среда, 16.10.2019
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Командный чемпионат Европы23.10
Grand Prix FIDE. Гамбург04.11
Grand Chess Tour. Бухарест06.11

Картотека

Марк ДВОРЕЦКИЙ,
заслуженный тренер СССР

КАК ПОМОГАТЬ МОЛОДЫМ ТАЛАНТАМ

Предлагаем вашему вниманию еще несколько фрагментов из готовящейся к изданию автобиографической книги Марка Дворецкого. В настоящее время в Интернете развернулась оживленная дискуссия о том, как развивать детские шахматы. Надеемся, опыт известного тренера поможет выработать правильную стратегию.

Нет пророка в своем отечестве!

Мы многое из книжек узнаем.
А истины передают изустно:
"Пророков нет в отечестве своем",
Да и в других отечествах – не густо.

Владимир Высоцкий

В последние два десятилетия у меня гораздо больше приглашений поработать за рубежом, чем дома. Так повелось еще с советских времен, что деловых тренерских контактов с нашей шахматной федерацией у меня практически не было. По линии федерации я ездил на соревнования лишь когда мои ученики выходили в чемпионаты мира или Европы, да и то не всегда. Не делалось попыток привлечь меня к подготовке молодых шахматистов или для работы со сборными командами.

Переменилась власть, сменялись руководители федерации... С некоторыми я даже не был знаком, с другими, наоборот, поддерживал очень хорошие отношения, но с точки зрения работы с российскими шахматистами ситуация абсолютно не менялась. Я предлагал (как и в Америке) организовать помощь молодым талантам, но безрезультатно.

Если что-то делалось, то отнюдь не благодаря федерации (напротив, она иногда вставляла палки в колеса), а по инициативе тех или иных шахматистов или организаторов. Например, раз в год я читал лекцию («на общественных началах», что в переводе с советского жаргона означает – бесплатно) на кафедре шахмат Института физкультуры, изредка меня приглашали выступить в каком-нибудь городе, но это были лишь эпизоды.

Я испытывал сожаление из-за малой востребованности в своей стране, но все же не слишком переживал. Понимал, что дело тут, главным образом, не в личных взаимоотношениях или в особенностях моего характера; проблема носит более общий, структурный характер. Попробую пояснить свою мысль.

В Америке существуют профессиональные спортивные организации, которые нацелены на достижение успеха – такие, как НХЛ, НБА и другие. Руководят ими менеджеры высокого класса, главная задача которых – сделать свои виды спорта успешными. Иначе ведь они сами потеряют работу. Наверняка и в таких вот лигах имеются свои трудности, свои подводные камни, но в целом эти организации рентабельны, они уже много лет удачно функционируют, постоянно расширяя и совершенствуя свой бизнес.

А вот федерации, и спортивные, и шахматные, по моему убеждению, обречены на малую эффективность уже по своей структуре. Не случайно подавляющее их большинство (во всем мире, а вовсе не только в России) имеют среди спортсменов очень неважную репутацию. В большинстве стран шахматисты выражают недовольство своими национальными федерациями, множество претензий имеется и к ФИДЕ, и к Европейскому шахматному союзу.

Помню, как-то при встрече Боря Гулько пожаловался: «Знаешь, американская федерация еще хуже советской!» Я, конечно, посмеялся, сказал, что у него короткая память, он просто подзабыл, с какими монстрами имел дело в прошлом. Но при этом понимал, что немалая доля правды в его словах есть, ведь схожую точку зрения высказывали и многие мои американские друзья. Судьбы Патрика Вульфа, Таля Шакеда и многих других талантливых шахматистов, оставивших турнирные выступления и перепрофилировавшихся на другие профессии, наглядно демонстрируют непрестижность и низкий уровень развития шахмат в Америке. Популяризация нашей игры, работа со спонсорами, поддержка наиболее талантливых ребят, способных в будущем принести славу своей стране – все это должно было бы стать приоритетными задачами для шахматной федерации, но увы…

Или другой пример. Летом 1999 года голландский организатор Карел ван Дельфт провел интересное мероприятие – матч-турнир молодежных сборных Израиля, Германии и двух голландских команд. Причем игра совмещалась с тренировочной сессией. Мы с Юсуповым не только разбирали партии ребят, но и проводили дополнительные занятия. Мне кажется, подобная форма отлично подходит для юношеских соревнований – дети не только играют, но и получают уроки от профессионалов. Естественно, такое неприменимо на чемпионатах Европы, мира и т.п., где идет прежде всего борьба за результат. Но ведь есть же еще неофициальные турниры, фестивали – там на игроков не слишком давит ответственность. Идея понравилась, и через несколько месяцев состоялся ответный визит голландской команды в Германию. Снова немецкие и голландские юниоры соревновались, а мы с Юсуповым проводили с ними занятия. Бундестренером юношеской сборной тогда работал, причем весьма энергично и успешно, молодой гроссмейстер Михаэль Бецольд, с которым мы были хорошо знакомы. Он-то и организовал сессию в Пульвермюлле, участвовал в разборе сыгранных партий, а заодно взял на себя физическую подготовку, ведь сам Михаэль – отличный спортсмен. Мы планировали продолжить сотрудничество с Бецольдом, но, к сожалению, этого не произошло. Федерации, как правило, не терпят деятельных и независимых людей, даже если они показывают отличные результаты – неудивительно, что Бецольд вскоре потерял свой пост.

Объясняется невысокая эффективность федераций очень просто. Есть общий принцип: главным приоритетом почти любой организации является отнюдь не выполнение задач, ради которых она создавалась, а поддержание и упрочение собственного существования. Работают в федерациях обычные люди: кто-то получше, кто-то похуже. Но даже неплохой человек в первую очередь заботится о личных интересах. От чего зависит положение руководителей федераций и их подчиненных? Вовсе не от того, насколько популярны шахматы в стране, успешно ли развиваются молодые шахматисты и удачно ли выступают сборные команды на первенствах мира, Европы и Олимпиадах. Гораздо важнее для чиновников взаимоотношения с местными федерациями (влияющие на исход будущих выборов), с ФИДЕ и ЕШС (зарубежные поездки, почетные посты в различных структурах), контакты со спорткомитетами (финансирование мероприятий) и т.п. Постоянно приходится решать какие-то сиюминутные проблемки, реагировать на запросы, готовить бумаги, отвечать на телефонные звонки... Стратегические проблемы, связанные с развитием шахмат, остаются на заднем плане, до них просто не доходят руки.

Конечно, иногда встречаются исключения из правил. В 1998 году индонезийская федерация пригласила меня позаниматься с сильнейшим местным гроссмейстером Утутом Адианто. Помню, тогда впечатлило, как много внимания уделялось в Индонезии рекламе и пропаганде шахмат. Центральные газеты под большими заголовками информировали читателей о таком, вроде бы, малозначительном событии, как наши тренировки с Адианто. Местная девушка стала победительницей чемпионата Азии среди женщин – об этом тоже много писали, организовали ее сеанс одновременной игры против политиков и бизнесменов.

В Индонезии

Меня попросили сыграть партию с 9-летним мальчиком, и он действовал не по-детски зрело, умно. Отметив его большой талант, я по сути лишь подтвердил то, что организаторам было уже известно. Они сказали, что мальчик вырос в очень бедной семье; видя одаренность ребенка, федерация поддерживает его материально, сейчас собирается купить ему компьютер...

Со мной серьезно консультировались и по кадровым вопросам, поскольку собирались пригласить для регулярной работы моих бывших учеников: Нану Александрия для помощи женщинам, и Николая Андрианова (до того много лет успешно тренировавшего в Греции) – на молодежную сборную. Причем решение не принималось впопыхах: Нана в Индонезии уже побывала, Колю собирались вскоре пригласить, посмотреть на него.

Дееспособность и немалые амбиции федерации объяснялись просто: ее возглавляли успешные бизнесмены, знавшие, как эффективно вести дела и желавшие не просто покомандовать, а добиться в возглавляемом ими виде спорта реальных достижений. К сожалению, печально известный финансовый кризис 1998 года, начавшийся как раз в Юго-Восточной Азии, наверняка разрушил многие планы местной шахматной федерации.

Сергей Яновский

Наша с Юсуповым школа доказала свою эффективность, да и сама идея подобной работы очень хороша. Логично было бы создать что-то еще в том же духе. Но я – не организатор, проведение тренировочных сессий во многом зависит от других людей.

Попытку создать новую школу предпринял Сергей Яновский.

Сеанс одновременной игры в Киришах

Нас связывают дружеские отношения, я отношусь к Сергею с большим уважением. Он гроссмейстер, работает в РШФ старшим тренером юношеских команд России. Тащит тяжеленный воз – даже в голове не укладывается, как такое возможно! Представьте себе: в Дагомыс на юношеские первенства страны приезжает ежегодно свыше тысячи детей с родителями и тренерами, у всех свои проблемы с размещением и питанием, многие чем-то недовольны… Как все это можно урегулировать, даже просто удержать в памяти?! А Сергей улыбается, он доброжелателен, корректен и спокойно решает все вопросы. Успешно справляется он с нелегкими проблемами и при отправке огромных делегаций на первенства мира и Европы. Пока Яновский не начал этим заниматься, наших ребят часто размещали в плохих отелях, заставляли подолгу сидеть на чемоданах в долгих очередях. Яновский же заблаговременно, еще из Москвы проговаривает все вопросы с организаторами, и юные российские шахматисты больше не испытывают затруднений при размещении на зарубежных турнирах.

У Яновского большой тренерский опыт, в свое время он помог и Барееву, и Непомнящему. Он отличный организатор и менеджер, человек очень спортивный, доброжелательный, хорошо образованный.

Дагомыс, 2004. Ученик Сергея Яновского 13-летний Ян Непомнящий – чемпион России «до 18».

В 1998 году Яновский предпринял попытку организовать школу для ведущих юных шахматистов страны. На РШФ рассчитывать не приходилось, и Сергей нашел спонсора. Мир тесен – спонсором оказался племянник Аллы Кушнир, в свое время сыгравшей три матча на первенство мира. Он бизнесмен, занимался продажей компьютеров. Яновский организовал в Подмосковье тренировочный сбор, на который приехали сильнейшие юноши и девушки России. Предполагалось, что подобные сессии будут проводиться регулярно. Помню, с девушками на сборе должна была заниматься гроссмейстер Светлана Матвеева, но она предпочитала вместе с ученицами ходить на мои занятия.

Во время сессии я познакомился с некоторыми ребятами, с которыми потом не раз контактировал. Тогда я впервые увидел Сашу Мотылева, и мне он понравился больше остальных ребят, показался наиболее перспективным. Он очень глубокий шахматист, способный проникать в суть позиции и принимать далеко не очевидные решения. В какой-то мере Мотылев напомнил мне Виталия Цешковского – тот всегда производил сильное впечатление глубиной и фундаментальностью своей игры.

Яновский хотел организовать тренировочный процесс на современной основе, между сессиями поддерживать контакт с ребятами через Интернет. Я относился к этому со скепсисом, говорил: «Сережа, это мы – москвичи, а где ребята из глубинки найдут Интернет?» Тогда это было труднодоступное и достаточно дорогое удовольствие. Мимо как раз проходил Мотылев; он жил в Екатеринбурге, а это – далеко не последний город в России. Я спросил его: «Саша, ты Интернетом пользуешься?» Он засмеялся и ответил: «У меня и компьютера-то нет!"» Как видим, времена меняются очень быстро, современную жизнь без компьютеров и Интернета уже невозможно представить.

К сожалению, в том же 1998 году из-за того же финансового кризиса в нашей стране произошел «дефолт», и все планы расстроились.

Сергей Яновский и в дальнейшем пытался привлекать меня к работе с юными шахматистами. Запомнился небольшой сильный по составу сбор в августе 2004 года в подмосковном доме отдыха «Огниково», где я познакомился с Непомнящим, Томашевским, Хайруллиным, Гуниной, Савиной. Женя Томашевский тогда сделал мне комплимент, сказав, что за 5 дней узнал о шахматах больше, чем за весь прошедший год.

В 2009 году также с помощью Яновского под Москвой был организован сбор для ребят из города Сатка Челябинской области. Но, к сожалению, создать школу на постоянной основе у него так и не получилось.

Новая школа

В самом конце 90-х годов инициативу по созданию новой школы проявили преподаватель кафедры шахмат РГУФК (так тогда сокращалось название института физкультуры) Сергей Грабузов и выпускник этого института Руслан Удалкин, молодой энергичный организатор из Подмосковья.

Школа функционировала два с половиной года. Грабузов и Удалкин превосходно делали свою работу, с ними было очень приятно сотрудничать. Сергей – отличный спортсмен, на хорошем уровне играет и в футбол, и в баскетбол, он взял на себя и проведение обязательной утренней зарядки, и все спортивные тренировки. Наблюдая со стороны, я заметил, что он всегда старается вовлекать в игру более слабых ребят, исподволь им помогает – в общем, действует как настоящий педагог.

От сессии к сессии состав все усиливался, а количество учеников возрастало. Приезжали на школу, например, студенты института физкультуры Сергей Григорьянц, Владимир Поткин, Владимир Белов, Алексей Хрущев. Были очень сильные девочки – Катя Корбут, Лена Таирова.

Мне хотелось бы оказывать помощь наиболее талантливым, ярким юным шахматистам страны. Увы, пришлось столкнуться с тренерской ревностью. После каждой сессии в журнале "64" появлялся рассказ о нашей работе, указано было, как с нами могут связаться все желающие. Тем не менее, из призеров юношеских чемпионатов России, Европы, мира к нам почти никто не обращался, да и из ведущих московских школьников на сессии в Подмосковье не ездил никто, хотя наверняка о школе знали и тренеры, и дети. Зато приезжали сильные ребята из ближнего зарубежья – Петя Костенко из Казахстана, Паша Эльянов и Саша Моисеенко с Украины.

Недостаточный спрос со стороны тех, для кого школа в первую очередь была предназначена, – одна из причин, по которой я, в конце концов, отказался от ее проведения. Другая причина – отсутствие спонсорского финансирования. Существовать на маленькие взносы, собиравшиеся с участников школы, очень трудно. В частности, не было возможности приглашать тренеров, а значит, почти все занятия приходилось проводить самому. Не хватало времени для индивидуального подхода к каждому ученику, что в обязательном порядке присутствовало на нашей с Юсуповым школе и без чего не удается обеспечить быстрый и надежный рост ребят. А в таких делах я максималист – работать, сознавая невозможность добиться желанного и вполне достижимого при других обстоятельствах эффекта, мне неинтересно.

Со многими учениками той школы мы продолжали контактировать и после ее закрытия, но это уже другая история.

Все материалы

Марк Дворецкий:
«Уроки стратегии»
«Уроки одного проигрыша»
«Ловушки для комментаторов»
«"Неизвестная" партия Михаила Таля»
«Как помогать молодым талантам»
«Эмоции и сила игры»
«Юсупов и Долматов – путь наверх. Часть 2»
«Юсупов и Долматов – путь наверх. Часть 1»
«Не все то золото, что блестит»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 4»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 3»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 2»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 1»
«Борьба равных»
«Критические моменты борьбы. Часть 2»
«Критические моменты борьбы»
«Когда подводит техника»
«"Плавание" в теории»
«Ладья и слон против ладьи»
«Этюды Вотавы»
«Этюды для практиков»
«Промежуточные ходы в эндшпиле»
«Контрольная работа»
«Шахматная ботаника - вариантные дебри 2»
«Шахматная ботаника - вариантные дебри»
«Шахматная ботаника - 'кустарник'»
«Шахматная ботаника - 'Ствол'»
«Идеальная партия»
«Сюрпризы при расчете-2»
«Сюрпризы при расчете вариантов»
«Хаос на доске»
«Съесть пешку, или...»
«Терпеливая защита»
«Спасительные комбинации»
«Приглашение к анализу»

Игорь Январев:
«Партии-призраки»
«Анализ после анализа»
«"TN" в эндшпиле!?»

Олег Перваков:
«Обреченная идти вперед»

Эмиль Сутовский:
«Безумство храбрых»

И.Лысый, А.Кузнецов:
«Картотека комментатора-3»
«Картотека комментатора-2»
«Картотека комментатора»

Илья Одесский:
«Душа души моей»
«Земляничная поляна навсегда»

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум