четверг, 14.12.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07
 АНДЕГРАУНД 
   И.Одесский: «...новые приключения неуловимых»
   И.Одесский: «Гамбит Литуса»

 ДИАЛОГИ 
   Г.Сосонко: «Амстердам»
   Г.Сосонко: «Вариант Морфея»
   Г.Сосонко: «Пророк из Муггенштурма»
   Г.Сосонко: «О славе»

 СМЕНА ШАХМАТНЫХ ЭПОХ 
   Алекс. Никитин «Решающая дуэль глазами секунданта»
   Сергей Шипов «Огонь и Лед. Решающая битва»
 ВСЕ ЧЕМПИОНАТЫ СССР 
   9-й чемпионат: «Старый конь борозды не портит» (1934-35)
   8-й чемпионат: «Зеркало для наркома» (1933)
   7-й чемпионат: «Блеск и нищета массовки» (1931)
   6-й чемпионат: «Одесская рулетка» (1929)
   5-й чемпионат: «Птенцы Крыленко – на крыло» (1927)
   4-й чемпионат: «Диагноз: шахматная горячка» (1925)
   3-й турнир-чемпионат: «Кто не с нами, тот против нас» (1924)
   Турнир-чемпионат: «Червонцы диктатуры пролетариата» (1923)
   1-я всероссийская Олимпиада: «Пир во время чумы» (1920)

 ЛЕГЕНДЫ 
   Вильгельм СТЕЙНИЦ
   Эмануил ЛАСКЕР
   Хосе Рауль КАПАБЛАНКА
   Александр АЛЕХИН
   Макс ЭЙВЕ
   Михаил БОТВИННИК
   Василий СМЫСЛОВ
   Ефим ГЕЛЛЕР
   Михаил ТАЛЬ
   Тигран ПЕТРОСЯН
   Борис СПАССКИЙ
   Роберт Джеймс ФИШЕР
   Анатолий КАРПОВ
   Гарри КАСПАРОВ
   Вишванатан АНАНД

 РЕЙТИНГИ 
   Top-100 ФИДЕ на 1/07/2006:
«Адамс снова в десятке»

   Top-100 ФИДЕ на 1/04/2006:
«Топ-лист возглавил Топалов»

   Top-100 ФИДЕ на 1/01/2006:
«Последний рейтинг Каспарова»

   Россия 2500+ на 1/10/2005:
«В ожидании выздоровления»

   Top-100 ФИДЕ на 1/10/2005:
«По чем нынче Эло-уголёк?»

   Экс-СССР 2500+ на 1/07/2005:
«В поисках сладкой жизни»

   СНГ 2500+ на 1/07/2005:
«Берегись, Запад!»

   Россия 2500+ на 1/07/2005:
«В ожидании новой волны...»

   Top-100 ФИДЕ на 1/07/2005:
«Что гласит закон джунглей?»

   Россия 2500+ на 1/04/2005:
«В ожидании новой волны...»

   Top-100 ФИДЕ на 1/04/2005:
«Кому желать здравствовать?»

   Экс-СССР 2500+ на 1/01/2005:
«Cвоим становится не каждый...»

   СНГ 2500+ на 1/01/2005:
«Под знаком жовто-блакитных!»

   Россия 2500+ на 1/01/2005:
«Броуновское движение в...»

   Top-100 ФИДЕ на 1/01/2005:
«"Топ-лист" рекордсменов»

   Top-100 ФИДЕ на 1/10/2004:
«Атака Морозевича–Топалова»

   Top-100 на 1/07/2004: «Этьен Бакро–клубный король Европы»

 ГДЕ ПОИГРАТЬ В СЕТИ? 
   Игровые шахматые серверы

 О КОМПАХ: HARD & SOFT 
   Шахпрограммы для Pocket PC

Rambler's Top100
Сергей ВОРОНКОВ,
журналист, историк

Червонцы от диктатуры пролетариата


Всероссийский турнир-чемпионат – 1923 год

  Покидая Россию в апреле 1921 года, Алехин слабо верил в шахматное будущее страны при большевиках. А может, и вовсе не верил. Слишком безотрадная была картина. «По последним сведениям, которые дошли до нас, – пишет он в уже знакомой нам книге «Шахматная жизнь в Советской России», – шахматисты Петрограда, Казани и Харькова начали организовываться, но и там, как и повсюду, всё зависит от личного влияния какого-нибудь представителя власти, точно так же, как в Москве шахматы пережили короткий период расцвета только благодаря Ильину-Женевскому. Кажется невероятным, что на таком несолидном фундаменте можно построить что-нибудь значительное». Книгу «шахматного экс-диктатора Московии» предваряли слова Савелия Тартаковера, в которых сквозила откровенная насмешка над потугами внедрять шахматы в народ, как когда-то картошку: «Подобно диким животным в саге об Арионе, большевистские властители провозгласили о приходе шахматного чуда».

  Да помилуйте, господа, какие шахматы! Еще зимой 1919 года все деревянные дома в Петрограде разобрали на дрова, хлеб по карточкам, «контру» и спекулянтов стреляют на месте, по деревням в поисках пропитания для умирающих городов рыщут продотряды… «История не знала еще такой грандиозной катастрофы. Если этот процесс продлится еще год, крушение станет окончательным. Россия превратится в страну крестьян; города опустеют и обратятся в развалины, железные дороги зарастут травой». Это – Герберт Уэллс, «Россия во мгле». Время? Октябрь 1920 года. Когда великий фантаст приехал в Кремль на встречу с Лениным, Всероссийская олимпиада была в самом разгаре…
  Почему же апокалипсис не случился? Откуда вдруг в магазинах появились продукты, а в домах свет и тепло? Почему заработали типографии и заходили поезда? Один за другим стали открываться рестораны и синематографы? С чего бы это на смену почившему в бозе хилому «Листку Петрогубкоммуны» в Москве и Петрограде практически одновременно начинают выходить два шахматных журнала? А через год возрождается Всероссийский шахматный союз и проводится новый общероссийский турнир?
  От окончательного погружения в бездну «военного коммунизма» страну спасли моряки Кронштадта и тамбовские крестьяне. Мощные народные восстания отрезвили даже самых упертых строителей светлого будущего. Ради спасения власти «кремлевский мечтатель» вынужден был пойти на попятную…

ДАЁШЬ НОВЫЙ СОЮЗ!


  Богатырчук: «В марте 1921 года советские граждане были поражены, как громом среди ясного неба, так называемой Новой экономической политикой, возвещенной Лениным на Х съезде ВКП(б). Мы не могли поверить своим глазам. Ведь, по сути говоря, нэп был неприкрытым возвратом к тому самому капитализму, против которого была направлена большевистская «социальная» революция. Была вновь узаконена свободная торговля и выпущена твердая валюта – червонец, равный десяти золотым рублям и обеспеченный золотым запасом Государственного банка. (О покупательной стоимости червонца можно судить по цене одного номера журнала «Шахматы» в 1922 году: октябрьский номер стоил 2,5 миллиона рублей, а ноябрьский – 40 копеек золотом!)
  Мы на Украине знали, как быстро возрождается страна после возвращения к капитализму, то же мы имели возможность наблюдать и в России. Нэп возродил к жизни один из могучих стимулов капитализма – частную инициативу. Магазины и предприятия вырастали, как грибы после дождя. Русские люди в то время еще не разучились верить словам и приняли за чистую монету уверения Ленина на том же съезде, что нэп вводится «всерьез и надолго». Вместо многочисленных задач, стоявших перед рабочим и служащим, осталась теперь только одна: как достать червонцы, на которые можно было купить всё. Чтобы удерживать валюту на высоком уровне, советские власти были вынуждены до крайности ограничить выпуск новых денег и поэтому платили хорошо только своим сановникам, рядовой же рабочий и служащий должен был искать на стороне подработки, чтобы свести концы с концами…
  В то время как все мы наслаждались передышкой, предоставленной нэпом, большевики использовали его для укрепления своей полицейской власти над гражданами страны. На поверхности ничего особенного не было видно. ЧК была переименована в ГПУ, и последнее пока еще не показывало, как цепко оно держит в своих лапах всех нас» (из книги «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту», Сан-Франциско, 1978).

  Из прессы: «За последние восемь лет шахматное искусство в России подверглось большому упадку (с 1914 г. не издана ни одна шахм. книга, потребность же в пособиях, особенно для начинающих, велика), что прежде всего объясняется условиями и последствиями империал. и гражд. войн; с другой стороны, русские шахматисты до сих пор не смогли найти госуд. организацию, которая заботилась бы о них. В 1920 г. за это дело взялся Всевобуч. Несмотря на организацию Всер. шахм. олимпиады, вызвавшей большой подъем интереса к шахматам во всей России, Всевобучу не удалось выполнить возлож. на него задачи; хотя им и организованы были по всей России едва ли не 40 кружков, но за отсутствием средств все они или отошли от него, или распались. Сейчас почти в каждом городе России существует, и сравнит. успешно, по 1–2 кружка, но все они организуются где как могут, сообразно местным условиям, обыкн. при партийных или професс. организациях.

 
  Богатырчук: «С победой Советской власти в Киеве оживилась и шахматная жизнь. Шахматисты начали собираться, устраивать турниры, матчи и пр. В 1920 году Всевобуч предложил мне заняться организацией шахматистов. Мне был выдан ордер, и я отправился подыскивать подходящее помещение для базы… За 4–5 месяцев работы базы было сыграно немало турниров и матчей, хотя все они проходили зимой, в совершенно нетопленном помещении и при коптилках. Никому и в голову не приходило даже мечтать об освобождении от работы на время турниров. Однако база просуществовала недолго – Всевобуч был ликвидирован, и шахматы опять остались без «пристанища».
  В 23-м году группа шахматистов решила все же организоваться. Мы взялись за дело, и нам было разрешено открыть клуб, который просуществовал около года…» («64» № 1, 1935).

  Только теперь, когда РСФСР твердо вступила на путь мирного хозяйств. и культ. строительства, сам собою настоятельно выдвигается вопрос о возрожд. и организации шахматной жизни» («Шахматный листок» в «Красной газете» № 1–2, декабрь 1922).

  С.Вайнштейн: «Развитие шахматной жизни в России поставило в порядок дня вопрос о создании единой авторитетной организации, которая возглавляла бы эту жизнь и руководила бы ею. Такой организацией должен быть Всероссийский шахматный союз, насчитывавший свыше 800 членов и прекративший свое существование в тяжелые годы войны. И Петрограду, как одному из главных центров, нужно теперь же проявить свою инициативу. К этому обязывают и традиции, за это говорит и семилетняя (1907–1914) работа по созданию старого союза…
  Наиболее важною целью молодого союза нужно признать устройство Всероссийского турнира, который должен быть организован силами и средствами всей России. Тогда это будет не случайность, а действительный съезд русских шахматистов, который сможет периодически повторяться. Кроме этой «парадной» работы союз ожидает нелегкая повседневность. Ему нужно открыть отделения во всех городах, где есть кружки, организовывать областные объединения и поднимать интерес к шахматам путем устройства сеансов, докладов, связанных с гастрольными поездками наших мастеров. Необходимо поднять интерес к задачному и этюдному искусству, которое сейчас находится в сильном упадке. Пора подумать и о развитии игры по переписке, столь популярной ранее в России. Наконец, за годы застоя возможно появление новых дарований, длительно выжидающих свой «час», – и ясно, что союз их должен выявить…
  Кроме внутренней работы союзу придется немало потрудиться и на внешнем фронте. Необходимо сразу возобновить международные сношения, для чего лучше всего было объявить от имени союза международный конкурс составления задач и этюдов и одновременно начать хлопоты о посылке на заграничные турниры наших мастеров. Не исключена возможность и приглашения иностранных мастеров в Россию, а как идеал надо мыслить международный турнир» («Шахматный листок» № 8, сентябрь 1922).

  Как ни удивительно, но всё намеченное «на внешнем фронте» было выполнено! Конкурс объявили, мастеров стали посылать за границу, в январе 1924 года в СССР приехал Ласкер, а уже в конце 1925-го в Москве прошел международный турнир с участием мировых знаменитостей.

  Греков: «Теперь, когда интерес к шахматам у нас начал стихийно пробуждаться и во всех уголках России вновь заметно биение пульса шахматной жизни, когда шахматное искусство опять завоевывает подобающее ему почетное место в общественной жизни, – с исторической неизбежностью встал вопрос о восстановлении Всероссийского шахматного союза. Призыв и теперь раздался из Петрограда. В конце прошлого года возникло «Бюро по орг. Всерос. шахм. союза» под председательством неутомимого С.О.Вайнштейна, которое развило энергичную деятельность и в течение нескольких месяцев в качестве членов объединило до 700 шахматистов.
  Деятельность «Бюро» протекала настолько продуктивно, что теперь уже оказался своевременным 1-й съезд Всерос. шахм. союза» («Шахматы» № 5, 1923).

ГДЕ БЫТЬ «ШАХМАТНОЙ СТОЛИЦЕ»?


  Голубев (тот самый Ваня Голубев, что на Олимпиаде 1920 года добывал у мешочников «харч» в обмен на папиросы): «В памятный день 7 июля 1923 года при представительстве от 27 городов и при большом стечении народа в стенах Петроградского шахматного собрания был открыт Первый съезд Шахматного союза СССР.

  Принципиальный момент! Так же – «турнир-чемпионат СССР» – в петроградском «Шахматном листке» называли и турнир. А вот московские «Шахматы» (редактор-издатель Николай Греков) новый союз и турнир именовали Всероссийскими, а съезд – конгрессом, игнорируя указания Петра Романовского «об идеологическом фундаменте, который необходимо более твердо заложить под шахматное искусство». Надо ли удивляться, что один журнал с годами плавно перетек в «Шахматы в СССР», а другой в конце 20-х был закрыт…

  Приветствуя дорогих гостей, председатель правления Шахматного собрания проф. Б.М.Коялович указал на то неизмеримо важное значение, которое будет иметь этот съезд как в деле объединения шахматистов, так и для развития шахматного искусства. Далее И.П.Голубев приветствовал съезд от «Шахматного листка» и, кратко очертив работу «Ш.Л.» по пропаганде идей союза и по созыву съезда, выразил надежду на скорое «открытие ворот» в Европу нашим лучшим представителям (знал бы он, как быстро эти «ворота» прикроют для всех, кроме Ботвинника, и что к середине 30-х даже публикация задач в «буржуазных» журналах окажется под запретом!). Затем председатель Московского шахматного кружка Целиков и представитель Иваново-Вознесенска Крылов констатировали отрадное явление внедрения шахмат в толщу народную и массу военную, что делает шахматы не только забавою (порою) имущих, но и служит источником развития ума и расширения кругозора у рабочего и крестьянина…

 
  Образец наглядной агитации № 1. Вот как внедрялись шахматы «в толщу народную и массу военную» двумя участниками Всероссийского турнира 1923 года:
  «11 сентября на стадионе иностранного отдела Сельско-хоз. выставки состоялась игра «живыми фигурами». За последнее время в России это – насколько нам известно – четвертая попытка популяризации шахмат таким образом. Первый опыт был сделан еще в 1921 году в Смоленске, весною его повторила Керчь и еще 19 августа в Омске была разыграна «бессмертная партия» Андерсен – Кизерицкий, причем одновременно партия являлась инсценировкой борьбы труда (белые: «красные») с капиталом (черные: «белые»). В случаях, где одна фигура бьет другую, между ними происходил штыковой или сабельный бой и пораженная фигура падала на землю. В момент, когда король черных (капитал в цилиндре) получил мат, все фигуры черных упали на своих местах, а белые (красные) с криком «ура» бросились к убитому королю и изобразили живую картину. Труд (король-рабочий) с победоносно поднятым молотом стоит ногою на поверженном капитале, а кругом фигуры белых: красноармейцы (пешки), красные командиры (слоны), работница (королева).
  В Москве Ненароков и Григорьев действительно играли и партия (сицилианская) продолжалась 1 ч. 10 минут. Оба войска были костюмированы по двум различным эпохам и в качестве фигур выступали не только лошади (кони), но и верблюды (ладьи). Ходы передавались в рупор, а «разводящие» указывали путь следования каждой фигуры» («Шахматный листок» № 31–32, август 1923).

  Образец наглядной агитации № 2, экспортный. «Петроград. Государственный Фарфоровый завод выпустил в продажу фарфоровые шахматы, изображающие борьбу пролетариата против царизма (например, пешки – рабочие в цепях и т.д.). В конце апреля цена этих художественной работы шахмат была 3000 руб.» («Шахматный листок» № 15–16, апрель 1923).



  Автор этого комплекта – скульптор Наталья Данько. В «революционной» красной гамме представлен светлый мир труда: рабочий с молотом – король, поселянка с букетом полевых цветов – ферзь, красноармейцы в будёновках – слоны, торсы коней украшены огромными звездами, на ладьях тоже плывут звезды с гербами РСФСР, а пешки – крестьянки со снопами пшеницы и серпами. Им противостоит загнивающий мир капитала: короля изображает смерть в царских доспехах и костью в виде скипетра, полуобнаженная девица с мешком золота – ферзь, слоны – красавцы-офицеры, морды коней прикрыты черными масками, на ладьях паруса в виде рыцарских щитов с гербами, ну а пешки – пролетарии в цепях (сохранились даже комплекты с пешками-неграми!). В первых вариантах штаны и кепка короля-молотобойца были клетчатыми, а рубаху покрывали изображения шахматных фигур…
  Наглядная агитация налицо, но купить эти шахматы могли разве что богатые иностранцы. Для сравнения: победитель Всероссийского турнира-1923 получил 4 червонца, то есть 3200 рублей – хватило бы как раз на один комплект!

  Этот съезд является тем фундаментом, на котором строится Союз и от работы которого зависит его устойчивость и круг его деятельности. Если Союз будет существовать как самостоятельная организация, то не будет твердой уверенности в его будущем, так как его деятельность будет зависеть от энтузиазма руководителей Союза. Дабы избежать этого ненормального положения, нужно стремиться к внедрению шахмат в государственное строительство (выделено мною. – С.В.). 1920 год, когда Всевобуч не только организовал по всей России шахматные кружки, но и устроил Всероссийские турниры – в самое голодное время, – есть приблизительно тот идеал, к которому нужно стремиться. Поэтому мы приветствуем переговоры москвичей с культотделом ВЦСПС об образовании повсеместно шахматных секций, но мы будем внедряться в профсоюзы только в том случае, если наши минимальные требования смогут быть удовлетворены. Пока же на 1-м съезде мы должны подготовить почву для 2-го съезда и стремиться к завоеванию шахматами всех прав гражданства. В настоящее время Союз насчитывает 32 отделения с 1159 членами. Поголовное вступление широких масс шахматистов даст Союзу идейную опору и материальную крепость, что покажет его культурную необходимость и скорее приблизит его к покровительству государства…
  По окончании обсуждения устава Союза были произведены выборы нового правления. Оно сконструировалось из: С.О.Вайнштейна (председатель), П.А.Романовского (1-й секретарь), И.П.Голубева (казначей) от Петрограда; Н.Д.Григорьева (тов. предс.), Панченко и Гейлера (секретари) от Москвы; А.А.Алехина от Харькова, Шукевича-Третьякова от Минска, Дьяконова от Саратова. Тут же съезд постановил шахматной «столицей» считать Петроград, до нового съезда.

 
  Греков: «Горячие прения вызвал вопрос, где быть «шахматной столице»: в Москве или Петрограде? Постановлено было оставить Петроград административным центром Союза, отложив окончательное разрешение вопроса до 2-го конгресса, намеченного летом будущего года в Москве» («Шахматы» № 7–8, август 1923).

  В заключение нельзя не упомянуть о красивой идее Н.П.Целикова посетить могилу М.И.Чигорина и там, на Волковом кладбище, пропеть вечную память тому, кто первый бросил мысль о единении и чей завет мы посильно выполняем» («Шахматный листок» № 25–26, июль 1923).

 
ИЗ ПРОГРАММЫ СЪЕЗДА:
А. Турнир-чемпионат.
  1. В турнир допускаются маэстро и первоклассные русские шахматисты, формально не имеющие этого звания. Взявший первый приз получает звание чемпиона РСФСР (до следующего съезда) и командировку на международный турнир в течение года при поддержке Союза…
  2. Число участников 12. Призы 4, 3, 2, 1 червонец. Проезд на средства местных организаций. В возмещение расходов по пребыванию в Петрограде каждый из иногородних участников получает сумму, равную 1,5 червонцам. Приезжие могут быть бесплатно устроены на квартирах петроградских шахматистов…
  3. Играют 7 часов в день с 6–10 вечера и с 11–2 часов ночи. После пятого и десятого туров неоконченные партии доигрываются. Время обдумывания 30 ходов в 2 часа и 15 ходов в каждый следующий час.
  4. При участии не менее 6 маэстро призеры из не маэстро получают звание маэстро РСФСР…
Б. Турнир сильнейших любителей.
  1. Допускаются сильнейшие местные любители, преимущественно чемпионы провинциальных городов и призеры турниров крупных центров. Предпочтение отдается игрокам, кандидатура которых поддерживается организациями…
  4. Взявший первый приз в турнире любителей получает звание маэстро РСФСР, которое он должен защитить в одном из ближайших чемпионат-турниров…

  Из прессы: «В чемпионат-турнир приглашены: от Петрограда Г.Я.Левенфиш, И.Л.Рабинович и П.А.Романовский, от Москвы Н.Д.Григорьев, Ф.И.Дуз-Хотимирский, Н.М.Зубарев, А.Ф.Ильин-Женевский (к началу турнира он уже переехал в Петроград) и В.И.Ненароков; из прочих городов: Арв.Куббель (Ямбург), Ф.П.Богатырчук (Киев), К.А.Выгодчиков (Смоленск; как победитель турнира любителей Олимпиады 1920 года), С.М.Левитский (Нижне-Туринский завод Екатеринб. губ.), А.А.Смородский (Тифлис), С.Н.Фрейман (Ташкент). Первым кандидатом зачислен С.К.Розенталь (Минск), вторым Я.С.Вильнер (Одесса).
  В турнир любителей поступило свыше 50 заявлений…»



Петроград, 1923. Участники Всероссийского турнира-чемпионата (выделены шрифтом) и турнира сильнейших любителей. Сидят (слева направо): К.Выгодчиков (Смоленск), В.Ненароков, Н.Зубарев (оба – Москва), Ф.Богатырчук (Киев), А.Ильин-Женевский, П.Романовский (оба – Петроград), Я.Вильнер (Одесса), Г.Левенфиш, И.Рабинович, С.Вайнштейн (все – Петроград). Стоят в 1-м ряду: И.Лебедев (Кострома), Н.Крылов (Иваново-Вознесенск), Н.Григорьев (Москва), Н.Шестериков (Саратов), Б.Верлинский (Москва), А.Куббель (Ямбург), Н.Сорокин (Киев), Л.Травин (Слуцк), А.Иглицкий (Одесса), Г.Бурмистров (Краснодар). Стоят во 2-м ряду: Г.Ластовец (Полтава), Ф.Дуз-Хотимирский (Москва), П.Комаров (Ново-Николаевск), А.Сергеев (Серпухов), В.Созин (Новгород), Х.Лернер (Одесса), Н.Кутузов (Архангельск), М.Сегаль (Казань).

  Богатырчук: «В 1923 году я получил приглашение принять участие во Втором Всесоюзном шахматном чемпионате в Петрограде. Помимо спортивного интереса я хотел посмотреть на бывшую столицу и поэтому приглашение принял.
  Каким убогим показался мне город «великого» Ленина по сравнению с виденным мною десять лет назад градом Великого Петра! Прошло уже два года после введения нэпа, и можно только вообразить, что же было до этого. Блестящий, увековеченный еще Гоголем Невский проспект, с его сияющими огнями витринами магазинов, превратился в улицу, отличающуюся только своей шириной от главных улиц провинциальных центров. Куда девался по-европейски одетый петербуржец, с его говором, безукоризненным по грамматике и синтаксису? Вместо него появился бедно и небрежно одетый индивидуум, говорящий как попало и вечно куда-то торопящийся. В особенности поражали своим убожеством платья женщин, носимые только для того, чтобы прикрыть свою наготу. Много раз меня обуревало желание выйти на середину улицы и возопить истошным голосом: «За что боролись, товарищи?! Неужели за эту нищету?» Театры в то время только начинали становиться на ноги, и в выборе их репертуара явно принимал участие цензор. Лучше обстояло дело с музеями, хотя и здесь гиды были инструктированы подчеркивать всюду где только можно ужасы капитализма и прелести жизни в пролетарском государстве. Но здесь большевики хотя бы не могли пририсовать красный галстук к какому-нибудь персонажу Рембрандта» (из книги «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту», Сан-Франциско, 1978).

МОСКОВСКИЙ ЛЕВ И ЧЕРНОЗЕМНЫЙ ДАР


  Греков: «Одновременно с конгрессом происходили Всероссийский турнир-чемпионат и турнир сильнейших любителей. К участию в чемпионате удалось привлечь почти всех лучших шахматистов России; некоторые, к сожалению, отсутствовали, например, Блюменфельд, А.Рабинович, Фрейман и Смородский. Левитский, приехавший для участия в турнире в Петроград, дорогой серьезно заболел и играть не мог.

 
  «Маэстро С.М.Левитский прибыл на турнир совершенно больным. Страдая уже около двух лет желудочной болезнью (рак желудка), он еще в Екатеринбурге (где давал сеанс, не смотря на доску, из 6 партий) почувствовал себя плохо и по приезде в Петроград немедленно был отправлен в Мариинскую больницу, где и оставался до 28 июля… Подписной лист собрал в день Общего собрания 1148 руб., которые и были ему переданы. 25 июля Ф.И.Дуз-Хотимирский играл одновременно 24 партии, сбор от которого поступил также в пользу больного маэстро» («Шахматный листок» № 25–26, июль 1923).
  Даже лежа на больничной койке, Степан Михайлович интересовался ходом турнира и сыграл несколько легких партий. Затем «ввиду улучшения в состоянии здоровья по совету врачей уехал к себе на Урал» («Известия» от 12 августа). К сожалению, улучшение оказалось кратковременным, и 3 апреля 1924 года он скончался…

  В спортивном отношении главный интерес был сосредоточен, конечно, на вопросе, кто завоюет 1-й приз. В «шахматных сферах» Москвы и Петрограда еще до начала турнира сложилось мнение, что главными кандидатами на него являются петроградские маэстро Г.Я.Левенфиш и И.Л.Рабинович и московский маэстро В.И.Ненароков. До известной степени на турнир смотрели даже, как на единоборство между названными матадорами, – единоборство тем более интересное, что раньше Ненароков никогда не встречался со своими петроградскими соперниками. Однако, как очень часто бывает, турнир принес массу неожиданностей и предсказания «пророков» оказались ошибочными…
  Малозамеченной прошла победа в первом туре Левенфиша над Романовским – никто не предполагал, что это будет единственное поражение будущего чемпиона России. С нетерпением ожидали встреч «фаворитов». В 4-м и 7-м турах состоялись эти партии – и в результате глубокой позиционной игры Ненароков одержал блестящие победы над обоими своими соперниками. Казалось, Ненарокову, сыгравшему уже самые трудные партии и не получившему ни одного нуля, уже почти обеспечен 1-й приз, – но вышло не так: решающую роль сыграли обстоятельства, ничего общего с шахматами не имеющие.

 
  Голубев: «Насколько в первой части турнира был силен московский лев (Ненароков), настолько он сдал во второй. Та форма малярии, которой страдал В.Н., безусловно, сыграла злую шутку, и мы прямо удивляемся той феноменальной выдержке, которую проявил симпатичный В.Н., доведя турнир до конца. Эта выдержка помогала в состоянии болезни играть партии в сотню ходов, она же заставляла быть хладнокровным даже при незаслуженных проигрышах. Такое удивительное владение нервами необходимо рекомендовать большинству из нас» («Шахматный листок» № 27–28, июль 1923).

  Между тем после поражения в первом туре П.А.Романовский выигрывает партию за партией и – занимает первое место!» («Шахматы» № 7–8, август 1923).


Петр Романовский

Григорий Левенфиш

Федор Богатырчук

Федор Дуз-Хотимирский

  Романовский: «В 1923 году Всероссийским шахматным союзом было решено провести в Петрограде очередной чемпионат страны. Я начал серьезно готовиться к нему: всю первую половину года участвовал в турнирах (1-й категории), играл тренировочные партии, матчи и т.д. Это не замедлило дать свои положительные результаты…
  Большая практика хорошо мобилизовала мои силы, и хотя в дебютно-теоретическом отношении я уступал большинству противников, чувствовал себя подготовленным к турниру неплохо. Серьезное внимание во время турнира я уделил также режиму, который был строг и однообразен. От моей квартиры до места, где происходил турнир, расстояние составляло около четырех с половиной километров. Туры начинались в 6 часов вечера, и я совершал путешествие на турнир пешком, выходя из дома за час с четвертью до начала игры (так вот, оказывается, с кого брал пример Ботвинник!). Утром вставал регулярно в 10 часов. В дни туров, дома, абсолютно не притрагивался к шахматам, никакой индивидуальной подготовки к предстоящей партии не проводил, выбор дебюта, если играл белыми, делал уже за доской.
  Физически чувствовал я себя хорошо, играл без большого напряжения и по окончании соревнования особой утомленности не ощущал, несмотря на жесткость регламента: играли по 7 часов в день, за весь турнир был лишь один общий выходной день и два дня для доигрывания» (из книги «Избранные партии», Москва, 1954).

  Греков: «Победа Романовского хотя для многих и явилась неожиданностью, однако ни в коем случае не может быть сочтена незаслуженной. Высокие качества своей игры он выказывал не раз и раньше, например, на Всеросс. олимпиаде 1920 г., где взял 2-й приз, оставшись только позади Алехина.

 
  Голубев: «Наш чемпион П.А.Романовский показал великолепную выдержку и особый турнирный навык, что при его немалых комбинационных способностях в связи с хорошим знанием концов дало ему вполне заслуженную победу. Эти турнирные качества П.А. тем ценнее для нас, что они наиболее всего будут пригодны для заграничной поездки. Вторым был Г.Я.Левенфиш, чемпион Петрограда 1922 г., игрок с оригинальным, своеобразным стилем, близким по духу к новейшему, каковой, к сожалению, в силу каких-то причин не особенно рельефно был проявлен в этом турнире. Пара слабых партий с налетом усталости отодвинули Г.Я. на второе место, которое он с честью занял, обогнав своих конкурентов на 1,5 (!) очка».
  Левенфиш: «В обзоре турнира «Шахматный листок» отметил, что пару партий я провел «с налетом усталости». Все же отдельные партии я играл неплохо. Особенно это относится к партии с Романовским» (из книги «Избранные партии и воспоминания», Москва, 1967).

  Неожиданно плохо играл в течение всего турнира И.Л.Рабинович, который по силе своей игры, несомненно, должен был занять одно из первых мест. Чемпион Москвы Н.Д.Григорьев очень неудачно начал турнир и потом уже не мог добиться хорошего результата; впрочем, неровность игры Григорьев обнаруживал и раньше, а потому можно ожидать, что в следующих серьезных соревнованиях он займет более высокое место. Большего можно было ожидать и от Н.М.Зубарева. Маэстро Ф.И.Дуз-Хотимирский, игравший в течение последних лет на московских состязаниях довольно неудачно, провел турнир лучше, чем можно было предполагать. А.И.Куббель, как и в Олимпиаде 1920 г., проявил солидную силу игры и доказал, что в турнирной партии он является опасным противником для всякого.
  Совершенно особого внимания заслуживает выступление молодого киевлянина Федора Парфеньевича Богатырчука. До сих пор мало известный шахматному миру, так как вследствие жизни в провинции он крайне редко выступал в ответственных состязаниях, Ф.П. в этом турнире с честью завоевал высокое звание маэстро и, что еще важнее, дал целый ряд прекрасных партий. Несмотря на полное почти отсутствие тренировки, он успешно боролся с опытнейшими, искушенными в серьезной турнирной борьбе противниками, так как в его распоряжении было оружие более могущественное, чем опыт и техника, – шахматный талант.

 
  Голубев: «Богатырчук – это могучий малороссийский черноземный дар, способный в атаке задавить своего партнера, но которому еще не хватает школы для концов и терпения при защите. Годы опыта вместе с горячей любовью к шахматам должны при таких природных данных создать ему мировое имя. Он один получил звание маэстро – он один его и заслуживал».
  Богатырчук: «На этом турнире уже полностью созрел тот мой атакующий стиль, который зародился в 1910 году. Я получил звание мастера и понравился многим своей предприимчивой игрой. Шахматный рецензент И.Голубев написал про меня, что я «могучий малороссийский черноземный дар». Умри, Денис, лучше не скажешь!»

  В происходившем одновременно турнире сильнейших любителей участвовало 36 человек, разбитых на три группы…» («Шахматы» № 7–8, август 1923).

  Голубев: «Перейдя к победителям, сразу же можно констатировать «грубый просчет» у всех любителей заранее распределять места. Насколько неожиданно в 1910 году на южно-русском турнире Верлинский оказался впереди всех, настолько же неожиданно он здесь был вторым. Его счастливый победитель маэстро Сергеев производит по стилю вполне благоприятное впечатление. Если и не хватает у него блеска в атаке, то зато вполне достаточно понимания в позиции, а это уже показывает силу игры…» («Шахматный листок» № 27–28, июль 1923).

 
РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПРИЗОВ
  Перед самым началом съезда поступил ряд специальных призов и пожертвований, наиболее крупные из которых следующие:
  1. от ЦИК СССР – 20 000 рублей (25 червонцев).
  2. 30 шахматных книг от известного германского мецената и книгоиздателя Бернгарда Кагана из Берлина (именно он издал книгу Алехина «Шахматная жизнь в Советской России).
  3. От Л.К.Вемана (Ново-Николаевск) – 2 билета золотого займа.
  Благодаря этому была возможность увеличить призы и выдать их в следующем размере (в чемпионат-турнире):
  Первый: звание чемпиона СССР, 4 червонца и серебряные часы – П.А.Романовский.
  Второй: 3 червонца – Г.Я.Левенфиш.
  Третий, четвертый, пятый: 2000, 1500 и 1000 рублей разделили Ф.П.Богатырчук, Ф.И.Дуз-Хотимирский и В.И.Ненароков

Две такие бумажки и предстояло по-братски разделить первым четырем призерам Всероссийского турнира: 4 + 3 + 2 + 1 = как раз 10 червонцев!

  Из прессы: «За время турниров был сделан ряд интересных снимков фотографами периодической печати, снимки помещены в «Правде», «Красной панораме», «Огоньке». Их можно получить через редакцию «Ш.Л.» по цене 60 коп. – 1 руб. золотом (без пересылки). Отчеты о турнирах помещались во всех петроградских газетах.
  24 июля состоялись торжественная раздача призов и закрытие съезда, после чего на частной квартире (в этот день все рестораны были закрыты) была организована прощальная вечеринка, затянувшаяся до утра.
  Вопрос об издании сборника партий съезда решен в положительном смысле: о характере сборника и условиях предварительной подписки будет объявлено особо» («Шахматный листок» № 25–26, июль 1923).

КРАСОТА – СТРАШНАЯ СИЛА


  Хотя вопрос о турнирном сборнике и был решен «в положительном смысле», он так и не вышел, и партий этого чемпионата сохранилось даже меньше, чем Всероссийской олимпиады, – всего 30. К счастью, лучшие из них с комментариями победителей были напечатаны в журналах.
  Начнем с трех партий-лауреатов, признанных красивейшими в турнире.

Первый приз за красоту:
2 билета золотого займа и шахматная книга

Защита Алехина B02
Петр РОМАНОВСКИЙ – Яков ВИЛЬНЕР
Комментирует П.РОМАНОВСКИЙ

  1.e4 Nf6 2.d3. Играя таким образом, нельзя рассчитывать на получение дебютных выгод. Однако я знал, что ход 2.е5 ведет к острым и в какой-то мере исследованным моим противником вариантам, и предпочел поэтому от него воздержаться. К этому надо добавить, что в данной партии мне впервые пришлось столкнуться с блестящим дебютным откровением Алехина.
  2…d5 (2…e5 3.f4 Nc6! 4.Nf3 d5! Мароци – Алехин, Нью-Йорк 1924) 3.e5 Nfd7 4.f4 e6 5.Nf3 Be7. Вильнер был инициативным шахматистом, любил острые позиции с комбинационными возможностями. Он не хочет делать профилактического хода с7-с5 и ждет, пока я сыграю d3-d4, чтобы потом путем с7-с5 подорвать этот пункт, как это обычно бывает во французской защите. Белые идут навстречу его желаниям.
  6.d4. Если мне при конкретном расчете вариантов нравился тот или иной ход, я его делал, не задумываясь над тем, ведет ли он к потере темпа или к нарушению каких-либо других позиционных принципов. И по моим наблюдениям, именно эта черта моей игры доставляла наибольшие затруднения противникам.
  6…c5 7.c3 Nc6 8.Be2 Qb6 9.0–0 f6! Вильнер не прельщается «комбинацией» 9…cxd4 10.cxd4 Nxd4 11.Nxd4 Bc5 12.Be3 Qxb2 13.Qd2! Qxa1, и после 14.Nc3 белые достигают материального преимущества.
  10.Kh1 0–0 11.b3.
  11…a5. Черные не предусматривают задуманной белыми комбинированной атаки в центре и на королевском фланге. Им необходимо было ликвидировать напряжение в центре путем двух разменов – cxd4 и fxe5, а затем уже предпринимать диверсии на ферзевом фланге. К острой взаимной игре вела также жертва качества за две пешки: 11…cxd4 12.cxd4 fxe5 13.fxe5 Rxf3 14.Bxf3 Qxd4 15.Qxd4 Nxd4 16.Bd1 Nxe5 и т.д.
  12.Ba3! Re8. Романовский никак не комментирует этот ход. Меж тем у черных была возможность разрядить ситуацию: 12…fxe5 13.fxe5 cxd4 14.Bxe7 Nxe7 15.cxd4 Nf5 16.Qd2 Nb8 с идеей Nc6 и Bd7.
  13.Bd3 f5? А это уже непоправимая ошибка. Надо было играть 13…Nf8, примиряясь с разменом 14.exf6 gxf6 как с неизбежным злом.
  14.g4! Nf8. Плохо 14…fxg4 15.Ng5 Bxg5 16.fxg5 cxd4 17.Qxg4 с неотразимыми угрозами или 14…g6 15.gxf5 gxf5 16.Rg1+ Kh8 17.Ng5 Bxg5 18.Rxg5 cxd4 19.Qh5 Qd8 20.Nd2 Rg8 21.Rxg8+ Qxg8 22.Rg1‚ и выигрывают.
  15.gxf5 exf5 16.c4 Be6 17.cxd5 Bxd5 18.Nc3! Белые жертвуют пешку, чтобы еще более усилить свой натиск (18.Bxf5? Nxd4).
  18…Bxf3+ 19.Qxf3 Nxd4 20.Nd5 Qd8. После 20…Nxf3 21.Nxb6 черные потеряли бы качество. Нетрудно видеть, что начиная с 14-го хода всё протекает форсированно.
  21.Qg2. За пожертвованную пешку белые имеют могучее положение в центре, двух слонов, сильную проходную пешку и открытые линии для атаки на ферзя и короля противника.
  21…b5. Остроумно! Черные грозят маневром Ra8-a6-g6. Здесь указывалось как сильнейшее 21…Rc8, однако после 22.Ne3 Qd7 23.Rad1 пешка f5 гибнет.
  22.Rad1! Подготовка к заключительной комбинации. Черным нет спасения. Если, например, 22…Kh8, что рекомендовалось некоторыми комментаторами в качестве возможной защиты, то следует 23.Bb2 Nfe6 24.Ne3, и белые, атакуя пешки b5 и f5, выигрывают одну из них, сохраняя значительное превосходство в позиции.
  22…Ra6.
  23.Nf6+! Bxf6 24.Bxc5 Nfe6. Похоже, только это – решающая ошибка. По мнению «Фрица», всё еще удерживало равновесие 24…Bxe5! 25.fxe5 Rg6 (ружье, заряженное на 21-м ходу, все-таки выстреливает) 26.Qb7 Rc6!
  27.Bd6! (27.Bxd4? Qd5+ 28.Kg1 Rg6+, и выигрывают черные!) 27…Qc8 28.Qxc8 Rcxc8= и т.д.

  25.Bxd4 Nxd4 (25…Qxd4 26.Bxb5 с полным разгромом) 26.Bxb5.
  У белых не хватает фигуры, но у черных четыре (!) фигуры под ударом, и они по меньшей мере должны потерять ладью. Вильнер предпочитает отдать ферзя за ладью и слона, но фигуры черных так плохо расположены, что новые потери для них неизбежны.
  26…Nxb5 (альтернатива не слаще: 26…Bxe5 27.Bxe8 Bf6 28.Rfe1 Rb6 29.Ba4+–) 27.Rxd8 Rxd8 (или 27…Bxd8 28.Qd5+) 28.Qb7! Это сильнее, чем 28.exf6, ибо сохраняет проходную лишнюю пешку «е».
  28…Nc7 (безнадежно и 28…Ra7 29.Qxb5) 29.Qxc7. Черные сдались.

Второй приз за красоту:
металлические часы от Петросовета

  Эта, по мнению многих, лучшая в турнире партия вызвала полемику в печати. В ответ на комментарии Ненарокова в «Шахматах» Левенфиш опубликовал партию со своими критическими анализами в «Шахматном листке» – отражение давней борьбы питерцев и москвичей за лидерство в российских (теперь уже советских) шахматах. Ненароков поднял брошенную ему перчатку и… камня на камне не оставил: «При поверхностном даже рассмотрении оказывается, что анализ Г.Я.Левенфиша изобилует грубыми погрешностями, и «новое освещение» выказывает партию в неверном свете». Что ж, попробуем разобраться, кто был ближе к истине («прения сторон» выделены более мелким шрифтом)…
  Тем более что партия исторически весьма интересна, сыграна «на злобу дня». Как раз в тот момент «Шахматы» напечатали программную статью Нимцовича «”Утрата центра” – предрассудок». Вот строки из послесловия к ней: «Особенно поучительной для «философии центра» является партия Ненароков – Рабинович, в которой белые сами «помогали» противнику создать «арифметически» мощный центр, но затем не только разбили его, но на развалинах его сами создали центр, благодаря которому расстроили положение черных и блестяще решили партию в свою пользу… Лучше не иметь никакого центра, чем иметь слабый, но лучше иметь сильный, чем не иметь никакого!»

Дебют ферзевых пешек A45
Владимир НЕНАРОКОВ – Илья РАБИНОВИЧ
Комментирует В.НЕНАРОКОВ

  1.d4 e6 2.c3 Nf6 3.Bg5 b6 4.Nd2 Bb7 5.Qc2 c5. Избранная черными система развития с ходом с7-с5 едва ли удовлетворительна. Получающаяся позиция пешек недостаточно прочна и может служить объектом атак со стороны белых.
  6.e3 Be7 7.Ngf3 Nc6.
  8.dxc5! Последствий этого хода черные, по-видимому, не учли, так как на первый взгляд у них образуется сильный пешечный центр. Однако, как показывает течение партии, белые могут этот центр ослабить и разбить.
  8…bxc5. И после 8…Bxc5 центр черных остается слабым, ибо на 9…d5 белые сыграют 10.Rd1, и грозит движение пешки «е».
  Г.Левенфиш: «Предыдущий ход белых, ослабляющий их центр, был сомнительного свойства, но теперь он оправдывается: после d7-d5 у черных получаются «висячие» неудобные пешки c5 и d5. Спокойнее и лучше 8…Bxc5 9.Be2 (9.Ne4 Nb4! 10.cxb4 Bxe4 11.Qc4 Bd5) 9…d5 10.0–0 Be7 11.Rad1 Qc8 с прекрасной игрой».
  В.Ненароков: «Вместо пассивного, слабого 9.Be2? не трудно было бы сделать ход 9.Bd3, который я применил в партии.
  Положение существенно меняется. Белые грозят при случае е3-е4, и достаточно взглянуть на доску, чтобы понять, что не у черных “прекрасная игра”».
  Ход 9.Bd3 действительно смотрится поактивней. 1:0 в пользу Ненарокова.
  9.Bd3 h6 10.Bh4 d5 11.0–0 0–0 12.Rad1.
  12…Nd7. Видимо, лучший ход. Нельзя 12…e5 13.e4 d4 из-за 14.Bb5!, угрожая Bxc6 и Nxe5. У черных нет удовлетворительной защиты, например: 14…Nd7 15.Bxc6 Bxc6 16.Bxe7 Qxe7 17.cxd4 exd4 18.Nxd4 или 14…Qc7 15.Bg3 Bd6 (15…Nd7? 16.cxd4 и т.д.) 16.Nc4!, и черные не могут избежать потерь.
  13.Bxe7 Qxe7 14.e4.
  14…d4. На всякий другой ход последует 15.exd5, и пешки черных слабы.
  Г.Л.: «Непродуманный ход. Черные стремятся к пешечной позиции c5, d4, e5, но это оказывается невыполнимым, и в результате позиция черных в центре оказывается шаткой».
  В.Н.: «Комментатор не указывает, какой ход можно было бы назвать «продуманным», и не трудно догадаться почему: избегнуть угрозы exd5 можно лишь посредством d5-d4».
  Компьютер, попыхтев, тоже склоняется к 14…d4. 2:0 в пользу Ненарокова.
  15.Bb5! Препятствуя ходу 15…e5, на что последует 16.Bxc6 Bxc6 17.cxd4 exd4 18.Nxd4 с выигрышем пешки.
  15…Rfc8 16.Bxc6 Bxc6.
  17.e5! Правильность плана белых подтверждается: центр черных разбит, у белых же остается сильная центральная пешка е5.
  17…Rab8 18.Rfe1. Если 18.b3 с целью сыграть cxd4 и Qb2, то 18…Bb5 19.Rfe1 d3 20.Qc1 c4, и положение белых на ферзевом фланге скомпрометировано.
  Г.Л.: «Грубый промах, лишающий белых всего достигнутого преимущества. Правильно было 18.b3, и если 18…Bb5 19.Rfe1 d3 20.Qc1 c4, то 21.Nxc4 Bxc4 22.bxc4 Nc5 23.Qa3 Qb7 24.Rd2, и белые, угрожая Nf3-d4-b5, остаются с лишней пешкой».
  В.Н.: «Что возможно в плохом анализе, невозможно в партии против сильного противника.
  В самом деле, что стал бы я делать, если бы И.Л.Рабинович вместо предлагаемого Г.Я.Левенфишем самоубийственного хода 23…Qb7??, запирающего обе черные ладьи, просто сыграл бы 23…Rb6, угрожая Rcb8 и Ra6? Может быть, мне и удалось бы сделать ничью, но во всяком случае не более, например: 24.Nd4! Ra6 25.Qb2 Rb6 и т.д.».
  «Фриц» с «Джуниором», не сговариваясь, предлагают здоровый компромисс, уравнивая в правах «самоубийственное» 23…Qb7 и 23…Rb6. Более того, они вообще не видят особой разницы между 18.Rfe1 и 18.b3, в обоих случаях оценивая позицию как примерно равную.
  Так что в этом раунде ничья. Общий счет пока – 2,5:0,5 не в пользу критика.

  18…d3! (вынужденно, так как теперь уже грозило 19.b3) 19.Qxd3 Rxb2 20.Qa6 Rbb8 21.Ne4 Rc7 22.h3! Чтобы после 23.Rd6 Bxe4 24.Rxe4 Rb1+ отступить королем на h2.
  22…Nb6 23.Rd6! Этот ход, сильно стесняющий игру черных, требовал точного расчета, так как после 23…Bd5 ладья остается отрезанной.
  23…Bd5 24.Qe2.
  24…f6.
  Г.Л.: «Рабинович попадается на весьма нехитрую приманку. Выигрывая просто темп за темпом, черные достигают преимущества, например: 24…Nc4 25.Ra6 Rd7 26.Qc2 Rb2 27.Qc1 Rdb7 28.Nd6 Bxf3! 29.Nxc4 Rb1! 30.Qxb1 (30.Qe3 Qg5!) 30…Rxb1 31.Rxb1 Be2 32.Ra4 Qd7 33.Rb8+ Kh7 34.Nb2 Qd2, и черные должны выиграть».
  В.Н.: «”Темп за темпом” – комментатор забирает у меня всего-навсего ферзя. Недурно! Думаю, случись такой вариант в партии, я вовремя бы остановился в расточительности и вместо 28.Nd6?? сыграл 28.Qf4, не только спасая обреченного на гибель ферзя, но и сохраняя в центре и на королевском фланге то давление, которое было и в партии».
  Вариант Левенфиша слишком длинный, чтобы быть абсолютно верным. И Ненароков, вероятно, прав с ходом 28.Qf4 (у черных есть остроумный шанс 28…Rb1 29.Kh2 Rxe1 30.Nxe1 f5!? 31.exf6 Qc7 32.Qxc7 Rxc7, однако после 33.f3 Bxe4 34.fxe4 gxf6 35.Rxe6 Kf7 36.Ra6 вряд ли им удастся спасти эндшпиль без пешки). Но проблема-то в другом! В том, что после 24…f6? позиция черного короля оказалась серьезно ослабленной, а вариант 24…Nc4 25.Ra6 Rd7 26.Qc2 Rb6!? давал им хорошую контригру.
  Например: 27.Rxb6 axb6 и Ra7 или 27.Ra4 Nb2 28.Ra5 (28.Ra3? Nd3!–+) 28…c4 и т.д.
  В этом раунде Левенфиш сократил разрыв – 2,5:1,5.

  25.Rd1! Защищая ладью d6 в случае размена на е5. Плохо 25.exf6, так после 25…gxf6 грозит f6-f5.
  25…Nc4.
  Г.Л.: «Здесь еще можно было исправить ошибку предыдущего хода: 25…f5! 26.Ned2 Na4 27.Rc1 c4, и у черных лучшая игра».
  В.Н.: «Опять непонятно плохой ход 26.Ned2? Почему не 26.Ng3!, после чего положение черных чрезвычайно затруднительно. Ни одной из ладей нельзя пойти на линию «d» из-за угрозы, после мены ладей, ходом c3-c4. Нельзя напасть на ладью и конем, например: 26…Nc4 27.Nxf5 Qf8 28.N3h4 (грозя Rxd5) 28…Nxd6 29.exd6 Rd7 30.Ne7+ к выгоде белых. Один уже этот вариант показывает, насколько прочно стоит ладья на d6 и сколько возможностей имеется у белых в этом положении».
  К сожалению, «один этот вариант» ничего не показывает.
  Вместо «кооперативного» 28…Nxd6? достаточно сыграть сначала 28…Rb2! 29.Qh5 и лишь затем 29…Nxd6 30.exd6 Rcb7, как выпад 31.Ne7+ окажется ударом по воде: 31…Rxe7! 32.dxe7 Qxe7, и у черных даже получше (33.c4 Bxc4 34.Ng6 Qg5). Да, но почему так нельзя было играть после 28…Nxd6 29.exd6 Rd7 30.Ne7+? Потому что тут в ответ на 30…Rxe7 выигрывает 31.Ng6! Qf6 32.Nxe7+. А в нашем варианте попытка сыграть 32.Ng6? обернется матом: 32…Qxf2+! – вот для чего ладья пошла на b2.
  После вялого старта Левенфиш явно прибавил и сумел сравнять счет – 2,5:2,5!

  26.exf6.
  26…Qf7! Если сразу 26…gxf6, то 27.R1xd5! exd5 28.Nxf6+ с неотразимой атакой: 28…Kg7 (28…Kf7 29.Ng5+! hxg5 30.Qh5+, и мат в 3 хода) 29.Nh5+ Kf7 30.Ng5+! Qxg5 (30…hxg5 31.Qf3+ Kg8 32.Qxd5+ и т.д.) 31.Qe6+ Kf8 32.Rxd5, выигрывая ферзя.
  27.Ra6 Rb2! 28.Qd3 Rb6 29.Rxb6 axb6 30.Re1 gxf6 31.Nfd2 Nxd2 32.Qxd2.
  32…Qg6. После 32…Bxe4 33.Rxe4 у черных нет удовлетворительной защиты от Qxh6 или Qd6.
  Г.Л.: «Спасти партию можно было только одним способом: 32…f5! 33.Ng3 Qg7».
  В.Н.: «Комментатор не замечает, что после следующего хода 34.c4, который, между прочим, был решающим и в партии, черным оставалось последний раз окинуть взором положение и… сдаться, например: 34…Bxc4 35.Nh5 Qg5 (относительно лучшее) 36.f4 Qe7 37.Re3, угрожая Qc3 и Rg3+, – атака белых неотразима».
  Да, неотразима – после 36…Qe7?, но что прикажете делать белым в случае 36…Qh4!
  Например: 37.Re3 Bd5 38.Rg3+ Kh7 39.Qe2 Rd7! (грозило коварное 40.Qe5!+–), и атака зашла в тупик, а у черных здоровая лишняя пешка.
  Итак, финишным рывком Левенфишу все же удалось одержать победу в этом заочном аналитическом споре – 3,5:2,5! Но это нисколько не умаляет творческого достижения его конкурента: саму партию Ненароков провел очень сильно, с большой выдумкой и отвагой.

  33.c4! Rg7 34.Nxf6+! Qxf6 35.cxd5 Qf3! 36.g3 exd5. Черные защищаются прекрасно. Им удалось без материальных потерь обменять почти все фигуры, однако позиция черного короля плоха, и партию спасти нельзя.
  37.Re8+! Kf7 (37…Kh7 38.Qc2+ Rg6 39.Re7+, и теряется ладья) 38.Qe1 Qf6 39.Rb8 Qd6 (39…Kg6 40.Qb1+! с выигрышем) 40.Qe8+ Kf6 41.Rd8 Qe6 42.Qf8+ Qf7. Если 42…Rf7, то 43.Qxh6+ Ke5 44.Re8 и т.д.
  43.Qd6+ Qe6 44.Qf4+. Черные сдались.

Третий приз за красоту:
250 рублей (0,3 червонца)

Будапештский гамбит A52
Федор БОГАТЫРЧУК – Александр ИЛЬИН-ЖЕНЕВСКИЙ
Комментирует Ф.БОГАТЫРЧУК

  1.d4 Nf6 2.c4 e5 3.dxe5 Ng4 4.e4 (по мнению Алехина, лучший ход) 4…Nxe5 5.f4 Ng6 (игра с огнем; сильнее обычное 5…Nec6) 6.Nf3. Белые не играют 6.Be3, допуская черного слона на с5. В этом случае они, как и в партии, предполагали рокировать в длинную сторону.
  6…Nc6. После 6…Bc5?! 7.f5! (7…Ne7!?) 7…Nh4 8.Ng5! белые в партии Алехин – И.Рабинович (Баден-Баден 1925) развили стремительную атаку: 8…Qe7 9.Qg4 f6 10.Qh5+! g6 11.Qxh4 fxg5 12.Bxg5 Qf7 13.Be2 и т.д.
  7.a3 Be7 8.Nc3 d6 9.Be3 Bg4 10.Be2 Bf6? Черные рассчитывали на 11.Qc2, чтобы после 11…Bxc3+ 12.Qxc3 нажимать на пешку е4: 12…Qe7 13.Qc2 0–0 14.0–0 Rfe8 с лучшей игрой. Однако после 15.Rae1! (15.Bd3 f5!) попытка забрать пешку чревата: 15…Qxe4?! 16.Bd3 Qe7 17.f6!, вынуждая 17…gxf6 (17…Qxf6? 18.Bg5).
  11.Nd5! Неожиданный ход, обнаруживающий слабость последнего хода черных. Нельзя теперь 11…Bxb2? из-за 12.Rb1 Bxa3 (не лучше 12…Bf6 13.Rxb7 Rc8 14.c5!) 13.Rxb7 Rc8 14.Qa4, и белые выигрывают.
  11…0–0 12.Qd3 a6 13.0–0–0 Re8 14.Qc2 Bd7 (14…Nh4!?) 15.h4. «Фриц» советует 15.Nxf6+!, разрушая позицию рокировки (15…Qxf6? 16.f5!).
  15…Rb8 (потеря темпа; 15…Nf8!?) 16.Ng5 (уже угрожает 17.Nxh7 и h4-h5) 16…Nf8. Плохо 16…h6 из-за 17.Nxf7! Kxf7 18.Bh5 с сильной атакой.
  17.Bd3 h6. Последним шансом было 17…Bd4!? 18.e5 Bxe3+ 19.Nxe3 g6, и, скажем, на прямолинейное 20.h5 находится 20…Nxe5! с осложнениями.
  18.e5! Bxg5 (18…dxe5 19.Bh7+, и мат в 2 хода; 18…hxg5 19.exf6 gxf4 20.Bxf4 Ne6 21.Bg5+–) 19.hxg5 dxe5 20.gxh6 g6 21.h7+! Kh8 22.fxe5 Nxe5 23.Qc3! c6.
  24.Bh6! Вынуждая противника открыть линию «h» (грозит 25.Bg7+ Kxg7 26.h8Q#). Предыдущий ход ферзем был сделан для того, чтобы теперь черные не могли ответить 24…Ne6.
  24…Nxh7 25.Bf4 f6 26.Bxg6 cxd5 (26…Nxg6 27.Bc7 с выигрышем) 27.Rxh7+ Kg8 28.Qg3 Bg4 29.Bxe5. Черные сдались. На 29…Rxe5 следует 30.Qxg4 Rg5 31.Qe6+, а если 29…Qc8, то 30.Bf7+! Kxh7 31.Qh4+ и т.д.

  Официально признанные шедевры закончились. Но это не значит, что их вообще больше не было. Создатели следующей «ничейной жемчужины» осмысливали свое творение порознь (Богатырчук – в «Шахматах», Левенфиш – в «Шахматном листке»), но в итоге создали настоящий психологический детектив, в котором соперники ход за ходом пытаются проникнуть в намерения друг друга – и иногда угадывают!

Григорий ЛЕВЕНФИШ – Федор БОГАТЫРЧУК
Комментируют Ф.БОГАТЫРЧУК и Г.ЛЕВЕНФИШ

  31.Nd4! Наконец конь достиг желанной цели – пункта d4, куда он стремился попасть в течение 15 ходов. Правда, в этот момент черные подготовили выигрыш ферзя за ладью и коня. Белые сознательно идут на это, считая, что незначительное неравенство в силах искупается превосходной позицией коня (Л.).
  31…Rh1+. Положение черных лучше. Сейчас им предстояло решить вопрос: выигрывать ли ферзя либо, поменявшись конем, прорываться по линии «а» в лагерь противника? Второе продолжение не сулило каких-либо конкретных возможностей: 31…Nxd4 32.exd4 R8a3! 33.Rf1! Rxf1 34.Qxf1 Qa6 35.Qc1 Qa4 36.Qd2 Qb3 37.Qc1 Ra1 38.Qxa1 Qxc2+ 39.Kg3, и выигрыша не видно (Б.).
  Может быть, лучше было продолжать атаку тяжелыми фигурами – 31…R8a3, хотя после 32.Nxf5 gxf5 33.Qd2 и Qd4 вряд ли черные могли бы добиться чего-нибудь осязательного (Л.).
  Компьютеру все эти мучительные раздумья непонятны: если дают ферзя, надо брать! Он тут же рисует «строчку» и помигивает в сладостном предвкушении…
  32.Kxh1 Ng3+ 33.Kg2 Nxe2 34.Rfxe2.
  34…Ra3! Кроме хода в партии черные могли играть следующим образом: поставить ферзя на а6, заняв тем самым прочно линию «а», подвести короля на защиту пешки b5 и тогда уже предпринимать обходные операции по линии «а». Недостаток этого плана заключается в положении ладьи позади ферзя; белые поставили бы свою ладью «е» на d2 и в тот момент, когда черный король проходил бы через линию «d», сыграли бы е3-е4, после чего их позиция значительно бы улучшилась. Сделанным ходом черные преследуют тот же план подвода короля, но с той разницей, что ладья их будет иметь свободу движения, все время угрожая вторгнуться по 1-й линии (Б.).
  План черных ясен: Qb7-a6-a4, затем Kg8-f8 до b6, далее Ra3-a1 и вторжение ферзя в неприятельский лагерь (Л.).
  35.Ra2! Но уже следующий ход белых показывает, что их оценка позиции была правильной. Черные могут удержать линию, лишь разменяв ладьи; но с одним ферзем против ладьи и коня и с королем вне игры они ничего не достигли бы (Л.).
  Белые хотят освободиться от своего стесняющего положения, но не замечают скрытой угрозы противника (Б.).
  35…Rxc3! 36.Ra5. Сыграно весьма последовательно. Позиция черных становится опасной: они теряют пешку b5, пешка b4 легко может двинуться вперед и, кроме того, грозят… матовые комбинации по 8-й линии. Менее последовательно, но правильнее в предвидении будущего было бы 36.Kf2, на что черным лучше всего сразу играть на ничью: 36…Rd3 37.Ra5 Rxd4 38.exd4 Qc6 39.Ra3 c3 40.Rc2 Qc4 41.Rcxc3! Qxd4+ 42.Kg3, и черные ввиду угроз Ra8+ и Rc3-c8 должны давать вечный шах (Л.).
  Насчет «сразу играть на ничью» машина не понимает. Вместо 37…Rxd4= она уверенно ходит 37…c3! 38.Rxb5 Qa6 39.Rc5 Qa1 40.b5 Kh7 41.b6 Qh1! – белая пешка все равно далеко не убежит:
  42.Nf3 (42.b7 Qh2+, и мат в 9 ходов) 42…d4! 43.b7 Qb1 44.exd4 Qxb7 45.Re3 Qb2+ 46.Re2 Qa3! (отличная находка) 47.Re3 Rxe3 48.Kxe3 c2+ 49.Kd2 Qxf3–+.

  36…Rxe3!! Гениальная идея! Неожиданная жертва ладьи лишает коня опоры, а две проходные «c» и «d» становятся очень сильными (Л.).
  Это пожертвование расстраивает всю позицию белых (Б.).
  При виде такого хода компьютер натурально впал в ступор, напоследок выдав «=». Потом уже до него начало доходить, что позиция все же в пользу черных…
  37.Rxe3 Qb6 38.Ra8+!! Замечательно тонкий ход, благодаря которому белые не допускают короля на помощь ферзю; значение его выяснится на 48-м ходу (Б.).
  38…Kh7.
  39.Nc2. Белые предполагали форсировать ничью путем 39.Rg3 Qxd4 40.Rg4 Qd2+ 41.Kf1, но вовремя заметили, что 41…Qd3+! 42.Kg2 Qe2+ 43.Kg3 Qe1+ выигрывает. Все же шах на а8 оказался не лишним (Л.).
  39…d4 40.Rf3 d3 41.Ra3! Знак Левенфиша. «Джуниор» готов с этим поспорить: 41.Ne3! c3 42.Rc8 Qd4 43.Rg3! (с симпатичной угрозой 44.Rg4 и Rh4#!), и черным приходится играть 43…d2 44.Rg4 d1Q 45.Nxd1 Qd5+ 46.Kg3 Qd3+ с вечным шахом.
  41…dxc2. Оба соперника, как сговорившись, проскакивают без остановки до 46-го хода, то ли решив передохнуть, то ли считая всё форсированным. Однако железный друг уверен, что именно в этот момент черные решающим образом продешевили, и готов предложить нам урок компьютерной геометрии, цель которого – выигрыш пешки «b»: 41…Qc6 42.Rc3 Qa8! 43.Ra3 Qf8! (43…dxc2 44.Rxa8 c1Q – шило на мыло) 44.Rc3 dxc2 45.Rxc2 Qxb4 46.Rfc3 Qc5!
  Дело сделано – за пешки придется отдать ладью: 47.Rc1 b4 48.Rxc4 Qd5+ 49.Kg3 b3 50.R4c3 Qd2 51.Rxb3 Qxc1 и т.д. Да, с этими ребятами шутки плохи…

  42.Rac3 Qd4 43.Rxc2 Qd1 44.Rff2 Qe1 45.Rcd2! (Богатырчук) 45…Qe4+ 46.Kh2.
  46…c3. План черных заключается в следующем: ходом пешки стеснить движение ладей по 2-й линии, защитить пешку ферзем и затем перевести короля на ферзевый фланг. Черные никак не могут добиться проведения этого плана без хода с4-с3, так как иначе ладьи сохраняют свободу движения и всегда могут помешать вторжению черного короля (Б.).
  Выглядит как решающий ход, на самом же деле ведет к ничьей. Больше шансов давало 46…f6! 47.gxf6 gxf6 48.exf6 Kg8 49.Rde2 Qd4 50.Kg3 Kf7 51.Re5 c3 52.Rc5 Kxf6 53.Rf3 Qg1+ со сложной игрой (Л.).
  Еще быстрей ведет к ничьей 46…f6, надо лишь сыграть 49.Rd7! c3 50.Ra2=.
  47.Rc2! (Б.) 47…Qd3. Если 47…Qxb4, то 48.Rf3 и Rcxc3, и одна пешка «b» не может продвинуться вперед через заградительный огонь двух ладей по 3-й линии. Теперь черные грозят маршем Kh7-g8-f8-e7-d7-c6-d5-c4 сразу решить партию (Л.).
  48.Ra2! Парирует эту угрозу: на 48…Kg8 последует 49.Ra8+ Kh7 50.Raa2. Другой способ пробиться королем – 48…f6 49.exf6 gxf6 50.Ra7+ Kg8 51.Rfa2! e5! (51…fxg5 52.Ra8+ Kf7 53.R2a7+ Kf6 54.Rf8#, а при 51…Kf8 теряется ферзь) 52.Rb7 Qd8 53.gxf6 ставит черных в опасное положение. Поэтому они пытаются выиграть темп для вылазки короля (Л.).
  Теперь ясно значение шаха на 38-м ходу: если бы его не было, черные сыграли бы сразу 48…Kf8 (Б.).
  48…Qe3 49.Rae2! Единственный ход. После 49.Rac2 Kg8 50.Ra2 Kf8 черные выигрывают (Л.).
  49…Qd4 50.Rc2 Qd3 51.Ra2!
  Черные не могут выиграть темпа для хода королем. Когда они не нападают на пешку b4, белые ходят ладьей на а2, не выпуская черного короля; когда ферзь нападает на пешку b4, белые играют Rc2, угрожая Rf3. Замечательное положение! Если попытаться сыграть 51…f6, то последовало бы 52.exf6! gxf6 53.Ra7+ Kg8 54.Rfa2 fxg5 55.Ra8+ Kf7 56.R2a7+ Kf6 57.Rf8# (Б.).
  Ну зачем же под мат лезть? После 54…e5! королю ничего не грозит.
  51…Qe3. Можно было попытаться выиграть темп таким образом: 51…Qc4 52.Rac2 Qb3, на что у белых единственный ответ 53.Kg3, и если тогда 53…Kg8, то 54.Rc1!, и черные теряют пешку с3 (Л.).
  52.Rae2 Qd4 53.Rc2 f6 54.gxf6 gxf6 55.Rf3. Ничья. Одна из интереснейших партий турнира! (Л.).

  И, конечно, нельзя обойти вниманием следующий поединок, о котором Романовский писал: «В первом же туре, как и во Всероссийской олимпиаде, жребий свел меня с Левенфишем. Напряженная встреча, в которой я играл белыми, закончилась моим поражением. Я не допустил в партии серьезных ошибок, думаю, что я просто играл слишком шаблонно и недостаточно конкретно определял свои планы. Партнер же мой играл блестяще, проявив в этой партии лучшие черты своего творчества».

Петр РОМАНОВСКИЙ – Григорий ЛЕВЕНФИШ
Комментирует Г.ЛЕВЕНФИШ

  План белых ясен. Рокировав, они собираются начать операции в центре. Поскольку основной принцип стратегии гласит, что фланговые атаки обречены на неудачу при возможности контрудара в центре, белые меньше всего опасались хода g7-g5.
  13…g5! (тем не менее!) 14.Bg3 Qd7 15.Ne2 h5 16.Nxd4 Bxd4 17.c3 Bb6.
  18.Qf3. В качестве альтернативы предлагалось 18.Kh1 h4 19.Bh2 g4 20.f4! gxh3 21.fxe5 hxg2+ 22.Kxg2 (например: 22…Ng4 23.Bxf7+ Kd8 24.e6 Ne3+ 25.Kf3! Qe7 26.Qd2 Nxf1 27.Rxf1 Kc7 28.d4 с контригрой), но сильнее 19…0–0–0!, и если 20.f3 (20.Qf3 Rh6!), то 20…Nh5 21.Qe1 f5 с инициативой у черных.
  18…Bd8! Трудный ход, оставляющий короля временно в центре. На 18…Rh6 белые могли ответить 19.h4! g4 (19…gxh4!? 20.Bxh4 Qg4 21.Qxg4 hxg4) 20.Qe2. Наступление черных на королевском фланге задержано, а контрудар белых в центре не за горами. Теперь же на 19.h4 следует 19…Ng4 20.hxg5 Bxg5 и затем h5-h4.
  Да простит нас с «Джуниором» Григорий Яковлевич, но похоже, что 18…Bd8 – потеря темпа (см. 21-й ход черных). Можно было играть «по Стейницу»: 18…Ke7! 19.d4 g4 20.hxg4 hxg4 21.Qe3 Rh5 22.f4 exd4 23.cxd4.
  Если сравнить эту позицию с той, что получилась в партии после 23.cxd4, то налицо существенная разница: у черных ладья уже на h5, и они могут сразу пойти 23…Rah8. Например: 24.Rad1 d5! 25.exd5+ Kf8, и теперь плохо как 26.dxc6 Qxc6 27.Rfe1 Ne4 28.Qxe4 Qxe4 29.Rxe4 Rh1+ 30.Kf2 Rxd1–+, так и 26.Rfe1 Nxd5 27.Bxd5 Rxd5 28.Bf2 Rdh5 29.Kf1 a4–+.

  19.d4! g4 20.hxg4 hxg4.
  21.Qe3. Размен ферзей (21.Qf5) противоречит основному плану белых и после 21…Qxf5 22.exf5 Nh5 23.Rfe1 f6 24.Rad1 Bb6 с угрозой 25…d5 и e5-e4 выгоден черным. Заманчиво 21.Qd3 Nh5 22.dxe5 Nxg3 23.Qxg3, но скрытое возражение 23…f6! с угрозой Qh7 меняет в корне дело. После вынужденного 24.Rfe1 fxe5 и затем Bh4, 0-0-0 и Rdf8 черные должны выиграть.
  Избранный белыми ход хорошо продуман. Если теперь 21…Nh5, то 22.dxe5 Nxg3 23.fxg3! Rf8 24.Rf5 (24.e6!+–) 24…Rb8 25.Kf1 к явной выгоде белых. Не спасает и более упорное 23…Qa7!? 24.Bxf7+ Kd7 25.e6+ Ke7 26.Qxa7+ Rxa7 27.Kf2 Bb6+ 28.Ke1 Rh2 29.Rd1!, и если 29…Rxg2, то 30.Bg8!
  21…Bb6! Грозит длинная рокировка, Rh5 и Rdh8. Романовский указывает за белых следующий план: 22.Rfe1 0–0–0 23.a4 Rh5 24.axb5 Rdh8 25.Kf1 cxb5 26.Bb3 Rh1+ 27.Ke2 Rxe1+ 28.Rxe1, но и тогда путем 28…Re8 черные сохраняют сильную атаку. Здесь после 29.Kf1 exd4 30.Qd3! d5 (30…dxc3? 31.Qxc3+) 31.exd5 Rxe1+ 32.Kxe1 черным еще пришлось бы повозиться.
  А вот 25…c5! 26.Bc4 (26.dxe5? Qxb5+) 26…cxd4 27.cxd4 Bxd4! выигрывало почти форсированно: 28.Qc1 Kb8 29.Qc2 (29.Rxa5 Qc7) 29…Qb7 или 28.Qf4 Nxe4! – можете сами поупражняться в тактике после 29.Rxe4, 29.Qxe4 либо 29.Rac1.

  22.f4 exd4! Черные не допускают вскрытия линии «f» и переключаются на атаку слабого пункта d4.
  23.cxd4 0–0–0 24.Rad1 d5! 25.e5 Ne4. Угрожает сдвоение ладей по линии «h». Ответ белых вынужден.
  26.Bb1 f5 27.exf6. Иначе после вынужденного размена на е4 черные ответили бы dxe4, и пешка d4 вскоре погибала.
  27…Rde8 28.Bxe4 Rxe4 29.Qc3 Kb7 30.Rfe1 Qh7.
  31.Kf2. Или 31.Rxe4 Qh1+ 32.Kf2 Qxd1 33.Re7+ Ka6 34.Qxc6 Qxd4+ («проще» 34…Qd2+! 35.Kg1 Qxd4+ 36.Kf1 Qd3+ 37.Re2 Rh1#) 35.Ke2 Qxb2+ 36.Kd3 Qxa3+ 37.Kd2 Qb4+ 38.Kc2 Qc4+ и т.д. Но белые вовсе не обязаны играть 34.Qxc6?
  Удерживало позицию 34.Ke3! Qg1+ 35.Kd2 Qxg2+ 36.Kc1 Qf1+ (но не 36…Rh1+? 37.Be1!+–) 37.Kc2 и т.д. Так что взятие на е4, возможно, еще позволяло белым с оптимизмом смотреть в будущее. А вот после 31.Kf2 всё кончено.

  31…Rhe8 32.Rxe4 Rxe4 33.Kg1 (грозило 33…Rxd4! 34.Rxd4 Qe4 35.Qd2 Bxd4+ 36.Kf1 Bxf6) 33…Qh8. Препятствуя 34.f7 из-за 34…Rxd4.
  34.Bf2 Rxf4.
  35.Be3. В распоряжении белых имелась любопытная комбинация – 35.Bh4!, и если 35…Qxh4, то 36.g3. Опровержение ее заключалось в 35…Rxd4! 36.Rxd4 Qxh4 37.f7 g3 38.f8Q Bxd4+.
  35…Rxf6 36.Rf1 g3 37.Rxf6 Qxf6 38.Qd3 Bc7 39.b3 Bf4 40.b4 axb4 41.axb4 Qh6 42.Bxf4 Qxf4 43.Qf3 Qc1+, и мат в 3 хода.
  Партия интересна со стратегической точки зрения. Почему мне удалось добиться победы фланговой атакой? Разве основное положение стратегии, что фланговая атака опровергается центральным контрударом, устарело? Нет, оно сохраняет полную силу. Я решился на ход 13…g5 по двум причинам: белый король находился на правом фланге и был сделан ход h2-h3, который облегчил открытие линии «h». Но даже при наличии этих двух моментов атака требовала исключительной точности и висела буквально на волоске (см. вариант после хода 21.Qd3). Партий, решенных фланговой атакой при закрытом или закупоренном центре, много, но таких, как эта, единицы. Примером аналогичной стратегии является замечательная партия Видмар – Нимцович из турнира в Нью-Йорке (1924).

  Дабы не злоупотреблять вашим вниманием, ограничусь еще только одним штрихом к портрету нового чемпиона Советской России. Драматический финал следующей партии наверняка врезался ему в память. Хотя в тот момент он не мог знать, что именно эта улыбка фортуны определит его турнирную судьбу. Партия игралась в 6-м туре, и ее закономерный исход мог подорвать боевой дух Романовского. А так, выдав с 4-го по 8-й туры серию из пяти побед, он вырвался вперед и уже не упустил своего лидерства. Напомню, что в итоговой таблице первого и второго призеров разделило всего одно очко…

Петр РОМАНОВСКИЙ – Арвид КУББЕЛЬ

  На доске чистый этюд! Казалось бы, какая разница, какую из двух пешек черным начать первой двигать в ферзи. Однако ход «не с той ноги» им дорого обошелся! Самое удивительное во всем этом, что черными фигурами руководил… известный шахматный композитор!
  41…h2?? 42.Ba6+! История умалчивает, в какой момент черные сдались. Думаю, уже здесь: для композитора не составило труда увидеть вариант 42…Ka8 43.Bb5!! Kb7 (43…h1Q 44.Bc6#) 44.Bc6+ Kxc6 (44…Kxb6 45.a8Q h1Q 46.Qb7+ Ka5 47.Qb5#) 45.a8Q+ Kxb6 46.Qb8+ и т.д.
  К победе вело 41…c2!! (разница в том, что пешка превращается с шахом) 42.Kd2 c1Q+ 43.Kxc1 h2, и белым для осуществления своей красивой идеи не хватает как раз одного темпа.


ВСЕРОССИЙСКИЙ ТУРНИР-ЧЕМПИОНАТ – 1923 год


1  П.РОМАНОВСКИЙ (Петроград)
 
 0   1   1   =   1   =   1   1   1   1   1   1   10   I 
2  Г.ЛЕВЕНФИШ (Петроград)  1 
 
 =   1   0   1   1   1   1   =   =   =   1   9   II 
3  Ф.БОГАТЫРЧУК (Киев)  0   = 
 
 =   1   0   1   0   =   1   1   1   1   7.5   III–V 
4  Ф.ДУЗ-ХОТИМИРСКИЙ (Москва)  0   0   = 
 
 1   =   1   =   1   0   1   1   1   7.5   III–V 
5  В.НЕНАРОКОВ (Москва)  =   1   0   0 
 
 0   =   1   1   1   1   =   1   7.5   III–V 
6  А.КУББЕЛЬ (Петроград)  0   0   1   =   1 
 
 0   1   0   1   0   1   =   6   
7  А.ИЛЬИН-ЖЕНЕВСКИЙ (Москва)  =   0   0   0   =   1 
 
 1   =   0   =   =   1   5.5   
8  И.РАБИНОВИЧ (Петроград)  0   0   1   =   0   0   0 
 
 1   1   1   1   0   5.5   
9  Н.ГРИГОРЬЕВ (Москва)  0   0   =   0   0   1   =   0 
 
 1   1   =   =   5   
10  Н.ЗУБАРЕВ (Москва)  0   =   0   1   0   0   1   0   0 
 
 =   1   0   4   
11  Я.ВИЛЬНЕР (Одесса)  0   =   0   0   0   1   =   0   0   = 
 
 0   1   3.5   
12  К.ВЫГОДЧИКОВ (Смоленск)  0   =   0   0   =   0   =   0   =   0   1 
 
 =   3.5   
13  С.ЛЕБЕДЕВ (Симбирск)  0   0   0   0   0   =   0   1   =   1   0   = 
 
 3.5