среда, 08.12.2021
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Матч на первенство мира26.11

Энциклопедия

Сергей ВОРОНКОВ,
журналист, историк

ПРОПАВШИЙ «ТУРНИР ЧЕМПИОНОВ»

Партии этого показательного матч-турнира вы напрасно будете искать в книгах и базах данных, хотя в нем играли три чемпиона и один вице-чемпион СССР: Федор Богатырчук, Петр Романовский, Борис Верлинский и Николай Рюмин! Причина многолетней амнезии понятна: триумфальная победа Богатырчука сделала четверной турнир 1933 года абсолютно «непечатным» в послевоенное время. Если про чемпионат страны 1927 года еще можно было соврать, что его выиграл один Романовский, то с турниром этот фокус не проходил: как ни крути, а при четырех участниках вопроса о победителе было не избежать.

А впрочем? Жизнь научила наших историков изворачиваться почище любого циркача. Это ж какой интеллектуальный эквилибр проявили создатели «Шахматного словаря» (1964): в таблицах чемпионатов СССР Богатырчук есть, а в статьях о чемпионатах – нет! Вот как там о первенстве 1927 года: «Турнир открыл новую страницу в истории советских шахмат, характерную выдвижением молодых шахматистов. Особенно успешно дебютировали Ботвинник, В.Макогонов и Раузер». И всё! О победителях – Богатырчуке и Романовском – ни слова… Еще поразительнее авторский кульбит в «Справочнике шахматиста» (1983) – в результатах того первенства указано: «1–2. Романовский». Ну не дурдом?!

Хотя в данном случае я, возможно, зря грешу на автора. Этот кульбит почти наверняка придумал не он. Я сам в те годы работал в редакции шахматной литературы издательства «Физкультура и спорт» и не понаслышке знаю, как жестко отслеживалось упоминание в книгах неугодных фамилий. «Черный список» возглавляли Корчной (кроме сокрушительных поражений и партий с Карповым), Альбурт, Сосонко, И.Иванов, Гулько – и, разумеется, Богатырчук. Если в дебютной монографии вы читали: «В одной из партий Ласкера на Московском турнире 1925 года…» – можно было не сомневаться, что его соперником был Богатырчук.

Единственный, на кого эти запреты до поры до времени, похоже, не распространялись, – Михаил Ботвинник. Во всяком случае, упоминание о Богатырчуке я встретил только у него – в статье 1933 года «Как я боролся за первенство Союза», перепечатанной в «Шахматном творчестве Ботвинника» (1965). Кто-то может спросить: почему же тогда Михаил Моисеевич снял этот абзац в «Аналитических и критических работах» (1987)? О, этому предшествовала целая история…

В 1979 году вышла книга М.Ботвинника и Я.Эстрина «Защита Грюнфельда», редактором которой мне довелось быть. Перу экс-чемпиона мира там принадлежал раздел «Примерные партии», куда он настоял включить хрестоматийный поединок Полугаевский – Корчной из чемпионата СССР 1960 года. И всё бы ничего, если б один шахматный композитор не накатал «телегу» в ЦК КПСС, где обвинил редакцию в… пропаганде творчества «злодея» и «отщепенца» (автор хотел насолить нашему шефу, гроссмейстеру по композиции Виктору Ивановичу Чепижному, на которого имел зуб). Из ЦК письмо спустили в Госкомиздат, а уже оттуда раздался грозный окрик. Напомню: с окончания скандального матча в Багио прошло менее года, и большего врага, чем Корчной, трудно было даже вообразить!

Главный редактор издательства потребовал объяснений. Что делать? И тогда Чепижный обратился за помощью к Ботвиннику и Карпову, с которым его тогда связывали дружеские отношения (он был редактором книги «Избранные партии 1969–1977»).

О дальнейшем знаю со слов Виктора Ивановича. В назначенный день первым появился Ботвинник. Главный редактор пригласил его в свой кабинет подождать прихода Карпова, но Михаил Моисеевич отказался. «Чемпиона мира я должен встретить лично», – заявил он и остался стоять у лестницы, по которой должен был подняться Анатолий Евгеньевич.

Плодом этой исторической «встречи в верхах» стал документ, до сих пор, кажется, еще никем не обнародованный. Мы в редакции тогда же сделали с него копию, которая более четверти века ждала своего часа в моем архиве. Черновик написан рукой Ботвинника, ему же наверняка принадлежит заключительная фраза. В упомянутой же авторами книге 1928 года – точнее, в предисловии А.Ильина-Женевского – был решен вопрос об отношении к партиям Алехина после его выступления на «белогвардейском» банкете в Париже: «Кем бы ни был Алехин в политическом отношении, он продолжает оставаться крупнейшим шахматистом нашего времени. Наше изучение шахматного искусства не будет полным, если мы выкинем из него Алехина».

Казалось бы, после такой бумаги, подписанной двумя самыми авторитетными тогда в стране шахматистами, запрет на упоминание «шахматных специалистов, политическое лицо которых является враждебным нашей стране», должны были снять. Ан нет! Хотя никаких санкций за ту партию Корчного не последовало, в остальном всё осталось по-прежнему. И восемь лет спустя Ботвинник, чтобы не подставить редакцию, сам убрал из своей статьи абзац о Богатырчуке…

ЭПИЧЕСКИЙ ПРОЛОГ

Проведение «турнира чемпионов» 1933 года не было каким-то спонтанным решением. Наоборот: его идея вызревала, как никогда, долго – в течение пяти лет! – и претерпела за это время существенные изменения. Началось всё еще осенью 1927 года, когда 5-й чемпионат СССР закончился дележом первых двух мест и Исполбюро Совета шахсекций постановило разыграть звание чемпиона в матче между Богатырчуком и Романовским. Дополнительным бонусом для победителя должно было стать звание первого советского гроссмейстера. Подоплекой такого новшества был… выход Боголюбова в конце 1926 года из советского подданства, вследствие чего наши шахматы остались и без чемпиона, и без единственного гроссмейстера. Как подчеркнул еще перед чемпионатом Ильин-Женевский, «нам нужен свой, подлинно советский чемпион, который жил бы в СССР, идеологически был бы близок нам и был бы тесно связан со всей нашей общественно-шахматной жизнью».

Однако с матчем с самого начала не заладилось. Его сроки постоянно отодвигались, пока наконец в декабре 1928-го на пленуме Совета шахсекций не была поставлена финальная точка: «Ввиду проведения в 1929 году всесоюзных соревнований матча между Богатырчуком и Романовским не проводить». Что же все-таки привело к срыву матча?

В шахматных журналах, коих тогда в стране издавалось три, ответа на этот вопрос нет. И если бы не книга Богатырчука «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту» (Сан-Франциско, 1978), мы бы так никогда и не узнали истинную причину:

«По условиям турнира, в случае дележа между победителями должен был состояться матч на звание единоличного чемпиона. Ввиду того, что для меня отъезд из Киева был каждый раз сопряжен с большими финансовыми убытками из-за потери частной практики, я позволял себе отлучки только один раз в году, во время отпуска. Поэтому я потребовал от Всесоюзной шахматной секции хотя бы частичного возмещения своих потерь, если матч состоится вне Киева. Насколько мне известно, там были склонны удовлетворить мою просьбу, когда вдруг появилось новое осложнение: мой сочемпион Романовский, узнав о том, что я могу получить финансовое возмещение, потребовал вознаграждения и для себя в равном размере. Я никак не осуждаю П.А. за это требование, возможно, что он даже не знал подоплеки моей просьбы. Так или иначе, но гонорар обоим участникам шел вразрез с политикой Шахматной секции, которая никому гонораров не платила и возмещала лишь расходы по переезду и пребыванию во время турнира вне родного места жительства. Поэтому было решено матч отменить и считать нас обоих чемпионами СССР.

После эмиграции из СССР я не избежал общей участи всех попавших за границу. Меня не только вычеркнули из списка советских мастеров, но и стали упоминать Романовского как единоличного чемпиона СССР того года».

В виде своеобразной компенсации за несыгранный матч ленинградская «Красная газета» летом 1929 года (накануне очередного чемпионата страны) устроила между Богатырчуком и Романовским матч… по телеграфу! Ставки в этом «показательном» состязании были высоки: в сущности, соперники оспаривали моральное право именоваться чемпионом СССР. По свидетельству прессы, матч вызвал «большой интерес среди ленинградских и киевских шахматистов» и «дал две любопытные, теоретически ценные партии». Обе они после упорной борьбы завершились вничью, так что вопрос о первенстве остался открытым…

Следующий виток противостояния относится к осени 1929 году, когда на 6-м чемпионате СССР в Одессе появился новый чемпион Борис Верлинский, который вдобавок стал первым советским гроссмейстером. В прессе сразу же пошли разговоры о том, что это не очень справедливо по отношению к победителям предыдущего чемпионата, которые не играли в Одессе. Характерен диалог между читателем и Я.Рохлиным в журнале «64 – Шахматы и шашки в рабочем клубе» (25 ноября 1929):

«Тов. Туманов (Москва) затрагивает вопрос о присуждении звания первого советского гроссмейстера. Считая присуждение звания т. Верлинскому, как имевшему в прошлом значительные успехи, вполне закономерным, т. Туманов вместе с тем указывает, что еще большие успехи имеют т.т. Романовский и Богатырчук, победители чемпионата 1927 года, почему-то не разыгравшие между собой первенства. Следовало бы и им присудить звание гроссмейстера. Кроме того, полезна организация матч-турнира Верлинский – Богатырчук – Романовский для точного установления их силы.

Ответ. Матч Богатырчук – Романовский не состоялся ввиду технических трудностей, связанных с проведением этого интересного матча, благодаря чему в чемпионате 1927 года звание гроссмейстера осталось неприсужденным. Организация тройного матч-турнира Верлинский – Богатырчук – Романовский, конечно, в шахматном отношении чрезвычайно ценна, но, к сожалению, средства наших шахсекций настолько ограничены, что имеющиеся ресурсы целесообразнее всего бросить на массовую работу. Это не мешает какой-либо из наших крупных организаций взять на себя инициативу в этом вопросе. При разрешении его финансовых трудностей идея этого матча, безусловно, будет поддержана центром».

Как видите, идея проведения матч-турнира между чемпионами СССР впервые была высказана еще в 1929 году!

В 1930-м список участников неожиданно возрос до пяти. Михаил Ботвинник и Абрам Рабинович выиграли, соответственно, турниры ленинградских и московских мастеров, и Совет шахсекций посчитал нужным включить их в число соискателей. Двухкруговой матч-турнир должен был пройти в Москве, июньский номер «Шахматного листка» даже сообщил дату открытия – 1 октября… Но уже через месяц состав претерпел изменения. Ввиду отказа Романовского его решили заменить «победителем турнира мастеров Украины, Белоруссии и Закавказья», намеченного на сентябрь. Но в итоге вакансию отдали не победителю (Раузер), а второму призеру Виктору Гоглидзе – так сказать, по совокупности успехов: незадолго до турнира он разгромил в матче Ненарокова и первым из закавказских шахматистов получил звание мастера.

Мастер Николай Рюмин

Вскоре, однако, Романовский взял «ход назад», и квинтет превратился в секстет! Увы, организовать шестерной матч-турнир тоже не удалось…

В 1931-м ситуация круто изменилась: в очередном чемпионате СССР победила молодежь, а Всесоюзный шахматный съезд отменил и звание гроссмейстера, и звание чемпиона! Первое больно ударило по Верлинскому, которому звание гроссмейстера было присвоено пожизненно. Второе могло задеть уже Ботвинника: он столько лет шел к званию чемпиона СССР, а стал «всего лишь» победителем первенства. Основную конкуренцию Ботвиннику составил Николай Рюмин, уступивший лидерство на самом финише. «Естественно поэтому, – читаем в журнале «Шахматы в СССР», – что на очередь встал вопрос об организации матча между ними, между тем как идея организации шестерного матч-турнира уже постепенно перестала быть актуальной».

И вот, когда все надежды на проведение матч-турнира, казалось, рухнули, профсоюзное шахматное начальство решило устроить в Москве двухкруговой «показательный турнир четырех сильнейших шахматистов СССР», приурочив его ко 2-й Всесоюзной конференции по физкультуре ВЦСПС (февраль 1933 года). «Турнир этот по замыслу, конечно, сильно отличался от тех, которые в течение многих лет предполагал реализовать шахсектор ВСФК, – отмечал С.Вайнштейн. – Если там основной целью, наряду с показательной, выдвигалась спортивная сторона – определить путем продолжительного соревнования сильнейшего из лучших шахматистов Союза (прообраз «матч-турнира на звание абсолютного чемпиона СССР» 1941 года! – С.В.), – то короткая дистанция турнира ВЦСПС, естественно, уменьшала спортивную и подчеркивала показательную сторону турнира».

К участию были приглашены только звезды первой величины: Ботвинник, Богатырчук, Романовский и Рюмин. Однако в последний момент выяснилось, что Ботвинника не будет (мотивировка – «непредоставление отпуска с места работы»), что во многом перечеркнуло идею турнира и заметно понизило его статус. В спешном порядке был включен Верлинский, хотя первоначально в качестве кандидата назывался Левенфиш…

Из 12 партий турнира в журналах сохранилась лишь половина: четыре полных партии и три фрагмента, зато все с комментариями. Рассказывать о ходе борьбы нам будут Самуил Вайнштейн («Шахматы в СССР») и Виктор Батуринский («64 – Шахматы и шашки в массы»). А курсивные вставки принадлежат автору публикации.

ПЕРВЫЙ ТУР: 16 ФЕВРАЛЯ

С.В. Турнир протекал следующим образом. Игра происходила ежедневно в одном из залов Дворца труда с 4-х часов вечера, доигрывание неоконченных партий с 11 ч. до 1 ч. дня. Темп игры – 32 хода в 2 часа. Участники турнира были расположены на эстраде, зрители спокойно сидели на своих креслах, следя за ходом партий по демонстрационным доскам. Эта система организации турнира, неоднократно с успехом примененная в Тифлисе, создавала удобные условия игры и возможность избежать лишнего шума и натиска со стороны публики.

