суббота, 27.05.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Чемпионат Европы29.05
Norway Chess05.06

Учимся вместе

Владимир БАРСКИЙ,
международный мастер

Юрий РАЗУВАЕВ,
гроссмейстер, заслуженный тренер России

КАК РАЗВИВАТЬ ИНТЕЛЛЕКТ

- Юрий Сергеевич, давайте поговорим о шахматном всеобуче. Недавно Дума официально одобрила эту идею, так что шахматы имеют хорошие шансы войти в школьную программу. Какие в связи с этим возникают проблемы?
Во-первых, нам возразят, что дети и без того перегружены обязательными предметами. Возможно, шахматы и впрямь благое дело, они способствуют интеллектуальному росту, развивают дисциплину, усидчивость и все такое, но младшеклассники и без того целый день сидят за партой, не разгибаясь. Куда ж им еще и шахматы?
Второй вопрос: а кто будет вести шахматы в школе, где взять преподавателей? Да, многие у нас в стране, в том числе и учителя, умеют хоть немного играть в шахматы, но преподавать их как отдельный предмет - боже упаси, люди боятся! Где взять необходимые кадры, причем в очень большом количестве?
Наконец, третье. Даже если найдутся педагоги-энтузиасты, то где найти учебники, методические пособия, поурочные планы и другие необходимые учителю материалы?
Как нам распутывать этот клубок проблем?

- Прежде всего, хотел бы отметить, что наконец-то произошло изменение общественного мнения, и не только у нас в стране. По долгу службы я много езжу по миру, и везде с этим сталкиваюсь. Например, отчет о недавнем чемпионате США по шахматам среди школьников был опубликован на первой полосе "Нью-Йорк Таймс". Никогда никакие шахматные соревнования, за исключением разве что матчей Каспарова с компьютером или победы Фишера над Спасским, не вызывали подобной реакции в обществе!
Или другой пример. Я знаю, что ФИДЕ сейчас ведет переговоры, чтобы помочь Индонезии ввести шахматы в школе. Насколько разные в плане экономического развития страны, а решают одну и ту же задачу!
Помню, в 2003 году в Линаресе Ананд рассказывал мне о проекте преподавания шахмат через Интернет в Индии, в Хайдарабаде. Мне понравился ответ Виши на мой вопрос о том, сколько же школьников они хотят обучить шахматам. Он сказал: "Один миллион".

- В Индии свои масштабы!
- Да! А недавно я был в Сингапуре и удивлен размахом шахматного образования в этой стране.

- То есть сейчас уже никого не надо агитировать в пользу шахмат?
- Да, мир уже это признал. И в России тоже происходят весьма позитивные сдвиги. Например, недавно по инициативе Почетного президента РШФ Андрея Владимировича Селиванова начала работу новая организация - "Надежды России". Прошла первая сессия ее школы, и на свои занятия мы с Сергеем Яновским приглашали вместе с детьми их постоянных тренеров. Мы не скрываем своих знаний, методик и т.п. Мне хочется, чтобы то, что я накопил, работая на детских школах с Ботвинником, со Смысловым, с Полугаевским, то, что мне досталось от великих, перешло и к этим тренерам. Селиванов ставит перед нами задачу: выработать очень высокий современный стандарт преподавания шахмат - и в школе, и в работе с талантами. Ведь для того, чтобы появлялись таланты, нужен первым делом очень высокий стандарт преподавания, который, к сожалению, отчасти утрачен. И второе - нужно суметь этот стандарт распространить по всей стране, и в школьном, и в спортивном образовании. Надо отдать Селиванову должное - он по своему характеру такой человек, который не только ставит задачи, но и сам активно участвует в процессе их решения.
В целом, сейчас вопрос переходит в практическую плоскость: как лучше всего вводить шахматы в школьную программу? И вот здесь, как правило, происходит сбой. В чем он заключается? Сразу, с налету все спешат реализовывать это начинание, но вначале нужно четко ответить на несколько вопросов. Первый: для чего нужно преподавать шахматы в школе? Ведь сама по себе игра в шахматы не может быть самоцелью.

- По-моему, на этот вопрос все отвечают примерно одинаково: никто не собирается готовить в школах гроссмейстеров и мастеров, а просто шахматы способствуют общему развитию.
- Вот-вот. Много лет назад у меня был друг (к сожалению, уже ушедший из жизни) Никита Глебович Алексеев. Некоторые шахматисты его знают, поскольку он несколько лет преподавал в ГЦОЛИФКе. Он был крупный психолог, а кроме того, открыл секцию методологов в Академии наук. Такой вот штришок в его биографии: он учился в МГУ в первые послевоенные годы, когда отделение психологии было еще на философском факультете, отдельного психологического факультета не было. И Алексеев посещал научный студенческий кружок, который вел Александр Зиновьев.

- Вот так даже?
- Да-да! Тот самый Зиновьев, автор "Зияющих высот"! Он был, как известно, специалистом в области математической логики. Никита Глебович тоже увлекался этой темой, он был очень сильный методолог. Помню реплику Алексеева: "Юра, в общем виде общую проблему не решить!" То есть методологически это неверно: нельзя в целом развивать мышление, это антинаучный подход. Нужно выбрать точную, конкретную цель, правильное направление, и это поможет решать проблему в целом.
В конце 80-х Алексеев написал блестящую статью, которую опубликовал в книге "Шахматы: наука, опыт, мастерство". Этот сборник выходил в ГЦОЛИФКе под редакцией заведующего кафедрой шахмат Бориса Анатольевича Злотника. На кафедре тогда работали два крупных ученых - Алексеев и Виктор Борисович Малкин. Те шахматисты, кто знал Малкина, относились к нему, как к Жаку Паганелю: такому немного чудаковатому, увлекающемуся человеку. А ведь Малкин, который со студенческих лет дружил с академиком О.Г.Газенко, сам был крупным физиологом, преподавал в мединституте физиологию. Он был профессором, ученым с именем, статьи которого печатались во многих странах. К сожалению, шахматисты его, по-моему, недооценивали.

- Я как раз учился в ГЦОЛИФКе в конце 80-х - начале 90-х годов, и готов подтвердить, что у нас, студентов к Малкину было именно такое отношение.
- Ну да. Я с ним очень любил общаться на, скажем так, прикладные шахматные темы, и он давал очень дельные советы. В целом, на кафедре велась серьезная научная работа.
Но вернемся к Никите Глебовичу. Алексеев вывел очень четкую теоретическую линию. Он ссылался на работы выдающегося швейцарского психолога Жана Пиаже, который утверждал, что в возрасте 6-12 лет происходит формирование так называемого механизма "действия в уме". Не хочу сейчас вдаваться в подробности, скажу только, что это важнейший период, когда ребенок учится проигрывать всю ситуацию в уме, прежде чем что-либо сделать или даже просто сказать. По мнению Пиаже, ошибки, заложенные в этот период в механизм действия в уме, в дальнейшем исправляются с огромным трудом. Попросту говоря, в 6-12 лет решается, будет ли ребенок умным человеком или нет, от этого зависят его интеллектуальные возможности! И Алексеев в упомянутой статье сделал вывод, что шахматы - практически идеальная модель для того, чтобы правильно сформировать этот механизм.
Это меня крайне заинтересовало, мы на эту тему неоднократно беседовали с Никитой Глебовичем. И в результате подготовили совместную статью, а также я написал несколько уроков для начинающих, которые Алексеев проверил с точки зрения психолога. Помнится, тогда мною был придуман слоган для этой программы: "Действие в уме - рождается в игре!" Я начал апробировать эти уроки, а также уговорил проверить их своего коллегу, киевского гроссмейстера Дмитрия Комарова. Его родители - известные врачи, а дядя - психиатр с мировым именем, руководитель реабилитационного центра в Киеве. С разрешения дяди Комаров вел занятия среди больных с различными психическими болезнями, а также болезнями головного мозга. Надо отдать должное Дмитрию, он творчески подошел к тем методам, которые сформулировали мы с Алексеевым. И результаты оказались впечатляющими. Специалисты в один голос утверждали, что обычными, консервативными методами ничего подобного добиться нельзя. Вот видите, как неожиданно все обернулось.
Если ребенок по каким-то причинам немного отстает в развитии, не имея при этом никаких органических повреждений, заболеваний, то шахматы являются сильным катализатором. Как доказывает практика, за короткий срок ребенок может догнать и перегнать своих сверстников.
Вообще, в середине 90-х я много работал над учебниками для начинающих - сперва с компанией "Chess Assistant", потом с Каспаровым. Мне приходилось много читать, и я обратил внимание на учебник Фишера. По существу, это попытка программированного обучения. Фишер рассматривает шахматы как непрерывное, поступательное движение, состоящее из решения шахматных упражнений. То есть шахматы для него, используя популярный сейчас термин, это "decision making" - модель для отработки навыков постоянного принятия решений. Должен сказать, все идеи Фишера относительно шахмат - новый вид шахмат, часы, контроль времени, учебник - все гениально!

- Итак, мы сделали первый шаг - начали отрабатывать механизм действия в уме...
- На этом направлении были очень любопытные побочные результаты. Занимаясь с гроссмейстерами, я с удивлением убедился в справедливости гипотезы Алексеева о том, что неправильный расчет вариантов (зевки) - это, как правило, следствие дефектов механизма действия в уме. Я попробовал устранить эти дефекты: взял схему психолога Гальперина о разбивке механизма действия в уме на стадии и применил ее к шахматам. И помог ряду шахматистов реально улучшить качество счета. Эта прикладная находка лишний раз убедила в правильности всей схемы.
Итак, ребенок должен научиться конкретизировать ситуацию и принимать решение. В советские годы проводился любопытный эксперимент: брали детей, которые уже год занимались шахматами, предлагали им решить различные позиции и следили за реакцией. А реакция была, как правило, такая: я боюсь, мне хочется и т.д., то есть чисто эмоциональная. Получается, даже через год занятий шахматами ребенок с трудом осваивает такое понятие, как анализ ситуации, он принимает решения, основываясь на эмоциях. А ведь это важнейший момент для любой человеческой деятельности. Как же тогда ребенок может заниматься самообразованием, а не только выполнять приказы учителя?

- То есть ребенок должен уметь сам для себя формулировать задачу и затем стремиться ее выполнить?
- Именно так, нужно учиться азам анализа. И выясняется, что шахматы тут необычайно удобны как модель, на которой отрабатывается этот механизм. Если, конечно, верно выбрана методика обучения.

- Как я понимаю, Юрий Сергеевич, научная база подведена очень серьезная. И все же, как быть на практике? Я как тренер занимался с детьми самого разного уровня, и для меня (знаю, для многих преподавателей тоже) одним из самых сложных вопросов был: с чего начать? Как достаточно быстро и доступно объяснить ребенку ходы фигур, чтобы маленький человек не потерял интерес к игре? А ведь мы говорим о шахматном всеобуче, то есть о том, чтобы научить играть в шахматы не одного ребенка и даже не десяток, как в кружке, а целый класс? В любом классе есть и более смышленые дети, и отстающие. Как научить их всех - быстро, увлекательно и с самого начала правильно?
- Я опять сошлюсь на Алексеева. Он писал: преподаватель настолько давно знает шахматные правила, что они ему кажутся простыми. На самом деле, это далеко не так.

- Когда ребенок уже усвоил шахматные правила, с ним, на мой взгляд, заниматься гораздо проще - можно давать решать какие-то позиции на мат в 1 ход, на "вилку", связку и т.п.
- Да, преподаватель часто старается побыстрее "проскочить" важнейший этап - объяснение правил шахмат. Он пытается упростить ситуацию, которая реально гораздо сложнее. У Пиаже есть блестящая работа о формировании у детей морали через игры. Он вывел очень интересную формулу: мораль - это уважение к правилам. Поэтому работа над усвоением правил - это важнейшая внутренняя работа ребенка. Потому что именно через игры, через правила игр формируется его мораль, а это важнейшая составляющая личности.
Обратите внимание: в любой спортивной игре, в которую играют дети, тоже есть правила. Но к чему там приводит нарушение правил? К какому-то наказанию, штрафу. А в шахматах нарушение правил влечет за собой остановку игры. Значит, само понятие "правила" в шахматах гораздо важнее, чем в большинстве детских игр. Если же теперь мы вспомним о компьютерном мире, то увидим там аналогичную ситуацию: нарушение правил приводит к остановке работы компьютера. Поразительно, что шахматы свою близость с компьютером доказывают даже своей первоосновой, своей природой!
Современный человек живет в мире высоких технологий, и любое нарушение правил здесь недопустимо. Казалось бы, шахматам уже не одна тысяча лет, но они с точки зрения формирования детской морали вписываются в современную жизнь чуть ли не идеально! Поэтому учителю надо уделить огромное внимание этому периоду - периоду усвоения шахматных правил.
Но здесь есть встречный вопрос - как сделать это таким образом, чтобы детям не было скучно?

- Да. Тут есть и побочная проблема. Мы ведь говорим о всеобуче, а класс может оказаться разнородным: кто-то уже умеет играть, кто-то что-то слышал о шахматах от родителей или дедушек-бабушек, а кто-то вообще ничего не знает. Одним мы объясняем азы, а другим скучно…
- Согласен. С этой проблемой я сталкивался много раз еще в советское время. Тогда успех урока шахмат почти на 100% зависел от педагога и от отношения к шахматам директора школы. В те годы шахматные всеобучи проводились бесчисленное количество раз в разных местах, но практически все эти эксперименты заканчивались ничем.
Дело в том, что нельзя начинать подобное масштабное дело, основываясь только на энтузиазме учителей и директоров школ. Нужна система. В советские годы задача по созданию подобной системы ставилась неоднократно, однако все время для ее реализации чего-то не хватало. Лишь когда появились компьютерные программы и Интернет, я понял, что наступил переломный момент. Что там греха таить: все, что не "вписывается" в компьютер с Интернетом, современных детей просто не интересует. Ребенок считает, что это недостойно его внимания. И эту проблему надо решать с помощью компьютерных игр.
10 лет назад я начал сотрудничать с компанией "Chess Assistant", чтобы вместе решить эту задачу. Вы недавно тоже подключились к работе над этой проблемой, и мне интересно узнать ваше мнение.

- Для читателей "Chess Pro" немного подробнее объясню ситуацию. Компания "Chess Assistant" (директор Сергей Абрамов) совместно с Юрием Разуваевым и Игорем Сухиным разработала методику преподавания шахмат в школах, используя при этом компьютерные технологии. Создан мощный компьютерный комплекс для локальных сетей, подготовлена вся необходимая для работы документация: поурочный план, методическое пособие для учителей и т.д.
- Да, нельзя начинать преподавание шахмат, не имея на руках полный пакет документов.

- Такой пакет полностью готов. Года полтора назад решение о внедрении шахматного всеобуча было принято в Ханты-Мансийском автономном округе. В апреле этого года я провел в Ханты-Мансийске семинар, своего рода курсы повышения квалификации для преподавателей шахмат в школах. 25 человек со всего округа получили удостоверения экспертов, после чего они должны были готовить преподавателей на местах, чтобы уже в сентябре в ХМАО наступил всеобуч. А что получилось на практике? Как мне рассказывали, семинар у себя дома (в Лангепасе) провел только один из моих слушателей - Виктор Калмачевских. Он известный детский тренер, воспитал двух чемпионов России - Ольгу Гиря и Илью Ильюшенка. Вряд ли всеобуч будет введен в округе этой осенью… Сила инерции необычайно велика.
- Вы знаете, недавно была сформулирована очень интересная проблема - так называемого двухуровневого преподавания. Звучит не очень понятно, попробую объяснить схему более детально.
Итак, специалист ведет урок через Интернет, сидя у себя дома либо где-нибудь в офисе в Москве - неважно. Причем он не только объясняет новый материал, но и отвечает на вопросы любого ребенка. Этот преподаватель должен быть по-настоящему высококлассным специалистом. И есть еще учитель непосредственно в классе, который отвечает за порядок и помогает специалисту чисто технически (все-таки дети по-разному знакомы с компьютером). Колоссальное преимущество этого метода в том, что все решения детей записываются в "головной" компьютер, и специалист всегда может проверить, кто и как решал задачи по разным темам. Фиксируется буквально каждое движение! Это дает педагогу колоссальный материал для анализа успеваемости каждого ученика, причем от первого до последнего занятия.

- Позвольте сказать еще пару слов о моей поездке в Ханты-Мансийск. Этот регион по праву считается одним из самых богатых в России.
- Да.

- А реалии таковы, что во многих школах округа нет компьютерных классов, или есть 1-2 компьютера на школу, никакого Интернета нет и в помине. Что уж тогда говорить о других российских регионах…
Как в ХМАО набирали преподавателей для всеобуча? Это были люди, которые а) хотя бы немного умеют играть в шахматы и б) более-менее знакомы с компьютером. В результате у многих оказались большие проблемы и с шахматами, и с компьютером.

- Я считаю, что та программа, которую сейчас отрабатывает "Chess Assistant"…

- …Она отлично подходит для Запада!
- Да, не случайно ей заинтересовались в Швеции, а в Словении эта система уже работает. В Европе повсеместно ввели продленку, и двухуровневая система обучения идеально подходит для продленки.

- Насколько я понимаю, по такой примерно схеме работает Александр Бабурин в Ирландии: заключает договора со школами, находит преподавателей, а сам руководит работой.
- Он все же мало использует компьютер. Гораздо удобнее и эффективнее руководить работой, если ты можешь в любой момент войти в сеть и посмотреть, как идет урок. Не надо никуда ездить, никого опрашивать, - вся информация есть перед глазами.

- Хорошо, допустим, у нас компьютеров не меньше, чем в Дублине. Но наши нормативы разрешают 7-8 летним детям сидеть за компьютером не более 20 минут в день…
- Тут мы подходим к важнейшей проблеме. Технологически, конечно, у подобной очно-заочной формы шахматного образования будущее очень большое.

- Но пока что у нас в стране компьютеров явно не хватает, и в любом случае нам постоянно напоминают о том, что дети должны сидеть за экраном как можно меньше!
- Это проблема, и ее придется как-то потихоньку решать. Вы сами участвовали в разработке методики, и знаете, что там этот момент учтен.

- Да, в методичке все расписано по минутам: сколько работать за компьютером, сколько без него. Но без компьютера нужен учитель в классе, а не в московском офисе.
- Надо отдать должное Игорю Георгиевичу Сухину: он досконально знает все вопросы, связанные со школьным шахматным образованием. Шахматы неожиданно могут оказаться очень большим подспорьем для учителей. Анализ принятия решений на шахматном уроке очень хорошо показывает общий уровень ребенка. Преподаватель шахмат может подсказать другим учителям, на что надо обратить внимание при работе с тем или иным школьником. И, кстати, сам учитель тоже сможет подбирать упражнения с уклоном в нужную сторону. Таким образом, мы подходим к научно обоснованному применению шахмат как модели для развития мышления. Собственно говоря, это и есть назначение шахмат.
Научить шахматам - это совершенно иная задача, нежели, скажем, научить всех детей плавать. Здесь мы работаем над развитием мышления.

- Есть еще несколько важных вопросов. Что лучше - шахматный факультатив в школах или обязательный урок шахмат? Когда лучше начинать обучение - в первом классе или во втором? И если мы включаем шахматы в основную учебную сетку, то за счет чего?
- Начинаем от печки, т.е. с возраста. Я бы все-таки брал второй класс. Или уж, как в Китае, подготовительную группу детсада. Вообще, это очень логично, поскольку шахматы помогают ребенку научиться быть самостоятельным.
Любопытно, что мне на днях звонила Татьяна Шумякина, которая рассказала, что в Челябинске на занятия уже начали приводить трехлетних! Родители чувствуют, что желательно пораньше приобщать ребенка к интеллектуальной жизни. Поэтому надо подумать - может, вообще начинать преподавание шахмат в детских садах.
В первом классе у детей резко меняется образ жизни, поэтому второй класс идеален с точки зрения принципа "не навреди!".

- Особенно если использовать для обучения компьютерные технологии, то лучше начинать со второго класса.
- Конечно. В первом классе многие дети еще читать-писать не умеют, а вы хотите, чтобы ребенок читал с экрана!

- Это должен быть урок в основной сетке либо факультатив для желающих?
- Если организовывать факультатив, то его судьба всецело зависит от того, кому этот факультатив достанется. Потому что принцип современной жизни такой: если это необязательно, значит, оно и не нужно. Факультатив без применения компьютерных технологий обучения - это просто шахматный кружок в школе, надо смотреть правде в глаза. Если есть в школе человек, который любит шахматы, то он соберет в кружок 10-20 человек, но в массовом порядке обучения не будет.
Благодаря локальным сетям мы можем гарантировать высокий уровень преподавания. Кроме того, учитель в классе тоже будет счастлив, потому что требования к нему окажутся минимальными. А когда через месяц дети приспособятся к работе с компьютером, учитель будет вообще не особо нужен. Только следить за дисциплиной, и все, можно заниматься своими делами, тетради проверять, например.

- Но все-таки, как мы говорили, за компьютером ребенок может сидеть не больше 20 минут, так что пол-урока, как ни крути, учителю в классе придется проводить самостоятельно.
- Вы знаете, когда я рассказал об этих ограничениях за рубежом, на меня посмотрели большими глазами. У них ничего подобного нет.

- Может, у них экраны хорошие, безвредные?
- Не знаю. Но факт, что ограничений нет. Я в эти вопросы не лезу, но реакция западных людей была весьма характерная, как будто речь шла о медведях на улицах Москвы!

- Так где взять в необходимом количестве преподавателей шахмат? Не энтузиастов, а обычных учителей для обычной рутинной работы.
- Вы попали в больное место. Мой личный опыт говорит, что это практически не решаемая проблема. Тренер в своей работе нацелен на высокий результат одного-двух своих учеников, а школьное образование должно быть ориентировано на последнего ученика, особенно в начальных классах. Вот почему я так потянулся к компьютерам. Вы можете себе представить, например, шахматы в сельских школах? А благодаря Интернету это будет образование высокого уровня. Да, сейчас еще далеко не везде у нас есть Интернет. Но другого пути просто нет.

- Так что, нам пока надо отложить всеобуч - до полной компьютеризации всей страны?
- Ну почему, надо начинать там, где компьютеры уже есть. Я недавно был, например, в Сатке Челябинской области - там хорошие компьютерные классы в обычных школах. Мое мнение таково: первым делом нужно создать совет экспертов по лицензированию шахматных программ и учебников. Скажем, учебник Капабланки блестящий, но он написан для взрослых людей. А многие книги, которые появились в последнее время, никуда не годятся.

- А есть у нас вообще хороший учебник для детей 7-8 лет, по которому можно заниматься в школе?
- Есть учебники и программа Игоря Сухина, которые одобрены Министерством образования.

- Мне очень нравится методика Игоря Георгиевича - простая, доступная и предельно конкретная. Он разработал поурочный план, у него хорошие тетради. Но учебник, по-моему, издан не очень удачно - слишком тяжелый (в прямом смысле слова) для ребенка, в рюкзак его не положишь, да и по содержанию уж больно академичный. Скорее, это не учебник в чистом виде, а книга для чтения детей с родителями.
- На мой взгляд, неплох учебник Карпова и Шингирея. Я сам готовил учебник для начинающих и старался писать как можно короче и проще. И надо всегда видеть цель: нужно ли то или иное упражнение для развития интеллектуальных способностей? Это должен быть учебник для школы, а не для того, чтобы просто научить ребенка интересной игре. И должно быть также методическое пособие для учителя, а написать его еще сложнее, чем для ребенка. У педагога все силы уходят на борьбу за дисциплину, способность к творчеству притупляется, поэтому методика преподавания должна быть расписана предельно жестко и четко. Слава богу, один раз мы сделали полный пакет программного и методического обеспечения.

- Да, но в этом пакете нет учебника для детей.
- Думаю, на основании этого пакета написать учебник не так уж сложно.

- Допустим, мы берем второклассников и занимаемся с ними один раз в неделю. Какими темпами мы должны продвигаться, что должны знать дети в конце учебного года?
- Я бы сказал, не сколько знать, а что уметь. Решить 1-2-ходовую шахматную задачу, представить доску в уме, проанализировать какую-то простейшую ситуацию. Казалось бы, очень много для ребенка. Но это реально, я это видел.

- Умение решать задачи в уме - не слишком ли это сложно?
- Оказывается, у детей для этого есть очень высокие природные способности. Как-то я проводил семинар для преподавателей шахмат, и сказал им: "Вы учите детей играть в солдатики! А шахматы - это совсем другая игра, игра геометрическая. Прежде всего, необходимо уметь хорошо представлять шахматное пространство, это самое главное. А у вас этот момент выпадает".

- Какое место в обучении должны занимать междоусобные поединки? Ведь кто-то будет выигрывать, кто-то проигрывать, и не потеряют ли интерес к шахматам те, кто послабее?
- Да, в методике Сухина этому вопросу отводится важное место.

- Игорь Георгиевич выдвинул тезис: шахматы без проигравших! Дети решают много заданий, разыгрывают учебные позиции с учителем и, в основном, выигрывают.
- Это вопрос непростой. Мальчишки должны выигрывать и проигрывать, а девочки, как правило, не любят играть, но им нравится решать. Для мальчишек важно выяснять, кто из них сильнее.

- А не потеряем мы для шахмат тех, кто будет проигрывать?
- Когда ребенок проигрывает, долг преподавателя - сказать: "Да, я вижу, у тебя знание того-то и того-то слабенькое, надо подучить! Вот тебе тест для проверки, ты сам в этом убедишься. Но у нас есть подходящие упражнения, так что ситуацию можно исправить. Я тебе помогу!" То есть сразу должна быть команда на преодоление. С точки зрения психологии, поражение или ошибка - это возможность для развития, любая неудача - это возможность для преодоления. Поэтому очень важно выработать правильное отношение к ошибкам, переориентировать ребенка на устранение недостатка. Фиксировать внимание надо не на неудаче, а на неумении, незнании и - на преодолении этого момента.

- Поскольку мы говорим о школьном предмете, должны ли быть оценки по шахматам?
- Если давать компьютерные уроки, то там есть процент решенных упражнений. А зачем ставить двойки и тройки, когда компьютер уже дал свою оценку? На головном компьютере фиксируются все попытки решения, в том числе и неудачные, ребенок никак не может их "затереть".

- А без компьютера - должен учитель ставить в дневник оценку по шахматам?
- Не знаю. Я бы не ставил.

- Но без оценок дети могут относиться к шахматам, как к чему-то второстепенному…
- Не берусь судить, я не готов к этому вопросу. Надо подумать. Мне действительно представляется очень важным отношение детей к этому предмету. В Сатке я наблюдал такую реакцию: дети быстро поняли, что этот предмет ввели для того, чтобы они научились думать. Они поняли, что их учат важным по жизни вещам. Желание быть умным, как и желание быть сильным присуще каждому ребенку. С компьютером преподавание шахмат идет особенно хорошо, потому что это еще и машина.

- Подводя итог нашей беседы, как бы Вы сформулировали: какие должны быть первые шаги по внедрению шахматного всеобуча?
- На мой взгляд, в Ханты-Мансийске к проблеме подошли правильно. Прежде всего, должен быть пакет документов: методика, программа, учебный материал и т.п. Во-вторых, нужно думать, как этот пакет внедрить в школьную практику. Как видите, даже в ХМАО, с его материальными возможностями, сильной шахматной федерацией, идеальным климатом (чем еще заниматься долгими зимними вечерами, как не игрой в шахматы через Интернет?), - даже там приходится преодолевать большое инерционное сопротивление. То есть второе - это кадры. И я настаиваю на том, что компьютерные сети - это возможность решить кадровую проблему. На самом деле, работа над мышлением - гораздо более сложная задача, чем просто развитие какого-либо навыка. И эта работа должна соответствующим образом оплачиваться.
В советское время шахматы считались абсолютно самодостаточными, неким священнодействием; считалось, шахматисты что хотят, то и делают. А сейчас идет адаптация шахмат к социальной сфере. Общество ждет, чтобы шахматы стали прикладным видом творчества, где отрабатываются навыки самостоятельного принятия решения, навыки анализа, навыки механизма действия в уме, - всего, чем человек должен уметь пользоваться в современном высокотехнологичном мире, где он остается, образно говоря, один на один с компьютером.

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум