вторник, 23.07.2019
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07
 КАРТОТЕКА 
   Марк Дворецкий:
«Сюрпризы при расчете-2»

   Марк Дворецкий:
«Сюрпризы при расчете вариантов»

   Марк Дворецкий:
«Хаос на доске»

   Марк Дворецкий:
«Съесть пешку, или...»

   Марк Дворецкий:
«Терпеливая защита»

   Марк Дворецкий: «Спасительные комбинации»
   Марк Дворецкий: «Приглашение к анализу»
   Илья Одесский: «Земляничная поляна навсегда»

Марк Дворецкий,
заслуженный тренер СССР

ПРИГЛАШЕНИЕ К АНАЛИЗУ



  "Шахматы неисчерпаемы!" В кавычки это утверждение заключено, во-первых, в силу избитости, в результате чего оно порой воспринимается (и напрасно!) всего лишь как малосодержательное клише. И во-вторых, поскольку сейчас многие ставят под сомнение неисчерпаемость нашей игры - под влиянием прогресса компьютерной техники и бурного разрастания дебютной теории (по моему убеждению - раковой опухоли современных шахмат, грозящей их постепенно задушить, если не будет предпринято радикального хирургического вмешательства - но это тема для отдельного разговора).

  Проиллюстрировать (хотя, конечно, и не доказать) высказанный тезис можно различными способами. Вот один из них.
  Предположим, очень сильный гроссмейстер (например, Алексей Широв) выиграл хорошую партию. За доской он напряженно искал лучшие ходы, считал далекие и сложные варианты. По окончании сражения, возможно, обсудил его с партнером, затем с помощью компьютера проверил свои выводы, написал примечания для "Информатора", шахматного журнала или сайта. Впоследствии при подготовке книги "Fire on Board" вернулся к партии, нашел новые идеи и включил их в комментарии.
  Казалось бы, результатом такого процесса должно быть если не само совершенство (недостижимое в принципе), то хотя бы нечто близкое к совершенству. Конечно, всегда можно внести несущественные уточнения, добавить еще несколько компьютерных вариантов, но кому это нужно?
  На самом деле, при внимательном разборе анализов гроссмейстера очень часто удается увидеть картину борьбы по-новому - найти непредусмотренные комментатором ресурсы, порой эффектные и достаточно поучительные, поставить под сомнение некоторые оценки, до того казавшиеся бесспорными. Причем речь идет отнюдь не о выводах включенного на много часов компьютера, а об идеях, которые изобретательный игрок способен найти и рассчитать за доской в условиях ограниченного времени - именно такие идеи особенно интересны для шахматистов-практиков. Множество ярких находок были сделаны на моих тренировочных занятиях с гроссмейстерами или талантливыми юниорами при их попытках самостоятельно решить предложенные им задачи.
  Так почему же эти идеи не были выявлены самим Шировым - одним из самых изобретательных шахматистов нашего времени? Некоторых авторов мы были бы вправе заподозрить в халтуре, но к Широву это, конечно, не относится. Нет, дело тут именно в неисчерпаемом идейном богатстве шахмат, в принципиальной возможности свежего подхода почти к любой сложной позиции. Кстати, здесь заключается один из важнейших источников притягательной силы шахмат - в их демократичности, в праве каждого из нас ставить под сомнение, а порой и отвергать мнение даже самых больших авторитетов, предлагая взамен свою трактовку событий, которая, разумеется, в свою очередь тоже может быть опровергнута.
  Хочу еще заметить, что даже самые интересные и убедительные находки и опровержения - еще не повод посматривать на автора и комментатора партии свысока, снисходительно похлопывая его по плечу. Ведь нам достаточно оказаться правыми лишь в отдельных нами же самими выбранных эпизодах, тогда как от него требуется обеспечить неизменно высокий уровень анализа при разборе всей партии и множества вариантов, оставшихся за кулисами, что несоизмеримо сложнее. К тому же, как остроумно заметил Игорь Зайцев, "всегда легче обнаружить клад там, где кто-то уже нашел пригоршню монет".

  Разбор поединка, предлагаемого вашему вниманию, базируется на примечаниях Широва из упомянутого выше сборника его избранных партий "Fire on Board". Авторство большинства вариантов, указанных гроссмейстером, не оговаривается, зато отмечается авторство тех вариантов, которые были добавлены к его анализам. Прямые цитаты из книги, как и во всех моих публикациях, выделены курсивом.
  Партия предлагается в форме, поощряющей наиболее пытливых (и обладающих достаточно высокой шахматной квалификацией) читателей испытать свои силы в самостоятельном решении некоторых проблем, которые стояли или могли встать перед партнерами. Под некоторыми диаграммами вам предлагаются вопросы, ответы на которые даны во второй половине статьи после окончания текста партии. Старайтесь не подглядеть случайно ход в партии, следующий за вопросом. Он не снабжается ни знаком, ни оценкой и может быть правильным или ошибочным, однако сам по себе все же дает дополнительную информацию, способную повлиять на ваше решение задачи.

Я. СЕЙРАВАН - А. ШИРОВ
Буэнос-Айрес 1993

  1.d2-d4d7-d5
  2.c2-c4c7-c6
  3.Nb1-c3Ng8-f6
  4.e2-e3a7-a6
  5.Ng1-f3b7-b5
  6.c4xd5

  Скромный ход, который, вероятно, объясняется некоторым пристрастием Ясера Сейравана к позициям с определившейся пешечной структурой. К более сложной борьбе ведет 6.b3!?.

6....c6xd5
7.Nf3-e5Nb8-d7
8.f2-f4e7-e6
9.Bf1-d3Bc8-b7
10.0-0Bf8-d6
11.Bc1-d20-0
12.Bd2-e1Nf6-e4!?

  Неплохо и 12...Nb6 13.Bh4 Be7 с примерным равенством.

13.Qd1-b1!?Nd7-f6

  На 13...f5 Сейраван планировал 14.a4!, однако черные поддерживают равновесие, играя либо 14...bxa4!?, либо 14...b4 15.Nxe4 fxe4 (но не 15...dxe4? 16.Bc4 Bd5 17.Bxd5 exd5 18.Qa2 - Сейраван) 16.Be2 Nxe5 17.fxe4 Rxf1+ 18.Bxf1 Be7. Ход в партии спорен, поскольку позволяет белым пристроить своего чернопольного слона.

14.Be1-h4!?

  1) Оценить 14...Nd2.

14....Ra8-c8

  2) Как продолжать белым?

  В варианте 15.Bxe4 dxe4 16.Ng4 Be7 17.Bxf6 Bxf6 (17...gxf6 18.f5) 18.Nxf6+ (18.Nxe4 Be7) 18...Qxf6 19.Nxe4 Qg6 20.Ng3 возникает следующая позиция.

  3) Как продолжать черным?

  Разобравшись с узлом проблем, возникших на 14-м ходу, пора вернуться к партии.

15.Rf1-c1?!Qd8-a5

  Возможно было также 15...Be7 16.Bxf6 Nxf6 (16...gxf6 17.Ng4 f5 18.Ne5) 17.b4 Qd6 18.a3 Rc7 (18...Ne4!? - Дворецкий) 19.Ra2 Rfc8 20.Rac2.

16.Bd3xe4

  После партии Сейраван предлагал 16.a4!?, на что неплохо как 16...bxa4 17.Bxf6 Nxf6 18.Rxa4 Qb6 19.Qa2 Ra8, так и 16...b4 17.Nxe4 Rxc1+ 18.Qxc1 Nxe4 19.Bxe4 dxe4 20.Nc4 Qd5 21.b3 Rc8 22.Ra2 Rc6 23.Rc2 f6.

16....Nf6xe4
17.Nc3xe4d5xe4
18.Ne5-d7!?

  4) Как играть черным?

18....Qa5-d2
19.Nd7xf8Qd2xe3+
20.Bh4-f2Qe3xf4

  Сейчас белым следовало продолжать 21.Rxc8!, учитывая, что в случае 21...Qxh2+? 22.Kf1 Bxc8 23.Qxe4 Bxf8 24.Rc1 они захватывают инициативу: 24...Bd7 (24...Qb8!? 25.Qe5 Qa8 26.d5 - Дворецкий) 25.Qb7 Qh1+ 26.Bg1 Qh6 27.Rc7 Be8 28.Rc8 Qd2 29.g3! (но не 29.Rxe8 Qd1+ 30.Kf2 Qxd4+ с ничьей).
  Необходимо 21...Bxc8!. Проигрывает 22.Qc1? Qxh2+ (22...e3?? 23.Bg3) 23.Kf1 Bb7! 24.Nd7 e3 25.Qxe3 Qh1+! 26.Bg1 (26.Ke2 Qxa1) 26...Qxg2+ (Дворецкий). Поэтому белые продолжают 22.g3.
  Широв далее указывает 22...Qf5 23.Nxe6 Bxe6 с хорошей компенсацией за качество. Однако вместо 23.Nxe6 неприятен ответ 23.Qc2!.
  Лучше отступить ферзем на другое поле: 22...Qf3 (намечая не только взятие коня, но также 23...e3).

 5) Как продолжать белым?

21.g2-g3?!Rc8xc1+
22.Qb1xc1Qf4-f5

  Этот ход Широв наградил двумя восклицательными знаками. Он действительно очень силен, особенно с практической точки зрения (что стало бы особенно очевидно, если бы гроссмейстер за доской правильно ответил на 7-й вопрос). Впрочем, неплохо и 22...Qf3. Возможно было также 21...Qf3 22.Rxc8 Bxc8 (но, конечно, не 22...e3?? 23.Qxh7#), получая обсуждавшуюся выше позицию из варианта 21.Rxc8. По-видимому, Широв в принципе отвергал любое продолжение, допускающее размен ферзей.

  6) Как играть белым?

23.Bf2-e3

  7) Чем взять на f8?

23....Bd6xf8
24.Qc1-c7Qf5-f3
25.Qc7-f4Qf3-e2
26.Qf4-f2

  Заслуживало внимания 26.Rf1!? (Дворецкий).

26....Qe2-d3

  Ошибочно 26...Qc4? 27.Rc1! Qxa2? ввиду 28.Rc7.

27.Qf2-d2

  После 27.Rc1 Bd5 28.Qd2 f6! черные сохраняют небольшое преимущество. Формально это, наверно, правильно, но по существу после размена ферзей белые наверняка были бы вне опасности.

27....Qd2-c4
28.b2-b3Qc4-d5
29.Ra1-c1Bf8-d6
30.Qd2-a5h7-h6
31.Qa5-d8+Kg8-h7
32.Qd8-d7??

  Ужасная, но объяснимая ошибка в ситуации, когда флаг на часах белых уже готов был упасть. После 32.Kg2 они сохраняли хорошие шансы на ничью. Следующим ходом уже мог бы быть 33.Qd7.

32....Bd6-f4!

  Белые сдались.

ОТВЕТЫ


   1. 14...Nd2?! 15.Qc2 (15.Bxh7+?? Nxh7) 15...Nxf1 16.Bxh7+

  Чрезвычайно опасно 16...Kh8 17.Rxf1, поскольку не видно удовлетворительной защиты от матовой атаки. Например: 17...g6 18.Bxg6! fxg6 19.Qxg6 Qe7 20.Qh6+! Kg8 21.Rf3 или 17...b4 18.Rf3! bxc3 19.Rh3 (Широв). Наконец, на 17...Be7, вероятно, проходит 18.Bxf6 (18.Bd3) 18...gxf6 (18...Bxf6 19.Rf3) 19.Qe2! fxe5 20.Qh5 Kg7 21.fxe5 Bg5 22.Rf3 (Дворецкий).
  Надо отдавать ферзя: 16...Nxh7 17.Bxd8 Nxe3 18.Qf2! Bxe5 (18...Nxg2? 19.Bb6) 19.fxe5 Ng4 20.Qg3 Nxe5 21.Be7 Rfe8. Черным удалось получить за ферзя, помимо ладьи и коня, еще и пешку, но стоят они все-таки хуже.
  Учитывая, что простое 14...Qa5 15.Rc1 Rfc8, по мнению Широва, сохраняет равновесие, им нет смысла играть 14...Nd2.
  Избранный в партии ход 14...Rc8? неудачен (см. следующий вопрос).

   2. Широв рекомендует 15.Bxe4!? de 16.Ng4, намереваясь после размена на f6 выиграть пешку е4. Однако за потерянную пешку черные получают неплохую позиционную компенсацию.
  Сильнее предложенное Виорелом Бологаном 15.Ng4!. Если 15...Be7, то 16.Nxf6+ Bxf6 (16...Nxf6 17.Bxf6 и 18.Bxh7+) 17.Nxe4 dxe4 (17...Bxh4? 18.Nc5) 18.Bxf6 Qd5!? (18...Qxf6 19.Bxe4, и белые выигрывают пешку, не допуская контригры по диагонали a8-h1, как в варианте 15.Bxe4 dxe4 16.Ng4) 19.Bxb5! Qxb5 20.Be7 Rfe8 21.Bc5.
  Не лучше 15...Nxc3 16.bxc3 Be7.

  17.Bxf6 (хорошо также 17.Nxf6+ gxf6 18.a4!? или 17...Bxf6 18.Bxh7+ Kh8 19.Bxf6 Qxf6 20.Bd3 Rxc3 21.a4) 17…gxf6 (17...Bxf6 18.Bxh7+ Kh8 19.Rf3) 18.Bxh7+ Kg7 19.Rf3 f5 (19…Rh8!? 20.Rg3 Kf8 21.Nh6 f5 22.Qd1!?) 20.Bxf5 exf5 21.Qxf5 с грозной атакой.

   3. Некорректна заманчивая жертва ферзя: 20...Rc2?! 21.Rf2 Rfc8? (лучше 21...Rxf2) 22.f5! Rxf2! 23.fxg6 Rxg2+ 24.Kf1. Вот вариант, указанный Шировым: 24...fxg6 25.e4 Rcc2 26.Qe1 h5 27.Rc1 Rxb2 28.h4! (не менее сильно 28.d5! exd5 29.Rc7, намечая 30.Qc3, или 28...h4 29.Ne2 Rxh2 30.Rc7, имея в виду 31.Rxg7+, 31.Rxb7 или 31.Qc3 - Бологан) 28...g5 29.Qe3 gxh4 30.Nxh5 Rg4 31.d5.
  Упрощение позиции 20...Qxb1?! 21.Raxb1 Rc2 22.Rf2 Rfc8 оставляет черным отличные шансы на ничью ввиду активности их фигур. Однако после 23.Re1! положение белых все же предпочтительнее: 23...Rxf2 (заслуживают внимания другие попытки: 23...Rc1!?; 23...b4!?; 23...f5!? - Дворецкий) 24.Kxf2 Rc2+ 25.Re2 Rc1 (Широв) 26.e4.
  Сильнейшее продолжение 20...f5! указано Александром Мотылевым. Белым приходится считаться как с h7-h5-h4, так и со сдвоением ладей по линии "с". Например: 21.Rf2 h5 или 21.Qd1 Rc7

  22.Qd2 (22.Qh5 Qxh5 23.Nxh5 Rfc8; 22.Rc1 Rxc1 23.Qxc1 h5 24.Qc7 Bd5 25.Qe7 Rc8 - в обоих случаях с превосходной компенсацией у черных за пожертвованную пешку) 22...h5 23.Rfc1 Rfc8 24.Rxc7 Rxc7 25.Rc1 Rxc1+ 26.Qxc1 h4 27.Qc7 hxg6 28.Qxb7 Qh5!, и дело кончается ничьей.

   4. Если белые поставят коня на с5, возникнет спокойная, примерно равная позиция: 18...Rfe8 19.Nc5 Bd5 20.b4 Qb6, или 18...Rxc1+!? 19.Qxc1 Rc8 20.Nc5 Bd5 (не проходит 20...b4? ввиду 21.Nxb7! Rxc1+ 22.Rxc1) 21.a3 с последующим 22.b4.
  Здесь я потратил минут 20-25, оставив себе менее получаса на 22 хода. Но на часах у Сейравана было всего 15 минут, и это обстоятельство в значительной степени повлияло на мое решение.
  Я никогда не был цейтнотчиком и, честно говоря, до сих пор плохо понимаю, как это сильному шахматисту удается "спалить" почти все время на серию не слишком сложных ходов - вроде тех, что до сих пор делались белыми. А главное, в чем смысл? Ведь оставшаяся часть партии, вполне возможно (как случилось в данном случае), окажется гораздо более сложной - тут-то время и понадобилось бы. На мой взгляд, здесь мы имеем дело с типичным проявлением "цейтнотной болезни" - опасного заболевания, широко распространенного среди шахматистов. Оно лечится, хотя и с немалым трудом, причем лечение лучше начинать как можно раньше, желательно, еще в юношеском возрасте.
  Жертва ладьи, предпринятая Шировым, объективно не сильнее спокойных продолжений, однако с практической точки зрения она оправдана как его стилем игры (именно в таких ситуациях гроссмейстер вдохновляется и становится особенно опасным), так и нехваткой времени у противника. Надо лишь убедиться, что нет форсированного опровержения.
  18...Qd2!? 19.Nxf8 Qxe3+

  20.Bf2
  В варианте 20.Kh1 Qxf4 21.Bg3 Rxc1+ 22.Qxc1 Qxc1+ 23.Rxc1 Bxg3 24.hxg6 (24.Nxe6!?) 24...Kxf8 25.Kg1 положение белых предпочтительнее, однако черные могут сыграть сильнее: 20...Rxf8! (Дворецкий).
  20...Qxf4 Белый конь неизбежно будет потерян и черные получат достаточную компенсацию за пожертвованное качество. При этом позиция остается достаточно сложной, борьба идет на все три результата.
  Мне по-прежнему нравится эта жертва, но я не уверен, что пошел бы на нее, если бы больше видел за доской.
  Любопытное примечание. На определенном этапе своего творческого пути Широв открыто выражал недоверие к интуитивным заключениям и приверженность к решению любых задач на основе точного расчета. На самом деле тут возможны различные подходы - не сомневаюсь, что Михаил Таль легко решился бы на комбинацию, мало заботясь об ее объективной корректности.

   5. Ошибочно 23.Qc1 Bb7 24.Nd7? e3. К отличному эндшпилю у черных приводит 23.Qd1 Qxd1+ (или сразу 23...Kxf8) 24.Rxd1 Kxf8.
  23.Nxe6!
  Соль хода белых в том, что заманчивое 23...e3? опровергается путем 24.Qxh7+!! Kxh7 25.Ng5+ Kg6 26.Nxf3.
  23...Bxe6 24.Qd1 Qf5 (анализ Дворецкого)

  По-видимому, от оценки этой позиции зависит и объективная оценка всей операции, начатой ходом 18...Qd2!?. Хотя у черных лишь одна пешка за качество (в партии было две пешки), они едва ли стоят хуже. А значит, подтверждается наше предварительное заключение, что выпад 18...Qd2 не связан с чрезмерным риском и является наиболее перспективным.

   6. Из-за страшной угрозы e4-e3! у белых нет времени для отступления конем. Например: 23.Nxe6? e3!! 24.Qxe3 Qd5

  25.Kf1 Qh1+ 26.Bg1 (26.Ke2 Qxa1) 26...Qg2+ 27.Ke1 Bb4+ 28.Kd1 Bf3+ 29.Kc1 Bd2+ (сильно также 29...Qf1+ 30.Kc2 Qc4+ 31.Kb1 Bd2! - Дворецкий) 30.Qxd2 Qf1+ 31.Kc2 Be4+ 32.Kb3 Qc4+ 33.Ka3 Qa4#.
  Необходимо ходом 23.Be3! заблокировать пешку "е", смиряясь с худшей позицией.
  
   7. В партии было сыграно 23...Bxf8, после чего, если бы не сильнейший цейтнот, белые легко удержали бы позицию.
  Ход в партии, вероятно, сильнее, чем 23...Kxf8 24.Bf4!.
  Нет, здесь Широв неправ: он упустил случай расставить сопернику хитрую ловушку. Ход 23...Kxf8! был сильнейшим, а ответ 24.Bf4? - серьезной ошибкой.

  Как указал Вадим Звягинцев, выигрывает 24...e3!! 25.Bxd6+ Kg8 26.Qxe3 Qd5 27.Kf2 Qg2+ 28.Ke1 Qh1+ и 29...Qxa1.
  Мало что меняет включение ходов 24.a4 b4 (25.Bf4? e3!! и т.д.).
  Может показаться странным, что блестящий тактик Широв упустил такой шанс, особенно учитывая, что комбинация черных по существу аналогична той, что он рассматривал, анализируя ход 23.Nxe6? (см. ответ на предыдущий вопрос). Очевидно, существуют предубеждения, сильно затрудняющие всем нам нахождение некоторых тактических или позиционных идей - в частности, психологически гораздо легче активно пожертвовать фигуру, нежели позволить противнику взять ее с шахом.