понедельник, 23.01.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Гибралтар23.01
Чемпионат мира среди женщин10.02
Гран-при, Шарджа17.02

Энциклопедия

Сергей ТКАЧЕНКО,
заслуженный мастер спорта,
гроссмейстер Украины
по шахматной композиции

КОРОЛИ ШАХМАТНОЙ ПЕХОТЫ.
Часть вторая

Михаил Афанасьевич Зинар

О таком соавторе можно только мечтать! Зинар и Утесов (памятник). Одесса, горсад. Октябрь 2007.

По паспортному свидетельству Михаил Афанасьевич Зинар родился 9 мая 1951 года. Но, как признался автору статьи сам Зинар, паспорт лукавит. На самом деле наш герой родился на полгода раньше – 22 ноября 1950 года. Почему же паспортные данные не соответствуют истинному появлению на свет будущего пешечного короля? Виной тому… напряженная ситуация в мире в начале 60-х годов! Сейчас только историки-международники да непосредственные свидетели тех событий помнят, насколько близко был мир к новому военному взрыву. Скандал с американским самолетом-шпионом в 1960-м, Берлинский кризис 1961-го и особенно Карибский кризис 1962 года опасно приблизили нашу планету к роковой черте. Эти тревожные новости доходили и до украинской глубинки. Родители Михаила (мама – учительница, отец – сельский механизатор) при первой же возможности переправили в метрике дату рождения сына на полгода вперед. Этим они хотели отсрочить на год его будущий призыв в армию. К огромному счастью, здравые силы мира остудили военные страсти, а вот изменить цифры в паспорте оказалось сложнее – могли и наказать за подлог… Теперь Зинару придется трудиться до пенсии лишних полгода!

Детство и школьные годы Михаила прошли в небольшом селе Гвоздавка-1, что на севере Одесской области (порядка 250 километров от Одессы).

До пешек еще ой как далеко. 1 Мая 1952

Село частенько оказывалось в горниле военных действий (может, этим и объяснимы подсознательные страхи родителей Зинара?!). Когда-то по Гвоздавке, поделенной речкой Кодыма на две части, проходила граница между Речью Посполитой и Османской империей. Так появились парные села: Гвоздавка-1 и Гвоздавка-2. В годы Второй мировой войны в Гвоздавке-2 находился румынский концлагерь, куда сгонялись евреи с юга Украины, Бессарабии, Молдавии и Румынии… Сейчас на месте трагедии собираются установить мемориальный памятник.

В школьные годы юноша мечтал стать летчиком. Еще бы, практически все сельские пацаны того времени грезили небом! Пример скромного паренька из Смоленской глубинки – первого космонавта Земли Юрия Гагарина действовал покруче матадоровской красной мулеты… Окончив в 1968 году школу с серебряной медалью, Зинар подает документы в Киевское летное училище гражданской авиации.

Последний школьный звонок. 1968 г

Однако мечты о поступлении разбились о медицинский приговор: дотошные эскулапы нашли у Зинара проблемы со зрением. Но не так просто было разлучить Михаила с мечтой! По совету бывалого летчика, юноша поступает в Егорьевское летно-техническое училище гражданской авиации (Московская область). Расчет был прост: выпускников училища после пары-тройки лет работы в аэропорту без проблем и канители переучивали в летчиков. «А к тому времени и проблемы со зрением решатся… Медицина-то не стоит на месте!» – примерно так думал Михаил.

Егорьевск. 1969

Увы, природа мечтательных процессов хрупка… После окончания Егорьевского училища новоиспеченный техник-механик по эксплуатации самолетов и двигателей получает распределение в аэропорт Симферополя. Два года наземной службы прошли незаметно, да и зрение – основное препятствие для карьеры летчика – заметно улучшилось. Зинар уже начал собирать необходимые характеристики и документы в летное училище, как вдруг…

В один из весенних выходных дней юноша прогуливался по симферопольскому Парку культуры и отдыха имени Гагарина (!) и мечтал о славных учебных буднях. И тут, на горе авиации и на радость шахматному сообществу, Зинар оказался возле шахматной беседки. Помните, как в гоголевском «Тарасе Бульбе»: «И погиб казак! Пропал для всего казацкого рыцарства! Не видать ему больше ни Запорожья, ни отцовских хуторов…» Эти слова классика можно переиначить на наш случай: «И погиб авиатор! Пропал для всего летного содружества! Не видать ему больше ни неба, ни летного училища…»

Шахматы! Вот чем теперь живет Зинар. За каких-то полгода был пройден путь от начинающего (до этого времени Михаил играл в шахматы несколько раз в жизни! Первый раз - в школе, да несколько раз - в летном училище) до первого разряда. Дальше – больше. Желая постоянно заниматься шахматами, Михаил в 1974-м меняет место работы. Неравноценный, я вам скажу, был обмен! С обеспеченного жильем-общежитием и 130-рублевым жалованием техника-механика (не самая маленькая зарплата по тем временам) перейти на 90-рублевую ставку тренера ДЮСШ без жилья мог только отъявленный фанатик! Теперь шахматная атмосфера в полном смысле этого слова круглосуточно окружает нашего героя. Закрыв двери за последним посетителем шахматного клуба, Зинар сдвигал столы, доставал из шкафа матрац с постельным бельем и располагался на ночлег. Утром вся процедура совершалась в обратном порядке…

Симферополь. Полуфинал первенства Крыма. 1974

В переломном 1974 году состоялся этюдный дебют Михаила. Как это случилось, достойно отдельного описания! Еще в начале разрядного взлета Зинар, желая накачать практический мускул, купил в букинистическом отделе шахматную книгу. По воле судьбы это был один из томов знаменитых «Шахматных окончаний» (1956) под редакцией Ю.Авербаха. В разделе пешечных финалов, написанном И.Майзелисом, юношу привлекли странные диаграммы с цифрами. В пояснительном тексте к ним говорилось о каких-то загадочных «полях соответствия». Любовь к математике заставила внимательно вникнуть в непонятную цифирь. Естественно, с первого раза ничего не понял. Прочитал второй раз. Понял, что теория… неполная! Написал свою. Кстати, сей труд молодого реформатора впоследствии вошел в пешечный том 2-го издания «Шахматных окончаний» (1983). В предисловии Юрий Львович Авербах укажет: «Десятая глава, посвященная системам полей соответствия, написана шахматным композитором М.А.Зинаром – большим специалистом в области пешечного эндшпиля (иначе эта глава выглядела бы устарелой)». Забавно, что сей «большой специалист» на момент написания теории был всего лишь… перворазрядником! (Звание кандидата в мастера по практической игре покорилось в конце 1974 года.) Восполняя пробелы в теории полей соответствия, Михаил стал придумывать позиции, поясняющие суть новаторства. К тому времени из печати вышла книга Ф.С.Бондаренко «Этюд в пешечном окончании». Сравнивая свои примеры с опусами из книги, Зинар обнаружил, что его иллюстрации к теории полей соответствия ничуть не хуже. Так автор неожиданно открыл для себя, что всё это время он… занимался этюдным творчеством!

Известный этюдными традициями журнал «Шахматы в СССР» приютил первое пешечное детище Зинара (№31).

№31. М.Зинар
«Шахматы в СССР», 1974

Выигрыш

По вертикали «d» расположились пешки- недотроги: тому, кто первым нападет на одну из них, будет ой как худо!

Пары полей соответствия с учетом этого предостережения такие: c4-e5, b3-f6, b4-f5, b5-f4. Белый король отправляется в обход цугцванговых полей:

1.Kc2 Kf7! 2.Kb2! Kg6! 3.Ka3! Kf6. Черные вынуждены отдать одно из полей соответствия, иначе белый король прорвется в их лагерь по вертикали «а».

4.Kb3! Kf5 5.Kb4 Kf4 6.Kb5! Ke3 7.Kc4! Kf3 8.Kxd4 Kf4 9.Kc3! Kf3 10.Kc4 (b4) Kg2 11.Kb5 Kxh2 12.Kc6, и, забрав на d6, белые на темп опережают черных в пешечных маршах.

«Абсолютно ничего выдающегося! Всё это уже встречалось и ранее… Скорее всего, ведущий раздела «Композиция» Анатолий Кузнецов выдал мне аванс на будущие пешечные открытия. Дьявольского чутья на таланты, да простят мою нескромность читатели, был человек!» (из телефонной беседы Зинара с автором статьи).

Да, суховато, без так любимых шахматными гурманами жертвенных «капелек крови» и отказов от оных… Может, это органический недостаток-привкус всех пешечных опусов на тему полей соответствия? Нет! Второй опубликованный этюд Зинара (№32) опроверг сей страх!

№32. М.Зинар
«Крымская правда», 1975

Выигрыш

Для успеха военной кампании белому предводителю нужно забрать неприятельские пешки по линии «e» и не допустить черного оппонента в тыл своей пехоты. Эти два условия можно выполнить, если захватить ключевую оппозицию е4-с4. Поля соответствия растягиваются вдоль вертикалей «b» и «f»:

1.Kg7! Ka7! 2.Kg6! Kb6. Приходится (иначе не спасти пешку g5) становиться на минированную вертикаль... 

3.Kf6! Оппозиция куда важнее материальных благ! Плохо 3.Kxg5? Kc5 4.Kf5 Kd5, и белому монарху не удержать контроль над тропинкой с4-d3.

3...Kb5 4.Kf5! (4.Kxe5? Kc5!) 4...Kc6 5.Ke6!! Запоминающийся отказ от взятия четырех черных пешек! К ничьей ведет как 5.Kxg4? Kd5 6.Kf5 g4, так и 5.Kxe4? Kd6 6.Kf5 Kd5 и т.д.

5...Kb6 6.Kd6! Kb5 7.Kd5! Kb6 8.Kxe4! с выигрышем. Пять ходов король терпеливо прогуливался возле черных пешек и таки нашел самое слабое звено!

Этот запоминающийся спектакль королевской милости Зинар обнародовал в симферопольской газете «Крымская правда». Вообще-то в композиторских кругах принято публиковать классные этюды в известных шахматных изданиях – так проще познакомить шахматный мир с оригинальной идеей. Почему же Михаил пренебрег этим святым правилом? Дело в том, что Зинар пробил в местной газете «Шахматную страничку». А что может быть лучше для рекламы шахматного отдела, чем классный этюд собственного изготовления!?

С 1974 по 1981 год Зинар опубликовал относительно немного этюдов – около 35-ти. Большинство из них воспевали любимую тему полей соответствия. Но встречались и этюды иной, неведомой ранее природы! (№33 и №34).

№33. М.Зинар
Спецприз, «Шахматы в СССР», 1977

Выигрыш

Будь сейчас ход черных, то после 1...c4! с последующим 2...e4 и 3...e5 все лазы-тропинки в их лагерь были бы на надежном замке. Поэтому медлить нельзя:

1.Ke2! (но не 1.c4? Kg8 2.Ke2 Kf7 3.Kd3 Ke6, и в расположение черных не просочиться)1...e4! 2.c4! Kg8 3.Kd2 Kf7 4.Kc3 Ke6 5.Kb3 Kd6 6.Ka4! От поедания пешки нужно отказаться: 6.Kxa3? Kc6 7.Ka4 Kb6 с битой ничьей.

6...Kc6 7.Ka5 Kc7 8.Kb5 Kd6 9.Kb6 e6 10.Kb5 Ke5! 11.Ka5 (a6) (приманка на с5 отравлена: 11.Kxc5? – пат) 11...Kd6 12.Kb6 Ke5 13.Kb7! Kd6 14.Kc8 Ke5 15.Kd8! Kd6 16.Ke8 Ke5 17.Kf7 Kd6 18.Kf6! Уже вошло в привычку миловать черную пехоту: 18.Kg7? Ke7 19.Kxh7 Kf7 20.c3 e5 с ничьей.

18...Kd7 19.Ke5 Ke7 20.Kxe4. Наконец-то нашлась пешка, которую можно побить!

20...Kd6 21.Kf4! Плохо сразу 21.Kd3? Ke5 22.Kd2 Ke4 23.Ke2 e5 24.Kf2 – второй пат черным! Пытливый читатель, очевидно, спросит меня, а почему белые не могли пойти 21.c3?! – ход-то, на первый прикид, ничего не меняет в позиции. Меняет, ой как меняет, дорогой читатель! Дождитесь конца решения, и вы узнаете эту тайну.

21...e5+! 22.Ke4 Ke6 23.Kd3 Kd6 24.Kc3. Король совершил круиз в 20 ходов! Однако сидеть на месте он не собирается: теперь уже можно свести счеты с пешкой а3.

24...Kc6 25.Kb3 Kb6 26.Kxa3 Ka5 27.Kb3 e4! 28.Ka3! (нужно выиграть темп!) 28...Kb6 29.Kb2! (дабы подставить плечико оппоненту) 29...Ka5 30.Kb3! Ka6 31.Kc3 Ka5 32.Kd2 Kb4 33.Ke2 (e1) Ka3. На 33...Kxc4 быстрее всего решает 34.Kd2 (можно и 34.Kf2) 34...Kb4 35.a3+ Kxa3 36.Kc3 и т.д.

34.Kf2 Kxa2 35.Kg3 Kb2 36.Kf4 Kxc2. А вот стой белая пешка на с3 (21.с3?!), и черные не потеряли бы важный для спасения темп!

37.Kxe4 Kc3 38.Kd5 с выигрышем. Грандиозное сражение королей по всей доске!

№34. М.Зинар
Спец. похвальный отзыв, «Шахматы в СССР», 1980

Выигрыш

Даже неисправимый оптимист, свято верящий в магию маневра Рети, вряд ли поверит в останов пешки h4. Но, тем не менее, это так!

1.Kc3! h3 2.Kb2!! Король отказывается от погони? Нет, он берет разбег!!

2...Kb4 (2...h2 3.Ka3 h1Q 4.b4# – первый мат) 3.c3+ Kc5 4.Kc2 d5 (4...h2 5.Kd3 h1Q 6.b4# – второй мат) 5.Kd3 (но не 5.ed? ed 6.Kd3 d4!) 5...de+ 6.Kxe4 h2. После 6...f6 белый король догоняет беглянку: 7.Kf3 h2 8.Kg2. Можно ли поверить в это чудо, глядя на исходную диаграмму!?

7.Kd3 h1Q 8.b4+ Kd5 9.c4# – третий мат.

Оригинальный поединок на шпагах в духе Сирано де Бержерака! Так и слышится: «Предупреждаю честно вас, что попаду в конце посылки!»

Не обделено было вниманием и классическое наследие (№35).

№35. М.Зинар
3-й приз, «Тhimes-64», 1978

Выигрыш

Главная мишень белых – пешка b3.

1.Kb1 e4! 2.Kc1! e3! (на мгновение отнимая у белого короля поле d2 и одновременно ломая пешечную гармонию соперника) 3.fe Kf6 4.Kd2! Ke5 5.Kd3! (5.Ke1? Ke4 6.Kf2 f5! с равенством) 5...f5 (иначе белые сами сыграют 6.e4) 6.Kc3! Ke4 7.Kd2! Kd5 8.Ke1! Ke5 9.Kf1! Kd5 10.Kg2! Ke4 11.Kf2 Kd5 12.Kf3 Ke5. Внешнее благополучие черных обманчиво из-за ответной жертвы.

13.e4! fe+ 14.Kg4! Kd5 15.Kf5! Kd4 16.Kf4 Kd5 17.e3 Kc5 18.Ke5! Kb5 19.Kd5! Kb4 20.Kd4! Kb5 21.Kc3! Ka4 22.Kc4 Ka5 23.Kxb3, и наконец-то главная мишень белых поражена! Вы не заметили, а ведь позиция (после 17-го хода черных и с переменой цвета фигур) уже встречалась в этюде Н.Григорьева – см. №21 из 1-й части «Королей шахматной пехоты». Правды ради замечу, что позиция после 15-го хода полностью совпадает с этюдом С.Жигиса, 1929. Да, с техникой составления у молодого автора всё в порядке!

А вот как патовый нюанс из этюда-наброска Н.Григорьева (№12) заблестел под огранкой Зинара (№36).

№36. М.Зинар
3-й приз, «Бюллетень ЦШК СССР», 1978

Выигрыш

1.Kh6! (беря на мушку черную пешку h4) 1...g3 2.g7 g2 3.g8R! (нет 3.g8Q? g1Q 4.Qxg1 – пат) 3...Kh2 4.Kh5 h3 5.Kh4 g1Q 6.Rxg1 Kxg1 7.Kxh3 Kf2! Второй акт спектакля – погоня за пешкой. Какие здесь могут быть этюдные нюансы, спросите вы?! Ведь пехотинец неудержимо летит в ферзи... 

8.c4 Ke3 9.c5 Kd4 10.c6 Kc5 11.c7 Kb6! Встречая старшее 12.с8Q? патовым безмолвием. Нужно быть и скромнее и бдительнее: 12.c8R! со вторым ладейным чиноповышением!

Построение патовой ниши известно еще со времен дедушек шахматного этюда (№37).

№37. И.Бергер
«Theorie und Praxis der Endspiele», 1890

Ничья

1.f5! a3 2.fg! (плохо 2.f6? gf 3.gf Kd7 4.f7 Ke7 и т.д.) 2...a2 3.Kg4! a1Q 4.Kh5! Qd1+ (~) 5.g4 с успешным самопогребением.

Можно ли выдать что-то свеженькое в исследованной до дыр идее?! Оказывается, да! (№38).

№38. М.Зинар
Спецприз, «Шахматы в СССР», 1977

Ничья

Патовый склеп строится довольно легко: нужно передвинуть на шаг все белые пешки...Но, в отличие от классического этюда Бергера, у черных есть возможности помешать этому плану.

1.g5! d5! (1...Kb7 2.g4 Kxb6 3.g3 Kc6 4.h3, и классический склеп построен, ибо даже проигрывает 4...f5 5.gf Kd7 6.g5 и т.д.) 2.g4! После небрежного 2.h3?! у белых не хватает маленького кирпичика-темпа, дабы надежно замуроваться: 2...d4! 3.g4 d3 4.g3 d2 5.b7 f6 6.gf d1Q.

2...d4! 3.Kg3!! – пуанта! Парадокс: вместо того чтобы искать недостающий темп, белые...теряют еще два, выходя из практически готовой ниши!

3...Kb7 4.h3! Kxb6 5.Kh4! А теперь назад! Выясняется, что, проделав сей оригинальный финт королем, белые каким-то чудом вымолили спасение!

5...Kc6 6.g3 f6 (иначе патовая радость) 7.gf Kd7 8.Kg5! (без маневра Рети не обойтись!) 8...Ke6 9.Kf4, задерживая черную пешку или, после 8...d3 9.Kh6!, успевая поддержать свою. Ничья.

Семидесятые годы были золотым времечком для шахмат в СССР. Шахматные клубы рождались повсеместно. Я хорошо помню, как в конце 70-х годов Анатолий Карпов и Владимир Тукмаков открывали летом шахматный клуб в Измаиле. Желающих попасть на встречу с именитыми гостями было намного больше, чем мог вместить Дворец культуры… После отъезда гроссмейстеров администратор еще долго собирала оторванные от рубашек пуговицы. Вот такой был дикий ажиотаж вокруг шахмат в то время!

Не смог уберечься от нового приступа шахматной лихорадки и Крымский полуостров. В начале 80-х годов в Феодосии открылся шахматный клуб, и Михаилу предложили его возглавить. Директорство пошло на пользу творчеству! Дабы подтвердить это утверждение этюдным примером, оставлю на время Крымский полуостров и перенесусь в Киев.

То время было и «золотым веком» для шахматной композиции на Украине. Этому счастливому факту способствовал переезд (а точнее, перелет!) в Киев из Волгограда знаменитого шахматного подвижника, ныне покойного мастера спорта СССР по шахматной композиции Владимира Михайловича Арчакова.

Арчаков, 1999

По моим скромным подсчетам, Арчаков вел шахматные отделы в 15 периодических изданиях Украины! Сей шахматный Фигаро здорово взбурлил шахматную жизнь украинской столицы. Пользуясь своей импозантной внешностью и ладно сидящей формой летчика гражданской авиации, Владимир Михайлович легко открывал двери редакторов газет и журналов. Вершиной его организаторского гения стало проведение мощного конкурса составления шахматных этюдов в честь 1500-х именин славного града Киева. В ту пору я учился в Киевском политехническом институте и частенько захаживал на вечера столичных любителей шахматной поэзии. На одной из таких встреч довольный Владимир Михайлович поведал собранию, что на конкурс «Киеву – 1500» поступило около 80 классных этюдов. Среди участников значились такие этюдные титаны как Гиа Надареишвили, Эрнест Погосянц, Василий Долгов… Но все эти знаковые фамилии признанных мастеров разнофигурных соотношений были потеснены перворазрядником по шахматной композиции Михаилом Зинаром, воспевающим узкую пешечную полоску шахматного спектра. Этюд Зинара (№39), разделивший высшее отличие, стал визитной карточкой конкурса.

№39. М.Зинар
1–2-й призы, ЮК «Киеву – 1500», 1982

Ничья

Отвлекая черного короля на пешку «а», белые готовят (после гибели черной пешки f6) ничейный бег оставшейся пешки.

1.a4 Kd4. Но вдруг выясняется, что губительно шаблонное 2.Kg6? Kc5 3.Kf5 (увы, нет 3.Kxf6 d4, и белых подводит пешка «а») 3...d4 4.Ke4 Kc4 5.a5 d3 6.Ke3 Kc3 7.a6 d2 8.a7 d1Q 9.a8Q Qe1+ 10.Kf3 Qh1+ из-за прострела ферзя. Выжидательная политика тоже не приносит удачи: 2.f5? Kc5! 3.Kh5 d4 4.Kg4 d3 5.Kf3 Kd4 6.a5 Kc3 7.a6 d2 8.a7 d1Q+ с шахом!

Эврика!

2.Kh5!! f5! Это хитрее, чем 2...Kc4 3.a5! Kb5 4.Kg4 Kxa5 5.Kf5! Kb4 6.Kxf6 с равенством.

Ну, теперь-то уж точно можно нападать на черного пехотинца?! Оказывается, рановато: 3.Kg5?! Kc5! 4.Kxf5 d4 5.Ke4 Kc4 6.a5 d3 7.Ke3 Kc3 8.a6 d2 9.a7 d1Q 10.a8Q Qe1+ 11.Kf3 Qh1+ с выигрышем ферзя по диагонали или 6.f5 d3 7.Ke3 Kc3 8.f6 d2 9.f7 d1Q 10.f8Q Qe1+ 11.Kf3 Qf1+ с выигрышем ферзя по вертикали. Эстафета эврик продолжается!

3.Kh4!! Kc5 4.Kg3 Kb4 5.Kf3 (f2) Kxa4 6.Ke3 Kb5 7.Kd4 Kc6 8.Ke5! (пробираясь к пешке с другой стороны) 8...Kc5 9.Kxf5 d4 10.Kg6! d3 11.f5 d2 12.f6 d1Q 13.f7 с теоретической ничьей.

Кого оставит равнодушным окольный путь Kh6-h5-h4-g3-f3-e3-d4-e5:f5!, когда вместо двух ходов на взятие пешки затрачено целых восемь!

Ну очень сильный этюдист! 1982 г.

Имею смелость утверждать, что именно с этого шедевра вакантный трон пешечного короля обрел нового хозяина. Подтверждает правоту моих слов факт присвоения Зинару мастерского звания по итогам 16-го личного первенства СССР по шахматной композиции, в котором соревновались этюды 1981–82 годов. Уникальный случай в отечественной шахматной истории, когда перворазрядник получает мастерские клейноды, минуя кандидатский промежуток! Не менее чудно и то, что с момента опубликования первого пешечного опуса до всеобщего признания прошло неполных восемь лет. Согласитесь, нечасто за такой малый срок попадают в Классики!

Теперь назад – в Феодосию.

Феодосия. Будни директора шахматного клуба. 1982 г.

Пешечные фантазии директора шахматного клуба стали желанными гостями на всех этюдных конкурсах.

№40. М.Зинар
1-й спецприз, «Шахматы в СССР», 1981

Выигрыш

Уверен, большинство сильных игроков, отбросив все продолжения, остановят свое внимание на двух ходах-кандидатах: 1.Kf7?! Kd5! (в цугцванг попадают белые) 2.Kf6 (2.Kg6 Ke4) 2...Kc4! 3.e4 Kxc3 4.e5 c5 5.e6 c4 6.e7 Kd2! 7.e8Q c3 с теоретической ничьей; и 1.Ke7? Kc4 2.Ke6 (2.e4 Kxc3 3.e5 c5 4.Kd6 c4 5.e6 Kb2 6.e7 c3 7.e8Q c2) 2...Kxc3 3.Kd5 Kb4! 4.e4 c5 с тем же итогом.

А к победе ведет кривой отскок в сторону: 1.Kg7!! Kd5 2.Kf7! (и черные в цугцванге) 2...Ke5. Уже недостаточно 2...Kc4 (2...с6 3.Kе7!) 3.e4 c5 4.e5 Kxc3 5.e6 c4 6.e7 Kd2 7.e8Q c3 8.Qd8+ Kc1 9.Qg5+! – диагональ свободна!

3.Ke7 (e8) Kd5 4.Kd7 Kc4 5.Kc6! Неосторожное 5.e4? Kxc3 6.e5 c5 упускало победу, так как король в третий раз становился препятствием для ферзя.

5...Kxc3 6.Kc5! с выигрышем. Еще один золотой взнос в классическую копилку!

Снова отсылаю вас к первой части статьи «Короли шахматной пехоты». Шедевр Григорьева (№15) с тремя линейными ударами по новорожденному ферзю черных вызвал восторг у этюдного мэтра Василия Николаевича Платова. Интересно, а что бы сказал Платов после знакомства с таким опусом Зинара (№41)?

№41. М.Зинар
Спецприз, «L'Italia Scacchistica», 1982

Выигрыш

1.Ke7, и пять (!) вариантов с выигрышем ферзя по диагонали:

1) 1...a4 2.d6 a3 3.d7 a2 4.d8Q a1Q 5.Qh8+;

2) 1...b4 2.d6 b3 3.d7 b2 4.d8Q b1Q 5.Qd6+ Kxe4 6.Qg6+;

3) 1...c4 2.d6 c3 3.d7 c2 4.d8Q c1Q 5.Qd5+ Kf4 6.Qf5+ Ke3 7.Qxg5+;

4) 1...g4 2.d6 g3 3.d7 gh 4.d8Q h1Q 5.Qd6+ Kxe4 6.Qc6+;

5) 3...g2 (вместо 3...gh) 4.d8Q g1Q 5.Qd5+ Kf4 6.Qf5+ Ke3 7.Qxc5+.

Относительно скромное отличие – специальный приз – объяснялось просто. За пять лет до публикации в итальянском журнале Зинар уже обнародовал этюд (и даже получил 2–3-й приз!) на… шесть прострелов ферзя. Но неоднородность игры в этюде-рекордсмене подтолкнула автора отрезать один вариант. Больше – еще не значит лучше!

Фанаты маневра Рети, внимание (№42)!

№42. М.Зинар
1-й приз, «64–Шахматное обозрение», 1982

Ничья

Ой, как напрашивается 1.Kf6? Kxc6 2.Kg5. Но после 2...Kb6 3.Kh6 Ka5 4.Kxh7 Kb4 5.Kg6 Kxc4 6.Kf5 Kc3 7.Ke5 c4 8.a4 Kb4 черные побеждают.

А спасает классический маневр: 1.Kg7!! h5 2.Kf6 h4 3.Ke5 Kxc6 4.Kf4 Kb6 5.Kg4 Ka5 6.Kxh4 Kb4. Единственное отличие от ложного следа состоит в том, что белый король на-ходится на h4, а не на h7. Это, как говорят уже не только в Одессе, две большие разницы.

7.Kg3! Kxc4 8.Kf2! Поле f3 заминировано: 8.Kf3? Kd3 9.a4 c4 10.a5 c3 11.a6 c2 12.a7 c1Q 13.a8Q Qh1+, и белому ферзю «аминь».

8...Kc3 9.Ke2! (продираясь между минированными полями е1 и е3) 9...c4 10.a4 с ничьей. Потрясающая двухактовая миниатюра!

Привлекали молодого пешечного короля и логические мелодии (№43).

№43. М.Зинар
1-й почетный отзыв, «Рыбак Приморья», 1982

Выигрыш

Главный план 1.Kxg7?! под контролем пешечного прорыва: 1...f5 2.gf g4 3.f6 g3 4.f7 g2 5.f8Q g1Q+, шах!

1.c5!! Kd5! Предположим, что черные разгадали «щедрость» белых и отвергли отравленную пешку. Что делать сейчас? По логике нужно подтягивать резервы: 2.a4?! Kc6! 3.a5 Kb5!, и... не видно, как выигрывать. Эврика!

2.a3!! (сравните с «черепашьим ходом» из этюда Григорьева – см. №30) 2...Kc6 3.a4! Kd5 (3...Kc7 4.a5 Kb7 5.Kf5! Kc6 6.a6 с победой белых) 4.a5 Kxc5. Приходится... 

Не спасает 4...Kc6 5.a6 Kc7 6.a7 Kb7 7.a8Q+ Kxa8 8.Kxg7 f5 9.gf g4 10.f6 g3 11.f7 g2 12.f8Q+, и черный король попадает под шах на 8-й линии.

5.Kxg7! (пора и белым пообедать!) 5...f5 6.gf g4 7.f6 g3 8.f7 g2 9.f8Q+ с диагональным шахом.

Цельный логический спектакль с завлечением черного монарха под смертельный шах.

Добрый юмор всегда на пользу этюду. Убедитесь в этом на примере короткометражки – №44.

№44. М.Зинар
Спец. почетный отзыв, «Шахматы в СССР», 1983

Ход черных. Выигрыш

У белых три потенциальных кандидата в ферзи, какие здесь могут быть шутки?!

1...c1Q 2.c8R! (2.c8Q? Qf4+ 3.Kh1 Qc1+ 4.Qxc1 – пат) 2...Qb2 3.b8B! (3.b8Q? Qe5+ 4.Qxe5 – пат) 3...Qd4 с надеждой на 4.d8N? Qd7! – ничья. Но: 4.d8R! с победой.

Ни одна из трех грозных пешек так и не стала королевой!

Если Николай Григорьев отдавал предпочтение миниатюрным построениям (число фигур не более семи), то его преемник, как вы уже убедились, с одинаковым успехом творил и в мини, и в макси! Не уступал Зинар своему предтече и в умении органически связывать пешечную и последующую фигурную игру (№45 и №46).

№45. М.Зинар
2-й приз, Московский конкурс, 1983

Ничья

Конечно, не сразу 1.d3? Kxg5 2.Kc7 Kf4 3.Kxc6 Ke3 с фиаско.

1.Kb7!! «Кривое» вступление уже знакомо по этюду №40. Но на этом похожесть заканчивается!

1...c5 2.d3. Если бы белый король находился на поле с7 или d7, то после 2...c4 он либо мешал бы своей пешке, либо попадал под шаховый нож превращенного ферзя соперника.

2...Kg6! (беря пешку заложником) 3.Ka7!! В расчет черных входило продолжение 3.Kb6? c4 4.dc d3 5.c5 d2 6.c6 d1Q 7.c7 Qd7 8.Kb7 Kf5 с победой.

3...Kf7! (3...c4 4.dc d3 5.c5 d2 6.c6 d1Q 7.c7 Qd7 8.Kb8, и черным не хватает темпа на реанимацию пешки «g») 4.g6+! Kg8 5.g7! Kxg7 6.Kb6 (a6) c4 7.dc d3 8.c5 d2 9.c6 d1Q 10.c7 Qd7 11.Kb7 Kf6 12.Kb8, и черный король остался за шаг до выигрышной зоны.

№46. М.Зинар
«Шахматы в СССР», 1986

Ничья

Здравый смысл подсказывает, что надо рваться к пешке d7, выбить ее, а затем искать ничейное счастье в ферзевом окончании: 1.Kf6? h4 2.Ke7 h3 3.Kxd7 h2 4.Kc7 h1Q 5.d7. Но, увы, с ферзем шутки плохи: 5...Qh2+ 6.Kc8 Qh3 7.Kc7 Qc3+, занавес. А впрочем, не так страшен черт!

1.Kg5!! Kc4. Дабы после 2.Kxh5? Kxb4 3.Kg4 Kc5 просмаковать проведение своей пешки к наградному полю. Но теперь уже в радость 2.Kf6! h4 3.Ke7 h3 4.Kxd7 h2 5.Kc7 h1Q 6.d7 Qh7 7.Kc8 Qf5 8.Kc7, ибо вертикаль «с» заказана для черного ферзя. Позиционная ничья.

Одним из признаков составительского класса является умение элегантно объединять в одном этюде несколько парадоксальных идей.

Во времена Григорьева на страницах «Шахматного листка» появился этюд бакинских авторов – братьев Сарычевых. История отбросила ненужную трехходовую вступительную игру (к слову, дефектную) и оставила потомкам фантастический эмоциональный сгусток (№47).

№47. А. и К. Сарычевы
Похвальный отзыв, «Шахматный листок», 1928

Ничья

Этюд настолько известен, что комменировать его как-то даже неприлично...  Ограничусь фабулой: 1.Kc8!! b5 2.Kd7! Bf5+. Дальнейшее по маневру Рети: 3.Kd6! b4 4.Ke5 Kg4 5.Kd4! с ничьей.

Первый ход этюда с последующим возвратом и является его...кульминацией! Восторженные созерцатели чуда назвали сей фокус «финтом Сарычевых».

А слабо объединить финт Рети с финтом Сарычевых в чисто пешечном этюде?! До 1984 года это было слабо (№48).

№48. М.Зинар
Спец. похвальный отзыв, «Шахматы в СССР», 1984

Ничья

Король в квадрате пешки, и может легко ею закусить: 1.Kg5? Kxc6 2.Kh6 Kd5 3.Kxh7. Но радости от этого кушанья мало: 3...Ke5 4.Kg6 Kf4 с победой черных.

К правильному «пищеварению» ведет парадоксальное 1.Kg7!! (по Сарычевым!) 1...h5 2.Kf6! h4 3.Ke5! (и по Рети!) 3...h3 (3...Kxc6? 4.Kf4 с победой белых) 4.Kd6 – ничья.

Просто и лаконично!

Этюды-близнецы – нечастые гости в композиторской практике. Почему? Да потому, что нелегко придумать близкие по духу спектакли при минимальных изменениях в позиции. Но разве это преграда для настоящего мастера?! (№49).

№49. М.Зинар
«64–Шахматное обозрение», 1985

Ничья

В позиции на диаграмме решает 1.f5! g5 2.Kf3 Ke5 3.Kg4 Kf6 4.Kh5! Kxf5 с патом, известным по этюду мастера-практика и тонкого этюдиста Алексея Селезнева, 1918.

А теперь переставьте черную пешку с g7 на g4.

Сейчас решает 1.Ke3! Kd5 2.Kf2 Ke4 3.Kg3 Kf5 4.Kh4! Kxf4 с эхо-патом.

Удивительно, как такая простота не была открыта за 67 лет! Впрочем, мудрые люди говорят: «Просто – когда найдено!»

С середины 80-х годов тема слабых превращений стала преобладать в этюдном творчестве Зинара. Было придумано несколько двухфазных опусов со слабым превращением в первой фазе и последующей этюдной игрой во второй. Но и этого показалось мало Зинару! Рекордное выражение темы – таск, вот что притягивало пешечного короля.

Много ли можно рассказать о человеке по фотографии? Мастера экстрасенсорных возможностей утверждают, что практически всё.

Зинар колдует над позицией. Всесоюзная конференция по шахматной композиции, Москва, 1989 (фото из архива А.Б.Рошаля)

Не знаю, что могут выудить из фотографии экстрасенсы, а я разглядел на фото контуры знаменитого этюда на три ладейных превращения! (№50).

№50. А.Давранян, М.Зинар
1-й почетный отзыв, «Шахматы в СССР», 1989

Выигрыш

1.f8R! – первое чиноповышение в ладью! Плохо старшее 1.f8Q? Kh2! 2.a7 d1Q+! 3.Kxd1 f1Q+! 4.Qxf1 – пат!.

1...f1Q 2.Rxf1+ Kxf1 3.Kxd2 Kxg2 4.a7 Kxh3 5.a8R – второе! 5.a8Q? g2 6.Qg8 g1Q 7.Qxg1 – пат!

5...Kg2 6.a5 (можно переставить ходы: сразу сыграть ладьей на h8, а затем двигать пешку «а») 6...h3 7.a6 h2 8.Rh8 h1Q 9.Rxh1 Kxh1 10.a7 g2 11.a8R! – и третье! 11.a8Q? g1Q 12.Qh8+ Kg2 13.Qg7+ Kf3! 14.Qxg1 – пат!

11...g1Q 12.Rh8+ Kg2 13.Rg8+, и после размена тяжелых фигур решает прорыв пешки «с».

К концу 1989 года творческая активность Зинара начала резко падать. В 1990-м мастер составил только восемь этюдов, а в 1991-м некогда могучий родник пешечных спектаклей высох окончательно… «Что случилось с Зинаром? – задавали вопросы поклонники его пешечных прелестей. – Неужели пешечный этюд себя исчерпал, и мастер, дабы не повторяться, наступил на горло собственной песне?» Это утверждение справедливо лишь наполовину. Да, мастер таки наступил «на горло», но не оскудение пешечных идей тому причина. В 1991 году произошли крутые изменения в обществе – дал трещину фундамент Советского Союза и к концу года окончательно распался на суверенные фрагменты. У мудрых китайцев на этот счет есть предостережение: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен!» А перемены в украинском обществе больно стукнули по рядовому гражданину. Галопировала инфляция и плясали цены на продукты, рушились фундаментальная наука и искусство… А незадолго до распада «единого и неделимого» у мастера родилась дочь. Финансовые трудности (зарплата директора шахматного клуба не могла угнаться за ростом цен, да и платили крайне нерегулярно) вынудили Зинара и его семью переехать из Феодосии на родину, в Гвоздавку. Спасла работа на земле и подсобное хозяйство. В поисках дополнительного заработка Михаил устраивается в среднюю школу учителем труда и физкультуры. Но через год школьное начальство поставило перед Мастером гамлетовский вопрос в современной обработке: «Хочет или не хочет он работать учителем?!» Как выяснилось, одного хотения Зинара было мало, нужен был диплом-лицензия на занятие педагогической деятельностью. Пришлось поступать в педагогическое училище и приобретать еще одну профессию. Так специалист по обслуживанию самолетов и шахматный директор переквалифицировался в учителя младших классов…

А в это время в Москве боролся за жизнь журнал «Шахматы в СССР», с января 1992 года сменивший название на «Шахматный вестник». Как сохранить журнал в новых реалиях, думал и главный его капитан – Юрий Авербах, и его помощники – ведущие отделов. Так, куратор отдела композиции Анатолий Кузнецов проявил подлинно этюдную смекалку, дабы не потерять обратную связь с композиторской братией бывшего Советского Союза. Одно время ваш покорный слуга был… украинским почтовым ящиком журнала! Кузнецов переправлял мне с оказией бандероль с письмами к украинским шахматистам, а я уже рассылал штучную корреспонденцию по адресатам. Экономия от подобной операции была существенной (внутриукраинская переписка поднялась только в два раза в противовес шестикратному подъему между государствами), и московский отправитель дико гордился своей находчивостью. В одном из своих писем, датированных июнем 1995 года, Кузнецов и поведал мне, что в Одесскую область переехал «спасаться от разрухи» пешечный король. Кузнецов просил переслать Зинару письмо и по возможности связаться с ним. Увы, на мои письма, как и на письма Кузнецова, Зинар не отвечал – то ли почта шалила, то ли адрес был неправильный. А может, Михаил, дабы не бередить душу, сознательно безмолвствовал…

Зинар и ведущий отдела «Композиция» Анатолий Кузнецов. Москва. 1989 (фото из архива А.Б.Рошаля)

Познакомился я с Зинаром при довольно криминальных обстоятельствах. В конце февраля 1996 года я готовил заграничный паспорт для поездки на Конгресс по шахматной композиции в Тель-Авив. Скучная бюрократическая волокита с оформлением документов была нарушена громовой новостью: при проверке моей персоны на предмет судимости выяснилось, что в настоящий момент я нахожусь в… государственном розыске как опасный преступник! Из милицейских сводок следовало, что Ткаченко Сергей Николаевич, родившийся 26 января 1963 года в Одесской области, неоднократно… совершал угоны автомобилей иностранного производства! Все данные по преступнику полностью совпадали с моей анкетой, и перспектива провести ближайшие дни в казенном заведении до выяснения обстоятельств выглядела более чем реально. На счастье, один из работников одесской прокуратуры был моим хорошим знакомым. Позвонив прокурору районного городка Ананьев (там расследовалось «мое дело»), он заверил служителя Фемиды, что на следующий день я приеду в его ведомство. По тревоге был поднят дальний родственник, доставивший на своей машине новоиспеченного «рецидивиста» в пункт назначения. В районной прокуратуре быстро выяснилось, что я кристально чист. Как оказалось, в Одесской области орудует нехороший человек, все данные которого – фамилия, имя, отчество, год и место рождения полностью совпадают с моей анкетой. Был ли еще такой случай совпадения в мировой юриспруденции!?

На обратном пути в Одессу я решил сделать небольшой крюк и заехать в село Гвоздавка, находившееся километрах в двадцати от Ананьева. Дом Зинара был найден с помощью разговорчивых односельчан. Подождав возвращения хозяина из школы, я представился и передал самые теплые приветы от этюдных коллег. Было видно, что встреча обрадовала Михаила. За быстро собранным столом Зинар и поведал мне о главной причине своего затворничества:

– Знаешь, при такой жизни как-то неудобно перед домочадцами проводить время за шахматной доской, следить за этюдными новинками и конкурсами… Да и почтовые расходы на переписку стали неподъемными для сельского жителя. В таких условиях создать что-то стоящее вряд ли возможно, тиражировать же этюды-пустышки как-то не с руки... А по большому счету, кому сейчас нужно наше иллюзорное творчество?

Я старался убедить Михаила, что это временные трудности молодого государства, что всё наладится и т.п. Как последний довод вернуться в этюд, рассказал о создании в Одессе содружества шахматных композиторов «Причерноморье», о поддержке нашего творческого союза известным в Одессе предпринимателем и т.п. Мой оптимизм, подогретый прекрасным домашним вином Зинара (по словам трезвого водителя, за беседой мы осушили не один литр этого благородного напитка), таки передался хозяину. Достав с антресолей запыленную доску, Михаил показал несколько интересных схем для будущих пешечных этюдов. Было видно, что пешечные страсти всё еще волнуют затворника из Гвоздавки. Не остался в долгу и я, продемонстрировав парочку своих новых работ. Незаметно подкрался вечер, и с чувством выполненного долга перед этюдной общественностью я укатил в Одессу. В память о том знакомстве у меня сохранилась подаренная Михаилом книга «Гармония пешечного этюда» с дарственной надписью автора. (Открою небольшой секрет: эта книга полностью написана Зинаром. Но как издать драгоценный труд?! На помощь в 1989-м пришел пробивной Арчаков, имевший хорошие связи в издательстве. Это стоило Зинару единоличного авторства.)

К сожалению, жизнь внесла коррективы в наши оптимистические начинания. Начавшаяся вскоре в Одессе настоящая война, с выстрелами и взрывами, между претендентами на пост градоначальника ударила и по шахматной композиции. Наш меценат, поддержавший опального мэра, был вынужден из-за угрозы физической расправы бежать за границу. Вместе с его отъездом свернулась и вся шахматная программа. Я еще некоторое время пытался реанимировать так хорошо начавшееся мероприятие, но, увы, не хватило финансового пороха…

А Зинар так и не вернулся в этюдное творчество. Последние новости о нем датировались весной 2000 года. Михаил приехал в Одессу и продал шахматному клубу свою богатую библиотеку. А через несколько месяцев пришла печальная весть из Москвы – 23 июля в день своего рождения скончался Анатолий Кузнецов…

То, что минорные вести ходят парами, я еще раз убедился осенью 2000-го, прочитав в шахматной прессе о смерти Зинара. Кто-то из работников Одесского шахматного клуба подтвердил эту ужасную новость:

– Вероятно, предчувствуя свой уход в вечность, Мастер и распрощался с шахматной библиотекой…

Сколько же всего составил пешечных этюдов Зинар? Если верить базе Харольда ван дер Хейдена – около двухсот (не включая переработок и всевозможных версий). Мой бухгалтерский подсчет неожиданно наткнулся на одиноко стоящий этюд Зинара из журнала «64–Шахматное обозрение» за… 2000 год. Стоп! Как сей опус мог появиться в базе?! Ведь Мастер распрощался с этюдом еще в 1990-м. К сожалению, подшивки журнала за 2000 год в моей библиотеке не было, и я обратился за справкой к ответственному секретарю журнала Олегу Первакову. Подняв архив, он не нашел этюда на страницах рубрики «Публикуется впервые».

Ситуацию прояснил сам владелец базы – Харольд ван дер Хейден. Из его электронного письма следовало, что опус он выудил из статьи международного мастера Ильи Одесского в одном из выпусков приложения «Юниор». Так в нашем розыскном мероприятии появился новый фигурант с приятной моему слуху фамилией. Одесский, предупредив, что память у него, как «друшляг бабелевской Двойры: вся в дырочках», попросил меня подсказать номер журнала и страницу с его статьей. Эту просьбу я переадресовал Хейдену. Продемонстрировав чудеса оперативности, Харольд прислал мне все требования Ильи и даже сосканировал страницу «Юниора». Мельком взглянув на прикрепленный файл с этюдом Зинара, я переслал его в московском направлении. Поступивший из Первопрестольной ответ достоин того, чтобы привести его в оригинале:

«Сергей! Я с вас смеюсь! В том приложении, которое вы мне выслали, есть совершенно четкий адресат: М.М.Ботвинник «Аналитические и критические работы», том IV, стр.334-336. Конкретно интересующий Вас этюд Зинара опубликован на стр. 336. Вуаля!

С приветом, Илья».

Да, Илья, вы правы – текст следует читать внимательно! В присланном приложении Хейдена таки да – четко указан источник публикации. Ну ладно, наш иностранный коллега плохо разбирается в русском тексте, но мы-то с Перваковым не первый день знакомы с русскими буквами! В оправдание горе-сыщикам замечу, что нас ввела в обман информация над диаграммой. В случае перепечатки этюда обычно после фамилии автора приводится источник и год публикации. Если же этюд оригинальный, то по соседству с фамилией никаких сведений нет (что и было в статье Одесского)…

Не много ли места я уделил одному этюду? Уверен, вы простите мои длинноты, если узнаете, что этот этюд планировался как коллективное творение нашего героя и… шестого чемпиона мира Михаила Моисеевича Ботвинника!

Общеизвестно, что Ботвинник не только настоятельно советовал шахматистам решать этюды, но и сам увлекался этюдным творчеством. Процесс создания одного из своих пешечных опусов Ботвинник описывает в статье «Этюды», к которой и отослал меня Илья Одесский. При анализе пешечного окончания одной из партий сеанса одновременной игры Ботвинник нашел красивый ход королем, ставший впоследствии пуантой этюда (№51).

№51. М.Ботвинник
«Шахматная хроника», 1945

Выигрыш

1.Kf2 Kf5 2.Kf3 Ke5 3.g4 hg+ 4.Kxg4 Ke4 5.h5 f5+ 6.Kh3!! f4 7.h6 f3 8.h7 f2 9.Kg2. И белые выигрывают (знаки и комментарии Ботвинника).

Из текста статьи видно, что Михаил Моисеевич очень гордился ходом-находкой 6.Kh3!! Но, как выяснилось позднее, и об этом пишет Ботвинник, у этой идеи есть-таки предтеча (№52).

№52. Н.Григорьев
3-й почетный отзыв, «La Strategie», 1936

Выигрыш

«Решение начинается ходом 1.Kd4, и в нем, кроме сложных вариантов с ответами 1...c5+ и 1...e5+, рассматривается продолжение 1...Kf3 2.a4! Kf4 3.a5 e5+ 4.Kc3, и белые выигрывают. Вот оно, хитрое отступление короля (подальше от неприятельской проходной пешки)!» (комментарии М.Ботвинника).

Ботвинник пишет далее: «Остается лишь добавить, что совсем недавно я получил сообщение от М.Зинара из Симферополя, что он нашел возможность дополнить мой этюд следующей вступительной игрой. Однако очень длинное вступление снижает художественное впечатление от этюда, а с усложнением вступительной игры решение составляет уже 15 ходов. (Вот этот загадочный этюд Зинара, из-за которого разгорелись детективные страсти – Авт.).

№53

Выигрыш

1.g3! (если 1.gf, то – ничья) 1...Ke7 2.Ke1! Только к ничьей ведет 2.Kd2? Kd6 3.Kd3 Kd5! 4.Ke3 (или 4.g4 hg 5.h5 g3 6.Ke3 g2 7.Kf2 Kd4 8.h6 Kd3 9.h7 g1Q+ 10.Kxg1 Ke2) 4...Ke5 5.Kxf3 (5.Kf2?? Ke4) 5...Kxf5 6.g4+ hg 7.Kg3 Ke4! 8.Kxg4 f5+.

2...Kd6 3.Kf2 (снова упускало победу 3.Kd2? Kd5! 4.Kd3 Kd6!) 3...Ke5 4.Ke3! f2 5.Kxf2 Ke4! 6.Ke2 Ke5 7.Ke3! Kxf5 8.Kf3. И выигрывают: 8...Ke5 9.g4 и т.д. по этюду №5 (в нашем случае по этюду №51 – Авт.)».

Напрасно Михаил Моисеевич не согласился с «дополнением» (!!) Зинара – знаковый бы получился дуэт соавторов! Объективности ради, опус Ботвинника имеет куда более раннего предшественника (№54).

№54. Н.Григорьев
Похвальный отзыв, «Шахматный листок», 1928

Выигрыш

Вперед за орденами?! 1.g4? b5 2.g5 b4 3.g6 b3+ 4.Kc3 b2 5.g7 b1Q 6.g8Q+ Ka1!, и белые остались без наград. Правильно предварительное 1.Kc3! Ka3 2.Kc4 Ka4 3.g4! (пора!) 3...b5+ 4.Kd3!! Ka3 5.g5 b4 6.g6 b3 7.g7 b2 8.Kc2! Ka2 9.g8Q+ с победой.

А как же быть с этюдом №53? Поскольку Ботвинник дипломатично отказался от соавторства, Зинар остается единоличным автором творения. На шапке этюда рядом с его фамилией следует указать источник и первоначальную дату публикации – «Аналитические и критические работы» (М.Ботвинник), 1987. Вносите изменения в базу, господин Харольд ван дер Хейден!

Годы шли. Шахматная поэзия, переболев потерей ярких мастеров, заманивала в свои творческие сети новых поклонников. На Украине появился самобытный этюдный талант – Сергей Дидух.

Практически без ученического промежутка Сергей ворвался в высшее этюдное общество. В интернетовском общении Дидух написал мне, что своим быстрым взлетом он обязан книге Зинара «Гармония пешечного этюда»: «Других книг по композиции у меня не было. Поэтому «Гармонию» я перечитывал по нескольку раз еще задолго до составления первого этюда»…

Узнав о судьбе Зинара, Дидух предложил мне написать для журнала «Проблемiст Украiни» совместную статью о творчестве Мастера. Предложение было принято. Чтобы узнать точный час кончины Зинара, я позвонил в администрацию села Гвоздавка. На том конце провода колоритный украинский голос поведал мне, что Михаил Афанасьевич Зинар… жив и продолжает «учытельствуваты у школи»!! (сохранено произношение оригинала). Помню, я еще трижды переспросил собеседника, сраженный счастливой новостью. Об этом «воскрешении» я тут же поведал Дидуху. Ответ пришел с крейсерской скоростью: «Спасибо за чрезвычайно приятную весть! С удвоенной энергией возьмусь за статью. Перечитал еще раз его «Гармонию». Десять этюдов Зинара уже подобрал. Думаю, за пару дней успею прокомментировать и отошлю тебе (с самого начала знакомства мы с тезкой договорились общаться на «ты». – Авт.) на доработку. Твои рассказы из его жизни будут очень интересны всем. Многие заинтересовались судьбой Зинара после того, как я сообщил на Интернет-форуме о его преждевременной смерти».

Позвонив еще раз в Гвоздавку, я узнал телефон школы, где «учытельствуе» Зинар.

Без живности в селе туго! Лето 2008.

Еще один звонок, и я услышал знакомый голос пешечного короля. А дальше… Дальше журнал «Проблемiст Украiни» организовал конкурс составления пешечных этюдов в честь «воскрешения» Мастера. Если сказать, что конкурс удался, – это ничего не сказать! Предоставлю лучше слово его арбитру Михаилу Зинару:

– В 1986 году я судил конкурс составления пешечных этюдов, посвященный 90-летию со дня рождения Н.Д.Григорьева. К тому времени пришел к выводу, что пешечный этюд в чистом виде себя исчерпал. Осталось кое-что подправить, причесать, упорядочить и, поставив жирный крест, перейти к синтезу пешечных и фигурных этюдов. Но после получения конкурсных материалов я был потрясен! Поражала не только количественная (поступило 130 этюдов от 55 авторов), но и качественная сторона конкурса. Оказывается, глядя на один и тот же этюд, другие композиторы видели его совсем иначе, чем я (как вам такая королевская скромность Зинара!? – Авт.). В исследованных вдоль и поперек темах нашлись новые и необычные краски. Глядя на это изобилие идей, я уверовал, что пешечный этюд рано хоронить, и назвал свой тогдашний судейский отчет «Нет предела пешечному этюду!»

Прошло более 20 лет. И вот я сужу пешечный конкурс, посвященный, по доброй воле редакции журнала, моему «воскрешению». В этот раз точно был уверен в полном фиаско конкурса. Дело в том, что до начала судейства я попросил прислать подборку пешечных этюдов, опубликованных с 2000 года. Что же я увидел в 40 опусах из базы Хейдена? Десяток хороших этюдов В.Коваленко (российский этюдист – Авт.) и еще пара-тройка работ других авторов, а остальное – грусть и тоска… Невольно завертелись в голове заголовки будущего судейского отчета типа: «Реквием по пешечному этюду» или «Пациент скорее мертв, чем жив». И снова я был посрамлен! Поступили прекрасные этюды и от молодых, и от именитых авторов! Находки были даже в темах 19-го века! И я понял: пешечный (и не только пешечный!) этюд может исчерпаться для конкретного человека: выдохся на идеи, жизнь заела и т.п. Этюд же исчерпать невозможно! И я назвал свой отчет «Нет предела пешечному этюду-2!»

Как правило, второй фильм хуже первого. Но бывают случаи, когда продолжение не уступает началу и даже превосходит его. Именно это и случилось с нашим конкурсом. И я говорю «Спасибо!» и организаторам, и участникам конкурса (поступило 109 этюдов от 32 авторов из 15 стран – Авт.) за то, что мне довелось судить такое соревнование!

Продегустируйте этюды-лауреаты этого конкурса с комментариями Зинара (взято в кавычки). Из его «разборов полетов» здорово видно не только современное состояние пешечного этюда, но и его эволюционный процесс. Отличный мастер-класс для начинающего этюдиста!

№55. Д.Гургенидзе (Грузия)
1–2-й приз

Выигрыш

«1.f8R! (1.f8Q? Kh2 2.g5 f1Q 3.Qxf1 – первый пат) 1...f1Q 2.Rxf1+ Kxf1. Теперь вторая фаза: 3.g5 Kxg2 4.g6 Kxh3 5.g7 g2 6.g8R! (6.g8Q? g1Q 7.Qxg1 – второй пат) 6...Kh2 7.Kxh4 g1Q 8.Rxg1 Kxg1. В третьей фазе идет борьба за выгодное положение взаимного цугцванга Kd6-Kd4 и Ke6-Ke4: 9.Kg5! Kf2 10.Kf6! Ke3 11.Ke7! Ke4 12.Ke6! (раз!) 12...Kd3 13.Kd7! Kd4 14.Kd6! (два!). Черным пора сдаваться? Нет! 14...Kc3 15.Kc7 Kb2 16.Kxb7 Kxa2 17.Kxb6 Kxb3 18.Kc5! Асимметрия! 18.Ka5? Ka3! 19.b6 b3 20.b7 b2 21.b8Q b1Q 22.Qxb1 – третий пат! 18...Kc3 19.b6 с выигрышем.

Да, две ладьи и систематическое движение уже были (А.Давранян, М.Зинар, 1988). Но автор увидел через три фазы еще один этюд! Орел с его хваленым зрением может отдыхать!»

№56. С.Дидух (Украина)
1–2-й приз

Выигрыш

«Полный пешечный боекомплект! Но пехотинцы расставлены так искусно, что и не заметишь черно-белый пуд пешек, пока не сосчитаешь! Первая фаза нам знакома:

1.f8R! f1Q 2.Rxf1+ Kxf1. А вот во второй фазе пат будет в центре доски: 3.Kxg3 Ke2 4.e6 Kxd2 5.e7 Kxe3 6.e8R! (6.e8Q? d2 7.Qd7 d1Q 8.Qxd1 – второй пат. Белый король оказался в нужном для черных месте) 6...d2 7.Rd8 Ke2 8.Kxg4 d1Q 9.Rxd1 Kxd1. Теперь 3-я фаза: 10.Kf4 Kc2 11.Kxe4 Kb2 12.Kd3 Kxa2 13.Kc2 Ka1 14.g4 Ka2 15.g5 hg 16.h6 g4 17.h7 g3 18.h8B! (18.h8Q? g2 19.Qd4 g1Q 20.Qxg1 – третий пат на другом краю доски) 18...g2 19.Bd4 с выигрышем.

Мастерский почерк! Да, после трех ходов возникает почти точная позиция этюда В.Прыгунова, 1984. Но у Дидуха не просто на ладью больше. Сравнивать двух- и трехфазный этюды нужно как бы в геометрической прогрессии – больше не на один, а в разы!»

№57.С.Дидух (Украина)
3–4-й приз

Выигрыш

« 1.e8N! Теперь на естественное 1...d1Q последует вилка: 2.Nd6+ Kd4 3.Nf5+ Kc4 4.Ne3+. Не спасает и 1...Kd4 2.Ng7 c4 3.Ne6#. Черные пробуют выбраться из клетки: 1...b3 2.a3, и если теперь 2...b4, то 3.Nd6+! Kd4 4.ab d1N 5.b5 Nxb2 6.b6 Nd3+ 7.ed b2 8.Nb5+ Kxd3 9.Na3 с выигрышем. Поэтому черные отвечают взаимностью: 2...d1N! 3.Nd6+ Kd4 4.Nf5+ Kc4 5.Ne3+ Nxe3 6.Kxe3 b4 7.a4! d4+ 8.Ke4 d3 9.ed#!

Неожиданно возник мат пешкой Р.Броуна, 1841 (!) в центре доски! Скромный 4-ходовый этюдик Броуна Сергей Дидух превратил в настоящий этюд-спектакль с взаимными слабыми превращениями!»

№58. Н.Рябинин (Россия)
3–4-й приз

Ничья

Оба короля готовы расчистить дорогу в ферзи своим пешкам с3 и g7. Напрашивается маневр 1.Kf2?! Kh7!? 2.Ke3 Kh6 3.Kd4 Kxh5 4.Kxd5 Kxh4 5.Kxd6 Kg3 6.Kc7 Kxf3 7.Kxb7 Ke4, и сейчас важно не «ляпнуть» 8.c4? Kd4 9.Kc6 Kxc4, а сыграть, например, 8.Kc6 с ясным равенством.

Но черные могут ответить сильнее – 1...d4! (Из последних публикаций я узнал, что для характеристики этого хода в моде мистический термин «эффект предвидения». Мне же по душе более скромный задачный термин: «подготовительный план».) 2.c4 Kh7 3.Ke2 Kh6 4.Kd3 Kxh5 5.Kxd4 Kxh4 6.Kd5 Kg3 7.Kxd6 Kxf3 8.Kc7 Ke4 9.Kxb7, и оказывается, что белые все-таки «ляпнули» с3-с4: 9...Kd4 с победой черных.

Поэтому белые первыми проводят «подготовительный план»: 1.h6!! g6 2.Kf2 d4! 3.c4! «Обезьянничают» обе стороны! Или, как поется в некогда популярной песне: «Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я».

3...Kh7 4.Ke2 Kxh6 5.Kd3 Kh5 6.Kxd4 Kxh4 7.Kd5 Kg3 8.Kxd6 Kxf3 9.Kc7 Ke4 10.Kxb7. Знакомая позиция! Но на слабый ход с3-с4 черные умудрились сделать глупый ход g7-g6! 10...Kd4 11.Kc6 Kxc4 12.Kd6 – ничья.

«Обезьянья тема» плюс «подготовительный план» в игре обеих сторон. Оригинально!

Это единственный этюд в конкурсе, оценивая который, мне впрямую не на что сослаться».

(А это и единственный этюд конкурса, вызвавший разногласия у судейского комитета. Помнится, разобрав решение этюда Н.Рябинина, я был уверен, что быть сему классному творению во главе наградного списка. Но, получив от Зинара предварительный протокол, обнаружил опус на скромном 4-м месте. Как судья-организатор с правом совещательного голоса, я, естественно, ринулся защищать этюд. Единственное, на что согласился главный судья, – это дележ 3–4-го призов… Мы так и не сошлись в вопросе, что лучше: найти оригинальный довесок в перепаханной идее или придумать абсолютно новый, не встречавшийся ранее спектакль?! Вечный спор! А что думаете вы, поклонники шахматных чудес? – Авт.)

№59. О.Перваков (Россия)
5-й приз

Ничья

« 1.f3+ Kxh4 (1...Kxf4?? 2.e3# – снова мат Броуна!) 2.Ke3! d1N+! (2...d1Q – пат белым; 2...d1B 3.Kd3 Bxe2+ 4.Kxe2 – пат черным) 3.Kd3! (3.Kd4? Nf2!, и белые в цугцванге: 4.Ke3 Nh3+ или 4.Kxc3 Nh3 5.e3 Ng1 6.Kd3 Nxf3 7.Ke2 Kg4 8.c4 Nh4 9.c5 Ng6 10.c6 Ne7 11.c7 h4, каждый раз с победой черных) 3...Nf2+ 4.Kd4, и уже черные в цугцванге: 4...Nh3 5.Ke3 Ng1 6.Kd3 Nh3 7.Ke3 Nf2 8.Kd4 Nd1 9.Kd3 Nf2+ 10.Kd4! – позиционная ничья. В этюде целый букет ярких идей!»

Почетные отзывы (на равных)

№60. В.Коваленко (Россия)
Почетный отзыв

Ничья

«1.d5+! (рано 1.g7? Kf7 2.g8Q+ Kxg8 3.h5 b1N 4.h6 c2 5.h7+ Kxh7 6.d5 Nc3 #) 1...Kf6 2.g7! (2.h5? b1N 3.g7 c2 4.g8Q Nc3 #) 2...Kxg7 (2...Kf7 3.h5 b1N 4.h6 c2 5.g8Q+ Kxg8 6.h7+ Kf7 7.h8Q, и нет мата) 3.h5 Kh8 4.h6 b1N! 5.h7 Nxa3! 6.Kxa3 Kxh7. Теперь вторая фаза: 7.Ka2 Kg6 8.Kb1 Kf5 9.Kc2 Ke4 10.Kxc3 Kxd5 11.Kd3 Ke5 12.Ke3 d5 13.Kd3 d4 14.Kc4 Ke4 с известным григорьевским патом».

Этюд с превращением черной пешки в коня для разрушения «ниши» с последующим патом Н.Григорьева уже был (М.Зинар, 1987). Но у меня сделано схематично, а у В.Коваленко есть интересная игра».

№61. С.Дидух (Украина)
Почетный отзыв

Ничья

«Свои первые пешечные опусы я составлял на тему «полей соответствия» и, естественно, не мог остаться равнодушным к поступившим на конкурс этюдам с этой идеей. «Первая любовь не ржавеет!» Но сейчас уже мало только одних «полей». Нужно добавить в известную тему что-то новое, свеженькое. Сергею Дидуху это удалось с блеском, и мне не остается ничего иного, как отметить его третий этюд!

После взаимного уничтожения королями ладейных пешек возникает 6-польная система полей соответствия, необходимая для защиты белых пешек по вертикали «d». Полю e5 для черного короля соответствует поле c5 белого монарха, полю e4 – поле c4, e3 – c3, f5 – b5, f4 – b4, f3 – b3. Как видим, в главной зоне белых, как бревно в глазу, торчит пешка b3. Она раз за разом будет мешать белым удерживать соответствие, и от нее необходимо избавиться. Но делать это нужно аккуратно и точно. Плохо сразу 1.Kb1? Kg5 2.Ka2 Kxh5 3.Kxa3 Kh4 4.Ka4 Kxh3 5.b4 ab 6.Kxb4 Kh4! (взаимный цугцванг!), и, захватив поля соответствия, черные выигрывают. Оказывается, белой пешке не все равно, на каком поле погибать!

1.h4!! («подготовительный план») 1...Kf6 2.Kb1 (пора!) 2...Kg7 3.Ka2 Kh6 4.Kxa3 Kxh5 5.Ka4! (рано 5.b4? a4!, и «бревно» осталось) 5...Kg4! (в надежде на 6.b4 ab 7.Kxb4? Kxh4! с победой черных) 6.b4! (все-таки!) 6...ab 7.Kb3! (и белые не хотят кушать отравленную пешку!) 7...Kh5 8.Kc4 (a4)! Kg4 9.Kb3 Kxh4 10.Kxb4 (взаимный цугцванг), и соответствие у белых. Ничья».

№62. Ю.Акобиа (Грузия)
Почетный отзыв

Выигрыш

«Главная идея борьбы в этом этюде сводится к теоретическому окончанию «ладейная и коневая пешки против ладейной». Имеющиеся у белых пешечные темпы (после вступительной прелюдии) транжирить нельзя: ход g3-g4 поможет королю проникнуть на поле h6, а h3-h4 пригодится в борьбе за цугцванг.

Для защиты ключевых полей на 4-й горизонтали действует 6-польная система соответствия: полю f5 для черного короля соответствует поле f3 для белого монарха, e5(c5) – e3(c3), d5 – d3, f6 – f2, e6 – e2, d6 – d2.

1.bc+ Kc7! (вариация на тему «отравленные пешки») 2.Kd2! (ответный трюк!) 2...c1Q+ (рада бы душа в рай, да пешка не пускает: нет 2...Kd6 3.g4 с победой белых) 3.Kxc1 Kxc6 4.Kc2!, и белые захватили поля соответствия. Дальнейшее просто: 4...Kd6 5.Kd2 Ke6 6.Ke2 Kf6 7.Kd3! Ke5 8.Ke3 с выигрышем».

№63. Jochen Vieweger (Германия)
Почетный отзыв

Ничья

«Пешку «h» не догнать. Значит, нужно попробовать провести свою:

1.e4! fxe3 2.fe Kb3 3.e4 Kc4 4.e5 Kd5 5.ef! Kd6 (теперь плохо 6.Kb6? h5 или 6.Kb8? Kd7 7.f7 Ke7) 6.Kb7! (оригинальная вариация двойного удара Рети!) 6...h5 7.Kc8 h4 8.Kd8 или 6...Kd7 7.f7 Ke7 8.Kc6, и пешку все-таки догнали! Уже неплохо.

Но есть еще и ложный след: 1.e3? А какая разница? Ведь черные все равно могут бить?! Но могут и не бить: 1...Kb3! 2.e4 Kc4 3.e5 Kd5 4.ef Kd6 5.Kb7 Kd7! 6.f7 Ke7 7.Kc6 h5 8.Kd5 h4 9.Ke4 h3 10.Kf3 Kxf7, и белые в капкане. Отличный старт для дебютанта!»

№64. Jаnos Mikitovics (Венгрия)
Почетный отзыв

Ничья

« 1.Kd7! (бессмертный маневр Рети в действии!) 1...Kb7 2.Ke6 g4 3.Kf5 Kb6 4.Kg5 Kxb5 5.Kxh5, и два варианта:

1) 5...g3 6.Kg4 (h4) Ka4 7.Kxg3 Kb3 8.Kf2!, обходя «мины» на полях f3, f4 снизу;

2) 5...Ka4 6.Kxg4 Kb3 7.Kf5!, обходя «мины» сверху.

Есть еще «довесок»: 7.Kh5? Kxc3 8.g4 Kd4! 9.g5 Ke5 10.g6 Kf6 11.Kh6 c3 12.g7 c2 13.g8Q c1Q+, и черные выигрывают.

Сочетание Рети + «мины» было в нескольких моих этюдах. Но у Яноша Микитовича обход и снизу, и сверху».

Похвальные отзывы (на равных)

№65. И.Алиев, Ш.Мамедьяров (Азербайджан)
Похвальный отзыв

Ничья

«На диаграмме снова поля соответствия – так называемая квадратная система. Слева полю с4 соответствует поле с2, b4 – b2, c5 – c1, b5 – b1. Аналогично справа: g4 – g2, h4 – h2, g5 – g1, h5 – h1.

1.Ke1! Ke7! (и буква «i» превратилась в восклицательный знак: «!») 2.Ke2! Два варианта:

1) 2...Kd7 3.Kd2 (d1) Kc8 4.Kc2! Kb8 5.Kb2! Kc8 6.Kc2! – позиционная ничья;

2) 2...Kf7 3.Kf2 (f1) Kg8 4.Kg2! Kh8 5.Kh2! Kg8 6.Kg2! – позиционная ничья.

Белые удерживают соответствие на обоих флангах. Всё это известно по этюду Б.Горвица и И.Клинга, 1851. Добавив третью черную пешку, соавторы украсили известную идею ложными следами: 1.Kf2? Kd7! 2.Ke2 Kc6 3.Kd2 Kb5 4.Kc3 Kc5 5.Kb3 Kd6! 6.Kc2 Ke7 7.Kd2 Kf6 8.Ke2 Kg5 9.Kf2 Kh4 10.Kg2 Kg4 11.Kf2 Kh3 с победой черных.

При 1.Kd2? черные движутся по симметричному маршруту Ke8-f7!-g6-h5-g5-f6!-e7-d6-c5-b4-c4-b3, вычерчивая двойной «шалашик» над столбиком пешек. Можно сказать, что соавторы поставили точку над «i» в теме древних соавторов!»

№66.В.Калашников (Россия)
Похвальный отзыв

Ничья

« 1.Kh6 Kg8 2.f5 d4 3.h4! (3.e3? d3 4.h4 d2 5.h5 d1Q 6.e4 Qd2 #) 3...d3 4.h5 dc (4...d2 5.e4) 5.e3 c1Q – пат.

Пат со связкой пешки, известный по этюдам А.Гуляева, 1929 и Т.Горгиева, 1930, перенесен на более короткую диагональ. Кое-что это дало: самозамурование белого короля. Но можно было и получше!»

№67. Б.Сидоров (Россия)
Похвальный отзыв

Выигрыш

«Красиво идут! Это я о пешках. Вверху асимметрия: 1.g7+? Kg8 2.e7 e1Q с победой черных. Правильно 1.e7+! Ke8 2.g7.

Внизу 2 пары симметричных эхо-вариантов:

1) 2...e1N+ 3.Ke2! g1N+ 4.Kf1! или 3...c1N+ 4.Kd1!;

2) 2...c1N+ 3.Kc2! a1N+ 4.Kb1 или 3...e1N+ 4.Kd1!, каждый раз с победой белых или, как пишет автор: «Четыре раза укрываясь во вражеских конюшнях». Шахматный фокус! Пешечная калька с фигурного этюда К.Будрявичуса, 1975. Более строгий судья исключил бы этюд из-за предшественника. Но мне очень нравится начальная позиция. Пусть живет!»

№68. Petro Rossi (Италия)
Похвальный отзыв

Выигрыш

« 1.b5 h5. Сейчас плохо 2.Kc6? Kb8 или 2.Kd4? h4 3.Ke3 h3 с равенством. Правильно по Рети: 2.Kd6! h4 3.Kc7! с матом или 2...Kb6 3.Ke5! h4 4.Kf4 h3 5.Kxg3 с победой.

Вариация двойного удара Рети использована в этюде на выигрыш».

№69. И.Алиев, В.Алиев (Азербайджан)
Похвальный отзыв

Выигрыш

« 1.e6 c5 2.Kh5! – финт! Плохо сразу 2.Kg4? c4 3.Kf3 c3 4.Ke2 c2 5.Kd2 h5! 6.gxh6 c1Q+ 7.Kxc1 – пат.

2...Kg7 3.Kg4 c4 4.Kf3 c3 5.Ke2 Kf8 6.Kd3! h5 7.gxh6 c2 8.h7 с выигрышем.

С помощью «финта» белые преодолели пат, известный по этюду А.Гербстмана, 1935».

Подошел к концу наш рассказ о Королях шахматной пехоты – Николае Григорьеве и Михаиле Зинаре. Шахматное творчество этих двух ярких художников высоко подняло планку пешечного этюда – попробуй-ка, дотянись! Но упаси вас Бог комплексовать!

Да, Каисса неохотно раскрывает свои этюдные тайны, требуя от своих поклонников, как заметил один из ее жрецов, – «дьявольской настойчивости и ангельского терпения». Но тем приятней завоевать ее благосклонность и любовь! Кто вы, следующий пешечный король?

P.S. Кстати, за последние семь месяцев после «воскрешения» Зинар составил около 30 этюдов…

Одесса, 25 ноября 2008

Даешь четыре превращения в ладью! Ноябрь 2008!

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум