли такие слова (я нарочно оставил сокращения, чтобы передать дух того спрессованного, скороговорного времени):

«Ал-др Ал-дрович Алехин, чемпион Р.С.Ф.С.Р., завоевал это звание своей победой на т.-наз. «I всерос. шахм. Олимпиаде». Организованная в Москве гл. управлением Всевобуча, в частности неустанными трудами тогдашнего комиссара его т. Ильина-Женевского, эта «Олимпиада» явилась крупнейшим событием русской шахм. жизни за весь долгий период с 1914 г. Только жестокой экономической разрухой того времени (октябрь 1920 г.), расстроенной связью с местами объясняется тот факт, что «шахм. Олимпиада» не получила самой широкой известности, которой она бесспорно заслужила. Между тем, в данный момент, когда врем. бюро всерос. шахм. союза прилагает все усилия к устройству всерос. турнира, вполне уместно вспомнить и об «олимпийских» шахм. турнирах (главном, «чемпионате», и побочном, любительском).

Помещаемая ниже партия, несмотря на ее достоинства, не появлялась еще, сколько нам известно, ни в русской, ни в иностранной печати. Сам Алехин ставил ее очень высоко, как видно и из его примечаний. Последние написаны им вскоре после партии и содержат много чрезвычайно интересных мыслей. Если иные из них и устарели, т.к. шахм. искусство за последние годы сильно развилось, то все же не утратили своей значительности».

Сравнение этих примечаний с каноническими из «Моих лучших партий» (не говоря уже об «отредактированных» Пановым) показывает, что русский оригинал гораздо живее и интереснее; кроме того, ряд оценок не совпадает. Думаю, будь у Алехина под рукой тот номер «Известий», он бы взял для сборника свои более ранние комментарии (далее «И»). Кое-какие нюансы есть и в рижской газете (далее «RN»).

И.РАБИНОВИЧ — АЛЕХИН
Новоиндийская защита E43
Всероссийская шахматная олимпиада
Москва, 21.10.1920, 13-й тур

1.d4 Nf6!

«И». Название этого дебюта «неправильным» является лучшим доказательством того, на какой еще низкой ступени развития стоит шахматная теория. Я не удивлюсь, если через некоторое время ход Nf6 будет признан единственно правильным ответом на 1.d4... 

2.Nf3.

«И». На 2.с4 я собирался испробовать «будапештскую» новинку 2...е5!?

2...b6 3.c4 e6 4.Nc3.

Лучше считается система Рубинштейна: 4.g3 и Bg2.

4...Bb7 5.e3.

Это позволяет черным утвердиться на пункте е4 и получить по меньшей мере равную партию.

«И». Предварительное развитие ферзевого слона здесь не имеет значения: в лучшем случае он может быть разменян на неприятельского коня, а в худшем – оказаться объектом нападения черных пешек. В данной партии белые преследуют другую цель, как будто подсказываемую самой позицией, – овладеть во что бы то ни стало пунктом е4.

5...Bb4 6.Qc2 Ne4 7.Bd3 f5.

«И». Таким образом, черные свели игру к небезвыгодному для них варианту голландской защиты.

8.0-0.

Возможен был и другой план развития: 8.Bd2 Bxc3 9.Bxc3 0-0 10.0-0-0, после чего черные ходом 10...a5! и Na6 захватывают инициативу (Земиш – Алехин, Пьештяни 1922).

«И». Быть может, относительно лучше было 8.Bd2, но белые настолько увлечены своим планом прорыва, что им некогда думать о таких «мелочах», как сдвоенные пешки по линии «с».

8...Bxc3 9.bxc3 0-0 10.Nd2.

Единственная возможность добиться движения пешки «е».

10...Qh4!

Важный для развития ход. Белые не могут ответить 11.g3 из-за 11...Ng5!, и если 12.e4, то 12...fxe4!, и черные выигрывают.

«И». Важный ход, сделанный, однако, отнюдь не для непосредственной атаки на королевском фланге – для которой пока нет достаточных оснований, – а главным образом для защиты пункта h7 на случай е3-е4. На 11.g3 черные могли ответить как 11...Ng5!? (12.f3), так и 11...Nxd2! с последующим Qh3 и т.д.

Вряд ли Алехин забыл о ходе 12.f3. Но его опровергать долго и скучно, а вот 12.е4? проигрывает сразу и очень эффектно!

11.f3 Nxd2 12.Bxd2 Nc6.

Не так хорошо было бы 12...c5 из-за 13.d5!

«И». Позиция черных настолько прочна, что у них было здесь и другое сильное продолжение: 12...c5. Сделанный ход рассчитан отчасти на случившийся в партии вариант.

13.e4.

«И». Наконец-то белые добились своей вожделенной цели и тут же должны убедиться, что на достижение ее совсем не стоило тратить стольких усилий. Реально в данной позиции лишь одно – это слабость белых пешек ферзевого фланга, остальное же всё иллюзорно.

13...fxe4! 14.Bxe4.

Белые переоценивают свою позицию. Правильно было 14.fxe4 e5! 15.d5 Ne7 16.c5! Ng6 (но не 16...bxc5 из-за 17.d6 и Qb3+) 17.cxb6 axb6 с примерно равной игрой.

В скобочном варианте важен порядок ходов. Верно 17.Qb3! и только на 17...Rab818.d6. А вот 17.d6 cxd6 18.Qb3+ позволяло черным спасти фигуру: 18...c4! 19.Bxc4+ d5! (и если 20.exd5, то 20...Rfc8).

«RN». Печальная необходимость: после 14.fxe4 e5 черные получали значительно лучшую игру.

Как видите, в книге Алехин изменил оценку варианта 14.fxe4 e5, которая оказалась завышенной (возможно, он не сразу увидел ход 16.с5!).

14...Na5.

Обеспечивая себе небольшое преимущество (даже если бы белые избрали лучший вариант 15.Bxb7 Nxb7 16.Rfe1; хорошо и указанное в «RN» 16.Be1 и Bg3) ввиду сдвоенной пешки белых на линии «с».

«И». После этого белые уже не могут сберечь своей красы и гордости – двух слонов, так на 15.Bd3 последовало бы 15...Ba6 и т.д.

15.Rae1.

Этот непродуманный (у Панова почему-то «естественный») ход ведет в потере пешки.

15...Bxe4! 16.Rxe4 Qh5 17.Qa4.

«И». Как показывает ответ, это – не защита. Но посредством 17.Re5 Rf5! 18.Rxf5 Qxf5 19.Qxf5 exf5 белые лишь могли свести игру к проигранному для них эндшпилю.

В книге оценка еще категоричнее: «легко выигранный». Забавно, но в рижской газете Алехин оценивал этот эндшпиль не столь апокалиптически:

«RN». Бесцельно. Или, быть может, белые не предусмотрели ответа противника? Но 17.Re5 Rf5 (18.g4 Qg6) повело бы к невыгодному для белых эндшпилю.

17...Nxc4!

Несмотря на лишнюю пешку, добиться победы черным не так-то просто, ибо у белых почти нет слабых пунктов.

18.Re2.

«И». На 18.Qxc4 d5 19.Qb5 выигрывало, разумеется, 19...a6.

18...b5 19.Qb3 Qf5 20.Rfe1 Rab8 21.Bc1 a5 22.Re4 a4 23.Qd1 Rbe8.

Закрепив коня на доминирующей позиции, черные подготовляют прорыв в центре, что является единственным их шансом, несмотря на то что и круг действия белых фигур вследствие этого временно расширяется.

24.Qe2 c5!

«И». На первый взгляд антипозиционно, на деле же точно и далеко рассчитано: черные выпускают на волю неприятельского слона, дабы он мог сделаться объектом нападения их пешек и тем косвенно способствовать намеченному прорыву.

«RN». Смело, но правильно.

В книге Алехин добавляет пафоса: «Этот план, основанный на тщательном изучении тактических возможностей позиции, был принят мною только в ясном предвидении, что они должны разрешиться в мою пользу».

25.Be3 cxd4 26.Bxd4.

26...e5!

Начало целого ряда очень интересных осложнений.

«И». Новый сюрприз: пешку е5 брать нельзя ввиду 27...d5! Также и вариант 27.Bc5 d5 (но не 27...d6 28.Rxc4! и т.д.) 28.Rxc4 bxc4 29.Bxf8 Qxf8 в пользу черных.

На хитроумное 28.Rd4!? находится эффектная жертва ладьи:

28...exd4! 29.Qxe8 Rxe8 30.Rxe8+ Kf7 31.Rf8+ Kg6 32.Rxf5 dxc3!! 33.Rf4 c2 34.Rxc4 dxc4, и слон бессилен против армады черных пешек.

27.f4!

Еще сравнительно лучшее. Белые рассчитывают на вариант 27...d5 28.Rxe5 Nxe5 29.Bxe5 с вполне защитимым положением.

«И». Интересный ресурс: на 27...d5 белые сыграли бы теперь 28.Rxe5 Nxe5 29.Bxe5 или (как я предполагал) 29.fxe5, получая чуть ли не шансы на выигрыш.

Славное докомпьютерное время, когда оценку позиции (то ли «вполне защитимая», то ли «с шансами на выигрыш»?) не требовалось подкреплять конкретными вариантами...

27...d6!

Защищая пешку е5 угрозой мата в 2 хода после 28.fxe5 dxe5 29.Bxe5? Nxe5 30.Rxe5 Rxe5 31.Qxe5 Qf2+.

28.h3.

«И». Оживляет прежнюю угрозу. Черные теперь защищают пешку косвенным образом.

28...Re6! 29.fxe5 dxe5 30.Bc5!

«И». И все же пешка неуязвима: 30.Bxe5? Rfe8 31.Rf1 Qg6 32.Rxc4 Rxe5!, и черные выигрывают!

Белые поэтому находят новый шанс и как будто весьма неплохой, так как ладья не может покинуть линию «f» (например: 30...Rd8? 31.Rf1 Qg6 32.Rg4 Qh6 33.Qf3!, и выигрывают), да и оставление ею 8-й линии выглядит небезопасным.

Парадокс: даже после 30...Rd8? позиция черных сохраняла живучесть. Неожиданная жертва ферзя – 32...Qe8! 33.Rf8+ Qxf8 34.Bxf8 Rxf8 создает подобие крепости.

Например: 35.Qe4 Nd6! (грозило Qb7) 36.Qd5 Rff6 37.Rg5 e4 38.Re5 Kf7 39.g4 Ke7 40.g5 Rg6 и т.д. Если же белые захотят разрушить крепость – 35.Rxc4 bxc4 36.Qxc4, то после 36...Rff6 37.Qxa4 e4 проходная в центре дает черным хорошую контригру.

30...Rf7!

Начало комбинации, цель которой – добиться решительной атаки на короля.

«И». При этом ходе необходимо было высчитать последующую, довольно неожиданную контратаку. В видах защиты достаточно было и 30...Rff6 (31.Rb1 Nd2! и т.д.).

31.Rb1.

Отыгрывая пешку с хорошим, казалось бы, положением, так как 31...Nd2 теперь невозможно из-за 32.Qxd2.

«И». Теперь может показаться, что белые окончательно выпутались из беды и отыгрывают пешку с лучшим положением. На самом деле: пешку b5 защитить нельзя, а по взятии ее остается без защиты конь, который сейчас не может идти на d2, так как будет взят в связи с угрожающим на 8-й линии матом; позиция же белого короля кажется вполне безопасной...И все же достаточно одного лишь тихого хода, чтобы разом изменить всю радужную картину.

31...h6!

Парирует угрозу мата и еще дальше увлекает противника на стезю опасностей, где он и погибает.

«И». Вся «атака» белых после этого кончается. Если они не возьмут пешку, то проиграют хотя бы в силу материального перевеса противника. Поэтому, конечно:

32.Rxb5 Nd2!

33.Rxa4.

У белых уже нет защиты. На 33.Rg4 последовал бы тот же ход, что и в партии, а на 33.Re3 мог бы получиться эффектный финал: 33...Rg6! (именно для этого маневра черные и сыграли на 30-м ходу Rf7, а не Rf6) 34.Rb8+ (34.Qxd2? Qf1+ и Qxb5) 34...Kh7 35.Rb2 (или 35.Qxd2 Qf1+ 36.Kh2 Rf2, и выигрывают) 35...Nf3+! 36.Kh1 Qxh3+ и т.д.

Однако ход 34.Rb8+ явно не сильнейший. Ведь все беды белых из-за того, что слон не контролирует поля f2 и g1.

Шансы на защиту оставляло 34.Rd3! Qf1+ 35.Qxf1 Rxf1+ 36.Kh2 Rd1 37.Rb8+ Kh7 38.Rdd8, получая некоторую контригру. Поэтому вместо 33...Rg6 сильнее сразу 33...Qf1+ 34.Qxf1 Rxf1+ 35.Kh2 Rd1!, выигрывая качество.

Добавлю, что ходом 33.Rg4 белые еще могли «испортить песню» Алехину, вынудив его сменить поэзию атаки на прозу эндшпиля: 33...Qc2 34.Kh1 Rf1+ 35.Bg1

35...h5! (силиконовый нюанс; лобовое 35...Rxg1+ 36.Kxg1 Qc1+ 37.Kf2 Rf6+ вело только к ничьей: 38.Kg3 Qxc3+ 39.Kh2 Nf1+ 40.Kg1 Ne3 41.Kh2! и т.д.) 36.Rg3 Rxg1+ 37.Kxg1 Qc1+ 38.Kf2 Rf6+ 39.Rf3 Nxf3 40.Rb8+ Kh7 41.Qe4+ Rg6 42.Kxf3 Qf1+, и, обменивая пешку е5 на пешки g2 и h3, черные выигрывают.

33...Qc2!

«И». Смертельный удар. Белые гибнут оттого, что не могут защитить ладьями 1-й линии.

34.Rb8+ Kh7 35.Kh1 Rf1+ 36.Bg1.

36...Rxg1+!

«И». В заключение изящная, хотя и нетрудная комбинация.

37.Kxg1 Qc1+ 38.Kf2 Rf6+ 39.Ke3.

Или 39.Kg3 Nf1+. Теперь черные дают мат или выигрывают ферзя.

39...Nb1+! Белые сдались.

«И». Эта партия, выигрыш которой практически обеспечивал мне первый приз, – лучшая из игранных мной в этом турнире.

Редакция журнала «Шахматы» пошла в оценке дальше: «Эта глубокая, превосходно проведенная Алехиным партия, закончившаяся блестящей финальной атакой, должна быть признана лучшей в турнире».

НЕ С ТОЙ НОГИ!

Считается, что партию с Николаем Зубаревым, которая удостоилась приза за красоту, пожертвованного «Шахматным вестником», Алехин прокомментировал только в своем сборнике. На самом деле, как и в предыдущем случае, первый вариант его примечаний увидел свет намного раньше: еще в 1-м номере иллюстрированного приложения к газете «Новое время» (20 января 1917). Почему та публикация выпала из поля зрения историков? Видимо, потому, что в газете не было указания на переход шахматного отдела Юлия Сосницкого в приложение, и возникало ощущение, будто отдел просто закрылся из-за трудностей военного времени. Ну а в чем дополнительная ценность этих примечаний, вы уже, наверное, догадались сами…

АЛЕХИН — ЗУБАРЕВ
Защита Нимцовича E32
Турнир Московского шахматного кружка,
4.12.1915, 9-й тур

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4.

«НВ». В подобных началах мы предпочитаем большую замкнутость игры, так как агрессивность ведет часто лишь к размену, выгодному для противника.

Почему же тогда в партии с Рубинштейном (Петербург 1914) Алехин сыграл 3...Bb4? Ответ находим у Тарраша: «Алехин выбрал такое начало не потому, что считает его хорошим, а лишь с целью выбить Рубинштейна из колеи».

4.Qc2 b6.

В этой позиции фианкетто нельзя рекомендовать, так как белые получают сильный центр. Правильно 4...c5, препятствуя 5.е4.

Сам автор этой защиты оценивал ход 4...b6 как «возможный», но лучшим ответом считал 4...d5!

5.e4! Bb7 6.Bd3 Bxc3+.

Чтобы иметь хоть какой-нибудь контршанс в виде сдвоения белых пешек. После 6...d5 7.cxd5 exd5 8.e5 Ne4 9.Ne2 партия белых была бы значительно лучше.

«НВ». Черные берут, очевидно, потому, что считают невыгодным для белых взятие пешкой. Но неужели они думали, что белые когда-либо предполагали брать на с3 ферзем? Теперь же королевский фланг черных лишается нужного для защиты слона.

7.bxc3 d6 8.Ne2 Nbd7 9.0-0 0-0.

«НВ». На 9...е5 последовало бы тоже 10.f4.

10.f4.

Грозя уже выиграть пешку ходом 11.е5.

10...h6 11.Ng3 Qe7.

«НВ». Нехорошо. Черные должны подготовить ход е6-е5, так как только таким путем они могут парировать нарастающую силу слона d3. Между тем ход ферзя, подвергающий его угрозе Nf5, делает выполнение указанного плана невозможным. Продолжение Re8, c7-c5, Qc7, e6-e5 было лучше.

Типичный совет на глазок: 11...Re8? 12.e5, и черные без коня. Если начать с 11...c5 (11...e5? 12.Nf5 Re8 13.fxe5 dxe5 14.Bxh6!), то попытка действовать «по плану» – 12.a4 Qc7 снова наталкивается на 13.e5.

12.Qe2!

Подготовляя 13.Ba3, что без этого хода только бесцельно усложняло игру после 12...Ng4 с угрозой Nxh2!

12...Rae8.

Черные закончили развитие своих фигур, но они стоят недостаточно активно для того, чтобы успешно противодействовать последующей атаке белых в центре.

«НВ». Черные заперли свои фигуры: ладья f8 и оба коня не имеют ходов.

13.Ba3.

С сильной угрозой 14.е5, что вынуждает черных еще больше ослабить свою позицию.

13...c5 14.Rae1 Kh8.

Чтобы очистить место для коня.

15.d5!

Не с той ноги, уверен компьютер, предлагая взамен 15.e5!

После 15...Ng8 16.Ne4 Bxe4 17.Qxe4 f5 18.Qc6 dxe5 19.fxe5 прямого выигрыша не видно, но позиция в пользу белых. Вот симпатичная фантазия «в стиле Алехина»: 19...Rd8 20.g4!? Qg5 (20...fxg4 21.Qe4!; 20...g6 21.gxf5 gxf5 22.Kh1!) 21.Qxe6 Qd2 22.Bxf5! Qxc3 23.Qg6 Rxf5 24.Qxf5 Qxa3 25.e6 Ndf6 26.g5!

15...Ng8.

Черные не могут играть 15...exd5 из-за 16.Nf5.

«НВ». Теперь видно, как плохо стоит ферзь на е7: 15...e5 нельзя из-за 16.Nf5 и Nxd6.

16.e5.

В книге Алехин снял восклицательный знак к этому ходу и, как мы увидим ниже, не зря. Лучше было 16.Bc2, хотя после помарки на предыдущем ходу атака имеет уже мало шансов на успех, например: 16...Ba6 17.Qd3 g6 18.Rd1 exd5! 19.Qxd5 (19.exd5 Qe3+) 19...Ndf6 20.Qxd6 Bxc4 21.Rf3 Rd8 и т.д.

16...g6.

Подготовляя 17...exd5.

И упуская свой шанс! Путем 16...dxe5! 17.fxe5 exd5 и Qxe5 черные могли наказать противника за импульсивное 16.е5. Вряд ли Алехин зевнул этот вариант при подготовке книги. Почему не отметил? Тогда бы рассыпалась вся его концепция, а терять красивую партию для сборника ему не хотелось...

17.Qd2!

«НВ». Угрожая 18.dxe6 Qxe6 19.f5.

Значительно сильнее было 17.Ne4! с идеей 17...dxe5 18.fxe5 exd5 19.Nd6.

17...exd5.

Если 17...dxe5 18.fxe5 exd5, то 19.e6! fxe6 20.Bxg6 Rxf1+ 21.Nxf1 Rf8 22.cxd5, и преимущество белых достаточно для выигрыша.

После 22...Bxd5 позиция близка к ничейной. Но лучше 19.cxd5! Bxd5 20.c4 Be6 21.Bb2 и Ne4.

18.cxd5 dxe5.

«НВ». Если 18...Bxd5, то 19.Bb5 Be6 (19...Bb7 20.exd6!) 20.exd6 Qd8 21.f5 и т.д.

19.c4!

Открытие большой диагонали для ферзевого слона белых решает партию в несколько ходов.

19...Kh7 20.Bb2! Ngf6.

Если 20...f6, то 21.Bxg6+! Kxg6 22.Qd3+ f5 23.Nxf5 Rxf5 24.fxe5, и выигрывают.

«НВ». В отчаянном своем положении (любопытно, как белые открыли диагонали обоим своим слонам) черные затевают безнадежную авантюру с матовыми угрозами.

21.fxe5 Ng4 22.e6 Qh4.

Последняя попытка! Если 22...fxe6, то 23.Bxg6+.

23.Rxf7+!

«НВ». Это разрушает все затеи противника, ответы которого отныне вынужденны.

23...Rxf7 24.Bxg6+! Kxg6 25.Qd3+ Kg5 26.Bc1+. Черные сдались. Если 26...Rf4, то 27.Qf5#, а если 26...Kf6, то 27.Qf5+ также с быстрым матом.

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум