среда, 20.09.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Энциклопедия

Марк ДВОРЕЦКИЙ,
заслуженный тренер СССР

МОИ ВСТРЕЧИ С МИХАИЛОМ ТАЛЕМ
(Часть 1)

Недавно я с удовольствием прочитал книжку Салли Ландау "Элегия Михаила Таля". Воспоминания Салли, конечно, очень личные, они, может быть, даже не столько о Тале, сколько о ней самой. Но это естественно: ведь в памяти всегда всплывают истории, в которых мы сами принимали активное участие, рассказывая о других, мемуаристы возвращаются к своим давним ощущениям, переживаниям, мыслям.

Не могу сказать, что мы с Михаилом Нехемьевичем Талем дружили, у нас просто были хорошие, доброжелательные отношения. Я чувствовал себя его младшим коллегой, мы вместе выступали в турнирах, общались. Когда я переключился на тренерскую деятельность, с Талем начали играть мои ученики. Все вокруг называли его "Миша", сам он не возражал, но я считал, что это как-то неудобно и всегда обращался к Талю на "вы" и по имени-отчеству.

Хочу познакомить читателей с сохранившимися в памяти деталями своих встреч с гениальным шахматистом и замечательным человеком, каким был Таль. Пишу эти строки, будучи убежден в необходимости бережно собирать все, связанное с жизнью и творчеством гениев. Сознаю, что у меня, наверно, получится рассказ прежде всего о самом себе, но все же описываемые случаи - и мемуарного плана, и чисто шахматные - все так или иначе будут связаны с Талем.

Впервые я встретился с Михаилом Талем в 1963 году. Экс-чемпион мира давал сеанс одновременной игры в московском Дворце пионеров. У меня был первый разряд.

М.Таль - М.Дворецкий
Москва (сеанс) 1963

1.e4 e6 2.d4 d5 3.e5 c5 4.c3 Nc6 5.Nf3 Qb6 6.Bd3.

Таль и в сеансах предпочитал играть весело - он охотно жертвует центральную пешку.

6...Bd7?!

Лучше 6...cd 7.cd Bd7, поскольку сейчас белые могли удобно завершить развитие путем 7.dc! Bxc5 8.0-0 или 8.Qe2. Книгу Нимцовича "Моя система" я к тому времени еще не прочел (ее было почти невозможно достать) и не знал приведенной там классической партии Нимцович - Сальве, где встретился этот вариант.

Однако Таль не стал уклоняться от гамбитной игры.

7.0-0 cd 8.cd Nxd4 9.Nxd4 Qxd4 10.Nc3 Qb6?!

Неважный ход. Теория рекомендует 10...Qxe5 (впрочем, тогда считалось, что взятие второй пешки позволяет белым развить смертельную атаку) или 10...a6; заслуживает внимания также 10...Ne7!?

11.Qg4 (11.a4!?) 11...h5 12.Qg5 Ne7.

Много лет спустя, приобретя "Энциклопедию шахматных дебютов", я узнал, что двумя годами раньше Таль получил ту же позицию в турнирной партии против Гидеона Штальберга (Стокгольм 1960/61). После 12...g6 13.a4 Bh6? (лучше 13...a6) 14.Qh4 a6 15.Bxh6 Nxh6 16.Qf6 Rf8 17.Nxd5 белые отыграли пешку и получили явное преимущество.

13.Be3?! (13.a4) 13...d4 14.Ne4 Nf5 (14...Ng6!? 15.Nd6+ Bxd6 16.ed 0-0 ) 15.Bd2 Be7 16.Qf4 Bc6 (16...Bb5!?) 17.b4!? a6 18.a4 Bd5 19.Rfc1 h4 20.Nc5.

20...g6?!

Черным следовало включить 20...h3, чтобы сохранить тактические ресурсы по большой диагонали. Ведь сейчас Таль мог укрепить свой королевский фланг ходом 21.h3!, после которого мое положение оставалось неприятным.

21.Bxf5? gf 22.Qxd4.

Белые отыграли пешку, но слишком дорогой ценой: разменяли важного белопольного слона и вскрыли вертикаль "g" для противника.

22...Rg8 23.g3 Rg4 24.Qd3 hg 25.hg.

25...Bh4?!

Найти тонкий маневр 25...Qd8! с идеей 26...Bf8! и 27...Qh4 (после 26.a5 Bf8 нет 27.Kf1? из-за 27...Bxc5! 28.Rxc5 Bc4! ) мне, разумеется, было не под силу. Пожалуй, даже гроссмейстер гордился бы, найдя за доской такую перегруппировку сил.

26.a5 Qc6?! 27.Na4! Be4! 28.Qe3! f4! 29.Qxf4 Rxf4 30.Rxc6 Bxc6 31.Bxf4 Be7 32.Nc5.

Начиная с 27-го хода, мы выдали кусочек обоюдно сильной игры. Черные пожертвовали пешку, понимая, что два слона и слабость большой диагонали обеспечат им достаточную компенсацию.

32...0-0-0!

Рокировка на 32-м ходу! Это не рекорд, но все же столь поздние рокировки встречаются крайне редко.

33.Kf1?!

Король уходит из опасной зоны, однако инициатива остается у черных. Надежнее было 33.Rc1 Bxc5 34.bc с примерным равенством.

33...Bf3 34.Ke1.

34...Kb8!?

Остроумная идея, хоть, вероятно, и не вполне корректная. Я увожу короля на a8, чтобы затем вскрыть позицию ходом f7-f6. Немедленное 34...f6?! было неэффективно ввиду 35.Rc1.

Впрочем, до осуществления моего плана дело не доходит: неосторожный ход Таля позволил мне форсированно выиграть качество.

35.Bd2? (c идеей 36.Ra3) 35...Rh8 36.Bc1 (единственная защита) 36...Bg5! 37.Bxg5 Rh1+ 38.Kd2 Rxa1 .

У черных неплохие шансы на победу, но выиграть мне не удалось. Я тогда вообще был не силен, и особенно - в эндшпиле, в решении технических задач (увлекся этим направлением лишь несколько лет спустя). К тому же большинство партий сеанса уже закончились, гроссмейстер стал быстрее возвращаться к моему столику, и времени подумать не хватало.

В свою очередь, и Таль играл порой не лучшим образом, что тоже легко объяснимо. Невозможно требовать от сеансера точности, особенно когда ему приходится делать столь неприятную и скучную работу - пассивно защищать трудную позицию.

39.Be7 Kc7 40.Nd3 Bc6?! 41.Bd6+ Kc8 42.Nc5 Rb1 43.Nd3 Bb5 44.Nf4 Kd7 45.Bc5 Rb3?! (45...Kc6) 46.Kc2 (46.Nh5!? Kc6 47.Nf6) 46...Ba4 47.Kd2 Rb2+ 48.Kc3 Rb1 49.Ne2 Kc6 50.Nf4 Bb5 51.Be3.

51...Rh1!? (препятствуя маневрам коня Nh3-g5 и Nh5-f6) 52.Bd4 Bf1!?

Отсюда слон наилучшим образом ограничивает коня, а поле b5 освободилось для короля. Ладью я хотел вновь активизировать через 8-ю горизонталь.

Не уверен, что это были сильнейшие ходы, но, во всяком случае, идейные. А почему бы нет? - одаренные молодые шахматисты, даже невысокой пока шахматной квалификации, порой осуществляют интересные замыслы. Однако играют они неровно, неплотно, хорошие фрагменты сменяются провалами. Так произошло и здесь - вскоре последовала серия тяжелых (обоюдных) ошибок.

53.Bc5 Kb5 54.Bd6 Rh8 55.Kb3 Rc8 56.Nh5?

От естественного 56.Bc5 Таль, очевидно, отказался из-за 56...Rxc5 57.bc Kxa5. Однако после 58.c6! bc 59.Nh5 Kb5 60.Nf6 белым, скорее всего, удалось бы устоять.

56...Bc4+? (выигрывало 56...Be2! 57.Nf6 Bd1+ 58.Ka3 Rc3+) 57.Ka3 (необходимо было 57.Kb2) 57...Bd5 (57...Be2! 58.Nf4 Rc2 ) 58.Nf4? (58.Kb2).

58...Kc4?

Элементарное 58...Rc2! 59.Nxd5 ed решало исход борьбы.

59.Kb2 Bf3 (59...Kd4!) 60.Be7 (лучше 60.Kc2) 60...Kd4! 61.Bd6 Be4?

Правильно 61...Bd1!, сохраняя выигранную позицию.

62.Ne2+.

Черному королю приходится либо отступить назад, либо забраться слишком далеко вперед - не туда, где он должен находиться.

62...Kd3 63.Nf4+ Kd2?! (63...Kc4) 64.Bc5 Rh8 65.Be3+ Kd1 66.Kc3 Rd8 67.Bd4 Ke1 68.Be3 Rd1 69.Kc4 .

Ничья.

В 1966 году состоялось командное первенство СССР, в котором я играл на юношеской доске за "Спартак". По окончании турнира ведущих юных шахматистов страны оставили в Москве на небольшой тренировочный сбор. Одно из занятий должен был провести Таль. Мы собрались в Чигоринском зале ЦШК, и Таль нам говорит:

- Не хочу читать лекцию - давайте лучше побеседуем о том, что вас волнует, что вам хотелось бы обсудить. Только не спрашивайте меня, как поточнее сыграть на 25-м ходу в испанской партии, потому что это неинтересно, да я могу и не знать!

Естественно, все немного растерялись, ведь непросто с ходу задать содержательный вопрос. А я почему-то не растерялся, и спрашиваю у Таля:

- Как вы, играя черными, преодолеваете стремление соперника все поменять и сделать надежную ничью?

Таль усмехнулся:

- Наверное, вы с такой проблемой сами недавно столкнулись?

Действительно, в том командном первенстве я играл, как мне казалось, очень неплохо и набрал 7 очков из 10-ти, без поражений. На моей доске выступали еще два мастера - Рашковский и Тимощенко, обоих мне удалось победить в хорошем стиле. Но с кандидатами в мастера зачастую получались ничьи, причем вполне корректные, нормальные ничьи. А Тимощенко, несмотря на поражение в личной встрече, набрал на очко больше. И, конечно, мне было немножко досадно, что я не сумел занять первого места на доске.

Таль предложил показать какую-нибудь ничейную партию, в которой мой соперник явно стремился засушить игру. Я продемонстрировал одну староиндийку, где белые "рубанули" на е5, разменяли ферзей, после чего, естественно, получилась быстрая ничья. Что можно изобрести в столь пресной, "тупой" позиции, мне было непонятно.

Но сколько же интересных идей, которые даже в голову не приходили, нашел Таль, когда мы вместе препарировали эту партию! Может быть, некоторые из них были сомнительными или даже некорректными - неважно! Безграничная изобретательность гроссмейстера произвела на меня необычайно сильное впечатление! К сожалению, не хватило ума, придя домой, записать ходы и варианты, предложенные Талем. И теперь о том анализе остались лишь воспоминания - показать каскад замыслов, родившихся тогда в голове гениального шахматиста, я, увы, не могу.

Следующая встреча с Талем произошла значительно позже, в 1972 году на турнире в Вильянди. В маленьком эстонском городке собрался очень странный, неровный состав участников: играли три гроссмейстера - Таль, Шамкович и Суэтин, восемь мастеров, в основном эстонских, и даже три местных кандидата в мастера. По молодости лет я плохо знал жизнь, не задумался, почему великий Таль выступает в столь заурядном соревновании. Много позже узнал, что Михаил Нехемьевич был тогда "невыездным", а шахматы он слишком любил, не мог долго не играть, из любви к игре и согласился приехать в Вильянди.

Незадолго до начала турнира я закончил МГУ, сбросив с себя груз учебы и "сидения между двумя стульями" - двумя профессиями. Да еще побывал на сборе команды школьников Москвы, поиграл там в футбол, поэтому был отдохнувшим, в хорошей форме. И турнир в Вильянди оказался одним из лучших, если не лучшим в моей спортивной карьере. Стартовал я довольно скромно, с трех ничьих в первых четырех партиях (правда, одна из них была с Талем), а затем...

"В пятом туре начал свой спурт будущий победитель турнира. Каждый выигрыш поднимал его по турнирной лестнице, и к моменту окончания серии из восьми (!) рядовых побед ("аппетиты", напоминающие Фишера или Корчного!) М. Дворецкий был уже практически недосягаем" (Таль - из статьи о турнире).

В итоге я сумел опередить Таля, при этом обыграв (впервые в жизни) двух гроссмейстеров. Вот одна из моих побед, хоть и быстрая, но отнюдь не убедительная.

М.Дворецкий - Х.Похла
Вильянди 1972

1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.Bb5+ Nd7 4.d4 cd 5.Qxd4 Ngf6 6.Bg5 e6 7.Nc3 Be7 8.0-0-0 0-0 9.Rhe1 (9.h4!?) 9...Qa5.

Вероятно, стоило смириться с худшим окончанием, возникающим при 9...Nc5 10.e5 de 11.Qxd8. После хода в партии я провел несложную разменную операцию, позволившую с выгодой вскрыть позицию.

10.Bxd7 Bxd7 11.Bxf6 gf.

Плохо 11...Bxf6 12.e5! Be7 13.ed Bf6 14.Ne5 с последующим f2-f4, и у черных нет компенсации за потерянную пешку.

12.e5! fe 13.Nxe5 Rfd8.

Здесь я минут 20 искал решающее продолжение атаки, но не нашел ничего убедительного.

После 14.Nxd7 Rxd7 на 15.Rd3 есть 15...Qg5+ 16.Kb1 Qf6, а на 15.Re3 - 15...Bg5 16.f4 e5! 17.Rxe5 Qxe5 18.Qxe5 de 19.Rxd7 Bxf4+ с неясным эндшпилем.

Если 14.Qg4+ Kf8 15.Nxd7+ Rxd7 16.Rd5, то не 16...ed? 17.Qxd7 Re8 18.Kb1 d4 19.Qb5! , а 16...Qb6!

Например: 17.Rxe6!? fe 18.Qxe6 Qc6! (18...Qd8 19.Rf5+ Kg7 20.Rf7+ Kh8 21.Kd1! Qg8 22.Nd5 c последующим 23.Nxe7 ) 19.Rf5+ (19.Kb1 Kg7 20.Qg4+ Kh8 21.Qd4+ Kg8=) 19...Kg7 20.Rf7+ Kh8 21.f4!? (21.Rxe7 Rxe7 22.Qxe7 Qxg2=) 21...Rf8 22.Rxe7 Rxe7 23.Qxe7 Qe8 24.Qxe8 Rxe8 25.Kd2 +=.

Гораздо сложнее поставить под сомнение выпад 14.Nd5!? К явной выгоде белых складывается вариант 14...Bg5+ 15.Kb1 de 16.Qxe5 Bd2! 17.Nf6+ Kg7 (17...Kf8 18.Nxh7+ Ke7 19.Qf6+ Ke8 20.Re4 ) 18.Nh5+ Kf8.

Сейчас нет смысла переходить в несколько лучшее окончание путем 19.Qd6+ Kg8 20.Nf6+ (20.Qxd2? Qxh5) 20...Kg7 21.Qxd2 Qxd2 22.Nh5+ Kh6 23.Rxd2 Kxh5 (23...Bc6 24.Rxd8 Rxd8 25.Nf4 e5 26.Nd3 f6 +=/) 24.Red1 Rg8 25.Rxd7 Rxg2 26.Rxf7 Kg6 27.Rxb7 Rxh2 +=/ - гораздо сильнее игра на атаку: 19.Qg7+! Ke7 20.Qf6+ Kf8 21.Re5 Qb4 22.a3 .

Черные защищаются, избрав 14...de! 15.Nxe7+ Kf8.

В случае 16.Qd6 (с идеей получить эндшпиль с лишней пешкой в варианте 16...Be8? 17.Ng6+ Kg7 18.Qxe5+ Qxe5 19.Nxe5 ) находится неочевидное возражение 16...Bb5!! - после 17.Ng6+ Kg7 18.Qxe5+ черный ферзь заслонен от размена собственным слоном и можно съесть коня: 18...Kxg6.

Или 16.Rxe5 Qa4! (проигрывает 16...Qxa2? 17.Nd5! (17.Rd5? Qa1+ 18.Kd2 Qa4! ) 17...ed 18.Qb4+ Kg7 19.Rg5+ Kf6 20.Qf4+ Ke7 21.Re1+ (сильно и 21.Rdxd5) 21...Be6 22.Qc7+ Rd7 23.Rxe6+ fe 24.Rg7+ Kf6 25.Qxd7), и не остается ничего лучшего, чем стремиться к вечному шаху, например, посредством 17.Nf5!? ef 18.Qd2. Дело в том, что на 17.Qc5 есть 17...b6, а 17.Qd6 Bc6, по-видимому, даже проигрывает: 18.Qc5 b6 19.Rxd8+ Rxd8 20.Ng6+ Kg7 21.Qc3 Qd4 или 19.Ng6+ Kg7 20.Qc3 Rxd1+ 21.Kxd1 f6.

Разумеется, я видел лишь немногие из приведенных выше острых вариантов, и демонстрирую выполненный много лет спустя подробный анализ лишь потому, что он содержит несколько ярких моментов, которые интересны сами по себе.

14.Nxd7 Rxd7 15.Ne4 h6?!

Сомнительно 15...e5?! 16.Nf6+ Bxf6 17.Qg4+ Kh8 18.Qxd7 Qxa2 19.c3 , но после 15...Qxa2! белым нелегко было бы доказать силу своей атаки.

16.Re3 Kh7 17.Rf3! Rf8 18.Kb1 b6 (18...f5? 19.Nc5 ) 19.Qe3 Bg5?

Решающая ошибка. Проигрывало и 19...Qe5? 20.Rh3 Qg7 ввиду 21.Rg3! Qe5 22.Ng5+! Необходимо было 19...Qh5! +=, не опасаясь 20.Rxd6?! Rxd6 21.Nxd6 Bxd6 22.Qd3+ Qg6 23.Qxd6 Qxg2=.

20.Qd3 f5?! 21.Nxg5+ hg 22.Rh3+ Kg7 (22...Kg6 23.Qe2!) 23.Qe3! f4 24.Qxe6 Qf5 25.Qh6+ Kf7 26.Rxd6. Черные сдались.

Вечером я показал Талю сыгранную партию. Когда дело дошло до положения на диаграмме (после 13-го хода черных), я заметил:

- Представляете, такая грозная позиция, - и нет выигрывающей комбинации!

- Здесь нет комбинации? Да не может быть! - воскликнул Таль. - Бросаю играть в шахматы, если это так!

Продумав лишь несколько секунд, он показал решение:

14.Qg4+! Kf8 15.Nxf7! Kxf7 16.Rd5!!

Этого блестящего хода, перекрывающего 5-ю горизонталь, я не заметил.

16...ed (на 16...Qa6 самый быстрый путь к цели - 17.Rf5+!) 17.Qh5+ Kf8 18.Qh6+ со скорым матом.

Поражает комбинационное чутье выдающегося гроссмейстера: из множества заманчивых продолжений он интуитивно выбрал далеко не очевидный и единственно правильный путь к цели.

Между прочим, в начале 2007 года я провел несколько занятий с ведущими чешскими шахматистами и на одном из них показал эту партию. Давид Навара нашел разгадку позиции столь же быстро, как и Таль. Я был уже наслышан о ярком природном таланте юного чеха, а тут убедился в этом воочию, и теперь не удивлюсь любым его успехам.

После турнира в Вильянди прошло много лет. Я полностью переключился на тренерскую работу и перестал участвовать в соревнованиях. В 1988 году я помогал Артуру Юсупову в матче претендентов против Яна Эльвеста в Сент-Джоне (Канада). По окончании матчей претендентов организаторы провели серию турниров по швейцарской системе и чемпионат мира по игре блиц (в котором, кстати победил Таль). Сыграл в швейцарках после долгого перерыва и я. Вот как развивалась одна из партий.

Дворецкий - Шолсет
Сент-Джон 1988

1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.Bb5+ Nd7 4.d4 Ngf6 5.Nc3 cd 6.Qxd4 e6 7.Bg5 Be7 8.0-0-0 0-0 9.Rhe1 Qa5 10.Bxd7 Bxd7 11.Bxf6.

Я делал ходы, почти не задумываясь. Ко мне подошел международный мастер Игорь Иванов:

- Почему ты играешь так быстро? - спросил он.

- У меня когда-то уже была такая партия.

- А что, ты уверен, что все тогда делал правильно?

- Конечно, не уверен. Зато знаю, что стал хуже соображать и навряд ли способен сыграть сильнее, чем тогда.

Увы, мои слова очень скоро получили подтверждение.

11...gf 12.e5! fe 13.Nxe5.

Я предвкушал, что после хода 13...Rfd8 проведу эффектную комбинацию, а потом опишу в статье, как Таль 16 лет назад выиграл за меня эту партию.

13...Bc6.

Неприятное разочарование: придется все-таки играть самому.

Я, конечно, видел, что могу добиться большого перевеса простым 14.Nxc6 bc 15.Rd3. Теперь плохо 15...Bg5+ 16.Kb1 ; на 15...Qg5+ следует 16.f4 c5 (16...Qf6 17.Qxf6 Bxf6 18.Ne4 Bh4!? 19.g3 d5 20.gh de 21.Rxe4 ) 17.Qe4 Qf6 (17...d5 18.Nxd5! ed 19.Rxd5 ) 18.Rg3+ Kh8 19.Rh3 Qg7 (19...h6 20.g4) 20.Ree3 с грозной атакой. Остается 15...e5, но тогда белые выигрывают пешку путем 16.Qg4+ Kh8 17.Qd7 .

Мне этого показалось мало. Наскоро прикинув варианты, я сделал другой ход.

14.Rd3?? de.

Не проходит 15.Rg3+ Kh8 16.Rxe5 из-за 16...Bf6!. Я намечал 15.Rxe5 и, поскольку плохо 15...Bf6 16.Qg4+, а шах слоном на g5 бесполезен, то рассмотрел три отступления ферзем по диагонали a5-d8: 15...Qd8 16.Qg4+; 15...Qc7 16.Rg3+ Kh8 17.Rh5+;   15...Qb6 16.Qg4+ Kh8 17.Rh5 с неотразимой угрозой 18.Rxh7+.

А вот ход 15...Qb4!, опровергающий жертву фигуры, выпал из поля зрения (нет 16.Rg5+, так как ладья берется с шахом).

15.Qg4+ Kh8 16.Qh5 Rg8 17.Qxf7 Rg7.

Проще 17...Bg5+ 18.Kb1 e4!, намечая 19...Qf5.

18.Qxe6 Bg5+ 19.Kb1 Re8, и черные выиграли.

И смех, и грех: после первого же своего хода в партии остался без фигуры! Причина очевидна: растренированность, вызванная длительным отрывом от турнирной практики.

Однако вернемся в Вильянди-1972. Конечно, Талю было обидно не взять первое место в заурядном соревновании. Чаще всего в подобных ситуациях сильные шахматисты тешат свое самолюбие, сказав или написав (не без оснований) что-то вроде: "Вообще-то он "пацер", играет так себе, а тут ему просто несколько раз повезло!" Таль до подобных вещей не опускался. Он был неизменно дружелюбен во время турнира, а потом в своих статьях о Вильянди для "64" и рижских "Шахмат" написал обо мне очень тепло, по-доброму, подробно прокомментировал одну из моих партий.

Михаил Таль ("Шахматы", №19/1972):

"Лет восемь назад я давал сеанс одновременной игры в Московском Дворце пионеров. На обратном пути тогдашний руководитель шахматного кружка А. Рошаль сказал об одном из моих партнеров (партия закончилась вничью), что это один из любимых его учеников и что ему бы прибавить спортивной злости, и успехи будут. Речь шла о М. Дворецком. "Давно мы стали взрослыми", но, честное слово, было очень приятно, когда первый звонок победителя турнира был в Москву, своему тренеру. За последнее время М. Дворецкий добился ряда отличных результатов. Так, на чемпионате Москвы 1972 года он оказался лучшим среди мастеров. Его поругивают за чрезмерную осторожность; в этом плане турнир в Вильянди диагноза не подтвердил. Дворецкий играл целеустремленно, не боясь запутанных позиций. Молодой московский мастер много работает над проблемами эндшпиля. Его интересные анализы часто публикуются в шахматной печати. Это наложило определенный отпечаток на стиль игры. Если в худших позициях он стремится максимально обострить игру, то в положениях с преимуществом ищет технические решения."

В следующий раз мы встретились на чемпионате СССР 1974 года, на котором экс-чемпион мира праздновал победу вместе с Александром Белявским. Выиграв у меня, Таль получил приз за лучшую партию турнира (ее можно найти с примечаниями гроссмейстера, например, в книге М. Таля и Я. Дамского "В огонь атаки!"). Он умело воспользовался допущенной мною сразу же по выходе из дебюта перестановкой ходов, действовал в строгом позиционном ключе и искусно использовал достигнутый перевес. Такая манера игры (которой Таль придерживался и во всех последующих наших поединках) была избрана им не случайно - после Вильянди Талю стали очевидны и мои достоинства, и весьма серьезные недостатки. Вот что он написал - как всегда, предельно доброжелательно - в статье о чемпионате ("64" №52/1974):

"Дворецкий - шахматист уже весьма известный, о котором писали, что он опаслив, миролюбив и т.д. и т.п. А он попросту уделяет мало внимания дебюту. Его в шахматах интересует другое. Интересно, скажем, читать его статьи по самым различным творческим вопросам шахмат и, в частности, по эндшпилю - это его, если так можно выразиться, хобби в шахматах. А вот сыграть в дебюте Rc8 на восьмом или на девятом ходу (хотя память хорошая) - здесь у него пока белое пятно. Поэтому-то он в нескольких партиях сразу после дебюта белыми попадал в сомнительные позиции. (К слову, чувство опасности притупляется, в первую очередь, именно при игре белыми: считаешь, что ничью сделать ты всегда успеешь. Ан, нет. В этом турнире я проиграл две партии, а всего в году три, и все поражения - белыми.) Так вот Дворецкий, припоминаю, с Таймановым, с Балашовым, с Ваганяном - по крайней мере, в этих трех партиях уже ходу к 10-му вынужден был отбиваться, играя белыми. Верно, отбивается он здорово, и главное - активно. У него активность просыпается в плохих позициях, он начинает выкручиваться, когда уже подходят с петлей. Единственную партию он проиграл мне, но там получилась плохая для него позиция, плохая и… пресноватая.

Даже среди самых больших шахматистов всегда были такие, которые дебюту не уделяли главного внимания, но их обязательно интересовали творческие проблемы и у них свой, отличительный стиль игры."

Из этой характеристики видно, что Таль был тонким шахматным психологом. Его наблюдения и выводы влияли на принимаемые им за доской решения. В один момент я соблазнял соперника на заманчивую комбинационную атаку, надеясь отбиться совершенно неожиданным ходом. Таль без колебаний отверг эту возможность, сыграл строго. Как потом выяснилось, заготовленный мною ресурс он не видел, а просто чувствовал, что со мной лучше действовать посолиднее. Стратегически он явно сильнее, тут он выиграет почти наверняка, а моя надежда - лишь на тактические осложнения.

Сходным образом Таль победил меня и на следующем чемпионате СССР: переиграл позиционно, а затем (в отличие от предыдущей партии, завершенной в миттельшпиле) технично реализовал свой перевес в окончании.

М. Дворецкий - М. Таль
Чемпионат СССР, Ереван 1975

Позиция представляет собой отличное упражнение: вроде бы, несложное, но достаточно поучительное. Я не раз предлагал его своим ученикам, и многие из них вставали на ложный путь.

У Таля лишняя пешка, мои надежды связаны с организацией блокады по белым полям или разменом нескольких пешек. Напрашивается 36...f5?!, однако после 37.gf gf 38.Nc5 a5 39.Nb7 белые отыгрывают пешку. Позднее мастер Михаил Шерешевский, работавший тренером с белорусскими юниорами, сказал, что они анализировали позицию, возникающую после 39...Ke6 (39...a4? 40.Na5=) 40.Nxa5 Kd5 41.a4 (или 41.Nb7), и решили, что черные все же должны победить в связи с неудачным положением коня. Может, и так, но это совсем не очевидно. К тому же в распоряжении белых вместо захода за пешкой a5 есть другая, более перспективная идея защиты: 39.Na4!? Kd6 40.Nb6 Kc5 41.Nd7+.

А что, если взять слоном под контроль поле с5? Проверяем 36...Be3?! 37.Ke2 Bb6. Минус этого плана - в наличии у белых возможности обменять пару пешек: 38.Nd2 Ba5 39.Nxc4 Bxc3, и потом сыграть 40.Ne3 с идеей, напав на пешку h4 ходом Ng2, вынудить g6-g5 и затем держать оборону по белым полям. В случае 40...Bd4 уже невыгодно 41.Ng2? g5 - конь не успевает "вернуться в люди". Однако находится 41.Nd5+! Kf7, и теперь не 42.g5?! f5 43.Nb4 Bc5! 44.Nxa6 Bd6 45.Kd3 Ke6 46.Kc4 e4 47.fe fe 48.Kd4 Kf5 49.Ke3 Ke5-+, а 42.Nb4 a5 43.Nc6 Bb6 44.g5, сохраняя шансы на спасение.

Таль нашел четкий профилактический ход, ликвидирующий все надежды на контригру.

36...a5!

Теперь бесполезно 37.Nc5 Be3.

37.Ke2 Ke6 38.a4 (38.Nc5+ Kd5 39.Nd7 Bg7! ) 38...Bf8.

Слон переводится на e7, и только потом черные, наконец, продвинут пешку на f5. Бесполезно 39.Nd2 Kd5 40.Ne4 Be7. Отчаянная попытка, которую я предпринял, ничего не испортила, но и не улучшила.

39.g5 f5 40.Nd2 Kd5 41.f4 ef.

Белые сдались ввиду 42.Nf3 Bg7 43.Nxh4 Ke4 44.Nxg6 f3+.

И на международном турнире в Вейк-ан-Зее 1976 г. Таль в нашей партии избрал спокойную схему, я переставил ходы в дебюте и быстро очутился в безнадежной позиции. Но там Таль недосмотрел, прозевал мой тактический удар, и все переменилось - я сделал ничью с позиции силы. Впрочем, об этом турнире рассказ еще впереди.

Хочу отметить, что Таль был великолепным психологом не только непосредственно за шахматной доской - он вообще тонко чувствовал характеры людей и особенности возникающих вокруг них ситуаций. Вспоминается, например, такой эпизод из далекого 1972 года. Одновременно с турниром в Вильянди проходил матч на первенство мира Спасский - Фишер. И когда во второй партии Спасский получил "плюс", Таль мне сразу сказал, что чемпион мира обязан вернуть очко обратно, с этим "плюсом" он будет чувствовать себя не в своей тарелке и не сможет нормально играть. Много лет спустя я беседовал со Спасским, и он подтвердил, что полностью согласен с точкой зрения Таля.

А вот эпизод другого рода. В начале 70-х годов я несколько лет преподавал в ГЦОЛИФКе (институте физкультуры), а когда ушел оттуда, то продолжал интересоваться жизнью отделения шахмат, во многом еще и потому, что дружил с Борисом Злотником, который там работал. В какой-то момент встал вопрос о преобразовании отделения в кафедру и приглашении на должность заведующего кафедрой гроссмейстера, доктора наук Крогиуса, который жил тогда в Саратове. При случайной встрече с Талем я упомянул ему про этот проект.

Таль отозвался о Крогиусе с какой-то гадливостью, отвращением. Меня поразила его реакция. Сам я Крогиуса лично не знал, чувствовал, что он человек скучный, "застегнутый на все пуговицы", ну и что? Разве это причина для столь сильной неприязни - тем более, у Таля, не имевшего врагов, относящегося ко всем предельно доброжелательно? Лишь когда Крогиус стал начальником Управления шахмат в Москве, я, наконец, понял Михаила Нехемьевича: в отличие от меня, цену этому человеку Таль знал уже давно.

Между прочим, много лет спустя Евгений Александрович Бебчук рассказал мне историю, перекликающуюся с моим воспоминанием. В какой-то момент власти решили убрать Батуринского с поста главного шахматного начальника, и тогда Бебчук, человек достаточно влиятельный, немало поспособствовал назначению Крогиуса. Когда вопрос был решен, Евгений Александрович созвонился с Талем (они были очень дружны).

- Миша, у нас теперь начальником будет гроссмейстер!

Таль недоверчиво отвечает:

- Да ладно, не заливай, не может такого быть!

- Точно говорю: нашли гроссмейстера, наш человек теперь станет командовать!

- Хватит мне голову морочить, никогда этому не поверю!

- Нашли, я постарался, у нас начальником будет Крогиус!

- Ну и болван же ты, Женя! - воскликнул Таль, - сам не понимаешь, кого ты привел!

посмотреть вторую часть

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум