четверг, 21.09.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07
 АНДЕГРАУНД 
   И.Одесский: «...новые приключения неуловимых»
   И.Одесский: «Гамбит Литуса»

 ДИАЛОГИ 
   Г.Сосонко: «Амстердам»
   Г.Сосонко: «Вариант Морфея»
   Г.Сосонко: «Пророк из Муггенштурма»
   Г.Сосонко: «О славе»

 СМЕНА ШАХМАТНЫХ ЭПОХ 
   Алекс. Никитин «Решающая дуэль глазами секунданта»
   Сергей Шипов «Огонь и Лед. Решающая битва»
 ВСЕ ЧЕМПИОНАТЫ СССР 
   9-й чемпионат: «Старый конь борозды не портит» (1934-35)
   8-й чемпионат: «Зеркало для наркома» (1933)
   7-й чемпионат: «Блеск и нищета массовки» (1931)
   6-й чемпионат: «Одесская рулетка» (1929)
   5-й чемпионат: «Птенцы Крыленко – на крыло» (1927)
   4-й чемпионат: «Диагноз: шахматная горячка» (1925)
   3-й турнир-чемпионат: «Кто не с нами, тот против нас» (1924)
   Турнир-чемпионат: «Червонцы диктатуры пролетариата» (1923)
   1-я всероссийская Олимпиада: «Пир во время чумы» (1920)

 ЛЕГЕНДЫ 
   Вильгельм СТЕЙНИЦ
   Эмануил ЛАСКЕР
   Хосе Рауль КАПАБЛАНКА
   Александр АЛЕХИН
   Макс ЭЙВЕ
   Михаил БОТВИННИК
   Василий СМЫСЛОВ
   Ефим ГЕЛЛЕР
   Михаил ТАЛЬ
   Тигран ПЕТРОСЯН
   Борис СПАССКИЙ
   Роберт Джеймс ФИШЕР
   Анатолий КАРПОВ
   Гарри КАСПАРОВ
   Вишванатан АНАНД

 РЕЙТИНГИ 
   Top-100 ФИДЕ на 1/07/2006:
«Адамс снова в десятке»

   Top-100 ФИДЕ на 1/04/2006:
«Топ-лист возглавил Топалов»

   Top-100 ФИДЕ на 1/01/2006:
«Последний рейтинг Каспарова»

   Россия 2500+ на 1/10/2005:
«В ожидании выздоровления»

   Top-100 ФИДЕ на 1/10/2005:
«По чем нынче Эло-уголёк?»

   Экс-СССР 2500+ на 1/07/2005:
«В поисках сладкой жизни»

   СНГ 2500+ на 1/07/2005:
«Берегись, Запад!»

   Россия 2500+ на 1/07/2005:
«В ожидании новой волны...»

   Top-100 ФИДЕ на 1/07/2005:
«Что гласит закон джунглей?»

   Россия 2500+ на 1/04/2005:
«В ожидании новой волны...»

   Top-100 ФИДЕ на 1/04/2005:
«Кому желать здравствовать?»

   Экс-СССР 2500+ на 1/01/2005:
«Cвоим становится не каждый...»

   СНГ 2500+ на 1/01/2005:
«Под знаком жовто-блакитных!»

   Россия 2500+ на 1/01/2005:
«Броуновское движение в...»

   Top-100 ФИДЕ на 1/01/2005:
«"Топ-лист" рекордсменов»

   Top-100 ФИДЕ на 1/10/2004:
«Атака Морозевича–Топалова»

   Top-100 на 1/07/2004: «Этьен Бакро–клубный король Европы»

 ГДЕ ПОИГРАТЬ В СЕТИ? 
   Игровые шахматые серверы

 О КОМПАХ: HARD & SOFT 
   Шахпрограммы для Pocket PC

Rambler's Top100
Сергей ВОРОНКОВ,
журналист, историк

Старый конь борозды не портит


Девятый чемпионат СССР – 1934/35 год

  Увидев заголовок, кто-нибудь наверняка ехидно добавит: но и глубоко не вспашет. Может, применительно к обычному деревенскому коняге это и так, но на черно-белых полях работают головой, а это существенно продлевает век шахматного пахаря.

  "Способность играть в шахматы (и притом в силу мастера) сохраняется до глубокой старости, – писал Федор Богатырчук в бюллетене Московского международного турнира (№ 1, 1935). – Да это и понятно, если мы вспомним, что мозг человека стареет позже тела. Между тем, с легкой руки части нашей шахматной прессы, весьма широко привился, если можно так выразиться, футбольный взгляд на шахматных мастеров. Мастера оценивают не как представителя того или иного направления в шахматах, знатока шахматного искусства, а с точки зрения его физической крепости в беге на определенную шахматную дистанцию. Выдержал, пробежал без одышки, набрал 50 процентов – значит, ты еще мастер. Не выдержал – тебя немедленно сдают в архив".
  Поводом к написанию этих строк послужила дискуссия "о мастерах и мастерстве" – именно так называлась передовая статья в журнале "Шахматы в СССР" (№ 3, 1934), послужившая сигналом к шумной кампании, инициатором которой был, вероятно, сам Крыленко. На вид речь шла о простом ужесточении требований для получения звания мастера, дабы избежать их "перепроизводства", однако истинной целью, несомненно, была чистка мастерских рядов. Вместо того чтобы сразу вернуть звание гроссмейстера, отмененное в 1931 году (и реабилитированное только через год), реформаторы объявили мастеров неким "сверхклассом" и… стали подгонять жизнь под свою схему.


Дарственная надпись на книге "Матч Ботвинник – Флор" (1934), которую Ботвинник преподнес Богатырчуку в разгар 9-го чемпионата СССР. Этот уникальный документ эпохи прислал мне из Харькова Андрей Еременко (Eremite), знаток и поклонник творчества Федора Парфеньевича Богатырчука. Сама книга находится сейчас в одной из заграничных коллекций

  Уже в следующем номере журнала важную инициативу поддержали гранды советских шахмат – Михаил Ботвинник, Григорий Левенфиш и Петр Романовский: "По количеству мастеров с нами не может конкурировать ни одно буржуазное государство. Сейчас у нас имеется 43 шахматных мастера… Не следует поддаваться, однако, головокружению от успехов. Вторая пятилетка – это прежде всего пятилетка освоения, пятилетка высоких качественных показателей. Мы должны добиться, как справедливо заметил на XVII съезде партии т. Пятаков, чтобы наша советская марка была выше заграничной. Это относится и к "марке" советских шахматных мастеров. Следует открыто признать, что на этом участке положение дел недостаточно благополучно".
  Приведя критерии, необходимые для того, "чтобы звание мастера действительно стало ученой степенью", авторы рекомендовали давать его пожизненно только тем мастерам, кто достиг 50-летнего возраста, а всех остальных периодически пропускать через сито жесткого отбора: "Высшая квалификационная комиссия проводит чистку наличных мастерских кадров и переводит в кандидаты тех, которые не удовлетворяют требованиям…"
  Следом выступил председатель ВКК Николай Зубарев, предложивший перевести "часть мастеров, не имеющих по совокупности никаких успехов в течение последних трех лет, непосредственно в первую категорию". А Владимир Алаторцев напомнил коллегам о том, что "в основу работы квалификационных комиссий должен быть положен мудрый лозунг тов. Сталина "Кадры решают всё"".
  Против "генеральной линии" осмелился пойти – во всяком случае, публично – только один мастер ("64" № 8-9, 1934):
  
 
  "...Шахматная организация (наша, конечно, советская) заинтересована не только в том, чтобы иметь шахматных мастеров-профессионалов, а главным образом в том, чтобы иметь мастеров среди непрофессионалов. Нам надо иметь побольше мастеров среди инженеров, врачей, профессоров, квалифицированных рабочих и поменьше таких игроков, вся жизнь которых проходит исключительно на 64 полях шахматной доски. Доказательством правильности этого взгляда служат следующие предпосылки:
  1) Для шахматного движения СССР шахматы не являются самоцелью, а лишь средством поднятия культуры населения, для создания разумного отдыха и т.д. Вполне естественно, что шахматная организация заинтересована в том, чтобы среди всех прослоек населения, среди всех профессий было как можно больше квалифицированных шахматистов – вплоть до мастеров.
  2) Для целей пропаганды шахмат также чрезвычайно важно общественное и научное положение мастеров. Если бы у нас заниматься квалифицированно шахматами могли только профессионалы, то шахматная организация, поддерживавшая такое положение, была бы не на высоте… Все время надо подчеркивать, что Ботвинник – инженер, уже успевший, несмотря на молодость, зарекомендовать себя по своей специальности, что Романовский – выдающийся финансовый работник, Левенфиш – главный инженер треста, Ильин-Женевский – выдающийся дипломат и пр. Важно указывать, что шахматы для всех этих людей не более чем, как говорят англичане, "hobby". Поэтому шахматная организация при устройстве крупных состязаний не только не должна забывать о существовании такого рода мастеров, а в первую очередь должна заботиться об их интересах. Ведь только на таких состязаниях наши мастера-непрофессионалы могут повышать свою квалификацию, так как в остальное время они настолько перегружены своей научной и общественной работой, что им на шахматы почти не остается времени…
  В свете бережного отношения к нашим мастерам-непрофессионалам мы должны также рассматривать вопрос о сохранении ими звания мастера. Для нас не подлежит никакому сомнению, что звание это должно сохраняться пожизненно. Другое дело получение звания мастера – тут допустимы любые строгости и рогатки… Но раз звание присуждено, оно должно оставаться пожизненно. Звание мастера равноценно званию академика в своей отрасли и может быть отнято только в результате какого-либо проступка.
  Совершенно неправильно сохранять звание пожизненно только по достижении "преклонного" (50 лет!) возраста, как указано в одной из статей (см. "Шахматы в СССР"), написанной, по-видимому, автором в возрасте пионера. Нам известны случаи, когда мастера возвращались к игре после перерывов в пять и более лет и добивались сразу же очень крупных успехов. С другой стороны, мастера и после 50 лет также не без успеха выступали в турнирах. Дело не в возрасте и не в перерывах, а в том, насколько заслуженно дается звание…
  Итак, побольше трудностей при получении звания мастера! Побольше внимания к мастерам-непрофессионалам! За пожизненное, почетное звание советского мастера!
Доцент рентгенологии Ф.П.Богатырчук".

  Увы, то был глас вопиющего в пустыне. В августе 1935 года "ввиду отсутствия за последние пять лет необходимых спортивных достижений" Выгодчиков, Готгильф, Измайлов, Кириллов, А.Куббель, М.Макогонов, Модель, Розенталь, Рохлин, Сергеев, Силич и Сорокин были лишены звания мастера и переведены в первую категорию. "Могу только предположить, какие чувства испытал отец, узнав об этом, – пишет Николай Измайлов ("Шахматы в России" № 1-3, 1999). – Ясно, что "чистка" ударила прежде всего по мастерам-непрофессионалам, которые из-за основной работы не могли регулярно участвовать в турнирах. И в первую очередь – по Петру Измайлову. Ведь за указанные пять лет он лишь один раз (в 1931 году) играл во всесоюзном турнире. Поэтому разве не справедливей было бы ему, а может, и другим "разжалованным" мастерам предоставить возможность и время, чтобы подтвердить свое звание?"
  Богатырчук ратовал за поднятие культуры с помощью шахмат, как это все предыдущие годы и декларировалось Крыленко, не понимая (или не желая понимать?), что начиная с матча Ботвинник – Флор (декабрь 1933) ситуация изменилась и наверху взят курс на завоевание мирового шахматного господства, а потому в мастерах-любителях государство больше не нуждается. Теперь ему нужны жесткие профи, способные превзойти лучших западных мастеров и тем самым доказать превосходство советского строя, – и на достижение этой цели будут брошены все средства!
  В 1935 и 1936 годах в Москве с большой помпой пройдут два крупных международных турнира. В обоих Ботвинник блестяще оправдает надежды: в первом разделит победу с Флором, во втором пропустит вперед только Капабланку, переживавшего тогда вторую шахматную молодость. Затем последует его триумф в Ноттингеме… Но когда в 1937 году Ботвинник откажется от участия в 10-м чемпионате СССР из-за подготовки к защите кандидатской диссертации, он получит угрожающую телеграмму от Крыленко: "Ваше поведение ставлю на ЦК!" Это было напоминанием о том, что у лидера советских шахмат есть задача и поважней, чем научная карьера…
  

СМЕРТЬ ВРАГАМ РЕВОЛЮЦИИ!




  Богатырчук: "В начале зимы 1934 года состоялся, снова в Ленинграде, 9-й Всесоюзный чемпионат. По дороге туда, в купе вагона, где я был, вошел какой-то взволнованный человек и, показывая на газету, сказал:
  - Вы слыхали, Киров убит! – и добавил с мрачным видом. – Теперь начнется!
  Что начнется, было ясно – усиление террора. И действительно, в одни из следующих дней по приезде я прочитал в газете, что в порядке красного террора расстреляно 300 белогвардейцев, бывших в тюремном заключении. Даже те, кто уже пережил ужасы гражданской войны и тогдашнего террора, были потрясены этим бессмысленным варварством, тем более что Кирова убил молодой член партии, а не какой-либо "реакционер". Но в это время власть и возглавлявший ее Сталин полностью распоясались и издевались над народом решительно как хотели. Волна террора прокатилась по всей России и стоила жизни тысячам ни в чем не повинных людей. Как намекнул позже Хрущев, не исключена возможность, что вдохновителем убийства был сам Сталин, желавший развязать себе руки в дальнейшем походе на партийных соперников. Последовавшие вскоре процессы над Зиновьевым и другими вождями ВКП(б) подтверждают это предположение.
  Так или иначе, но мрачное предсказание пассажира моего купе полностью оправдалось: открылся шлюз, по которому снова потекли реки крови, с той только разницей, что теперь текла кровь не противников большевизма, а и его основателей и вдохновителей.
  Вначале мы думали, что турнир будет отменен, но он состоялся в установленные сроки" (из книги "Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту", Сан-Франциско, 1978).
  
 
  Странная деталь: в опубликованном в "Шахматах в СССР" траурном письме участников и членов Оргкомитета турнира фамилии Богатырчука нет, а вот фамилии Романовского и Ботвинника наличествуют, хотя они вроде бы ни к тем, ни к другим не относились. Целиком это письмо под названием "Погиб наш руководитель, лучший друг шахматистов, тов. Киров" приводить не буду, но финал процитирую – так сказать, для создания духа времени:
  "Уничтожая врагов Советского союза, сметая с пути все препятствия, рабочий класс и колхозное крестьянство нашей великой Советской страны железной поступью идет вперед к дальнейшим победам, руководимые большевистской партией во главе с великим Сталиным!
  Теснее ряды вокруг нашей ленинской партии!
  Смерть врагам революции!"

  Григорьев (насчет авторства статей в "64" – см. предисловие к 7-му чемпионату): "7 декабря в Ленинграде началось IX Всесоюзное первенство, разыгрывавшееся при 20 участниках – сильнейших представителей советского шахматного искусства. В состав первенства на основе ряда отборочных соревнований, проведенных в Москве, Ленинграде, Тифлисе и Средней Азии, вошли (в порядке жребия): 1. Дубинин (Горький), 2. Чеховер, 3. Левенфиш, 4. И.Рабинович, 5. Алаторцев, 6. Лисицын (все – Ленинград), 7. Юдович, 8. Кан (оба – Москва), 9. Богатырчук (Киев), 10. Рагозин (Ленинград), 11. Мазель, 12. Белавенец (оба – Москва), 13. Вересов (Минск), 14. Рюмин (Москва), 15. В.Макогонов (Баку), 16. Ильин-Женевский (Ленинград), 17. Панов (Москва), 18. Фрейман (Ташкент), 19. Раузер (Киев) и 20. Савицкий (Ленинград). Таким образом, мы видим, что из сильнейших шахматистов Союза отсутствуют только чемпион СССР – Ботвинник, командированный на международный турнир в Гастингс, и заслуженный мастер Романовский, освобожденный от участия в первенстве по состоянию здоровья.
  
 
  Романовский: "С 1933 по 1945 год я не участвовал ни в одном всесоюзном первенстве. Игру в XI чемпионате страны (1939) я вынужден был прервать ввиду болезни. Мое участие в международном турнире в Москве 1935 года было обусловлено соблюдением строгого медицинского режима в связи с прогрессировавшей болезнью сердца" (из книги "Избранные партии", Москва, 1954).

  В связи с невозможностью Ботвинника участвовать в данном первенстве победитель последнего, для закрепления за собой звания чемпиона СССР, обязуется в течение 1935 года сыграть с Ботвинником матч" ("64 – Шахматы и шашки в массы" № 1, 1935).
  
 
  Забегая вперед, отмечу, что такой матч не состоялся. То ли из-за того, что в турнире оказалось два победителя, то ли из-за позиции Крыленко, который, по словам Ботвинника, заявлял в то время: "Никаких матчей!" Во всяком случае, ни в тогдашней шахматной прессе, ни в мемуарах Левенфиша и Ботвинника об этом ни слова – как будто такого условия вовсе не было в регламенте чемпионата.

  Левенфиш: "В ряду всесоюзных чемпионатов IX первенство занимает очень видное место. Тщательно профильтрованный состав участников позволил организовать ровный, сильный турнир мастеров без статистов и аутсайдеров. Достаточно сравнить списки участников чемпионатов 1929, 31, 33 и 34 годов и итоговые таблицы этих турниров, чтобы убедиться в справедливости сказанного. Участие аутсайдеров вносит в любое состязание элемент случайности. Известны случаи, когда мастер, набравший 30% очков против призеров, благодаря хорошему результату против слабейших занимал высокое призовое место (жирный намек на 2-го призера предыдущего чемпионата Алаторцева, набравшего 3 очка из 9 против призеров и вырубившего "хвост" 10 из 10). Такие случайности в IX первенстве были немыслимы. Здесь даровых очков почти не было, сравнительно мало было и так называемых "гроссмейстерских" ничьих. Большинство схваток велось с крайним ожесточением. Я полагаю, что в целом турнир был не только ровнее, но, пожалуй, и сильнее предыдущих чемпионатов.
  К сожалению, отсутствовал победитель первенств 1931 и 1933 годов М.М.Ботвинник, один из сильнейших современных мастеров. Его участие, несомненно, повысило бы интерес к турниру – как шахматный, так и спортивный. Встречи с Ботвинником – прежде всего строгий экзамен по теории дебютов. VII и VIII первенства СССР показали, что громадное большинство наших мастеров не выдержало это трудное испытание, и фактически их партии с Ботвинником представляли собой техническое "оформление" неудачного дебюта. С другой стороны, IX первенство свидетельствует о значительном росте нашей молодежи и о повышении уровня теоретических знаний. Поэтому участие Ботвинника было бы вдвойне интересно…" ("Шахматы в СССР" № 1, 1935 и сборник "IX Всесоюзное шахматное первенство", Москва, 1937).
  

ЛИХО ЗАКРУЧЕНО


  Левенфиш: "Со спортивной точки зрения турнир оказался весьма удавшимся. Такой напряженной борьбы за призовые места не было ни в одном чемпионате СССР. По условию, первые 8 призеров допускались в московский международный турнир, который начинался уже через два месяца после всесоюзного. Таким образом, кроме обычной борьбы за призовые места, в настоящем первенстве шло ожесточенное соревнование за попадание в заветную восьмерку. Неоднократная смена лидеров, неясность исхода борьбы до последнего тура создали среди публики, переполнявшей залы Центрального шахматного клуба, крайне нервное напряжение.
  
 
  Юдович: "Небольшие залы клуба не могли вместить всех желающих побывать на турнире. Трудно было зрителям, и еще труднее нам – участникам. Было душно и шумно. К счастью, организаторы провели несколько выездных туров в Домах культуры крупнейших ленинградских заводов" ("Бюллетень ЦШК СССР" № 13, 1983).

  На протяжении всего турнира толпы зрителей теснились у таблиц и горячо спорили о шансах лидеров и о составе "восьмерки". Ажиотаж нарастал с каждым туром и дошел до апогея к финишу, тем более что только нажим в последних четырех турах дал возможность ленинградцам отвоевать шесть призов из восьми (в отсутствие Ботвинника и Романовского!).
  Распределение участников по жребию отчасти обусловило изменчивый характер борьбы. Последние пять номеров и первый достались мастерам, которые действительно оказались в хвосте турнира. Поэтому конкуренты, входившие в контакт с этой группой, делали "серию" и возносились наверх. Начал эту серию Алаторцев и повел первую половину турнира. Затем пошел в гору Богатырчук. Он продолжил серию выигрышами у Алаторцева, Рюмина и Рабиновича и казался уже недосягаемым, но споткнулся, не выдержав напора талантливой ленинградской молодежи. С Чеховером он кое-как добился ничьей, но три поражения от Лисицына, Савицкого и Рагозина выбили его из седла.
  
 
  Богатырчук: "В первых турах я играл очень хорошо и за пять туров до конца был на первом месте, имея на два очка больше, чем ближайший конкурент. Моя победа была настолько вероятной, что я получил даже телеграмму от киевских шахматистов, в которой они заранее поздравляли меня с победой. Но, увы! Они забыли, каким неисправимым любителем был я. В последних турах я проиграл двум игрокам, замыкавшим турнирную таблицу, и сделал две ничьи, отбросившие меня на пол-очка ниже Левенфиша и И.Рабиновича" (из книги "Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту", Сан-Франциско, 1978).

  После 15-го тура у Чеховера были объективно лучшие шансы на первый приз. Он набрал уже 9,5 очка, прошел всех опасных конкурентов, и ему остались четыре партии с Макогоновым, Пановым, Ильиным-Женевским и Фрейманом. Но к финишу Чеховер совершенно выбился из сил и должен был проиграть все четыре партии. Только случай помог ему сделать ничьи с Макогоновым и Фрейманом и попасть в заветную восьмерку.
  
 
  Рохлин: "Чеховер в этом турнире напоминал Моделя на чемпионате 1927 года. У Чеховера та же хитроумная игра в совмещении с "бьющей через край" победоносной энергией и те же проигрыши против слабейших участников" ("Шахматы в СССР" № 1, 1935).

  Неудачи Богатырчука и Чеховера изменили положение в мою пользу. После 18-го тура чистый 1-й приз казался мне уже обеспеченным. Рабинович, несмотря на блестящий финиш (6 из 7!), должен был отстать на целое очко. Ситуация изменилась в день для доигрывания перед последним туром. Рагозин проиграл Рабиновичу совершенно равный ладейный эндшпиль, и дистанция между нами уменьшилась до полуочка. В последнем туре разыгравшийся Панов прекрасно провел всю партию против меня, и я с трудом добился ничьей, тогда как Рабинович легко выиграл у Ильина-Женевского и таким образом догнал меня (по 12 из 19).
Григорий Левенфиш и Илья Рабинович
набегают на финишную ленточку

  Самым положительным итогом турнира является, несомненно, высокое качество партий. Это объясняется сильным и ровным подбором участников и напряженностью борьбы. Но, кроме того, решающую роль сыграл рост техники молодых мастеров. Большое значение я приписываю предложенному мною еще в 1923 году контролю времени после 45-го хода, который после длительной дискуссии был наконец принят в настоящем турнире. Отсутствие двух контролей (на 37-м и 52-м ходах) и, следовательно, отсутствие двух цейтнотов, нормальная 6-часовая нагрузка, максимально допустимая при той напряженной умственной работе, какой является шахматная борьба, резко уменьшили количество зевков и ошибок, особенно у призеров турнира. Ряд мастеров после окончания турнира (например, Рабинович, Савицкий, Панов) сообщили мне, что чувствуют себя совершенно бодрыми.
  Во всяком случае, такой картины, как в чемпионате 1933 года, когда Ботвинник на финише спас несколько сомнительных партий, здесь не было. Каждые пол-очка брались с боя, особенно во второй половине турнира.
  Так как 6-часовой контроль показал ряд крупных преимуществ, то во избежание возражений против него я предлагаю улучшить его путем введения получасового перерыва (после 4 часов игры) для отдыха и чаепития, но без записи ходов и без разрешения анализировать позицию".
  

ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ВОСЬМЕРКА


  Левенфиш: "Весь турнир Рабинович играл не только прижимисто, но и весьма агрессивно, не опасаясь острых осложнений. Однако в первой половине эта стратегия не получила надлежащего тактического оформления, и в партиях против Дубинина, Алаторцева и Богатырчука в критические моменты он не нашел правильного продолжения атаки и проиграл. Но это не сломило воли Рабиновича и, продолжая в том же стиле, он разгромил Макогонова, Мазеля, Белавенца и заслуженно добился дележа первого места, пожалуй, самого крупного успеха в его шахматной карьере.
  
 
  Богатырчук: "Мастер И.Рабинович является олицетворением академизма в шахматах. Из советских шахматистов один разве Раузер мог бы поспорить с ним в этом отношении. Однако изучение партий Рабиновича за последние годы показывает, что во многих из них его творчество вовсе не покоится на рутине, а обнаруживает такое высокое мастерство, которое ставит И.Рабиновича в один ряд с выдающимися шахматными мастерами СССР" ("Бюллетень Московского международного шахматного турнира" № 1, 1935).

  Я чувствовал себя значительно бодрее, чем в турнире с участием Эйве (Ленинград, август 1934: 1. Ботвинник – 7,5 из 11; 2-3. Романовский и Рюмин – по 7; 4. И.Рабинович – 6,5; 5. Кан – 6; 6. Эйве – 5,5; 7-8. Кмох и Юдович – по 5; 9-10. Алаторцев и Лисицын – по 4,5; 11. Левенфиш – 4; 12. Чеховер – 3,5), хотя только частично был освобожден от службы. Самым трудным для меня оказался розыгрыш дебюта за черных – результат многолетней отсталости от теории. Из восьми выигранных партий в шести я играл белыми, все три проигранные – черными. Все выигранные партии проведены мною хорошо и оставляют цельное впечатление. Всё еще хромает техника "оформления выигрыша", вследствие чего стратегически решенные партии против Алаторцева, Рабиновича и Рюмина я свел вничью…
  
  Рохлин: "Левенфиш рано или поздно должен был обрести былую шахматную силу, ибо свежесть комбинационной мысли им никогда не была утеряна. Глубоким пониманием законов шахматной борьбы и в особенности умением тонко проанализировать каждую позицию он добился ряда эффектных побед".

  Разделившие 3-й и 4-й призы Богатырчук и Рюмин (по 11,5) представляют каждый шахматную индивидуальность. В отличие от чемпионата 1933 года, Богатырчук явился на турнир в свежем и боевом настроении. На этот раз его игра произвела прекрасное впечатление, смелая и изобретательная в атаке и крепкая и упорная в защите. К концу турнира он сдал, то ли не выдержав напряжения длительного сражения, то ли под влиянием неудач, особенно чувствительных для лидера.
  Многогранное дарование Рюмина всегда было для меня исключительно привлекательным. Он один из немногих представителей нашей молодежи, равно сильный и в атаке, и в защите. В сложных запутанных позициях он чувствует себя как рыба в воде, часами поддерживая напряжение и дожидаясь случая для тактического удара. Так он выиграл трудную партию у Рабиновича, так спас пол-очка в партии со мной. В то же время Рюмин не упустит возможности с блеском разнести противника атакой, как это случилось, например, в партиях с Пановым и Мазелем. Стиль Рюмина напоминает Ласкера, и этим всё сказано.
  
 
  Григорьев: "Рюмин после 7-го тура имел всего 2,5 очка и, казалось, никакого участия в борьбе за первые места принимать не будет; однако блестящий финиш (после пяти побед кряду!) вывел его на третье место. К сожалению, практические успехи Рюмина не всегда соответствуют его огромному таланту и богатой шахматной эрудиции. В игре его зачастую наблюдается какая-то вялость и нерешительность. Как в отдельных партиях Рюмин лучше всего играет, когда находится в тяжелом положении, так и в турнире он обычно начинает играть в полную силу, когда его положение уже несколько скомпрометировано. Для достижения полного успеха Рюмину необходимо от этого "метода" отказаться" ("64" № 1, 1935).

  Четыре следующих места поделили представители ленинградской молодежи – Алаторцев, Лисицын, Рагозин и Чеховер (по 10,5). Алаторцев играет с большим темпераментом, изобретателен в атаке, избирает только определенные дебютные системы (ферзевый, французскую), которые разрабатывает годами. Но в борьбе с сильными противниками особенно рельефно выступают его слабые стороны: рискованный характер его замыслов, слабость в защите, посредственный розыгрыш эндшпиля и, главное, переоценка как своих позиций, так и своих возможностей.
  
 
  Мало кто знает, включая авторов книги "Две жизни гроссмейстера Алаторцева" (Москва, 1994), что в тот момент молодой маст ер переживал серьезный творческий кризис.
  Алаторцев: "Мне кажется, что я с достаточным правом занял 2-е место в VIII чемпионате СССР (1933) и потому просил организовать мой матч с Ботвинником. Я преследовал прежде всего учебные цели, так как считаю, что матч наиболее выпукло выявил бы недостатки стиля, а Ботвинник особенно искусно умеет вносить коррективы в игру противника. После неудавшейся попытки организации этого матча я потерял прежнее стремление к самосовершенствованию, целиком отдался инженерно-проектной работе. Этот перерыв продолжался почти два года" (спецвыпуск "64", 19 декабря 1936).

В.АЛАТОРЦЕВ

  Исключительно одаренный Чеховер заметно прогрессирует, и только слабое здоровье не позволило ему взять один из первых призов. Он прекрасно комбинирует, очень опасен в атаке. В данном турнире он показал себя стойким в защите (например, в партии с Рюминым). Улучшилась его техника ведения эндшпиля.
  
 
  Следующие строки относятся не к этому чемпионату, а к соревнованию 1933 года, но вряд ли за это время характер Чеховера мог измениться.
  Батуринский: "Вечерами, после окончания игры, талантливый ленинградский музыкант, шахматный мастер и шахматный композитор Виталий Чеховер услаждал слух собравшихся игрой на пианино и веселил исполнением песенок фривольного содержания, которых он знал множество" (из книги "Страницы шахматной жизни", 2-е изд., Москва, 1990).

  Лисицын и Рагозин прежде всего мастера защиты. Лисицын прекрасно чувствует позицию, хорошо реализует преимущество, точно разыгрывает эндшпиль. Но иногда без видимой причины он играет без всякого подъема и отдает зря очки, как было в первой половине турнира. Для больших успехов Лисицыну необходимо усилить в себе волю к победе. Несоблюдение турнирной дисциплины должно быть изжито.
  
 
  Богатырчук: "Четко, ровно и спокойно творчество Лисицына, которое может доставить наслаждение любителям мастерски отделанного шахматного пейзажа" ("Бюллетень Московского международного шахматного турнира" № 1, 1935).

  Рагозин тонко и своеобразно понимает позицию, в трактовке которой напоминает Нимцовича, прекрасный тактик, но не обладает достаточной выдержкой и волей".
  

ЗА ЧЕРТОЙ ПРИЗЕРОВ


  Левенфиш: "Следующие четыре места поделил москвичи Белавенец, Кан и Юдович и представитель Азербайджана Макогонов (по 10). Все они – крепкие позиционные мастера. Белавенец впервые выступает во всесоюзном турнире и, не выдержав длительной борьбы, сдал в конце, тогда как в первой половине шел без поражений (он претендовал на одно из первых мест, но проиграл обе последние партии – своему другу Юдовичу и Кану). Результат Белавенца не соответствует действительной силе его игры, и я полагаю, что последующие его выступления будут более успешны. Кан цепок и изобретателен, но не любит углубляться в позицию; Юдович – тонкий знаток позиции, но чересчур осторожен и боится осложнений. Макогонов хорошо разыгрывает позиционные партии, но теряется в тактических осложнениях, как показывают его партии с Рагозиным и Чеховером.
  13-е и 14-е места поделили Панов и представитель Белоруссии Вересов (по 9). Оба впервые участвуют во всесоюзном состязании, оба с ярко выраженным комбинационным уклоном, оба очень опасны в атаке и слабы в защите. Панову необходимо уравновесить свой стиль, и тогда его большое дарование, несомненно, развернется в полном объеме. Вересову необходимо углубить стратегическую разработку позиции, в тактическом отношении он уже сейчас превосходит многих мастеров. Только недостаточное знание теории дебютов и пренебрежение чисто позиционным маневрированием помешали ему добрать пол-очка и завоевать звание мастера.
  
 
  Юдович: "Удивительным был результат Вересова, который 9 партий выиграл и 10 проиграл. Ничьи он делать тогда не умел" ("Бюллетень ЦШК СССР" № 13, 1983).

  Следующие два места поделили Савицкий и Мазель (по 8,5). Тонкий знаток дебютов Савицкий весьма опасен в атаке, но слаб в защите и эндшпиле. Под конец он разыгрался и разделил приз за лучший результат в последних 6 турах с Пановым (4,5 из 6).
  
Леонид Савицкий
  К несчастью, этот турнир оказался лебединой песней Леонида Яковлевича Савицкого: через полгода после чемпионата он умер. В возрасте всего 24 лет…
  Готгильф: "Я вспоминаю невозвратимые дни нашего совместного пребывания на последнем турнире в Воронеже. Быстро взбегаем по некрутым ступенькам трехэтажной гостиницы. На верхней площадке задержка, и внезапно – характерный, мучительный, астматический хрип прорезает тишину. Это настолько неожиданно, что невольно озираешься по сторонам, не веришь, чтобы так дышать, хватаясь за сердце, вынужден был этот цветущий мальчик, всегда живой, веселый, радующий и бодрящий всех окружающих.
  - Что с вами, Лёня?
  - У меня сердце никуда не годится. Совсем испорчено. Мне приходится очень беречься, небольшая простуда может меня надолго уложить в постель.
  Минуту спустя всё забыто. Снова шутки, смех, снова Лёнины словечки, им самим изобретенные…
  Он не принадлежал к числу тех редких "счастливцев", талант которых раскрывается самопроизвольно. С первых шагов своей шахматной деятельности Лёня привык к упорному труду; он полностью усвоил высокое искусство анализа, он шел к совершенству верными шагами, и смерть настигла его у самой цели" ("Шахматы в СССР" № 8, 1935).
  Левенфиш: "Дарование Савицкого было ярко аналитического и комбинационного характера. Он являлся одним из лучших советских аналитиков. Его познания в дебютной теории были весьма обширны. В целом ряде дебютов (защита 1…Nf6 и 2…b6, защита Грюнфельда, испанская партия) им были разработаны собственные системы защиты" ("64", 15 июля 1935).

  Мазель, оригинальный позиционный мастер, к сожалению, внес диссонанс в общую боевую атмосферу турнира. Он начал с того, что после 10-15 ходов предлагал всем противникам ничьи. Когда ему было сделано соответствующее внушение, он стал успешно состязаться с Лисицыным на опоздания к партиям. В последнем туре, когда решалась судьба всех призов, он опоздал на 1 час к партии с Богатырчуком, стал играть атемпо и подставил фигуру. Надеюсь, что московские шахорганизации дадут должную оценку поведению Мазеля. (Надежды оправдались: "за недопустимое отношение к своим турнирным обязанностям" Мазелю был вынесен строгий выговор с предупреждением.)
  На 17-м месте неожиданно оказался Раузер (7,5), большой знаток теории дебютов и эндшпиля, тонкий аналитик. Раузер настолько заражен догматизмом, что стремится заменить свободное мышление готовыми прописями. Он, например, убежден, что 1.е2-е4 форсированно выигрывает, а 1.d2-d4 ведет к неизбежной ничьей, и черными в последнем дебюте играет рьяно на ничью. Вдобавок, растеряв все шансы в первой половине турнира, Раузер играл весьма небрежно во второй половине его, забывая, подобно Мазелю, что невыполнение турнирного долга больше дискредитирует мастера, чем неудача в турнире.
  
  Раузер: "Считаю, что упреки по моему адресу в излишнем догматизме исходят от тех моих партнеров, которые недооценивают моего подхода к шахматной партии. Я считаю, что играть надо обоснованно, планово, научно" (спецвыпуск "64", 24 декабря 1936).

  Турнир замыкают Дубинин, Ильин-Женевский (по 7) и Фрейман (4,5). Все они не выдержали напряжения турнирной атмосферы, но по разным причинам. Дубинин только в прошлом году завоевал 1-ю категорию, впервые играет в ответственном состязании и выдохся во второй половине турнира. Он очень своеобразно трактует позицию, играет крепко, но теряется в тактических осложнениях. Его дарование и стиль служат гарантией, что в ближайшее время Дубинин добьется звания мастера.
  
  Григорьев: "Дубинин, начав турнир неплохо, добился рекордного результата против первых 8 призеров – 5,5 очка, в то время как против 11 непризеров набрал всего полтора очка".

  Ильин-Женевский с 1932 года не участвовал в серьезных соревнованиях, так как он находился на ответственной дипломатической работе за границей, и оказался совершенно нетренированным. Отдельные, хорошо проведенные партии (с Лисицыным и Белавенцом) не могли его застраховать от многочисленных зевков и просмотров. Фрейману при его возрасте (52 года) и состоянии здоровья нелегко выдержать длительный, напряженный турнир. Но окончательно "зарезал" этого тонкого шахматного мыслителя новый контроль. Шесть часов непрерывной игры оказались шахматному ветерану не под силу, и на последние два часа пришлось большинство допущенных Фрейманом зевков, погубивших не одну выигранную партию" ("Шахматы в СССР" № 1, 1935 и сборник "IX Всесоюзное шахматное первенство", Москва, 1937).
  

ПОБЕДА "СТАРОЙ ГВАРДИИ"


  Рохлин: "Свыше 15 000 зрителей посетило залы Центрального шахматного клуба за время турнира. Интерес захватил не только непосредственных зрителей – ленинградских энтузиастов, которые в последнем, решительном туре (из-за переполнения недостаточно просторного турнирного зала) буквально "осаждали" бывший великокняжеский дворец, но и широкие массы трудящихся и представителей советской общественности. Об этом красноречиво говорит ежедневное освещение хода турнира на страницах центральной и местной печати, а также – факт регулярных сводок о каждом туре, транслируемых крупнейшими радиостанциями Москвы, Ленинграда и других городов, за которыми пристально следили любители шахмат и за границей…
  Один бесспорный вывод нужно сделать из итогов турнира: талантливая шахматная молодежь, выступавшая, правда, без Ботвинника, впервые за последние годы оказалась жестоко пострадавшей от опытного "оружия" учителей и временно оттесненной с тех передовых позиций, которые она, казалось бы, прочно занимала. Рюмин и Алаторцев – оба потерпели поражения от Богатырчука, Рагозин и Кан – от Левенфиша и Рабиновича, Белавенец – от Рабиновича, и только Чеховеру и Лисицыну удалось сохранить известное равновесие. Таким образом, представители старшего поколения, и в особенности Левенфиш и Богатырчук (поскольку И.Рабинович все время прогрессировал), доказали, что их мастерство находится на достаточной высоте.
  
 
  Левенфиш: "Однако было бы неправильным отсюда делать выводы о превосходстве старых мастерских кадров над молодыми. Разница в очках весьма невелика – между 1-м и 12-м местом всего два очка, – и, следовательно, многое зависело от турнирного счастья; но, что самое главное, победа старшим мастерам досталась после напряженнейшей борьбы. Особенно пострадали в борьбе с молодежью Богатырчук, потерпевший на финише три поражения от Лисицына, Рагозина и Савицкого, и Левенфиш, которого Чеховер, Юдович и Вересов чуть было не лишили шансов на первое место. Думается, что результаты турнира показали примерное равенство сил, и победила опытность и более совершенная техника старших мастеров" (из сборника "IX Всесоюзное шахматное первенство", Москва, 1937).
  Григорьев: "Победа "старой гвардии" чрезвычайно показательна и свидетельствует, что у нашей, несомненно, чрезвычайно талантливой молодежи не хватает еще иногда турнирной выдержки и недостаточно воли к победе. Этим качествам им еще необходимо поучиться у "стариков"" ("64" № 1, 1935).
  Для справки: Левенфишу было тогда 45 лет, Рабиновичу – 43, Богатырчуку – 42 года…

  Каковы причины такого неожиданного срыва у представителей младшего поколения? Если вдуматься более внимательно – ничего неожиданного в этом нет; наоборот, можно отыскать известную закономерность такого явления. Наша молодежь, "избалованная" действительно блестящими достижениями советской шахматной мысли, испытывая, выражаясь политическим языком, "головокружение от успехов", потеряла нужную ориентировку и то "чувство самокритики", без которого ни одному художнику, будь он семи пядей во лбу, нельзя двигаться вперед. А при современном уровне и глубине шахматной техники не идти вперед – значит идти назад. Чем выше талант и потенциальные возможности мастера, тем больше требуется от него систематической и углубленной работы над собой. Можно ли утверждать, что Рюмин, Алаторцев, Кан, Лисицын и другие пришли на Всесоюзный турнир "вооруженными по последнему слову техники"? Конечно, нет. В этом повинны, прежде всего, они сами, ибо не секрет, что многие из молодых мастеров втайне (а иной раз вслух!) предполагали, что, раз среди противников нет Ботвинника, то первое место должно быть ими завоевано без особого труда. Отсюда – поверхностное отношение к теоретической подготовке, пренебрежение к силам противника, ставка на "интуицию" и пр. Известная доля вины за результат лежит и на шахматных организациях, которые до сих пор не создали специальных условий для непрерывной учебно-творческой работы мастеров, в чем уже сейчас ощущается живейшая потребность.
  Если Гастингс явился поучительным экзаменом для М.М.Ботвинника (поделив 5-6-е места, советский чемпион самокритично признал: "в Гастингсе я провалился"), то IX Всесоюзный турнир дал возможность советским мастерам последний раз проверить свое шахматное оружие, выявить ряд слабых и уязвимых мест в творчестве нашей молодежи и сигнализировать необходимость серьезнейшей подготовки к турниру в Москве. Будем надеяться, что советские мастера, учтя уроки последних турниров, сделают всё от них зависящее, чтобы с честью и высоко держать знамя советского шахматного искусства на предстоящих международных испытаниях, к которым скоро будет приковано внимание всего шахматного мира" ("Шахматы в СССР" № 1, 1935).
  
  

КРАСОТА БЕЗ ПРИЗОВ


  Победа в чемпионате подвигла Левенфиша на небывалый еще в советской шахматной литературе эксперимент: он самолично прокомментировал все партии турнира! Это на два года задержало выход сборника "IX Всесоюзное шахматное первенство" (Москва, 1937), но зато придало ему стилевую и идейную цельность. К недостаткам такого метода работы, опробованного еще Таррашем и Алехиным, я бы отнес известную академичность примечаний, неизбежную, вероятно, при комментировании чужих партий. Если уж совсем откровенно, то, на мой вкус, ничто не может сравниться с авторскими комментариями, особенно сделанными по горячим следам, пока живы в памяти все нюансы борьбы, а приводимые варианты не подернулись еще пеплом домашнего анализа. Пусть эти экспресс-комментарии не всегда на высоте с точки зрения чистой аналитики и стиля, но сколько в них правды жизни, оригинальных замыслов, разнообразия подходов к решению шахматных проблем; даже заблуждения подкупают своей искренностью!
  Вот почему я постарался выудить из шахматных журналов комментарии самих участников, хотя на этот раз таких партий оказалось крайне мало – чуть больше двух десятков. Очень жаль! Ведь, по мнению Левенфиша, качество партий на этом чемпионате было гораздо выше, чем на предыдущих: "Почти каждый из участников дал не меньше 3-4 цельных, содержательных партий, и есть ряд партий, которые были бы украшением любого международного турнира. К сожалению, объявленные перед началом турнира три приза за красоту так и остались неприсужденными. Судьям пришлось бы немало поработать, так как не менее 25 партий могут претендовать на приз".
  Рохлин сетует, что "на фоне блестящих произведений шахматной мысли можно наблюдать примеры пародий на мастерство, случаи бессодержательных ничьих, грубых зевков, просчетов и "цейтнотной эквилибристики", несмотря на, казалось бы, удобный контроль времени". Нашел, чем укорить. От этого не застрахованы даже матчи на первенство мира; что же касается "цейтнотной эквилибристики", то как раз на висящем флажке иногда с особой остротой проявляется красота шахматной мысли.
  

Фокус-покус


  Батуринский: "За шахматной доской Чеховер был изобретательным тактиком, всегда готовым что-либо пожертвовать. Как-то мне пришлось присутствовать при анализе закончившейся партии между ним и Макогоновым, шахматистом крепкого, позиционного стиля. Соперники никак не могли сойтись в оценке позиции. И тогда Чеховер сказал: "Вы, Владимир Андреевич, всегда стараетесь расставить фигуры так, чтобы они были надежно защищены. Я же все время ищу возможность поставить фигуру на битое поле"".

Виталий ЧЕХОВЕР – Владимир МАКОГОНОВ
Комментирует Г.ЛЕВЕНФИШ


  Здесь партия была отложена и расценена всеми как безнадежная для белых. Действительно, после 46…Qe7 47.Qg3 Qf7 48.Rd1 Rc4 49.Qe3 Qe7 50.Kh3 Qb4 белым можно сдаваться. Но, слишком уверенный в победе, Макогонов сыграл беззаботно – 46…Qb4, после чего грянул гром на ясном небе:
  47.Rxg6+! Kxg6 48.Bxf5+! Если эта комбинация и не вполне корректна, то белым ведь терять нечего. Психический шок, испытанный черными, был настолько сильным, что они в дальнейшем не могли найти сильнейших ответов на эффектную комбинацию белых.
  48…Kf7. После 48...Kxf5 белые имеют вечный шах: 49.Qd3+ Kxf4 50.Qg3+ Ke4 51.Qe3+ Kf5 52.Qd3+ и т.д.
  49.Qg3 Nf8. Выигрывало 49...Qxd4! 50.Qg6+ Kf8 51.Qxe6 Qxf2+ 52.Kh3 Qe3+ 53.Kh2 Qxf4+ 54.Kh3 Qe3+ 55.Kh2 Qb6 и т.д.
  50.e6+ Ke8 51.Bg6+ Kd8. После 51...Nxg6 52.Qxg6+ Ke7 53.Qf7+ Kd6 54.Qf8+

  54…Kxe6!! (54…Re7 55.f5 ведет к весьма сложной и неясной игре) 55.Qxb4 (55.f5+ Kd7 56.Qxb4 c2 57.Qb5+ Ke7 58.Qb4+ Kf7) 55…c2 56.Qe1+ Kf7 57.Qc1 a5 и затем a5-a4-a3-a2-a1Q и c1Q черные выигрывают.
  Здесь-то как раз выигрыша нет: 58.f5! a4 59.Qh6 c1Q 60.Qh7+ Kf6 62.Qg6+ с вечным шахом (ничеен и скобочный вариант после 58.Qe2+!). А вот 54…Re7! ведет к победе: 55.f5 Kc7 56.Kg2 (56.f6 Qd6+) 56…Qd6 57.Qh6 c2 и т.д.
  52.Qg5+ Kc8 53.Bf5! Qe7 (и это неплохо, но проще выигрывало 53...Kb7) 54.Bh3!

  54…c2? Черные явно в панике от изобретательных фокусов Чеховера. После 54...Qxg5 55.e7+ Kb7 56.exf8Q Qe7 57.Bc8+ Kb8! белые могут сдаться.
  55.Qxd5 Kb8 56.Qb3+ Rb7 57.Qxc2. От пешки "с" белые избавились. Правда, у них всё еще недочет в целую ладью, но в этом головоломном окончании фигуры потеряли свою ценность.
  57…Nxe6 58.Qf5 Qxh4? Последняя ошибка. Ход 58...Qd6 вел к выигрышному эндшпилю: 59.Qxe6 Qxe6 60.Bxe6 Kc7 61.f5 Kd6, и пешка "а" должна решить партию. Например: 62.Kg3 a5 63.Kf4 a4 64.Kg5 a3 65.Kxh5 Rb2 66.Kg6 Rxf2 и т.д.
  59.Qe5+! Ka8 60.Qxe6.

  60…Qxf2+. После 60...Qxf4+! 61.Kg1 Rb1+ 62.Kg2 (62.Bf1 Qg4+) 62…Qc1! черные всё еще выигрывали, например: 63.Qd5+ Kb8 64.Qe5+ Kb7 65.Kg3 (65.Qe7+ Kb6) 65…Qc7 66.Bg2+ Kb6 67.f4 Qxe5 68.dxe5 Rg1! 69.f5 Kc7 70.Kf3 Rxg2!
  61.Bg2 (теперь действительно получился ничейный эндшпиль) 61…Qxf4+ 62.Kh1 Qh4+ 63.Kg1 Qxd4+ 64.Kh1 Qh4+ 65.Kg1 Qd8 66.Kh1 Qh4+ (66...Kb8 67.Qe5+) 67.Kg1 Qd4+ 68.Kh1 Qh4+ 69.Kg1 Qd8 70.Kh1 Kb8 71.Qe5+. Ничья. Весьма занимательная партия.
  Спасение в отчаянной позиции всегда производит впечатление маленького чуда. И хотя строгий критик хмурит брови от такой игры, публика в восторге!
  

Впервые на практике


  Левенфиш: "Напряженная, насыщенная борьбой партия, в которой оба противника оказываются на высоте".


Григорий ЛЕВЕНФИШ – Илья КАН
Комментирует Г.ЛЕВЕНФИШ


  36…Qc3! Превосходно! После размена на с3 эндшпиль выгоден черным, например: 37.Qxc3 bxc3 38.Rc1 Nxh3+ 39.Kf1 Ng5 40.Be2 Ne4 или 38.Nd6 Nd3 39.Re2 Nb4! 40.Nxb7 c2 41.Re1 Nd3 с выигрышем. Кроме того, черные грозят 37…Nxh3+ и 37…Qxb3.
  Положение белых выглядит весьма трудным, и очень многие мастера форсировали бы ничью посредством Re1-e3-e1.
  37.Nd6!! Одна из лучших комбинаций, которые мне удалось создать за доской. Идея комбинации – отвлечение и перекрытие – встречалась до сих пор только в задачах, но не в шахматной партии. Главный вариант заканчивается эндшпилем, который требовал точного расчета. Ценность комбинации еще увеличивается тем, что в ней необходимо было считаться со встречной комбинацией противника.
  37...Nxh3+ (на 37...Ba8 последовало бы 38.Qe7 с угрозой Qxf8+) 38.Kh2 Ng5! Чтобы на 39.Nxb7? ответить 39…Rxf3!
  39.Bg4! Qxe5+. На 39...Ba8 решало 40.f4 Rxf4 (40...Qxe5 41.fxe5, и пешка идет прямым маршем в ферзи) 41.Qe8+ Kh7 (41…Rf8? 42.Qxf8+) 42.Bf5+.
  40.Rxe5 Ba8.

  41.f4!! Идея комбинации настолько скрыта, что многочисленные зрители и наблюдавшие за партией участники турнира сочли этот ход просто зевком.
  41…Rxf4. У черных нет выбора. На 41...Nf7 решает 42.Be6, а на 41...Nh7 – 42.Be6+ Kh8 43.Nf7+ Kg8 44.Nxh6++ Kh8 45.Nf7+ Kg8 46.Rh5!
  42.Bf5! Вот ключ всей комбинации. Ладье не вернуться обратно, и грозит мат на е8 или выигрыш слона а8.
  42…Rxf5? К сожалению, психический шок, вызванный неожиданным поворотом событий, не дал возможности Кану найти сильнейший ответ 42...g6, на что белые ответили бы 43.Re8+ Kg7 44.Rxa8 gxf5 45.Rxa6. Расчет этого эндшпиля был самым трудным моментом при проверке уже найденной на 37-м ходу комбинации. Эндшпиль выигран, как показывают следующие варианты: 45…c5 46.a5 Ne4 47.Ra7+ Kf6 (47...Kg8 48.Ra8+ Kg7 49.a6! Nxd6 50.a7) 48.Ne8+ Ke6 49.a6 Rf1 50.Rh7 Ra1 51.a7 Ke5 52.Re7+ Kf4 (упорнее 52…Kd4 53.Nc7 c4 54.bxc4 b3 55.a8Q Rxa8 56.Nxa8 b2 57.Rb7 Kc3 58.Nc7 Nc5! – 58...Kc2? 59.Nb5 – 59.Rb8 Nd7 и т.д.) 53.Nc7 Nf2 54.Nd5+! Kg5 55.Rg7+, и мат в 2 хода.
  43.Nxf5 Kf7 44.Nd6+. Теперь теряется слон а8. Поэтому черные сдались.
  

Мат ферзю!


  Что бы там ни говорили ученые мужи, но в шахматах, как в литературе: любой жанр хорош, кроме скучного. Григорий Яковлевич наверняка это понимал, поэтому при случае не отказывал себе (и зрителям) в удовольствии сыграть на мат. Более того: даже проигрывать он умудрялся эффектно!

Григорий ЛЕВЕНФИШ – Вячеслав РАГОЗИН
Комментирует Г.ЛЕВЕНФИШ


  27.Nxg6+! Позиция столь богата комбинационными мотивами, что имелась эффектная дуаль – 27.Rxf5+! После 27…e(g)xf5 (27...Qxf5 28.Qh6+) 28.Nd7+! возникает россыпь матовых вариаций. Можете поупражняться сами.
  27...hxg6 28.Rxg6 Qh7 (грозил шах на g8, размен на e8 и затем или Rg8+, или Qb8) 29.Qg5 e5 30.Bxe5! Слон неуязвим: на 30...Rxe5 следует 31.Qd8+ (31...Kf7 32.Rf6# или 31…Re8 32.Rg8+ Qxg8 33.Rxg8+ Kxg8 34.Qxe8+ Kg7 35.Qxc8).
  30…Be6. Теперь, когда черным удалось наконец ввести в бой все свои силы, они получают мат в 4 хода:

  31.Qf6+ Bf7 32.Rg8+! Qxg8 33.Rxg8+ Kxg8 34.Qh8#. Мат королю!

Гавриил ВЕРЕСОВ – Григорий ЛЕВЕНФИШ
Комментирует Г.ЛЕВЕНФИШ


  30.g4!! Превосходный, далеко не очевидный ход. После 30...hxg3 31.Rxg3 Rg8 (или 31...Rfh8 32.Rxg6!) 32.Qxh5 gxh5 33.Rxg8 белые ладьи, вторгнувшись в лагерь черных, должны решить участь боя.
  30…Rhh8 31.g5 Ka8? Растерянность. Лучше было 31...Rh7 (например: 32.Qf2 Rhf7 33.Qxh4 f5! 34.exf5 gxf5 35.Qh5 f4, и черные еще могут защищаться).
  Левенфиш далее не комментирует, и его можно понять: это тот случай, когда "немое кино" красноречивее любого закадрового текста.
  32.Qf2 fxg5 33.Bxg5 Rxf3 34.Nxf3 Ba6 35.Nd2 h3 36.Qg3 Bc8 37.Rf7 Na6 38.Be7 Qb8 39.Bc6+ Ka7 40.Bf6 Rf8 41.Rxf8 Nxf8 42.Bxe5! Мат ферзю!

  Черные сдались. Вересов вновь показал свое тактическое мастерство.
  

Как конь в горле


  Левенфиш: "Выдающееся достижение Ильи Рабиновича. Искусное сочетание позиционного маневрирования и тактических ударов делают эту партию одной из лучших в турнире".

Защита Бенони A44
Сергей БЕЛАВЕНЕЦ – Илья РАБИНОВИЧ
Комментирует Г.ЛЕВЕНФИШ


  1.d4 c5 2.d5 e5 3.e4 d6 4.Nc3 g6 5.Be3? Непродуманный ход (5.Bb5+). Белые хотят воспрепятствовать построению Nh6, f7-f6, Nf7 путем Be3 и Qd2, не замечая, что начатый ими маневр ведет лишь к потере нескольких темпов.
  Рабинович против Рюмина придумал оригинальную систему 5.h4 Nh6 6.h5 g5 7.Nge2 Na6 и добился хорошей партии. Однако атака h2-h4-h5 представляется преждевременной.
  5…Nh6 6.Qd2 Ng4! Белым следовало признать допущенную оплошность и продолжать развитие путем 7.Be2, но они упорствуют и теряют темп за темпом.
  7.Bg5? f6 8.Bh4 Bg7 9.f3? Еще существенное ослабление (9.Bb5+). Белые вновь не предусматривают ответа противника.
  9…Bh6. Теперь на 10.Qe2 последует 10…Ne3 11.Bf2 Nxf1, и у черных два слона с превосходной позицией. Белые пытаются поэтому спасти слона f1 от размена.
  10.Bb5+ Kf7! 11.Qe2 Ne3!

  Неожиданный ход. Черные точно рассчитали, что попытка выиграть коня (h2-h3, Rh2, Bf2) требует много времени. Кроме того, они грозят выиграть слона b5. Таким образом, черные успевают защитить коня посредством f6-f5-f4.
  12.g4 Kg7 13.Bd3 a6 14.a4 Qc7. Готовя f6-f5. Поэтому белые отказываются от ловли коня и разменивают его.
  15.Nd1 Nxd1 16.Kxd1 (бить ладьей нельзя из-за 16…Qa5+, ферзем – из-за 16…c4) 16...b5!! Неожиданно и очень сильно.
  17.axb5 Ra7!

  Теперь понятен глубокий смысл маневра черных. На 18.bxa6 последует 18…Nxa6 19.Bxa6 Qb6, и черные отыгрывают слона, врываясь тяжелыми фигурами в лагерь врага.
  18.b6 (18.Rb1!?) 18…Qxb6 19.c3 Bd7 20.Nh3 Rf8 21.Ke1 Kh8 22.Kf1 f5. Этот давно подготавливаемый прорыв ставит под угрозу королевский фланг.
  23.Kg2 Rb7 24.Rab1 Qc7 25.g5 (этот ход еще аукнется белому слону; 25.Ng5!) 25…Bg7 26.Nf2 Bb5 27.Bxb5 Rxb5 28.Rhf1 Nd7 29.Nd1 Qd8.

  Комбинированная игра черных на двух флангах производит художественное впечатление.
  30.Kh3 Nb6 31.Ne3 Qd7 32.Kg2 Rb8 33.Rf2 f4 34.Nc4 Nxc4 35.Qxc4 Bf8 36.Ra1 Be7! (грозит 37…h6) 37.Kh1. Конечно, зевать слона было необязательно, но и после 37.Rxa6 h6 38.Rd2 hxg5 39.Bf2 g4! позиция белых трещит по швам.
  37…Qh3. Белые сдались.
  

Сицилианская вендетта


  В 7-м чемпионате (1931) Рюмин черными блестяще выиграл у Богатырчука в "схевенингене". Спустя три года они принципиально пошли на тот же вариант, и киевскому маэстро удалось взять убедительный реванш.

Федор БОГАТЫРЧУК – Николай РЮМИН
Комментирует Ф.БОГАТЫРЧУК


  21.Nd5! Этот неожиданный (для тех лет!) кавалерийский набег дезорганизует позицию черных. Нельзя, конечно, играть 21...exd5, так как после 22.exd5 нет спасения от 23.dxc6 (22…Bxd5 23.Bxd5 Qxd5? 24.Bxf6).
  21…Ne8 (единственный ход) 22.Nxe7 Rxe7. Таким образом белым удалось разменять центральную защитную фигуру черных и добиться преимущества двух слонов, что при слабости пункта d6 должно дать им решающий перевес.
  23.Qe1 Red7 24.Bc3 d5. Теперь или никогда, так как после 25.Ba5 этот ход станет невозможным. Черные предпочитают погибнуть не от удушения, а в открытом бою.
  25.e5 d4. Иначе после 26.Bd4 и переброски фигур на королевский фланг белые получили бы решающую атаку.
  26.Bxc6 Qxc6 27.Ba5.

  27…Nc7. Левенфиш: "Теперь черные попадают в полосу затруднений. На 27...Rc8 они опасались ответа 28.c3, однако после 28…dxc3! 29.Rxd7 c2 30.Rxf7! Kg8! 31.Rxg7+ Kxg7 32.Rc1 Qc4 черные получали за пешку многообещающую позицию". Спорное мнение: после 33.Bc3 и f4-f5 король черных попадал под атаку (33…Qxf4 34.Rxc2 и Rf2).
  28.Qf2 h6 29.h3 Kg8 30.Kh2 Kh7. "Черные до 45-го хода находились в цейтноте, чем и объясняется их дальнейшая слабая игра. Следовало вместо бесцельных ходов королем продолжать Rd5 и R8d7, после чего не видно, как белые могут усилить свою позицию" (Левенфиш).
  31.R1d2 g6 32.Rd1 Kg7 33.R1d2 (ходы повторяются, конечно, для выигрыша времени) 33…Kh7 34.Rd1 Kg7.

  35.c3! Этим ходом белые выигрывают пешку. Черные не могут играть 35...dxc3 из-за 36.Rxc3 Qb7 37.Rxc7 с выигрышем фигуры.
  "Если бы у черных король стоял на g8, а ладья на d5, то они спасались посредством 35...dxc3 36.Rxc3 Qa8! 37.Rxd5 Nxd5 38.Bxd8 Nxc3" (Левенфиш).
  35…Rc8 36.Rxd4 Rxd4 37.Qxd4. Ходом раньше белые могли разменом слона на коня перейти в эндшпиль с тяжелыми фигурами и лишней пешкой, но считали, что со слоном они скорее закончат партию, использовав его для атаки на короля.
  37…Nd5 38.b3 Kh7 (увы, нельзя 38...Nxc3 из-за 39.Rc1 с выигрышем фигуры) 39.Rc1 Kg7 40.c4 bxc4 41.bxc4. Это сильнее, чем 41.Rxc4, так как конь сгоняется с его исключительно сильной позиции.
  41…Qa4 42.Bd2 Ne7. Черные не могли играть 42...Qxa3 из-за 43.cxd5 Rxc1 44.Bxc1 Qxc1 45.d6! Qc8 46.d7 Qd8 47.Qd6 a5 48.Kg3! a4 49.Qc6 a3 (или 49...Kf8 50.Qc5+!) 50.Qc8 и т.д.
  43.Qd3 Nc6.

  44.Qe3! (уже нацеливаясь на пункт h6) 44…Rb8 45.f5. Решающий прорыв. На 45...exf5 следует разгром 46.Qxh6+ Kg8 47.Bg5 и Bf6.
  45…g5 46.fxe6 fxe6 47.h4 (самое энергичное) 47…Qb3 48.Qe4 Ne7 49.hxg5 hxg5 50.Qg4(!) Rh8+ 51.Kg1 Kf7 52.Rf1+ Nf5 53.Rxf5+ exf5 54.Qxf5+. Черные сдались, так как не только отшаховывается ладья, но и скорый мат неизбежен.
  

Сокрушение лидера


  Левенфиш: "Вся партия проведена Лисицыным с большой силой. Богатырчук уже до конца турнира не смог оправиться от ужасного разгрома, постигшего его в настоящей партии".

Дебют Рети A15
Георгий ЛИСИЦЫН – Федор БОГАТЫРЧУК
Комментирует Г.ЛЕВЕНФИШ


  1.Nf3 Nf6 2.c4 d6 3.g3 e5 4.Bg2 Nc6 5.d4 Bd7. Начало маневра, имеющего целью размен слона g2. Серьезным недостатком этого маневра является то, что он требует трех темпов и не воздействует на разрешение проблемы центра.
  6.Nc3 Be7 7.0-0 Qc8 8.b3 Bh3 9.Bb2 Bxg2 10.Kxg2 Qd7. Положение черных нелегкое. На 10...0-0 последует 11.Nd5! После 11…Nxd5 12.cxd5 Nxd4 13.Nxd4 exd4 14.Bxd4 белые не только владеют диагональю a1-h8, но также давят на пешку с7. Поэтому черным пришлось бы ответить 11...e4, и после 12.Ng5 h6 13.Nh3 Nh7 в связи с f7-f5 у них приемлемая игра.
  11.Qd2.

  11…e4? Черные заметили, что после 11...0-0-0 12.d5 Nb8 13.Qe3 (13.Nb5!) 13...b6 14.a4 белые получают грозную атаку на позицию рокировки. Следовало поэтому решиться на короткую рокировку, ибо ход в партии является уже прямой ошибкой, ведущей к потере пешки.
  12.Ng5 Qf5 13.d5 Ne5 14.Qf4! Не только защищаясь от грозившего 14…Nxd5, ибо после 14...Qxf4 15.gxf4 Ng6 16.e3 пешка е4 теряется. Черные поэтому отдают ее, сохраняя ферзей в расчете на комбинационные осложнения.
  14…Qg6 15.Ngxe4 Nh5 16.Qc1 f5 17.Nd2 Bg5 18.Qc2!

  Белые согласны допустить f5-f4 только при условии размена ферзей. Черным все же следовало рокировать: после 18...0-0 19.Kh1 f4 20.Qxg6 hxg6 21.Nce4 Bh6 они еще могли оказать упорное сопротивление. (При 21…Bh6? – вряд ли: 22.Bxe5! dxe5 23.g4 f3 24.e3 Nf6 25.g5, и черные без фигуры; впрочем, после 21...Bf6 им тоже не позавидуешь.)
  Вместо этого Богатырчук, играющий всю партию весьма нервно, предпринимает отчаянную атаку, которую Лисицын отражает без особого труда.
  18...Nf4+ 19.Kh1 (19.gxf4? Bxf4+ 20.Kh1 Qh5) 19...Qh5 20.f3! "Гвоздь защиты белых. Теперь атака отбита, и контратака быстро решает дело" (Рохлин).
  20…Qh6. Черные вынуждены атаковать, ибо мосты для отступления сожжены. На 20...Nh3 последует просто 21.Qxf5 с угрозой Kg2.
  21.gxf4! Bxf4 22.Rf2 Bxd2.

  23.Nb5! "Этот страшной силы ход давно назревал. Теперь у черных всё висит на волоске" (Рохлин).
  23…0-0-0. На 23...0-0 последует 24.Nxc7 и Ne6, а на 23...Be3 – 24.Nxc7+ Kd7 25.Nxa8 Bxf2 26.Qxf5+ Kd8 27.Bxe5 dxe5 28.Qxe5 с разгромом. Плохо и 23...Ba5 24.b4 c6 25.Nd4 Bxb4 26.Nxf5.
  24.f4! "Фигура погибла. Нельзя 24...Ng4 из-за 25.Qxf5+ и Qxg4" (Рохлин).
  24…Be3 25.fxe5 Bxf2 26.Qxf5+ Kb8 27.Qxf2. Всё это было точно и остро рассчитано Лисицыным. Черные разгромлены.
  27…a6 28.Qa7+ Kc8 29.e6. Черные сдались.
  

Промедление смерти подобно


  Левенфиш: "Одна из тех виртуозных партий мастера Рюмина, которыми он завоевал симпатии широких шахматных кругов".

Английское начало A41
Исаак МАЗЕЛЬ – Николай РЮМИН
Комментирует И.КАН


  1.c4 e5 2.Nc3 Nc6 3.Nf3 d6. Этот и следующий ходы черных характерны для своеобразной системы развития, примененной Рюминым.
  4.d4 f6. "Данный способ защиты заслуживает полного внимания. Черные избегают разменов и в то же время создают крепкую позицию" (Левенфиш).
  5.e3. Скромное развитие, не ставящее перед черными трудных задач. Сильнее 5.e4 и затем Be3. Черные должны были в этом случае считаться с позиционной угрозой противника запереть игру в центре (d4-d5) и начать наступление на ферзевом фланге (с4-с5).
  5...Nh6 6.b3. "Поскольку белые намереваются рокировать в длинную сторону, не стоило ослаблять пешечный заслон. Более здоровым планом было 6.Bd2, 7.Nd5 и 8.Bc3" (Левенфиш).
  6...g6 7.Bb2 Bg7 8.Qd2 0-0.

  Критический момент. Белые разыграли дебют без особых претензий на захват инициативы и сейчас должны считаться с возможной агрессией противника в случае короткой рокировки (Nf7, f6-f5 и т.д.). Возможно, по этой причине белые и принимают решение рокировать в длинную сторону.
  9.0-0-0 Nf7 10.Be2 Re8 11.Kb1? "Потеря двух важных темпов. При рокировках в разные стороны такая потеря времени особенно опасна, и данная партия может служить наглядной иллюстрацией этого. Необходимо было начать подготовку пешечного штурма: 11.h4, Nh2, g2-g4 и т.д." (Левенфиш).
  11...Bf5+ 12.Ka1. На 12.e4 неприятно 12…Bh6, и белые вынуждены отступить ферзем на e1.
  12...Nb4 13.Rc1 (неплохой альтернативой было 13.a3 Nc2+ 14.Ka2 exd4 15.Nxd4 Nxd4 16.Qxd4) 13…c5 14.dxc5 Qa5!

  Конечно, черные не для того сыграли 13…с5, чтобы разменять ферзей на поле d8. Выпад ферзем является важным звеном в цепи задуманных Рюминым комбинационных ударов.
  15.cxd6. Хорошо ли, плохо ли, но белые должны были решиться на 15.a3. После, например, 15…dxc5 16.Na2 Nc6 положение черных фигур активнее, но такого разгрома, как в партии, не последовало бы.
  15...e4! 16.Nd4. Практичный "Джуниор" советует 16.Na4!? с идеей 16…exf3 17.Bxf3 Nc6 18.Qxa5 Nxa5 19.Bc3 Nc6 20.Nc5! Nxd6 21.Bd5+ Kh8 22.Nxb7 Nxb7 23.Bxc6, получая три пешки за коня.
  16…Nxa2! "Вот в чем секрет комбинации черных. Они отыгрывают весь пожертвованный материал, попутно оголив белого короля" (Левенфиш).
  17.b4 (ввиду угрозы 17…Nxc3+ у белых просто нет другого ответа) 17…Nxb4+ 18.Kb1 Ne5. Решающее исход боя выступление кавалерийского резерва.
  19.Nxf5 gxf5 20.Rhd1 Red8 21.Ba1 Ned3.

  22.Bxd3. Упорнее было сразу 22.Nd5!, вынуждая упрощения: 22…Nxc1 (22...Qa4 23.Nxb4; 22...Rxd6? 23.Bxd3) 23.Rxc1 Nc6 24.Qxa5 Nxa5 25.Ne7+ Kf8 26.Nxf5 и т.д.
  22…Nxd3 23.Nd5. Последняя попытка получить хоть какие-нибудь контршансы. На 23.Rc2 у черных был выбор между взятием на d6 и шахом на b4.
  23...Qa3! Естественно, что Рюмин предпочитает продолжение атаки завоеванию материала. Такое решение подсказывает положение белого короля.
  24.Ne7+ Kh8! 25.Nxf5 Rac8! (знаки Левенфиша) 26.Qa2. Белые упускают шанс замутить воду путем 26.Rc3 Qc5 27.f3!, например: 27…Rc6 28.fxe4 Rb6+ 29.Kc2 Nb4+ 30.Kb3, и извлечь выгоду из вскрытого шаха не удается.
  26…Qb4+ 27.Bb2 Rc5 28.Qa3 (защищаясь от угрозы 28…Ra5, но теряя коня) 28…Qxa3 29.Bxa3 Rxf5. Белые сдались.
  

Система Рагозина


  Юдович: "Партия, оказавшая огромное влияние на разработку проблем стратегии и тактики защиты Рагозина".

Защита Рагозина E33
Николай РЮМИН – Вячеслав РАГОЗИН
Комментирует В.РАГОЗИН


  1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4 4.Qc2 d5 5.e3 0-0 6.Nf3 Nc6. Это развитие коня до хода с7-с5 противоречит обычной трактовке защиты Нимцовича и является началом системы, получившей в дальнейшем название защиты Рагозина: черные хотят направить свои усилия к осуществлению хода е6-е5, если же это не удастся, то искать контршансы на ферзевом фланге, как и случилось в настоящей партии.
  7.a3 Bxc3+ 8.Qxc3 Bd7. Напрашивающееся 8...Ne4 здесь просто плохо. В партии В.Макогонов – Рагозин (Тбилиси 1934) после 9.Qc2 Bd7 10.Bd3 черные были вынуждены вернуться конем на f6, так как 10…f5 повело бы к значительному ослаблению центра.

  9.b4. "Черные, делая свой выжидательный ход, как раз рассчитывали на этот активный выпад, которым, однако, сильно ослабляются белые поля. Правильно 9.b3 и Bb2" (Левенфиш).
  Труднее задача черных после 9.Bd3, на что я предполагал ответить 9…a5, и если 10.0-0, то 10…a4 и затем Na5-b3. Например: 11.Bd2 Na5 12.Ne5 dxc4 13.Nxc4 Nb3 со сложной борьбой (Керес – Котов, Москва 1946).
  9...a5! В партии Флор – Романовский (Москва 1935) черные применили оригинальный, но оказавшийся малоэффективным маневр: 9...dxc4 10.Bxc4 b5 ("лучше было 10…а5!" Флор) 11.Bxb5 Nxb4 12.Bxd7! Nbd5 13.Qc2 Nxd7 14.e4, и слабость пешек ферзевого фланга черных вскоре дала себя знать.
  10.b5. Эту грозную пешечную цепь черным все-таки удается взорвать. Поэтому правильно было 10.Rb1.
  "Добавлю, что для Рюмина всё случившееся в дебюте было откровением. По окончании партии Рюмин, я и Белавенец долго искали изъяны в плане Рагозина, но так ничего существенного и не обнаружили" (Юдович).
  10...Na7 11.a4 c6! ("Типичный для этого варианта белопольный прорыв" Левенфиш) 12.Ba3 Re8 13.Rb1 dxc4.

  14.b6? Недостаточно обоснованная жертва пешки. После 14.Bxc4 cxb5 15.axb5 Nd5 16.Qd3 белые получали приемлемую игру.
  14...Nb5!? "Вполне в стиле Рагозина. Менее мятежные души предпочли бы 14…Nd5 или 14...Nc8" (Юдович).
  15.axb5 cxb5 16.Ne5. Белые рано или поздно будут вынуждены вернуть фигуру. Но самый удобный момент для этого был именно теперь. Черные после 16.Bxc4 bxc4 17.Qxc4 Rc8 и затем 18…Bc6 получали, правда, очень сильную позицию, но не сохраняли материального преимущества.
  16...b4! 17.Qc1. На 17.Bxb4 последовало бы 17…Nd5 и Nxb4, после чего черные выигрывали по крайней мере пешку.
  17...Bb5! Черные всячески борются за сохранение своей грозной пешечной фаланги. Если бы они были вынуждены к 17...bxa3, то после 18.Qxa3 и Bxc4 от преимущества черных не осталось бы следа.
  18.Be2. У белых нет ничего более энергичного. Опасно 18.Bxb4 axb4 19.Rxb4 Qd5! 20.f3 Rec8 21.Nxc4 (21.Qc3 Ra2) 21…Rc6, и белые не могут избавиться от связки (22.e4 Nxe4!). Спокойнее выглядит 18.Bxc4 Bxc4 (сильнее, чем 18...Rc8 19.Bxb5! с более чем достаточной компенсацией за ферзя) 19.Qxc4 bxa3 20.Qb3 Nd5 21.Qxa3 Ra6, но черные снова добивались материального превосходства.
  Во втором варианте верно 20.Qa4, ибо на 20.Qb3? очень сильно 20...Qd5!
  18...Rc8 (вероятно, еще сильнее 18...Nd5) 19.Bxb4 (иначе черные укрепляют свои пешки ходом 19…Nd5) 19…axb4 20.Rxb4.

  20…Ba6! (20...Qd5 уже плохо из-за 21.Bf3) 21.0-0. Белые не могут избежать потери пешки, например: 21.Bf3 Nd5! 22.Bxd5 exd5 23.0-0 Re6, затем f7-f6 и Rcc6.
  21...Nd5 22.Rb1 Nxb6 23.Qa3 f6 24.Nf3 Nd5 25.Nd2 f5 26.Nf3 Qe7 27.Qa5 Qd6 28.Ne5 b5. Наконец черным удалось двинуть и эту пешку. Однако до выигрыша еще далеко, так как белым удается затормозить дальнейшее движение пешек.
  Компьютер уверен, что пешка "с" могла двинуться вперед и без поддержки: 28...c3! 29.Bb5 (или 29.Bd3 c2) 29...Qd8! 30.Qa3 c2 и т.д.
  29.Bf3 Re7 30.Rfc1 Rec7 31.Ra1 Ra7.

  32.Nd3 (этот перевод коня находит интересное опровержение) 32...Rca8! 33.Nc5. На 33.Bxd5 Qxd5 34.Nb4 черные ответили бы 34...Qxg2+ и Bb7+ с выгодным упрощением позиции (вместо 34.Nb4? неплохо 34.Nf4 Qd6 35.Rab1).
  33...e5 34.Bxd5+ Qxd5 35.Rab1. Белые не замечают ответа противника. Однако безнадежно было и 35.Nxa6 Rxa6 36.Qxa6 Rxa6 37.Rxa6 b4, и остановить движение проходных пешек белые не в силах.
  35...Bb7 36.e4 Qxc5. Белые сдались.
  

Сюрприз для… Флора


  Левенфиш: "Чрезвычайно важная для теории славянской защиты партия. Ее значение видно уже из того, что, не будучи опубликованной за границей, она оказалась неизвестной Флору, и в Московском турнире 1936 года он попался на этот же вариант в партии с Рагозиным".

Славянская защита D19
Сергей БЕЛАВЕНЕЦ – Гавриил ВЕРЕСОВ
Комментирует С.БЕЛАВЕНЕЦ


  1.d4 d5 2.c4 c6 3.Nf3 Nf6 4.Nc3 dxc4 5.a4 Bf5 6.e3 e6 7.Bxc4 Bb4 8.0-0 0-0 9.Qe2 c5 (9…Nbd7!) 10.Rd1 Nc6. Черные разыгрывают систему, рекомендованную Кмохом. Теперь ничего не дает белым 11.dxc5 Qe7 или 11.d5 exd5 12.Nxd5 Nxd5 13.Rxd5 Qf6 с равной игрой (И.Рабинович – Кмох, Ленинград 1934).

  11.Na2! С целью получить хотя бы преимущество двух слонов, с чем черным лучше всего было примириться, играя 11…Qb6 или 11…Qa5 (11…Qe7!), так как после сделанного хода сразу получаются неприятности.
  "Одна из наших совместных дебютных разработок с Белавенцом. Долгое время мы шлифовали эту позицию, но практически проверить ценность новинки первому довелось Сергею" (Юдович).
  11...Ba5? 12.dxc5 Qe7 13.Nd4! Qxc5. Ничего другого нет: иначе белые играют 14.Nxc6 и b2-b4, удерживая пешку.
  Флор против Рагозина (Москва 1936) избрал 13...Rfd8 (как оказалось, это ход Эйве, подготовленный им еще к матчу с Алехиным), но после 14.b4! Bc7 15.h3 Ne5 16.Bb2 a5 17.Rac1! тоже не устоял. Рагозин был во всеоружии, поскольку накануне этого чемпионата он вместе с Белавенцом и Юдовичем участвовал в уточнении вариантов, возникающих при отступлении коня на а2…

  14.b4! Форсированно выигрывающая комбинация, основанная на связке черных фигур.
  14…Nxb4. Единственный ход; нельзя 14...Bxb4 из-за 15.Nxc6 bxc6 16.Nxb4 и Ba3 с выигрышем качества.
  15.Ba3! (не проходит 15.Nb3 Qe5! 16.Bb2 Qc7 17.Nxa5 Nxa2!) 15...Rfc8 16.Rdc1 Qb6 17.Nxf5(!) exf5 18.Rab1 Nxa2. Рассчитывая после 19.Rxb6 Nxc1 остаться с двумя ладьями за ферзя. Однако у белых находится продолжение, обеспечивающее им решающий материальный перевес.

  19.Bxf7+! Kxf7 (19...Kh8? 20.Rxc8+ и Rxb6) 20.Qxa2+ Kg6. Плохо 20...Qe6 из-за 21.Rxb7+ Nd7 22.Rxd7+ Kf6 23.Bb2+ Bc3 24.Rxc3 Qxa2 25.Rc6+ Kg5 26.Rxg7+ Kh5 27.Rxh7+, и мат в 2 хода.
  21.Rxb6 Bxb6. "В результате превосходной комбинации, начатой на 11-м ходу, белые выиграли ферзя за ладью и коня" (Левенфиш).
  22.h3 Rxc1+ 23.Bxc1 Rd8 24.Qb3 Rd7 25.Bb2 Rd6 26.Be5 Rd2. Ускоряет проигрыш, но партия все равно безнадежна. После, например, 26…Rc6 белые постепенно провели бы g2-g4 и добились бы вскрытия позиции черного короля.
  27.Bxf6 gxf6 (нельзя 27...Kxf6 28.Qc3+) 28.Qg8+ Kh6 29.Qf7 Rd6? (напоследок подставляя ладью) 30.Qf8+! Черные сдались.
  

Тур миниатюр


  Надо же! Обе эти короткометражки были сыграны в одном, 7-м туре, в обеих встретился разменный вариант "испанки" со взятием пешкой "b", а сигналом к атаке послужил пешечный выпад в центре е4-е5!

Испанская партия C68
Илья РАБИНОВИЧ – Леонид САВИЦКИЙ
Комментирует Г.ЛЕВЕНФИШ


  1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4.Bxc6 bxc6. Так же хорошо, как и 4...dxc6. На 5.Nxe5 последует 5…Qg5 и Qxg2.
  5.0-0 Qf6 (оригинально, но неплохо) 6.d4 exd4 7.Nxd4 Bb7 8.Nc3 Bc5? Правильно здесь 8...0-0-0 с весьма недурной партией.

  9.e5! Qg6 (плохо 9...Qe7 10.Nf5 Qf8 11.Ne4 Bb6 12.Ned6+; 11…0-0-0 12.Nxg7) 10.Nde2 Ne7? Черные просматривают скрытую угрозу. Спасало партию 10...Qh5.
  11.Nf4! Qf5 12.g4! Теряется фигура. На 12…Qxe5 последует 13.Nd3 Qd4 14.Be3 или 13...Qd6 14.Ne4.
  Забавная партия – самая короткая из всего турнира.

Испанская партия C73
Федор БОГАТЫРЧУК – Сергей ФРЕЙМАН
Комментирует Г.ЛЕВЕНФИШ


  1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4.Ba4 d6 5.Bxc6+ bxc6 6.d4 exd4 7.Nxd4 Bb7. Этот ход преследует атакующие тенденции и поэтому неуместен. Следовало продолжать 7...Bd7, охраняя диагональ c8-h3.
  8.Nc3 Nf6 9.0-0 Nd7? Эта прогулка конем при неразвитости фигур и застрявшем в центре короле совершенно неуместна (9…с5!?).
  10.Qg4 Qf6 11.Be3 g6? Логическим продолжением предыдущих ходов была длинная рокировка. Правда, после 11...0-0-0 12.Nb3 Qg6 13.Qe2 черные, в связи с угрозой 14.Na5, стоят далеко не блестяще, но сопротивление было вполне возможно. Теперь же следует жуткий разгром.

  12.Rfe1 Bg7 (предвкушая сладость короткой рокировки) 13.e5! dxe5. После 13...Nxe5 14.Bg5 0-0 15.Qg3 терялся черный ферзь (точнее, конь: после 15…Nf3+ 16.Nxf3 Qf5).
  Черные могут избежать потерь парадоксальным ходом 14…Qe7!, на что у белых приятный выбор: раздеть короля – 15.Bxe7 Nxg4 16.Bxd6+ Kd7 или заставить противника "играть в шашки" – 15.Qg3 f6 16.Bd2 c5 17.Nb3 g5.
  14.Bg5 Qd6 15.Rad1! Qb4. Не помогает и 15...f5 16.Nxf5 gxf5 17.Qxf5 Rf8 18.Qh3.
  Зато выручает 15…с5! (16.Nb3 Qe6). Странно, что ни Фрейман за доской, ни Левенфиш в анализе не заметили этой простой защиты.

  16.Re4! 0-0 (на 16...Qxb2 последовали бы жертвы вроде 17.Ne6) 17.Nb3. Черные сдались.
  

Визитная карточка на двоих


  Левенфиш: "Алаторцев вновь играл свою систему во французской – с жертвой пешек g7 и h7. Его противник Раузер несколько раз мог выиграть партию, но запутался и проиграл".

Французская защита C18
Всеволод РАУЗЕР – Владимир АЛАТОРЦЕВ
Комментирует В.РАУЗЕР


  1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nc3 Bb4 4.e5 c5 5.a3 Bxc3+ 6.bxc3 Ne7 7.Qg4 Qa5. "Этот рискованный маневр не раз применялся Алаторцевым и, разумеется, не был неожиданностью для Раузера" (Левенфиш).
  8.Bd2 Qa4 9.Qxg7 Rg8 10.Qxh7 cxd4.

  11.Nf3. В одном из более поздних туров Богатырчук выиграл у Алаторцева ходом 11.Ne2. Однако 11.Nf3 значительно активнее, к тому же укрепляет пешку е5 и весь королевский фланг.
  По мнению Левенфиша, крушение "системы Алаторцева" произошло именно в партии с Богатырчуком: 11.Ne2! Nbc6 12.f4 Rg6 13.h4! Bd7 14.h5 Rg8 15.h6 0-0-0 (15...Rg6? 16.Qh8+ Rg8 17.Qxg8+!) 16.Qd3 Rg6 17.h7, и белые выиграли.
  11...dxc3 12.Bxc3 Nbc6 13.h4? Уже имея пешкой больше, белые хотят выиграть еще качество. Рассчитано всё это правильно, но не учтено то обстоятельство, что после выигрыша качества белый король оказывается в опасности, ферзь отрезан, слабы все белые поля и в особенности диагональ b5-f1.
  Под влиянием неудачного исхода партии Раузер слишком самокритичен. На самом деле задуманная им комбинация дает белым выигрышную позицию.
  13...Bd7 14.h5? Следовало хотя бы сейчас сойти с ложного пути и сыграть 14.Ng5 0-0-0 15.Nxf7.
  Это вариант позволял черным затеять осложнения ходом 15…Nf5!?, например: 16.Nxd8 Qe4+ 17.Be2 Rxd8, и если 18.Rd1 Qxg2 19.Rf1 d4 20.Bb2, то 20…Ne3!, отыгрывая качество (21.fxe3 Qg3+ 22.Rf2 Rf8).
  14...0-0-0 15.Rh4 Rg4! (хуже 15...d4 16.Nxd4 с угрозой Bb5, и если 16…Nxe5, то 17.Nf5) 16.Bb5. Уж лучше такого качества не выигрывать!

  16…Qxb5! Попытка сберечь качество – 16...Qf4 вела к невыгодным для черных упрощениям: 17.Bd2 Qe4+ 18.Qxe4 Rxe4+ 19.Rxe4 dxe4 20.Bxc6 Bxc6 21.Ng5.
  17.Rxg4 Nf5! 18.Rd1. Только здесь белые поняли всю затруднительность своего положения и 50 минут выбирали между 0-0-0 и Rd1. Если 18.0-0-0, то 18…Qc5, затем Qxf2 с угрозой Ne3 (после 19.Rd3 Qxf2 20.Bd2 этой угрозы нет).
  "Серьезного внимания заслуживало 18.Rg8 (18.Qxf7? d4!, а 18…Nh6 19.Qg6 к выгоде белых), угрожая не только разменом, но и ходом g2-g4, например: 18…Qc4 19.Rxd8+ Kxd8 20.Bd2 Ncd4 21.Nxd4 Nxd4 22.0-0-0! Qa2 23.Bb4 или 18…d4 19.Rxd8+ Kxd8 20.Bd2 (20…Nxe5? 21.Qh8+)" (Левенфиш).

  Но в первом варианте вместо 20…Ncd4 сильнее 20…Qe4+! 21.Be3 (21.Kf1? Ng3+) 21…Nxe3 22.Qh8+ Kc7 23.fxe3 Qxe3+ 24.Kf1 Nb4! с острой игрой – как раз в духе Алаторцева!
  18...Be8 19.Qh8 d4 20.Bd2 Nce7 (с угрозой 21…Qc4 и Bb5) 21.Bg5 Qa5+ 22.Rd2 Bb5.

  23.Qxd8+! После 23.Qf6 Qxa3 атака черных не прекращалась, ферзь же белых оставался вне игры. Теперь же белые в конце концов после больших осложнений получают две ладьи за ферзя. Однако слабость белых полей, возникшая в результате выигрыша злополучного качества, остается до конца партии.
  К жутким осложнениям вело 23.Qh7 Qc3 24.Bxe7. При точной игре белые все-таки отбивались, но поди найди эти защитные цепочки ходов за доской: 24...Ne3!? 25.fxe3 dxe3 26.Bxd8 exd2+ 27.Nxd2 Qe3+ 28.Kd1 Qg1+ 29.Nf1 Qxf1+ 30.Kd2 Qe2+ 31.Kc1 Qxg4 32.Qh8! или 24...d3!? 25.cxd3 Rxd3 26.Qg8+ Kc7 27.Bd8+ Kc6 28.Qe8+ Kc5 29.Be7+ Nxe7 30.Qxe7+ Kc6 31.Qd6+!
  23...Qxd8 24.Nxd4 Qh8! (единственный ход) 25.Nxf5 exf5. Если 25...Qxe5+, то 26.Ne3; если 25…Nxf5, то 26.Rd8+. .
  Продолжим первый вариант: 26…Qa1+ 27.Nd1 (27.Rd1 Qc3+) 27…Qe5+ 28.Be3 Qxh5 29.f3 (29.Rdd4? f5) 29…f5 30.Rb4 Qh1+ 31.Kf2 Qf1+ 32.Kg3 Nd5! с равной игрой. После же хода в партии у черных проигрышная позиция.
  26.Bf6 Qxh5 27.Rh4 Qg6 28.Bxe7 Qxg2.

  29.c4. "С точки зрения "общих соображений", несомненно, лучший ход: белые защитились от мата, напали с темпом на фигуру и вдобавок ставят ловушку: на 29...Bc6 последует 30.Rh8+ Kc7 31.Bd8+ Kc8 32.Bb6+ с матом. И все же, вопреки "общим соображениям", на доске ситуация, где белые могли выиграть комбинацией, основанной на чисто задачных мотивах – блокировке и вскрытом шахе: 29.Rh8+! Kc7 30.Bd8+ Kc6 31.Rh6+ Kc5 (поле b5 блокировано) 32.Be7+ Kc4 33.Rh4+ Kc3 34.Bb4+ Kb2 35.c4+ с выигрышем слона и партии" (Левенфиш).
  29...Ba4. Поскольку теперь шахи ничего белым не дают, некоторые шансы на выигрыш получают черные.
  30.Rh8+. К этому моменту белые находились уже в жесточайшем цейтноте, и следующие бесполезные шахи имеют целью выйти из него (30.Rhd4!?).
  30…Kc7 31.Bd8+ Kc6 32.Rh6+? Конечно, лучше было оставить короля на с6, где он загораживал поле у слона. Но это еще один ход в цейтноте!
  32...Kc5 33.Rh4. Или 33.Be7+ Kxc4 34.Rh4+ Kb5 35.Rb4+ Ka5. После 36.Rbd4 на доске тоже ничья!
  33...Bc6 34.Ke2 Bf3+! 35.Ke3 Bg4 36.Kf4 Kxc4.

  37.Bc7. Защищает пешку е5, но отдает а3. Всё еще спасало 37.Kg5!
  37...Kc3 38.Ba5+ Kb3 39.Rd3+. В цейтноте белые хотят всё спасти, но просматривают потерю ладьи.
  39...Ka4 40.f3 Kxa5 41.fxg4 Qe4+. Белые сдались.
  "Партия наглядно показывает достоинства и недостатки обоих соперников" (Левенфиш).
  

Молодо, да не зелено!


  Недаром Левенфиш назвал Савицкого "мастером атакующего стиля". Попасть ему под руку было опасно для любого противника! На финише турнира Леонид был на подъеме: накануне он победил Фреймана, а в следующем туре – Раузера.

Испанская партия C78
Федор БОГАТЫРЧУК – Леонид САВИЦКИЙ
Комментирует Л.САВИЦКИЙ


  1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4.Ba4 Nf6 5.0-0 Bc5. "Ход, часто применявшийся Алехиным и детально проанализированный Савицким" (Левенфиш).
  6.d3. Безобидный ответ, который нельзя рассматривать даже как попытку опровергнуть построение черных. Следовало избрать 6.Nxe5 Nxe5 7.d4 Nxe4 8.Re1 Be7 9.Rxe4 Ng6 с последующей рокировкой или 6.c3 Ba7! 7.d4 Nxe4 8.Qe2 f5 9.dxe5 (9.Nbd2! Ильин-Женевский) 9...0-0 и т.д.
  6...d6. Неточность. Следовало играть 6...b5 и d7-d6. После хода в партии черным приходится отдать пункт е5.
  7.d4! exd4 8.Nxd4 Bd7 9.Nxc6 bxc6 10.Nc3. Следовало предварительно сыграть 10.Bg5 ("посредством 10…h6 11.Bh4 g5 12.Bg3 Nxe4 13.Re1 d5 14.Nc3 f5 черные удерживают пешку, однако после 15.Nxd5! cxd5 16.Qxd5! попадают под неотразимую атаку" Левенфиш). Теперь же черные уравнивают партию.

  10...Ng4! Ход, преследующий две цели: во-первых, избегает связки на g5, во-вторых, при случае подготовляется движение пешки на f5, что является главным козырем данного варианта.
  11.Qf3. Грозило 11…Qh4. Если 11.h3, то после 11…Ne5 снова угрожает Qh4 и Bxh3. Не проходит 11.Bxc6 из-за 11…Qh4, по меньшей мере выигрывая качество.
  11...0-0 12.Bf4 Qe7 (ни сейчас, ни раньше белые не могут брать на с6) 13.Rae1 Rae8 14.Qg3. Следовало продолжать 14.e5 с равной игрой. После хода в партии черные добиваются инициативы.
  Левенфиш поправляет: "И здесь 14.e5 dxe5 15.Bxc6 опровергалось 15…Nxf2! 16.Be3 Ng4!" (или 16.Rxf2 Bxf2+ 17.Kxf2 Qc5+ 18.Be3 Qxc6).
  14...f5!

  15.h3. На 15.Re2 черные ответили бы 15…fxe4, например: 16.Rxe4 Qxe4!! 17.Nxe4 Rxe4 с решающей атакой.
  15...g5! 16.hxg4. Если 16.Bxg5, то 16…Qxg5 17.hxg4 f4 18.Qd3 f3! 19.gxf3 Bxg4 20.fxg4 Qxg4+ 21.Kh2 Re5 с выигрышем. На самом деле 21…Re5? ошибочно из-за 22.Qg3; выигрывает 21…Rxf2+! 22.Rxf2 Bxf2 и т.д.
  16...gxf4 17.Qxf4 fxg4 18.Qg3 h5! Не проходит 18...Qe5 19.Qxe5 Rxe5 20.Kh2? из-за 20…g3+! 21.Kxg3 Rg5+ 22.Kh2 Bxf2, но правильно 20.g3! с видами на защиту.
  19.e5 (единственная возможность осложнить игру против страшной угрозы h5-h4 и g4-g3) 19…h4 20.Qd3 Bf5.

  21.Qe2. Вот она, решающая ошибка! После 21.Qd2! не страшно 21…g3 из-за 22.Ne4 Bxe4 (22…h3? 23.Nxc5; 22…Bb6 23.Bxc6) 23.Rxe4, и ладья ушла с рокового поля (например: 23…Rxf2 24.Rxf2 Bxf2+ 25.Kh1 Qg7 26.Bxc6 Rxe5 27.Bd5+ и т.д.).
  21…g3 22.Nd1 (приходится: 22.Ne4? Qxe5) 22…gxf2+. Сразу выигрывало 22...h3 и Qh4. Ход в партии дает белым передышку.
  23.Nxf2 Qg5 24.Kh1 Rxe5 25.Qc4+. Это проигрывает моментально. Отсрочить поражение можно было ходом 25.Qd1.
  25…Be6 26.Rxe5 Qxe5 27.Qxh4 Bxf2! 28.Qh6 Rf6. Белые сдались.
  "Очень сильно проведенная Савицким партия" (Левенфиш).


IX чемпионат СССР – 1934/35 год (7.12.1934 – 2.01.1935)


   Участники  1   2   3   4   5   6   7   8   9  10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Очки Призы
 1   Г.ЛЕВЕНФИШ (Ленинград)
 
 =   =   =   =   =   1   0   =   1   1   0   0   =   1   1   =   1   1   1   12   I-II 
 2   И.РАБИНОВИЧ (Ленинград)  = 
 
 0   0   0   =   1   =   1   1   1   =   1   1   1   1   =   0   1   =   12   I-II 
 3   Ф.БОГАТЫРЧУК (Киев)  =   1 
 
 1   1   0   0   =   =   =   0   =   1   =   1   0   1   =   1   1   11,5   III-IV 
 4   Н.РЮМИН (Москва)  =   1   0 
 
 =   =   0   =   =   =   1   =   0   1   1   1   =   =   1   1   11,5   III-IV 
 5   В.АЛАТОРЦЕВ (Ленинград)  =   1   0   = 
 
 0   =   0   0   =   0   =   1   1   =   1   1   =   1   1   10,5   V-VIII 
 6   Г.ЛИСИЦЫН (Ленинград)  =   =   1   =   1 
 
 0   0   =   1   =   1   1   1   1   0   =   0   0   =   10,5   V-VIII 
 7   В.РАГОЗИН (Ленинград)  0   0   1   1   =   1 
 
 =   0   =   1   1   0   =   =   =   =   0   1   1   10,5   V-VIII 
 8   В.ЧЕХОВЕР (Ленинград)  1   =   =   =   1   1   = 
 
 =   1   =   =   1   0   1   =   0   0   0   =   10,5   V-VIII 
 9   С.БЕЛАВЕНЕЦ (Москва)  =   0   =   =   1   =   1   = 
 
 0   =   0   1   0   =   =   =   1   1   =   10    
10  И.КАН (Москва)  0   0   =   =   =   0   =   0   1 
 
 1   0   1   =   =   1   1   1   0   1   10    
11  В.МАКОГОНОВ (Баку)  0   0   1   0   1   =   0   =   =   0 
 
 =   1   1   1   =   0   1   1   =   10    
12  М.ЮДОВИЧ (Москва)  1   =   =   =   =   0   0   =   1   1   = 
 
 0   0   =   =   1   =   =   1   10    
13  Г.ВЕРЕСОВ (Минск)  1   0   0   1   0   0   1   0   0   0   0   1 
 
 1   0   1   1   1   0   1   9    
14  В.ПАНОВ (Москва)  =   0   =   0   0   0   =   1   1   =   0   1   0 
 
 0   0   1   1   1   1   9    
15  И.МАЗЕЛЬ (Москва)  0   0   0   0   =   0   =   0   =   =   0   =   1   1 
 
 1   =   1   1   =   8,5    
16  Л.САВИЦКИЙ (Ленинград)  0   0   1   0   0   1   =   =   =   0   =   =   0   1   0 
 
 1   1   0   1   8,5    
17  В.РАУЗЕР (Ленинград)  =   =   0   =   0   =   =   1   =   0   1   0   0   0   =   0 
 
 1   0   1   7,5    
18  П.ДУБИНИН (Горький)  0   1   =   =   =   1   1   1   0   0   0   =   0   0   0   0   0 
 
 1   0   7    
19  А.ИЛЬИН-ЖЕНЕВСКИЙ (Ленинград)  0   0   0   0   0   1   0   1   0   1   0   =   1   0   0   1   1   0 
 
 =   7    
20  С.ФРЕЙМАН (Алма-Ата)  0   =   0   0   0   =   0   =   =   0   =   0   0   0   =   0   0   1   = 
 
 4,5