На первом плане играют Богатырчук (справа) и Романовский

В первом туре Богатырчук в испанской партии против Верлинского получил в дебюте значительное позиционное преимущество и на 20-м ходу выиграл пешку, после чего партию уже нельзя было спасти. (В.Б. Верлинский пытается создать контршансы, но в цейтноте грубо зевает фигуру. Малоубедительная победа.)

Партия Романовский – Рюмин, единственная выигранная Рюминым, – одна из лучших в турнире.

РОМАНОВСКИЙ — РЮМИН
Дебют Рети A06
Комментирует П.Романовский

1.Nf3 d5 2.b3. Этот скромный ход, по нашему мнению, создает для черных наибольшие трудности в защите.

2...c5. При этой системе белые, бесспорно, добиваются известных преимуществ в дебюте, как бы черные ни играли в дальнейшем. Самое крепкое и, вероятно, лучшее для черных – 2...Nf6 3.c4 e6 и далее Be7 и 0-0, не предрешая до поры до времени вопроса о развертывании сил на ферзевом фланге.

3.e3 Nc6 4.Bb2 Bg4. Этот выпад имеет больше смысла при другой системе защиты, предусматривающей построение пешечного треугольника b7-c6-d5-e6-f7, что обеспечивает ферзевый фланг (черных от атак противника.) При данной же структуре слона лучше было придержать в пределах ферзевого фланга, играя 4...Nf6 5.Bb5 Bd7. Правда, и после этого (последствия хода с7-с5) белые, оккупируя пункт е5, стоят много свободнее.

Выпад 4...Bg4 применял и Богатырчук, объясняя это так: «Ответственный момент. Перед черными – выбор: или ходами 4...Nf6 и e7-e6 перейти к обычной в этом варианте защите, или попробовать ходом в партии захватить инициативу».

5.h3 Bh5. Размен на f3 дал бы возможность белым после Bb5 и c2-c4 получить инициативу благодаря слабости белых полей в лагере черных.

6.Bb5 Qc7 7.0-0 f6. Экспериментальный ход, после которого черные быстро попадают в трудное положение. Правильно было 7...Nf6, не страшась острой, но не без шансов для черных позиции, получающейся после 8.g4 Bg6 9.Ne5 e6 10.f4 Bd6 и т.д. Также сомнительно в этом варианте белым продолжать и 10.h4 Bd6 или даже остро 10...h5.

8.Bxc6+ Qxc6 9.d4 0-0-0 10.Nbd2 Kb8 11.c4 dxc4. Вынужденно, ибо после 11...e6 12.cxd5 exd5 13.Rc1 у черных наступали слишком серьезные трудности в развитии при нарастающих угрозах белых.

12.bxc4 e6 13.Qb3 Ne7. Решаясь на жертву пешки в интересах возможно быстрого развертывания своего омертвевшего королевского фланга. Ход 13...Nh6 слишком бы удалил коня от ферзевого фланга, нуждающегося в защите.

14.Bc3. В погоне за сложными и заслуживающими внимания концепциями, но все же без реально ощутимого плана (видимо, под влиянием результата партии Романовский излишне самокритичен – «Рыбке» его выбор по вкусу). Отсутствием конкретных идей страдает и вся дальнейшая игра белых.

Проще всего было 14.dxc5 – ход, отвергнутый белыми именно из-за его простоты. Нехорошо для черных тогда 14...Qxc5 15.Nd4 Bf7 16.Rab1 Rd7 17.Ba3 с сильной атакой. В случае же 14...e5 белые ходом 15.Qb5 удерживали пешку с5, которая, стесняя движение черных фигур, обеспечила бы белым и позиционное преимущество, например: 15...Be8 16.Qa5, или 15...Rc8 16.Ba3, и у коня е7 нет удобного отхода, или, наконец, 15...Nc8 16.Qxc6 bxc6 17.Rab1 с угрозой мата (Bxe5++).

Вероятно, 14.dxc5 как раз и должно было явиться возмездием за экспериментальную тактику черных в дебюте.

Как показывает анализ, в первом варианте удерживает равенство 15...Qc8 и е6-е5, во втором хорошо и 15...Be8 (16.Qa5 Qc7 17.Qa3 Ng6 18.Nb3 Bc6!, вынуждая 19.Nbd2 Bd7), и 15...Rc8 (16.Ba3 Qxb5! 17.cxb5 Nd5 18.Ne4 Bg6 19.Nfd2 Nc7 или 18.Rfc1 Bg6 и Bd3).

14...Nc8 15.Rab1 Rd7 16.Rfe1. Белые готовят е3-е4, что невозможно было сейчас ввиду 16...Bxf3. Однако этот план, хотя и приводит к некоторому пополнению белых сил на ферзевом фланге, является все же рискованным, так как создает на с4 и d4 серьезные слабости, служащие в дальнейшем удобными объектами для контратаки черных.

Осмотрительнее было 16.a4 a6 17.a5 и затем уже готовить е3-е4 при более сжатой позиции черных.

16...Bg6! Идя навстречу желанию противника.

17.e4 cxd4 18.Nxd4 Qa6 19.Nb5 e5.

20.Bb4. Белые задумали перебросить коня с d5 на b5 через с3. При более глубоком анализе позиции они убедились бы, что эта операция не приносит им реальных выгод и легко нейтрализуется контратакой на пешку с4.

Играя же 20.Nf3 и ориентируясь на широкие тактические перспективы, вытекающие из вскрывшейся позиции, белые могли бы еще сильно затруднить защиту черных. На 20...Be7, например, к интересным осложнениям ведет 21.Nxe5 fxe5 22.Bxe5+ Ka8 23.Rbd1 Rhd8, и белые уже могут форсировать ничью: 24.Rxd7 Rxd7 25.Rd1 Rxd1+ 26.Qxd1 Qc6! 27.Nc7+. В случае же 20...Qe6 белые, играя 21.Ba5 и грозя Nc7, получают сильную атаку.

На 20...Be7 сильнее 21.Bxe5+! fxe5 22.Nxe5 Rdd8 23.Qg3!! с неотразимыми угрозами: 23...Nd6 24.a4! Kc8 (грозило с4-с5) 25.Red1 и т.д. Поэтому правильно 20...Bc5, после чего комбинация не проходит. Хорошо и 20...Qe6 21.Ba5 Bc5, так как после 22.Nc7? Qc6 атака выдыхалась (23.Qxb7+ Qxb7 24.Na6+ Ka8 25.Rxb7 Rxb7 26.Nxc5 – белые без качества).

20...Qc6 21.Rb2 Bxb4 22.Qxb4 Rhd8 23.Re2. Всё с той же целью сыграть Nc3. Не проходит 23.Nb3 Rd1 24.Na5 Qxe4 25.Rbe2 Qb1! и т.д. (но не 25...Qxe2? 26.Nc6+!).

Вместо 24.Na5 «Рыбка» советует 24.Rxd1 Rxd1+ 25.Kh2, не боясь матовых призраков: 25...Bxe4 26.Nc3! Rh1+! 27.Kxh1 Bxg2+ 28.Kg1 (но не 28.Kh2? Qf3, и белые гибнут) 28...Qf3 29.Nd2! Qxh3 30.f3 Bxf3 31.Nxf3 Qxf3 32.Nd5 с ладьей за четыре пешки. Но чтобы обречь своего короля на такие испытания, надо иметь не нервы, а силиконовые канаты!

23...Nd6 24.Nc3. Лучше было теперь уже 24.Nxd6 Rxd6 25.Nf3, оставаясь еще с некоторым нажимом на ферзевом фланге (видимо, 25.f3, иначе после 25...Bxe4 белые просто без пешки).

После хода в тексте черные мастерски пользуются слабостями в позиции противника.

24...Rc8 25.Nd5 Qc5 (не 25...Nxc4 из-за 26.Rc2) 26.Qa4 Be8 27.Ne3 Qc6 28.Qc2 Bf7 29.Rb4 Bg6 30.f3. На 30.Nef1 или 30.Nd1 последует 30...Nb5!

30...Qc5 31.a3 a5 32.Rb3. Лучшее отступление только на первый взгляд. Надо было отойти на b2, что не спасало, конечно, партии, но еще несколько осложняло задачу черных. Они в этом случае также сыграли бы 32...f5.

И после 33.Qa4 и Nb3 белые могли смело смотреть в будущее.

32...f5! Смертельный удар, ликвидирующий сопротивление. Нельзя играть 33.exf5 Nxf5 с многочисленными неотразимыми угрозами.

33.Kh2 f4 34.Nd5. На другие отступления последует 34...Nb5, в то время как сейчас это не так решительно ввиду 35.Qb2 Nd4 36.Nb6. Но белых ждет другое.

Только теперь удар 32...f5 оказывается смертельным. Путем 34.Nf5! Nb5 (плохо 34...Bxf5 35.exf5 Nb5? 36.Ne4) 35.Qb1 белые отбивали натиск: 35...Nxa3 36.Qa1! Nc2 (36...Nxc4? 37.Nxc4 Qxc4 38.Qxe5+) 37.Qa4, или 35...Nd4 36.Nxd4 Qxd4 37.Rb5, или 35...Na7 36.Rd3 и т.д.

34...Qxd5! Только так! В случае 34...Nb5 35.Qb2 Nd4 белые вместо 36.Nb6? (36...Rdd8!) могли отыскать 36.Re1!!, и уже черным пришлось бы думать о спасении (36...Nxb3? 37.Nxb3 Qxc4 38.Rc1 или 37...Qd6 38.Rb1! Bf7 39.Nxa5, выигрывая).

35.exd5 Bxc2 36.Rc3 Bg6. Белые сдались.

ВТОРОЙ ТУР: 17 ФЕВРАЛЯ

В.Б. Партии если не безупречнее, то значительно оживленнее игранных в 1-м туре. В партии Романовский – Богатырчук оригинально разыгранный дебют создает оживленную маневренную игру на обоих флангах. Белые, играя на подрыв пешечной базы противника, не без риска обнажают собственного короля. В дальнейшем, однако, Романовский действует весьма непоследовательно, упуская дважды не без выгоды сыграть с4-с5. Богатырчук же точной и методичной игрой, пользуясь несколькими слабыми ходами противника, вскрывает центр ходом f7-f5, после чего выясняется почти полная связанность белых фигур при резко сказывающейся обнаженности короля. Романовский в поисках шансов жертвует фигуру, но черные быстро доказывают несостоятельность жертвы.

РОМАНОВСКИЙ — БОГАТЫРЧУК
Индийская защита A47
Комментирует Ф.Богатырчук

1.d4 Nf6 2.Nf3 e6 3.Bf4. При этом преждевременном определении позиции чернопольного слона черные без помех получают удобную игру по белым полям. Активнее «старый» метод: 3.c4, 4.Nc3 и в случае 4...Bb4 – 5.Qb3 (c2).

3...b6 4.e3 Bb7 5.Bd3 Be7 6.Nbd2. Белые, очевидно, решили обменять слона f4, иначе они бы сыграли 6.h3, что, на наш взгляд, предпочтительнее.

6...Nh5 7.c3 d6 8.Qc2 g5!? Черные хотят использовать плохую позицию чернопольного слона белых, однако при этом расстраивают свои пешки на королевском фланге. Солиднее был размен на f4 с последующим g7-g6, сохраняя двух слонов. Однако и продолжение в партии, по-видимому, правильно.

«Рыбка» всеми плавниками за выпад 8...g5!

9.g4! Единственное. На 9.Bg3? следует 9...g4 и Bxg2.

9...Ng7 10.Bg3 h5. В этом чрезвычайно трудном для белых положении они находят единственный ход.

11.Be4! Совершенно правильно. Белым нечего бояться 11...d5?, ибо после этого белые фигуры (в особенности запертый слон g3) получат важное поле е5.

11...Qc8 12.gxh5 Nxh5 13.0-0-0 Nd7 14.c4. Над черными уже начинает нависать угроза продвижения d4-d5. Однако в их распоряжении имеется интересный маневр, после которого борьба разгорается с новой силой.

14...g4! 15.Nh4. Нельзя, конечно, отступать на 1-ю линию, ибо после 15...Nxg3 белым пришлось бы играть 16.fxg3, что явно не к их выгоде.

15...Nhf6. Этим тонким переводом коня черные добиваются выгодного для них размена белопольного слона и длинной рокировки. Грозит размен на е4 с последующим Bxh4.

16.Bg2 Bxg2 17.Nxg2 Qb7 18.e4 0-0-0 19.Ne3 Rdg8. Развитие сторон закончено. Ввиду плохой позиции слона g3 партия черных была бы чуть предпочтительнее, если бы не слабые пешки g4 и f7.

20.Kb1 Nh5 21.Nb3 Ndf6. Нападая на пункт е4, черные вынуждают последующий маневр белых.

22.d5. Теперь у черных слабо поле f5. Однако слон белых на g3 продолжает играть весьма жалкую роль.

22...e5 23.Nf5 Bd8 24.Rde1. Вместо этого спокойного хода внимания заслуживало продолжение 24.c5!, на которое указал после партии Романовский. На это черные вынуждены играть 24...dxc5 (слабее 24...bxc5 из-за 25.Na5 и Nc6 с последующим Rd3-a3) и после 25.Bxe5 Re8 в нажиме по линии «е» искать компенсации за освобождение чернопольного слона белых. Хуже для черных промежуточное 24...Nxg3, ибо на это следует 25.c6! Qa6 26.fxg3 с нажимом по линии «f».

Гораздо сильнее было сразу 23.c5!, пока черный слон перекрывает линию «е». Например: 23...dxc5 24.Bxe5 Bd6 25.Bc3 Re8 26.h3! g3 (26...Rxe4?? 27.hxg4) 27.Ng4 с явным преимуществом.

24...Nd7 25.Nc1 Bg5 26.Nd3 Ng7! 27.Nxg7 Rxg7.

28.b4? Белые задумали совершенно неверный план, который и приводит их позицию к быстрому краху.

Необходимо было открыть линию «f», что можно было сделать ходом 28.Rhf1. Правда, и тогда черные имели бы достаточную защиту: 28...Bh4! 29.f3 gxf3 30.Rxf3 Bxg3 31.hxg3, и нажим на пункт f7 компенсируется нажимом на слабую пешку g3. По-видимому, и в этом случае черным удается вскоре ввести в игру ферзя через с8. После же хода в партии положение белых резко ухудшается.

28...Kd8 29.Ka1 Qc8 30.Qe2. Очевидно, не предвидя контрудара черных, – иначе белые сыграли бы 30.Nb2, стараясь сколько возможно задержать ход f7-f5, так как после этого прорыва игра черных явно лучше.

30...f5! 31.exf5 Nf6 32.Rhf1. С небольшим опозданием. Однако белым уже плохо, и им трудно найти сколько-нибудь удовлетворительное продолжение.

32...Qxf5 33.f4 gxf3 34.Rxf3 Qg4. Весьма неприятная для белых связка. Помимо всего прочего, грозит 35...e4 и 35...Qxc4.

35.Nxe5. Жертва отчаяния. Также плоха жертва слона: 35.Bxe5 dxe5 36.Nxe5 Qd4+ 37.Kb1 Qd2!, вынуждая размен ферзей.

Кажется, что можно обойтись без жертв: 35.Nf2!? Qd4+ 36.Kb1 e4 37.Ra3, и если 37...Bd2 38.Rd1 e3, то 39.Rd3 Qxc4 40.R3xd2 Qxe2 41.Rxe2 exf2 42.Rxf2, сохраняя шаткое равновесие. Увы, легко убедиться, что пешка d5 – не жилец... 

35...dxe5 36.Bxe5 Re8! 37.h3 Qh4 38.d6 cxd6 39.Rd1 Rd7. Белые сдались.

В.Б. Пожертвованная Рюминым в обычном стиле пешка в целях усложнения позиции не приносит никаких результатов. Лишь ценой жертвы второй пешки белым удается, перекинув коней на королевский фланг, создать ряд тактических угроз. После продолжительного топтания на месте в остром цейтноте партия откладывается в позиции, где у черных две лишних пешки и два слона, но весьма активная позиция белых фигур заставляет Верлинского соблюдать большую осторожность.

РЮМИН — ВЕРЛИНСКИЙ
Комментирует В.Батуринский

После двукратного доигрывания партия пришла к позиции, в которой белые в, казалось бы, безнадежном положении пикантной комбинацией достигают ничьей.

76.Rf1!! d1Q 77.Qe6+! Любезно предоставляя противнику остаться с двумя лишними ферзями, но получить мат.

77...Kh7 78.Nf8+ (конечно, не 78.Qxe8 Qxh5+ и Qxg6) 78...Qxf8 79.Qg6+! Kg8 80.Qe6+, и ничья вечным шахом.

ТРЕТИЙ ТУР: 18 ФЕВРАЛЯ

В.Б. Общее внимание приковано к встрече Богатырчук – Рюмин, определяющей в значительной степени кандидата на первое место… Избрав вычурный план, дающий весьма стесненную позицию, Рюмин для вскрытия игры жертвует пешку, просматривая, однако, сильный промежуточный ход 21.Bd4! Точной игрой Богатырчук использует раскрытие позиции в свою пользу, получая сильную атаку… Упустив удачный момент для перехода в четырехладейный эндшпиль, могущий усложнить борьбу и затруднить белым выигрыш, Рюмин получает безнадежный эндшпиль и сдается.

Эта важная победа ставит Богатырчука на 1,5 очка выше остальных участников, что при малой дистанции соревнования почти обеспечивает ему первое место.

БОГАТЫРЧУК — РЮМИН
Защита Филидора C41
Комментирует Ф.Богатырчук

1.e4 e5 2.Nf3 d6. Эта защита дает черным стесненную, но очень крепкую игру с большими возможностями освобождения при малейшем упущении белых.

3.d4 Nf6. Важная деталь: прежде чем защищать пункт е5, черные выигрывают темп нападением на пешку е4. Ничего не дает 4.dxe5 из-за 4...Nxe4.

4.Nc3 Nbd7 5.Bc4 Be7 6.0-0 c6 7.a4 Qc7 8.Qe2 0-0 9.h3. Устраняя угрозу Ng4 после Be3.

9...a6. Этот ход является первым звеном в сложной оборонительно-атакующей системе, избранной черными. Недостаток ее – значительное ослабление пешечного расположения на ферзевом фланге, которое неминуемо должно сказаться в эндшпиле.

10.Be3. Белые отказываются от 10.a5, так как этот ход, хотя и тормозит движение пешек ферзевого фланга черных, но зато приковывает к месту ладью а1.

10...b6. Черный «ёж» ощетинился колючками, но белую «лису» это не смущает.

11.Nd2 Bb7.

12.f4. Белые настойчиво проводят свой план – вскрытие линий в центре или на королевском фланге.

12...b5. В свою очередь и черные вынуждены открыть свои карты и попытаться обострить игру, чтобы избавиться от слабости на ферзевом фланге.

Игра вступает в чрезвычайно острую фазу, напряжение которой мало ослабевает до самого конца.

13.Bd3 b4 14.Nd1. Кажется, что черные достигли многого, приведя фигуры белых в замешательство, но это впечатление обманчиво.

14...exd4 15.Bxd4 c5 16.Bf2 Rfe8! Черные временно отказываются от операций на фланге и подготовляют удар на пешку е4, который отразить нелегко.

17.Ne3 Bf8 18.Qf3. Теперь белые должны только сыграть 19.b3, чтобы закрепить свое позиционное преимущество, – однако черные смелой атакой опрокидывают их расчеты.

18...c4?! Теперь или никогда! Черные вынуждены к этому ходу, так как после 19.b3 белые начинают игру по белым полям.

Почему бы не сразу 18...d5!? На 19.Nxd5 (19.exd5 Nb6) 19...Nxd5 20.exd5 Nf6 21.Bc4 есть 21...Nxd5!, используя незащищенность коня d2.

19.Nexc4 d5! 20.exd5 Nxd5. Ничего не давало 20...Bxd5 21.Qg3 Nh5, ибо после 22.Qh4! черные не могут бить пешку f4 ни конем, ни ферзем.

21.Bd4! Очень трудный ход. Помимо защиты пункта f4 ход этот предупреждает угрозу выигрыша качества после 21...Ne3. На это следует 22.Bxh7+ Kh8 23.Qh5, и нельзя 23...Nf6 из-за 24.Bxf6 – вот для чего слон нужен на d4!

Ход 22...Kh8?? – явный зевок. После 22...Kxh7 23.Qh5+ Kg8 24.Nxe3 Nf6! черным ничего не грозит: 25.Bxf6?! (25.Qe2!=, но опасно 25.Qg5 Rad8! 26.Nf5 Rd5) 25...Qc5 26.Qxc5 Bxc5 27.Ndc4 Rxe3!, оставаясь с двумя мощными слонами против ладьи и двух пешек.

21...Nc5 22.Be5 Qd8 (нельзя 22...Qc6 из-за 23.Na5) 23.Qg3 Nxd3 24.cxd3. «Партия, протекавшая с большой планомерностью, теперь нарушается серией обоюдных ошибок» (Григорьев).

24...Bc5+. Черные выжимают из позиции всё, что возможно, однако все их усилия разбиваются о точную защиту белых.

«Ложная, хотя и остроумная идея. Черные отнимают у белого слона последний выход (d4) и хотят поймать его в клетку, на деле же сами строят себе западню. Между тем они могли путем 24...f6! 25.Bd4 Ne7!! поставить белых перед очень тяжелыми испытаниями, так как пришлось бы и спасать слона, и отражать неприятности с вторжением коня на f5. Если 26.Bxf6, то 26...Nf5 27.Bxd8 Nxg3, и черные выигрывают качество» (Григорьев). Еще хуже 26.Qf2 Nf5 27.Bb6 Qxd3, отыгрывая пешку с превосходной позицией.

25.d4 Bf8 26.Nd6! Re7 27.N2e4 f6. Своевременно несколько разряжая напряженную атмосферу.

28.Bxf6. От обоих партнеров укрылась фантастическая идея – 28.Rac1!! fxe5 29.fxe5. Если верить компьютеру, то черным нет спасения. Например: 29...Rd7 30.Nc5! Rxd6 31.Nxb7 Rg6 32.Qxg6 или 30...Bxd6 31.exd6 Bc6 32.Nxd7 Bxd7 33.Rc5 и т.д.

28...Nxf6 29.Nxf6+ Kh8 30.Nxb7 Rxb7. Не того коня! «Конечно, следовало играть 30...Qxd4+, не только с легкостью отыгрывая всё потерянное, но еще и создавая грозную позицию, так как коню с b7 трудно было бы удрать благополучно» (Григорьев).

31.Ng4 Qxd4+ 32.Qf2 Bc5. Белые сберегли лишнюю пешку, однако черные сохранили сильный нажим.

33.Kh1 Rf8. Больше шансов на ничью давал общий размен на f2 с последующим двухладейным эндшпилем.

34.Qe2! Белые искусно пользуются незащищенностью последней горизонтали; например, 34...Rxf4?? 35.Qe8+, и выигрывают.

34...Re7.

35.Qc2! В этом всё дело. Плохо было сразу 34.Qc2 ввиду 34...b3, и пешка b3 очень сильна. Теперь же белые окончательно оправились и грозят хотя бы 36.Rad1.

Эффектная дуаль: 35.Ne5! Bd6 (35...Rxf4? 36.Rad1!) 36.Qxa6 Bxe5 37.fxe5 Rfe8 38.Qd6! или 35...b3 36.Qxa6 Qxb2 37.Rab1 Qc3 38.Rbc1 Qe3 39.Qc4! и Rc3.

35...Bd6 36.Rad1 Qb6 37.Ne5 Bxe5. Размен вынужден, ибо грозит 38.Nc4, 38.Nc6 или 38.Qc6.

38.fxe5 Rfe8. Всё было бы хорошо для черных, если бы не незащищенная 8-я горизонталь и не слабость на а6.

39.Rd6 Qe3. Облегчает задачу белых. Лучше было 39...Qb8, но и тогда после 40.Qc6 a5 41.e6 черные должны проиграть.

Упорнее здесь 40...Rxe5 41.Qxa6 Re1! 42.Rd1 (42.Rxe1?? Rxe1+ и Rd1) 42...Rxd1 43.Rxd1, и реализация пешки сопряжена с немалыми трудностями.

40.Qf2 Qxf2 (ввиду угрозы 41.Qf8+ вынужденно) 41.Rxf2 Rxe5 42.Rxa6 Rb8. Черные проигрывают, так как не могут защитить пункт b4 и теряют вторую пешку.

43.Rb6 Ree8 44.Rxb8 Rxb8 45.Rf5! Черные сдались: от угрозы Rb5 нет защиты.

С.В. Партия Верлинский – Романовский, продолжавшаяся в общей сложности 11 часов, проведена белыми очень последовательно. На 37-м ходу Верлинский пожертвовал качество, получив взамен проходную пешку на с6. Возможно, что Романовский мог спасти партию, если бы не ошибочный маневр через 30 ходов, который позволил ладье белых вторгнуться на 7-ю линию. Последовал эффектный конец, быстро приведший к победе белых.

Таким образом, первый круг окончился с результатом: Богатырчук – 3, Верлинский и Рюмин – по 1,5, Романовский – 0.

ВЕРЛИНСКИЙ — РОМАНОВСКИЙ
Комментирует В.Рагозин

Владение единственной открытой линией «d» и два слона обеспечили белым длительную инициативу. Черные лишены возможности хотя бы жертвой пешки открыть линию и тем активизировать свои ладьи. После продолжительных, малоинтересных маневров партия пришла к положению на диаграмме.

73.Rd7. Начало точно рассчитанных осложнений. Белые ходом 74.Qa4 угрожают выиграть пешку а7, поэтому ответ черных вынужден.

Прагматичная машина предлагает 73.Bf6! Rf7 (73...Rec7 74.Rd7+) 74.Bxh5!!, пользуясь тем, что слона нельзя брать из-за мата.

Возникающие после 74...Be6 75.Bc3 геометрические мотивы очень красивы:

1) 75...Rf8 76.g4! Qe7 (76...gxh5 77.g5! Rc7 78.Rxe6 Qxe6 79.Qxh5+) 77.Bxg6+! Kxg6 78.gxf5+ Rxf5 79.Qg4+ Kf7 (или 79...Kh7 80.Rxe6 Qf7 81.Re7!) 80.Qg7+ Ke8 81.Qg6+ Bf7 82.Qxf5 Qxd6 83.Qxc8+;

2) 75...Qe7 76.Be2! Re8 77.h5 g5 78.Rxe6! Qxe6 79.fxg5, и два лишних качества не спасают черных (79...Rfe7 80.Bf6 Rc7 81.Qd4!).

73...Be6. Упорнее 73...Qf7!?, после чего 74.Qa4 ничего не дает: 74...Rxd7 75.cxd7 Rd8 76.Qxa7 Rxd7 77.Qxb6 с ничьей. Правильно 74.Rxe7 Qxe7 75.Bxh5!, и после 75...a6 76.bxa6 Rxc6 надо еще найти победную цепочку ходов (77.Be2! Rc8 78.h5 Rg8 79.Qc2! Be6 80.Qc6 и т.д.).

74.Rb7 Rxb7. Также вынужденно, да и выглядит неплохо, ибо пешка b7 является беззащитной.

Хорошей альтернативой было 74...Qf7!, и хотя белым удается протолкнуть пешку на с7, до победы еще далеко: 75.Qd6! Rce8 76.c7 Rd7 77.Qc6 Rc8 78.Rxa7 Rd2! 79.Ke1 Bd7 80.Qc3! (замысел черных раскрывался в варианте 80.Qxb6? Rxe2+ 81.Kxe2 Qc4+ 82.Kd2 Qd3+ 83.Kc1 Qc4+! с вечным шахом) 80...Rxe2+ 81.Kxe2 Bxb5+, и разноцветные слоны на руку черным.

75.cxb7 Rb8 76.Bxb8 Qxb8.

77.Bc4!! Блестящий, ошеломляющий ход, обнаруживающий всю тонкость начатой белыми на 73-м ходу комбинации. Теперь они получают непростой, но все же выигранный ферзевый эндшпиль.

77...Bxc4 (77...Qxb7 78.Bxe6 Qg7 79.Bxf5!) 78.Qd7+ Bf7. На 78...Kh6 следует 79.Qc8 Qd6 80.Qh8#.

79.Qxf7+ Kh6 80.Qd7. С той же неприятной угрозой 81.Qc8 и b7-b8Q, но у черных еще находится защита.

80...Qh8! Угроза вечного шаха затрудняет задачу белых, но тем самым делает всё окончание очень напряженным и изящным.

81.Qc8! Ничего не давало 81.Qd4 Qg8 82.Qe5 Qd8, вынуждая 83.Qd4, на что опять-таки следует 83...Qg8 и т.д.

Ходом 83.Kg2!! (с идеей 83...Qd2+ 84.Kh3) белые здесь тоже выигрывали! Так что, они упустили более короткий путь к победе? Вовсе нет: после 81...Qb8!? 82.Qd5 Qc7 83.Qc6 Qd8! надо быть компьютером, чтобы отыскать заветную тропинку.

81...Qb2+ 82.Kg1 Qa1+ 83.Kh2 Qb2+ 84.Kh3 Qa1 85.Qc2 Qh1+ 86.Qh2 Qd1 87.Qg2. Белые защитились от вечного шаха и снова угрожают превращением пешки в ферзя.

87...Qd6.

88.Qb2? Непростительная неточность, которая могла стоить белым пол-очка. Очевидно однако, что оба противника были достаточно утомлены продолжительной борьбой

88...Kh7? Ответная любезность, в то время как после простого 88...Qb8 с неизбежным Qxb7 партия кончилась бы вничью. Теперь же положение повторяется, и белые получают возможность нанести решающий удар.

89.Qd4 Qc7 90.Qd5 Qc1 91.Qf7+ Kh6 92.Qa2 Qh1+ 93.Qh2 Qd1 94.Qg2 Qd6 95.Qa2! Черные сдались. На 95...Qc7 следует 96.Qxa7 Qc1 97.Qa2 Qh1+ 98.Qh2 Qd1 99.Qg2 Qd6 100.Qa2 Qc7 101.Qa8!, и теперь уже на 101...Qc1 белые дают мат – 102.Qh8 #.

Высокая художественность окончания не умаляется промахом белых на 88-м ходу.

ЧЕТВЕРТЫЙ ТУР: 19 ФЕВРАЛЯ

С.В. Второй круг уже представлял значительно меньше интереса, так как Богатырчуку достаточно было сделать три ничьи, чтобы обеспечить за собой первое место, чего он без особых усилий и добился.

В.Б. Первый день оказался на редкость мирным. Обе партии, Верлинский – Богатырчук и Рюмин – Романовский, быстро и без борьбы оканчиваются вничью… Всё это происходит к большому разочарованию публики, лишь начинающей собираться к окончанию партий.

ПЯТЫЙ ТУР: 20 ФЕВРАЛЯ

С.В. В пятом туре последнюю попытку остановить победное шествие Богатырчука сделал Романовский. Он черными тонко разыграл дебют (испанская), получил определенное позиционное преимущество, но не нашел путей к его реализации. Богатырчук играл спокойно, избегая всяких осложнений, и на 56-м ходу согласился на ничью.

В.Б. В другой испанской партии слабая безынициативная игра Рюмина позволяет Верлинскому быстро выиграть пешку, а грубый зевок второй пешки лишает черных возможности сопротивляться.

ВЕРЛИНСКИЙ — РЮМИН
Испанская партия C90
Комментарии из журнала «Шахматы в СССР»

1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4.Ba4 Nf6 5.0-0 Be7 6.Re1 b5 7.Bb3 d6 8.c3 0-0 9.d3. Старинное продолжение, которое в те годы любил применять Ильин-Женевский.

9...Na5 10.Bc2 c5 11.Nbd2 Nc6. Теория рекомендует 11...Rb8, чтобы на 12.a4 ответить 12...b4.

А вот Ильин-Женевский играл именно 11...Nc6 – и успешно!

12.Nf1 Re8 13.h3 Qc7. Возможно было 13...d5 14.exd5 Qxd5 15.Bb3 Qd6.

14.Ne3 Bf8 15.a4 Rb8 16.axb5 axb5 17.Bb3 g6 18.Nh2 Bg7 19.Rf1 Be6 20.Nhg4 Nxg4 21.Nxg4.

21...b4. Черные уже испытывают трудности ввиду слабости ряда полей в их позиции. Сомнительно 21...Bxb3 22.Qxb3 b4 23.Nh6+ Kf8 24.Qd5, но возможно было 21...f5 22.Bxe6+ Rxe6 23.Ne3 f4 24.Nd5 Qf7 с контригрой на королевском фланге.

В первом варианте белым надо начать с 23.Qc4, иначе 23...Bxh6! 24.Bxh6 bxc3 25.Qxc3 Nd4 могло их сильно огорчить, а во втором после 25.Ra6! у черных трудности с защитой пешки d6. Оптимальным, видимо, было 21...c4, перекрывая опасную диагональ.

22.Bxe6! Rxe6. Компьютер настаивает на 22...fxe6, беря под контроль поле d5.

23.Ne3 bxc3 24.bxc3 Ne7? Решающая ошибка. Следовало продолжать 24...Ree8, и если 25.Nd5, то 25...Qb7 26.Bd2 Ra8, разменивая ладью и упрощая защиту.

После 27.Rb1! Qa7 28.Rb6 у белых явный перевес (28...Rac8 29.Qa1!; 28...Rec8 или 28...Qd729.Qg4), в то время как сейчас они сохраняют виды на защиту.

25.Qa4 Qb7? Весь этот план черных только ускоряет проигрыш (25...f5!?).

26.Bd2 d5 27.Kh2 dxe4. В надежде использовать линию «d». Но больше сулило 27...d4 : размен на d4 избавлял черных от слабости на с5, а после dxc3 у белых возникала слабость на d3.

28.dxe4 h5 (уж лучше было 28...Bh6) 29.Qc4 Rd6. Перспективней было 29...Rd8! с идеей 30.Ra2 Qc6 31.Rfa1 Nc8 32.f3 Nb6.

30.Ra2 Rbd8 31.Bc1 Qc6 32.Ra7 R6d7 33.Ra5 Nc8. Эту часть партии Рюмин играет очень слабо. Пешку можно было еще держать (но как: 33...Rc8 34.Ba3).

34.Rxc5 Qa8 35.f3 Bf8 36.Rc6 Nd6 37.Qd5.

37...Ne8? Зевок в безнадежном положении.

Черные могли огорошить соперника «чисто рюминским» ходом 37...Nb7!! Неожиданно белому ферзю стало тесно: 38.Qxe5 (38.Rxg6+? Kh7, а 38.Qb5 Nd6 ведет к повторению ходов) 38...Nc5! Соль замысла – теперь тесно ладье: если 39.Rb6, то 39...Rb7!, ловя ферзя на связку (40.Rxb7 Bd6) или на вилку (40.Rf6 Nd7), а после 39.Rf6 Re8! 40.Qg5 Ne6 41.Qb5 Rb7 42.Qc4 Bg7 белые без качества. В обоих случаях черные получали шансы отбиться.

38.Rxg6+ Kh8 39.Qxa8 Rxa8 40.Rc6 Rc7 41.Rxc7 Nxc7 42.Rd1 Ra1 43.Bd2 Ra2 44.Be1. Черные сдались.

ШЕСТОЙ ТУР: 21 ФЕВРАЛЯ

В.Б. Рюмин не оправдывает возлагавшихся на него надежд и, получив белыми в дебюте Колле несколько лучшую партию, не прикладывает усилий к увеличению преимущества, позволяя Богатырчуку выравнять партию и заставить соперника согласиться на ничью, обеспечивая себе 1-е место.

С.В. Последняя партия турнира Романовский – Верлинский лишний раз показала неудовлетворительную форму представителя Ленинграда. Романовский хорошо разыграл дебют, получил блестящее, а после жертвы пешки – выигранное положение. Партию можно было решить несколькими способами; однако Романовский пошел на комбинацию, которая через несколько ходов заставила его сдаться.

РОМАНОВСКИЙ - ВЕРЛИНСКИЙ
Комментирует В.Батуринский

Прекрасно разыграв дебют Рети и получив значительное преимущество, Романовский допускает некоторую поспешность в атаке, влекущую к роковым последствиям.

23...Ng4 24.Qd2! Nxe3 25.g4. Ошибка. Удерживало равновесие 25.Re1 d4 26.Bc1.

25...fxg4 26.Nxg4 Nf5. Ответная любезность. Легко выигрывало 26...Nxg4! 27.Rxg4 Bxf4, например: 28.Bxg7 (совсем плохо 28.Rxf4 Rxf4 29.Qxf4 Rxb2) 28...Bxd2 29.Bxh6+ Bg5 30.Rxg5+ Qxg5 (приходится: 30...Kf7 31.Ne5+ и Rf3#) 31.Bxg5 Rb1+ с лишним качеством.

27.Nxh6+. Вместо этого поспешного хода следовало сыграть 27.Be5! (указано Богатырчуком), и черным трудно защититься от нависшей атаки.

Скорее, Богатырчук мог указать 27.Bxg7!!, так как 27.Be5 ничем не грозит (27...Bxe5 28.fxe5 Kh7). Теперь же черные гибнут: 27...Qxg7 (27...Kxg7 28.Nxh6+!) 28.Nh4! (но не сразу 28.Nxh6+ Nxh6 29.Rxg7+ Kxg7=) 28...Nxh4 29.Nxh6+! Kh8 30.Rxh4 или 28...Rb1 29.Rxb1 Nxh4 30.Rxh4 и т.д.

27...Nxh6 28.Bxg7 Qxg7 29.f5. Упуская шанс на спасение: 29.Rhg3! Qxg3 30.Rxg3+ Kf7 31.Ne5+ Kf6 (31...Ke7 32.Rg7+ Bf7 33.Kg2=, но не 32...Kd8? 33.Qa5) 32.Rg1 с ничьей.

29...Nxf5 (круче 29...Ng4!) 30.Rxg7+ Kxg7 31.Ng5 Rb1+ 32.Kg2 Rf6. Белые «выиграли» ферзя, но позиция далеко уже не в их пользу: следующий ход является ошибкой, но трудно указать удовлетворительное продолжение.

33.Qa5 Ne3+, и белые сдались, так как мат неизбежен.

Москва, 16–22 февраля 1933

Участники 1 2 3 4 1-й круг 2-й круг Итоги
1. Ф.Богатырчук
(Киев)
 

=

=

=

3 1,5 4,5
2. Б.Верлинский
(Москва)

=

 

= 1

1 1

1,5 2,5 4
3. Н.Рюмин
(Москва)

=

= 0

 

=

1,5 1 2,5
4. П.Романовский
(Ленинград)

=

0 0

=

  0 1 1

САМОКРИТИЧНЫЙ ЭПИЛОГ

Как ни странно, но в «Шахматах в СССР» черту под турниром подвел его главный неудачник – Петр Романовский:

«Подводя итоги “турниру четырех”, прежде всего хочется задать естественный вопрос: много ли дали шесть боевых дней показательного материала? Во всяком случае немало, вплоть до самого результата турнира, который тоже, пожалуй, можно рассматривать как своего рода любопытный показатель творческой силы, проявляющейся у одних в виде оригинальных идей и экспериментов, у других – в виде весьма бесцветного передвигания фигур, внешне слабо прикрашенного художественными замыслами.

Таково общее впечатление автора этих строк. Из 12 сыгранных партий, безусловно, следует выделить, как особо напряженные и богатые по своему содержанию, встречи Романовский (0) – Рюмин (1), Романовский (0) – Богатырчук (1), Богатырчук (1) – Рюмин (0), Верлинский (1) – Романовский (0) и Рюмин – Верлинский (0,5). Да и остальные партии, за исключением ничьих в 4-м туре, потребовали огромного напряжения сил противников и вложения большого идейного материала для осуществления выдвинутых перед собою задач. Итак, идейно, надо полагать, турнир себя оправдал.

Подытоживая, обычно принято давать оценку спортивным достижениям. Можно смело утверждать, что Богатырчук и Верлинский заслуженно заняли лучшие места в турнире: первый – своей ровной, крепкой и в целом классной игрой, второй – смелой инициативой, на этот раз украшенной рядом эффектных комбинаций. Хорошо, но не вполне солидно и ровно играл Рюмин. Единственная его победа принадлежит к лучшим партиям турнира. Она – образцова. “Относительную” неудачу Романовского, пожалуй, следует объяснить большой неуравновешенностью, проявленной им в своей игре, временами из шаблонной переходившей просто в слабую.

Условия турнира были прекрасны. Мелкие неполадки первого дня в течение всего состязания не повторялись. Зрителей было много, а в целом интересный замысел шахматного руководства ВЦСПС следует признать удачно осуществившимся».

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум