суббота, 16.12.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
«Щелкунчик»18.12
Чемпионат мира по рапиду и блицу25.12
Вейк-ан-Зее12.01

Энциклопедия

Евгений Свешников,
гроссмейстер

СЛИШКОМ ДОБРЫЙ, ЧТОБ СТАТЬ ЧЕМПИОНОМ…

С одним из сильнейших гроссмейстеров второй половины прошлого века, выдающимся аналитиком Львом Абрамовичем Полугаевским я познакомился 40 лет назад, в далеком 1967 году. Сборная РСФСР тогда проводила в Будапеште товарищеский матч с Венгрией; Полугаевский был одним из признанных лидеров нашей команды, я выступал на юношеской доске. С тех пор у нас сложились очень теплые отношения, мы с симпатией относились друг к другу. Мне импонировали мягкость его характера и внимательное отношению к младшему коллеге, - он всегда был готов поддержать в трудную минуту, прийти на помощь.

МОЙ СИЦИЛИАНСКИЙ РОДСТВЕННИК

Наше шахматное общение началось во время чемпионата СССР 1973 года, где выступали мы оба. Я уже как-то рассказывал, что шахматный сон мне приснился всего один раз в жизни - как раз перед первой встречей за доской с Полугаевским! В дальнейшем мы еще не раз играли с ним за одну команду - сборную России, вместе анализировали, и я многому научился у Льва Абрамовича. У нас очень похож подход к изучению шахмат, в особенности - к изучению дебютной стадии партии. Теория хранит не так много имен шахматистов, и мы с Полугаевским оказались "родственниками"… по сицилианской линии!

Я выделяю Полугаевского среди всех аналитиков, равного ему в этой области до сих пор не могу назвать. Это не только мое мнение. Помню, Цешковский помогал Льву Абрамовичу на его первом матче с Корчным в Чокко (1977 г.), и он был просто поражен, насколько глубоко анализирует Полугаевский. Потряс он и меня. Лишь дебютные разработки наших дней, подготовленные с помощью компьютеров, могут поспорить с анализом Полугаевского по глубине и точности. Он умел выделить главную линию варианта и идти по ней. Не случайно на его домашние заготовки попадались даже такие выдающиеся шахматисты, как Спасский и Таль.

Искусство анализа выработалось у Полугаевского при работе над его Вариантом в сицилианской защите. Всю жизнь он держал свой трудный, рискованный вариант 1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.d4 cd 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 a6 6.Bg5 e6 7.f4 b5!?

Защищал его Полугаевский благодаря исключительному аналитическому дару. Это не просто дар, то есть нечто, дарованное свыше, а приобретенное качество, выработанное годами упорнейшей работы. Лева не был вундеркиндом и всего в жизни достиг кропотливым трудом. Большинство шахматных высот он брал со второй или третьей попытки, но покорял уже "намертво". Сам я "чудо-ребенком" тоже не был, и мне это хорошо знакомо. Духовно мы были очень близки с Полугаевским, я многому у него научился. Он один из немногих шахматистов, кто оказал на меня большое влияние.

Я горжусь высокой оценкой, которую Полугаевский дал моей системе (1.e4 c5 2.Nf3 Nc6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 e5). Незадолго до его смерти мы встречались в Париже, и Лев Абрамович сказал: "Женя, мой вариант дает черным, конечно, чисто практические шансы, а твой очень надежен!" Но на самом деле мой вариант в том виде, в котором его видел Полугаевский (с 5...e5), может дать серьезную трещину - я это чувствую. Гораздо лучше 4...e5!

ЛЕВ РАССТАВЛЯЕТ КАПКАНЫ

В конце 70-х - начале 80-х годов Полугаевский достиг колоссальной практической силы, и в момент своих высших спортивных достижений он пригласил меня к себе в помощники. Я работал с Полугаевским в отборочном цикле 1980-81 г.г. В 1980 году он выиграл четвертьфинальный матч претендентов у Таля. Выиграл, как говорится, в одни ворота: 3-0.

Вспоминаю его подготовку к матчу: такого я не видел никогда! Анализ и психология сплетались воедино. Вот Полугаевский расставляет позицию в классическом варианте староиндийской защиты хода после 22-23-го и говорит: "Эта позиция у нас наверняка возникнет. Здесь черные должны ходить королем туда-обратно, других ходов у них нет. Но Миша так играть не сможет и где-нибудь захочет прорваться". Как же протекала партия? На достижение критической позиции после 22-го хода Лева затратил 10 минут, Миша - два часа. В конце концов, Таль действительно "рванул" и быстро очутился в безнадежном положении. Полугаевский выиграл партию дома!

Лев Полугаевский - Михаил Таль
Староиндийская защита Е99
Алма-Ата 1980

1.Nf3 Nf6 2.c4 g6 3.Nc3 Bg7 4.e4 d6 5.d4 0-0 6.Be2 e5 7.0-0 Nc6 8.d5 Ne7 9.Ne1 Nd7 10.Nd3 f5 11.Bd2 Nf6 12.f3 f4 13.c5 g5 14.Rc1 Ng6 15.cd cd 16.Nb5 Rf7 17.Qc2 Ne8 18.a4 h5 19.Nf2 Bf8 20.h3 Rg7 21.a5 Bd7 22.Qb3 Nh4 23.Be1.

23...Be7 24.Rc3 Bf8 25.Rc2 Kh7 26.Rc3 Kh8 27.Qd1 a6 28.Na3 Qxa5 29.Rc8 Qxe1 30.Rxa8 Qb4 31.Nc4 Qc5 32.Qd2 b5 33.b4 Qc7 34.Na5 Qb6 35.Nc6 Rg6 36.Ra1 Bxc6 37.dc Qxc6 38.R1xa6 Qd7 39.R6a7 Qc6 40.Qd5 Qc1+ 41.Bf1 g4.

Черные сдались. Таких "домашних" партий в активе Полугаевского очень много. Конечно, это был шахматист исключительной силы.

Матч с Талем для секундантов Полугаевского оказался просто прогулкой, все сделал сам Лев Абрамович. Я находился в Алма-Ате, скорее, для антуража: чтобы вместе провести время, сыграть в карты, погулять. А вот на полуфинале с Корчным в Буэнос-Айресе (1980 г.) нам пришлось проделать огромную работу. Во-первых, мы начисто обезвредили белый цвет Корчного, перевеса в дебюте он не получал. Главное сражение развернулось в эндшпиле, при анализе отложенных партий, которых набралось целых 8. Анализ Полугаевского был исключительный. Две партии он выиграл после доигрывания труднейших эндшпилей, и все в них было проанализировано практически до сдачи.

Мне довелось в своей жизни анализировать со многими шахматистами, в том числе и с чемпионами мира: немножко с Каспаровым, со Спасским, очень много с Карповым, я видел, как анализируют целые "бригады". И я с полной ответственностью утверждаю, что лучшим аналитиком мира в 70-80-е годы был Полугаевский. Никто никогда не анализировал так же точно и глубоко, как он.

Как же он работал? Вот партия откладывается, мы возвращаемся в гостиницу. Расставляем позицию, начинаем прикидывать варианты. Он предлагает одну идею, я другую, еще один помощник, Орест Аверкин - третью. Лева возражает: "Ребята, вы не понимаете: это матч на первенство мира! Надо смотреть вот этот вариант". Мы с Эриком идем проверять его идею. Через час-другой он снова нас зовет и говорит, что нашел сильнейшее направление, надо изучать его. Вообще, у нас был очень дружный коллектив, такое нечасто бывает.

Анализ Полугаевского был уникальным; честно говоря, я так анализировал в детстве. Он вначале набрасывал варианты: один, второй, третий… Он пробовал все! Ему надо было сначала просто подвигать фигуры. Вот Спасский так не анализирует, и большинство шахматистов тоже. У Полугаевского был свой метод: компьютерный, полного перебора. Должен сказать, что это самый лучший метод анализа. Он трудоемкий, более медленный; мы не спали ночи, зато проанализировано было все! Ни до, ни после я не видел человеческого анализа такого качества. Можно только гадать, как бы развернулся Полугаевский в компьютерную эру.

Лев Абрамович никогда не отзывался дурно о своих коллегах, и от других я не слышал о нем ни одного плохого слова. Это удивительный человек! Доброта - главное качество, которое выделяло его среди остальных шахматистов высочайшего уровня. Полугаевский был очень добрым, а это не свойственно чемпионам. Так что характер у него был не чемпионский.

Помню, как трудно мне было уговорить его пожертвовать пешку Корчному в новоиндийской защите после 1.Nf3 Nf6 2.c4 b6 3.g3 e6 4.Bg2 Bb7 5.0-0 Be7 6.d4 0-0 7.d5!?

Он говорил: "Женя, ты не понимаешь, Виктору нельзя жертвовать пешку, это равносильно самоубийству!" Я отвечал: "Лева, это лучший шанс, надо жертвовать!" И Полугаевский выиграл в том матче две партии с помощью этой жертвы. В первый раз на 7...ed он сыграл по моей рекомендации 8.Nd4, выиграл, вошел во вкус и настолько увлекся позицией, что ему приснился ход 8.Nh4! Колоссальный ход, найденный во сне! Таких увлеченных и преданных шахматам людей, как Лева, можно пересчитать по пальцам.

Лев Полугаевский - Виктор Корчной
Новоиндийская защита Е17
Буэнос-Айрес 1980 (м/6)

1.Nf3 Nf6 2.c4 b6 3.g3 Bb7 4.Bg2 e6 5.0-0 Be7 6.d4 0-0 7.d5!? ed 8.Nd4.

8...Nc6.

Корчной не был готов к этой жертве, выбрал в ответ естественный развивающий ход, которым черные сразу же возвращают пешку, и получил похуже.

9.cd Nxd4 10.Qxd4 c5 11.Qd3 d6 12.a4.

Не только профилактика, но и подготовка выхода коня на а3 с последующим переводом его на с4.

12...a6.

Возможно, лучше 12...Re8, оставляя пока поле а6 для слона.

13.Na3!?

Никакой контригры на ферзевом фланге у черных нет, слон на b7 стоит неважно, а против надвижения пешек "е" и "f" трудно будет найти защиту.

13...b5.

На 13...Nd7 последовало бы 14.Rb1, подготавливая подрыв b4.

14.Bf4 b4.

Иначе черным не удержать пешку b5. Но теперь конь продолжает свой путь в центр.

15.Nc4 a5 16.e4 Ba6 17.Qc2 Bxc4 18.Qxc4 Nd7 19.Rfd1 Nb6.

В пользу белых 19...Ne5 .

20.Qb5 Qc7?

Сильнее 20...Rb8!, после чего забирать пешку - 21.Qxa5?! Bf6 довольно рискованно, а 21.Qc6 Rc8 22.Qb5 Rb8 приводит к повторению ходов. Видимо, белые на последних ходах все же немного поторопились. Так, заслуживало внимания капитальное 16.Rfd1.

21.Bh3! Rfb8 22.Qc6.

Ферзь на с6 очень силен, черным трудно предотвратить прорыв е4-е5.

22...Qd8.

Упорнее 22...Ra7! 23.e5 Rd8 24.ed Bxd6 25.Bxd6 Qxd6 26.Rac1 .

23.e5 Nc4 24.ed Bxd6 25.Bxd6 Nxd6 26.Qxc5 .

Белые выиграли пешку, сохранив позиционный перевес. А техника у Полугаевского всегда была на достаточно высоком уровне.

26...b3 27.Rd4 Rb7 28.Rc1 h6 29.Qc3 Rab8 30.Qe3 Re7 31.Qf4 Re2 32.Rc6 Rb6 33.Qc1 Qf6 34.Qf4 Qd8 35.Rd2! g5 36.Qd4 Rb4 37.Qc3 Re1+.

Или 37...Ne4 38.Rc8 Nxc3 39.Rxd8+ Kg7 40.Rxe2 .

38.Bf1 Rxa4 39.Re2 Rxe2 40.Bxe2 Qe7 41.Bd3 Ra1+ 42.Kg2.

Конь, конечно, хороший блокер, но белым удается обойти его с фланга и создать атаку на ослабленную позицию рокировки.

42...Rd1.

Не помогает 42...g4 43.Ra6 .

43.Ra6 Qd8 44.Qd4 f5 45.Ra7 Qf8 46.Qc3! a4 47.Qc7 Qf7 48.Ra8+ Kg7 49.Qxd6 Rxd3 50.Qe5+.

Ввиду 50...Kg6 51.Ra6+ Kh7 52.Re6 черные сдались.

Лев Полугаевский - Виктор Корчной
Новоиндийская защита Е17
Буэнос-Айрес 1980 (м/8)

1.Nf3 Nf6 2.c4 b6 3.g3 Bb7 4.Bg2 e6 5.0-0 Be7 6.d4 0-0 7.d5 ed 8.Nd4 Bc6!?

К этой партии Корчной уже, естественно, подготовился, применил один из лучших ходов и сумел получить "плюсик" в дебюте. Интересно также 8...c6!?

9.cd.

Принципиальная позиция возникает после 9.Nxc6 dxc6 10.Qc2!? . Любопытна и компьютерная рекомендация 10.cd cd 11.Nc3 c6 12.e4, оживляя белопольного слона. Например: 12...d4 (в пользу белых 12...de 13.Nxe4 Qxd1 14.Rxd1 Nxe4 15.Bxe4 Bf6 16.Rb1 Re8 17.Bf3 ) 13.Ne2 . Правда, я думаю, что компенсации за пешку белым достаточно только для ничьей.

Избранный Полугаевским путь менее удачен, поскольку белые остаются без своего основного козыря - слона g2.

9...Bxd5 10.Bxd5 Nxd5 11.e4 Nb4 12.Nc3 Bf6 13.Nf5 Re8!

Этот естественный ход оказался новинкой. В случае 13...g6 или 13...Kh8 игра складывается в пользу белых.

14.f4?!

Белые начинают действовать слишком резко, делая ставку на довольно скороспелую атаку, а ведь защита в подобных обоюдоострых положениях - "конек" Корчного. Лучше было вначале закончить развитие - 14.Bf4, и у белых неплохая компенсация за пешку.

14...d6 15.Qg4 N8c6 16.e5 de.

17.Ne4?

Вероятно, просматривая промежуточный шах на 20-м ходу. Но и после 17.fe Rxe5 18.Bf4 Rxf5 19.Qxf5 Nd4 с последующим c5 перевес у черных.

17...ef 18.Nh6+ Kf8 19.Nxf6 Qxf6 20.Rxf4.

Не проходит 20.Nxf7 ввиду 20...Qd4+ 21.Kg2 Qd5+.

20...Re1+! 21.Kg2.

Нельзя 21.Kf2 из-за 21...Nd3+.

21...Ne5! 22.Rxf6 Nxg4 23.Rxf7+.

Или 23.Nxg4 Nc2! .

23...Ke8 24.Rxg7 Nxh6 25.a3.

Проигрывает 25.Bxh6 Rxa1 26.Rg8+ Kf7 27.Rxa8 Rxa2.

25...Rd8! 26.ab Rd7 27.Rxd7 Kxd7 28.Kf2 Rh1 29.Ke2 Nf5 30.Kd3 Kc6?

Сильнее 30...Rxh2. Получившийся эндшпиль крайне неприятен для белых, однако две неточности Корчного чуть было не позволили Полугаевскому спасти пол-очка.

31.b3 Kd5 32.g4 Ne7 33.Bb2 Rxh2 34.Bc3 Nc6?

35.Rf1?

Упуская подвернувшийся шанс. После 35.b5! Rh3+ 36.Kc2 Nd4+ 37.Bxd4 Kxd4 38.Ra4+! (в цейтнотной спешке белые не заметили этот ход) 38...Kc5 39.Rxa7 у черных оставалось лишь минимальное преимущество.

35...Rh3+ 36.Kc2 a6 37.Rf5+ Kd6 38.Rf6+.

И здесь лучше было 38.b5.

38...Kd7 39.Rf7+ Kc8 40.Rf8+ Kb7 41.Rf5 Rh2+ .

При доигрывании черные преодолели упорную оборону соперника и постепенно реализовали свой перевес.

42.Kd3 Rh3+ 43.Kc2 Ne7 44.Re5 Ng6 45.Re4 Rf3 46.g5 Rf5 47.Bd2 Kc6 48.Re1 Rf7 49.Ra1 Kb5 50.Re1 Ne7 51.Re4 Kc6 52.Rc4+ Kd7 53.Rd4+ Ke6 54.Re4+ Kd5 55.Rg4 Ng6 56.Rg1 Ne5 57.Rg2 Ke4 58.Bc3 Ng6 59.Bd2 Nf8 60.Re2+ Kd5 61.Bc3 Rf5 62.Rd2+ Ke6 63.Bg7 Ng6 64.Rh2 Rf7 65.Bc3 Nf4 66.Bd2 Nd5 67.Re2+ Kf5 68.Rf2+ Kg6 69.Re2 Re7 70.Rf2 Ne3+ 71.Kd3 Nf5 72.Bf4 Rd7+ 73.Kc3 Nd6 74.Re2 Nb5+ 75.Kb2 Rf7 76.Re4 Kf5 77.Re1 Nd4 78.Bc1 Nf3 79.Rd1 Rg7 80.Kc3 Nxg5 81.Rd5+ Kg4 82.Rd4+ Kh5 83.Rd5 h6 84.Kc4 Rg6 85.Be3 b5+ 86.Kc5 Kg4 87.Rd7 Ne4+ 88.Kd4 Rd6+ 89.Rxd6 Nxd6 90.Kd5 h5 91.Bf2 h4 92.Bxh4 Kxh4 93.Kc6 Kg4 94.Kxc7 Ne4 95.Kb6 Kf4.

Белые сдались.

Лев Полугаевский - Виктор Корчной
Новоиндийская защита Е17
Буэнос-Айрес 1980 (м/12)

1.Nf3 Nf6 2.c4 b6 3.g3 e6 4.Bg2 Be7 5.0-0 Bb7 6.d4 0-0 7.d5 ed 8.Nh4!

Как и прежде, конь направляется на f5, но теперь он не загораживает линию "d" ферзю и пешка d5 оказывается атакованной.

8...c6.

После 8...Ne4 9.cd Nd6 (неудачно 9...Bxh4 10.Bxe4 ) 10.Nf3 Na6 11.Nc3 белые возвращают пешку, сохранив все выгоды своего положения.

9.cd Nxd5 10.Nf5 Bc5?!

Вот некоторые альтернативы, которые изучались нами при подготовке к решающей партии:

10...Bf6 11.e4 Nc7 12.Nd6 Ba6 13.Re1 Be5 14.f4 Bxd6 15.Qxd6 ;

10...Nc7 11.e4 d5 12.Nc3 Bf6 13.ed cd 14.Bf4 .

11.e4 Ne7 12.Nxg7!

Менее удачно 12.Nd6 Qc7! 13.Bf4 Ng6 .

12...Kxg7 13.b4 Bxb4 14.Qd4+ f6 15.Qxb4 c5.

В варианте 15...d5 16.ed cd 17.Re1 Nbc6 18.Qg4+ Kh8 19.Bb2 Ng6 20.f4 у белых неприятная инициатива.

16.Qd2 Nbc6.

Эта позиция тоже анализировалась еще дома!

17.Bb2.

После примерного 17.Qh6+ Kh8 18.Bb2 Nd4 19.Rd1 Nec6 20.Nd2 Qe7 21.Nb3 Rae8 22.Nxd4 Nxd4 23.Bxd4 cd 24.Rxd4 перевес также на стороне белых, но точнее все же не уводить пока ферзя из центра.

У белых более чем достаточная компенсация за небольшой материальный урон. Подумаешь, пешка, когда у нас такой грозный чернопольный слон! К тому же лишняя пешка d7 весьма слаба.

17...Ba6.

17...Ne5 18.Rd1 Nc4 19.Qg5+ Ng6 20.Bc3 .

18.Rd1 Ne5 19.Na3 N7c6 20.Qe3!?

20.f4 Nd3 21.Bc3 .

20...Qe7 21.f4 Nc4.

Альтернатива 21...Ng6 не слишком меняла общую картину борьбы.

22.Nxc4 Bxc4 23.e5.

Белые делают ставку на мощного слона b2 и расчищают ему дорогу.

23...fe 24.Bxc6! dc.

25.Rd7!! Qxd7 26.Qxe5+ Kf7 27.Qf6+.

Четче путь к победе после 27.Re1, например: 27...Qe6 28.Qc7+ Ke8 29.Rxe6+ Bxe6 30.Bf6 Rxf6 31.Qxc6+ и т.д.

27...Kg8 28.Qg5+ Kf7 29.Re1 Qe6 30.Qg7+ Ke8 31.Rxe6+ Bxe6 32.Bf6 Bf7 33.Bg5.

А здесь форсированно выигрывало 33.Qxh7 Kd7 34.g4 Rae8 35.Be5.

33...Kd7 34.Bh6 c4 35.Qxh7 c5 36.Bxf8 Rxf8 37.Qg7 Ke7 38.Qe5+ Kd7 39.g4.

Точнее 39.Qg7 Ke7 40.g4 .

39...Re8 40.Qf6 Bd5.

41.g5.

Сильнее 41.Kf2, после чего черным не удается отрезать короля. В отложенной позиции перевес белых очевиден, однако достичь победы еще непросто.

В то время Корчной был "врагом Родины", и нам постоянно звонило начальство из Москвы, спрашивали, чем нам помочь. И вот отложена последняя из 12-ти основных партий, которую обязательно надо выиграть, чтобы сравнять счет. У Полугаевского даже возникла идея - попросить, чтобы эту позицию проанализировали в Москве! Но мы с Орестом убедили его в том, что делать этого не надо: кто там в Москве будет этим заниматься? Мол, мы и сами все досконально проанализируем. Это была восьмая в том матче отложенная партия, восьмая бессонная ночь...В итоге дальнейшее течение борьбы было записано дома практически до сдачи черных!

41...Re2 42.h4.

Хорошо и 42.g6.

42...b5 43.Qf5+ Kd6 44.Qf8+ Kc6 45.Qc8+ Kd6 46.Qd8+ Kc6 47.Qa8+ Kd6 48.Qf8+! Kc6 49.a3! Re3.

Не спасало 49...a5 50.Qa8+ Kd6 51.Qxa5 или 49...Ra2 50.Qf6+ Kc7 51.Qc3 .

50.h5 c3 51.Qf6+ Be6.

Проще задача белых после 51...Kc7 52.Qg7+ Kc6 (52...Kc8 53.Qf8+) 53.h6 .

52.Kf2! c2 53.Qb2 Rh3 54.Kg2! Bf5 55.Qf6+ Kc7 56.Qxf5 c1Q 57.Qe5+ Kb6 58.Kxh3 .

Примерно до сих пор игра шла по анализу. Сейчас на доске - технически выигранная для белых позиция.

58...b4.

И после 58...Qh1+ 59.Kg4 белый король уходит от шахов, например: 59...Qd1+ 60.Kf5 Qxh5 61.Qd6+ Kb7 62.Qxc5 Qf7+ 63.Kg4 Qe6+ 64.f5 Qe2+ 65.Kg3 Qe1+ 66.Qf2 .

59.ab cb 60.h6.

60...Qh1+ 61.Kg4 Qd1+ 62.Kf5 Qc2+ 63.Kf6 b3 64.h7 Qxh7 65.Qe3+ Kc6 66.Qxb3 Qh8+ 67.Ke7 Qh4 68.Qc4+ Kb6 69.Qb4+ Kc6 70.Qe4+ Kb5 71.Kf7 a5 72.g6 Qg4 73.Qe5+.

Черные сдались. Пусть Виктор Львович меня простит, но в победах Полугаевского в 6-й и 12-й партиях есть и моя заслуга!

НАШ ОТВЕТ КОРЧНОМУ

Любопытно отметить, что на том матче гроссмейстеры играли в закрытой стеклянной кабине, на изготовление которой было потрачено 40 тысяч долларов. Я тогда считал, что кабину установили по просьбе Корчного, который подобным образом хотел обезопасить себя от воздействия экстрасенсов. Но недавно я разговаривал с Виктором Львовичем, и он сказал, что нет, это не его идея, а самих организаторов. Возможно, они подобным образом заботились о безопасности участников, хотя никто им, вроде бы, не угрожал… Честно говоря, не знаю, почему появилась эта кабина, но выглядело все очень эффектно: фотографии с гроссмейстерами за стеклом обошли всю мировую прессу. Так что у ширмы Топалова с Крамником тоже был "предшественник"!

Надо сказать, интерес к матчу был огромный - больше ни разу в жизни я не видел ничего подобного. Гроссмейстеры играли на сцене одного из центральных театров; на каждый тур приходило около тысячи зрителей, и широкую, с оживленным трафиком улицу Кориентос, где расположен театр, перед началом игры приходилось перекрывать, чтобы толпа любителей шахмат могла без помех пройти в здание.

Кабина была достаточно просторной, как комната. Ее можно было покинуть и перейти в свою зону отдыха на сцене, по разные стороны от кабины, где были установлены мониторы с текущей позицией. Таким образом, гроссмейстеры постоянно были на виду у всего зала. Я эту кабину опробовал, играя тренировочную партию с тренером Корчного Майклом Стином. Изумительно, идеальные условия для творчества! Когда я вернулся в Союз, то рассказал своему товарищу Анатолию Карпову: "Толя, великолепно, Ботвинник о подобных условиях только мечтал! Так тихо, полная изоляция". Но Карпов возразил: "Все-таки это замкнутое пространство".

Корчной в тот момент во всех советских видел врагов, а мы таковыми не являлись. Должен сказать, что Полугаевский с большим уважением и симпатией относился к Виктору Львовичу, всегда смотрел на него немного снизу вверх. Лев Абрамович постоянно подчеркивал, что у нас нет никаких претензий к Корчному, мы не собираемся делать никаких политических заявлений и не хотим столкновений по каким-либо вопросам. На матче Карпов - Корчной в Багио 1978г. шла настоящая война - за флаг, за рукопожатие, за места в зрительном зале для членов делегации, даже за стакан кефира… А Лева сказал нам: "Хочет он играть без флага - будем играть без флага. Хочет пожимать руки - будем пожимать, не хочет - не будем. Мы приехали играть в шахматы и будем избегать любых конфликтов вне доски!"

За рукопожатием претендентов наблюдают тогдашний президент ФИДЕ
Фридрик Олафссон и главный судья Мигель Найдорф

И Аверкин, и я относились к Корчному с большой симпатией, хотя я в тот момент не разделял его политических взглядов и осуждал бегство с Родины. Я не считал это преступлением, но никоим образом не мог одобрить этот поступок. Спустя годы мои взгляды изменились, и теперь я считаю, что человек волен сам принимать решение, где ему жить и как ему жить. Но я стал понимать это только после того, как мне пришлось судиться и со Спорткомитетом, и с милицией, и даже с двумя государствами - Россией и Латвией.

Однако конфликт в Буэнос-Айресе все-таки возник. Положение о матче предусматривало три партии в неделю, три дня доигрывания и один выходной; если один из участников брал тайм-аут, то в этой рабочей неделе оставались две партии. Корчной же настаивал на том, что надо играть на другой день после тайм-аута, то есть сокращать перерывы между партиями. Расхождение экономических (но не политических!) интересов сторон было совершенно очевидным: мы за каждый день командировки получали суточные, как минимум равные месячной зарплате, а Корчной тратил свои деньги.

Началась всякая казуистика. Порядок использования тайм-аутов был прописан в Положении недостаточно четко, с юридической точки зрения его можно было трактовать по-разному, в том числе и так, как настаивал Корчной. Однако на нашей стороне была традиция: 20 матчей на первенство мира, претендентских и финальных, игрались по "нашим" правилам.

В выходной день к Полугаевскому пришли организаторы на переговоры, стали его уговаривать. В конце концов, Лева не выдержал, набрался смелости и на английском языке заявил: "Дорогие господа! Если вы назначите партию на завтра, то я играть не буду. Если вы в этом случае засчитаете мне поражение, то я соберу чемоданы и уеду в Москву. А теперь, дорогие господа, прошу покинуть мои апартаменты". Он их выгнал! Я ему тут же пожал руку, и мы пошли в кино. Следующая партия состоялась через день, и он ее выиграл! Он одержал психологическую победу над самим собой, ведь он был абсолютно миролюбивый человек, никогда не шел на подобные конфликты. А тут он проявил жесткость, показал характер и сразу же добился победы. Эта история говорит: чтобы стать чемпионом, надо быть очень жестким, но это не каждому дано.

Матч с Корчным проходил в абсолютно равной борьбе. В те годы Полугаевский сравнялся с Корчным в шахматной силе, ни в одном из компонентов игры не уступал сопернику, и только в спортивных моментах был слабее. Полугаевскому не хватало наглости, уверенности в своих силах (не случайно расхожая шутка о нем тех лет - "не Лев, а заяц"), и он очень высоко ценил Корчного. Думаю, если бы им довелось сыграть еще и третий матч, у Левы были бы очень хорошие шансы на победу.

Корчной превосходил Полугаевского в твердости характера и в умении разыгрывать технические позиции. Например, 1-я партия была отложена в лучшем для белых (ими играл Корчной) ладейном окончании. Я чувствовал, что там должна быть ничья, но найти ее никак не получалось. Тогда я предложил Полугаевскому взять тайм-аут, чтобы досконально все проанализи-ровать, но он ответил: "Женя, ты не играл матчи на первенство мира, - тайм-ауты надо беречь!" На другой день он пошел доигрывать партию и проиграл, - технические позиции Корчной играл лучше. Однако в остальных компонентах он не был выше, а в дебютной стадии, умении подготовиться к партии просто уступал своему сопернику. И это несмотря на то, что за плечами у Корчного были уже два матча на первенство мира!

Помню, когда Лева выигрывал одну из партий, он снял пиджак. И Корчной ему это припомнил: в решающей 14-й партии уже он добился подавляющего перевеса и тоже демонстративно снял пиджак!

После поражения Полугаевского утешил Александр Рошаль, который присутствовал на матче. Он сказал: "Лева, но ведь если бы ты выиграл, то вышел бы на Карпова и стал ему врагом №1, а теперь ты - друг №1!" И Лева довольно быстро успокоился.

Лев Абрамович всегда заботился о своих товарищах по команде, о своих тренерах, был очень внимателен к их проблемам. Например, такая деталь. В тот год, когда я помогал Полугаевскому, мне платили повышенную стипендию. Причем я его ни о чем не просил, он сам проявил инициативу. А те деньги, что он получал от организаторов матчей на текущие расходы, он делил поровну со своими помощниками, а также выплачивал нам определенный процент от приза.

Нельзя забывать, что Полугаевский был трехкратным чемпионом Советского Союза, выиграл много международных турниров и вообще в конце семидесятых - начале восьмидесятых был вторым шахматистом в Союзе после Карпова. Он следил за своим здоровьем, за спортивной формой, и безумно жаль, что жестокая болезнь так рано оборвала его жизнь… Он мог бы еще очень много сделать для шахмат.

МУЗЕЙ ПОЛУГАЕВСКОГО

Мне приятно отметить, что в России помнят людей, преумножавших славу своей страны. 20 ноября прошлого года, в день рождения Полугаевского в Самаре, городе, где прошла юность гроссмейстера, в его честь был открыт музей, а также прошли торжественные мероприятия, посвященные его памяти. Самых добрых слов заслуживают организаторы торжеств - почетный президент ШФ Самарской области Алексей Славин, президент Станислав Янушевский, президент ШФ Поволжья Вадим Ульянов и другие.

Меня пригласили в Самару в качестве почетного гостя, и могу засвидетельствовать: торжества вызвали большой интерес у местных любителей шахмат и пресcы. Я провел сеанс одновременной игры, а еще в клубе организовали костюмированное представление "Живые шахматы": для многочисленных зрителей дети, изображавшие шахматные фигуры, разыграли партию, которую Полугаевский выиграл в блестящем стиле у Петросяна. Это один из шедевров шахматного искусства, который всегда приятно вспомнить.

Лев Полугаевский - Тигран Петросян
Защита Нимцовича Е54
Ленинград 1960
Комментарии Льва ПОЛУГАЕВСКОГО

В то время белыми я играл намного лучше, чем черными. Поэтому особенно дорожил правом первого хода и старался выжать максимум из каждой "белой" партии.

Все же во встрече с Петросяном я даже белыми отнюдь не был уверен в успехе. Потому что в те годы Петросян, идущий к шахматной короне, проигрывал даже реже одного раза в год. Легче было выиграть чем-пионат страны, чем партию у "железного Тиграна", как прозвали его журналисты.

Но даже без гарантий на удачу я все же собирался дать бой и решил вызвать партнера, любившего, как и я, защиту Нимцовича, на спор в одном из актуальных вариантов.

И еще: анализируя партии Петросяна, я подметил одну особенность. В тех редчайших случаях, когда он проигрывал или получал худшие позиции, его противники играли, что называется, "в лоб", вели прямую, резкую игру, потому что Петросян, порой чего-то боясь за доской, избегал принципиального спора в дебюте.

Отсюда и родилось решение сыграть вариант, богатый открытой счетной игрой.

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nc3 Bb4 4.e3 0-0 5.Bd3 d5 6.Nf3 c5 7.0-0 dc 8.Bxc4 b6.

В то время этот злободневный вариант сотни раз встречался в самых различных соревнованиях на любом уровне. Получившаяся позиция подвергалась тщательнейшему анализу. Теперь известно, что лучшим продолжением за белых является 9.а3, но тогда белые еще несколько прямолинейно осуществляли свою главную идею - Qd1-e2 и Rf1-d1.

9.Qe2 Bb7 10.Rd1 Nbd7?

Серьезная дебютная ошибка, сразу приведшая к нелегкому положению. Необходимо было разрядить ситуацию в центре и нейтрализовать давление по линии "d". Этим требованиям отвечало лишь 10...cd. Кстати, все это позднее уже проверялось на практике. После 10...cd 11.ed Bxc3 или 11...Nbd7 белым не удавалось доказать, что они имеют мало-мальски весомый перевес.

11.d5!

И в то время теоретики упоминали о возможности такого хода, но никто не считал его столь уж опасным для черных. Эта оценка казалась мне сомнительной, ведь, несмотря на полную мобилизацию фигур, прорыв в центре крайне неприятен для черных. Именно в этом случае противостояние белой ладьи и черного ферзя дает возможность белым развить сильнейшую инициативу.

11...Bxc3 12.de Ba5.

Черным не нравилась жертва пешки после 12...fe. В самом деле, продолжая 13.Bxe6+ Kh8 14.bc Qe7 15.Bxd7 Nxd7 16.Ne1, белые осуществляют продвижение f2-f3 и е3-е4. Ясно, что за потерянную пешку черные не имеют достаточной компенсации.

Попытка отвести слона на более удобную позицию путем 12...Bxf3 13.Qxf3 Be5 также была малопривлекательной из-за 14.ed Qc7 15.Qh3! Rad8 16.f4 Bd6 17.Qf3 с последующим 18.е4.

Но и после сделанного хода слон черных оказался вне игры, и это позволило белым немедленно начать активные операции в центре и на королевском фланге.

13.ed Qc7 14.e4!

Сильный ход. Беззащитная пешка неуязвима! Как 14...Nxe4 15.Ng5 Nxg5 (15...Nf6 16.Nxf7 Rxf7 17.Qe6) 16.Bxg5, так и 14...Bxe4 15.Bg5! Bxf3 16.Qxf3 Nxd7 (16...Qe5 17.Qxa8 Rxa8 18.d8Q+ Rxd8 19.Rxd8+ Ne8 20.Bb5) 17.Bf4 Qc8 (17...Ne5 18.Qg3 Rfe8 19.Rd5) 18.Bd6 приводило к материальным потерям для черных.

14...Nxd7 15.Ng5.

После продолжительного раздумья я сумел нащупать уязвимое место в позиции противника. Во многих вариантах сказывается слабость пункта f7.

Сейчас нависла угроза 16.Ne6. Черным нелегко найти удовлетворительную защиту. Приводимые варианты убедительно доказывают преимущество белых:

15...Nf6 16.e5 Rae8 17.e6 Qc6 18.f3 fe 19.Bb5;

15...Ne5 16.Bf4 Rae8 17.Qh5 h6 18.Nxf7! Rxf7 19.Bxe5 Rxe5 20.Qxf7+! Qxf7 21.Rd8+;

15...Rae8 16.f3 (Самое спокойное. Также хорошо и 16.Bf4 Qxf4 17.Rxd7 Qxg5 18.Rxb7) 16...h6 17.Nh3 и затем 18.Bf4;

15...Bc6 16.Qf3! Ne5 (16...Nf6 17.Bf4) 17.Qf5 g6 18.Qh3 h5 19.Bf4 Qe7 20.Bd5 Bxd5 21.ed Rad8 22.Qg3.

Характерно, что слон на а5 во всех этих вариантах играет лишь роль "зрителя".

Защищаясь от 16.Ne6, Петросян сыграл, естественно, 15...Rad8. Но именно в этот момент и последовал решающий удар.

16.Bxf7+! Rxf7 17.Ne6 Qc8 18.Nxd8 Ba6!

Черные находят лучший шанс. На 18...Qxd8 немедленно выигрывало продвижение е4-е5-е6.

19.Qe3.

Только так! Этот трудный ход белые должны были предвидеть, начиная свою комбинацию. Казалось, что легко выигрывало 19.Qg4, однако в этом случае черные заготовили коварную ловушку: 19...Qxd8 20.e5 Qe8 21.e6 Re7!

19...Re7.

И здесь плохо 19...Qxd8 ввиду 20.e5 Re7 21.e6 Bc8 22.Qb3.

20.Qb3+ c4 21.Qa3.

Вновь косвенно защищая коня d8. На 21...Qxd8 решает 22.Bg5, например: 22...Kf7 23.Qd6 Bc8 24.Bxe7 Qxe7 25.Qc7 Qe8 26.Qxc4+ Kf8 27.Rac1 Bb7 28.Qc7 Qxe4 29.Qd8+.

21...Nc5 22.Be3 Rxe4 23.Bxc5 Qxc5 24.Qf3.

Черные сдались. На 24...Re7 последовало бы эффектное 25.Ne6!

Хорошо помню, как после партии журналисты бросились брать у меня интервью. Ведь в те годы Тигран Петросян, обладавший изумительным "чувством опасности", был самым непробиваемым шахматистом мира. А тут - поражение, да еще в 24 хода!

Журналистам я искренне сказал, что до этого дня немного было у меня в шахматах столь же радостных минут…

"ДАЖЕ СНЯЛ ДЛЯ ВЕРНОСТИ ПИДЖАК"

Рассказ Евгения Свешникова о матче претендентов 1980 года в Буэнос-Айресе дополняет отрывок из книги Виктора КОРЧНОГО "Шахматы без пощады":

Следующим моим противником был, как и три года назад, Лев Полугаевский. Всё какие-то звери мне попадались на пути - не по имени же месопотамской реки был назван Тигран Петросян! Матч проводился в Буэнос-Айресе под водительством главного судьи Мигеля Найдорфа. Мы играли в прозрачной кабине, сделанной из пуленепробиваемого стекла - новшество для шахматных соревнований. Обеспечить безопасность участников в наше тревожное время - это проблема. Стеклянная кабина - это дороговато. Но зато самим фактом установки кабины подчёркивалась политическая важность матча.

Матч получился трудный. Если в 1977-м году мне удалось практически после пяти партий решить матч в свою пользу, то теперь игра шла очко в очко. По ходу матча возник один вопрос, который я попытался решить с советской группой. Группа эта состояла из четырёх человек (тренеры Свешников, Аверкин, руководитель делегации Серов). Моя группа состояла даже из шести человек - Стин, Сейраван, Петра, юрист - шеф группы, пресс-атташе Э. Штейн. Мы играли по старой формуле - три дня игры, день доигрывания, два дня игры, день доигрывания, выходной. Доигрывание бывало не всегда. Тогда такой день становился днём отдыха. Между тем, все члены групп получали деньги ежедневно на питание и карманные расходы. Разница заключалась в том, что свою группу я оплачивал сам, в то время как советские оплачивались деньгами правительственными, или, точнее, Спорткомитета СССР. Естественно, я был заинтересован сократить время матча, по возможности сделать игровыми освобождавшиеся дни доигрывания. Некоторые проблемы возникли бы у организаторов, поскольку тогда дни игры не являлись бы строго фиксированными, но те были согласны. Против новшества решительно выступила советская сторона. В советском обществе поговорка "солдат спит, а служба идёт" хорошо прижилась. Деньги от командирующих организаций, так называемые "суточные" никогда не подлежали возвращению властям. Эта сумма рассчитывалась заранее в кабинетах в Москве и была основной статьёй дохода путешествующих на Запад простых советских людей. Я посмел замахнуться на "святое" - на их твёрдые заработки. И они дали мне отпор...

У меня был минимальный перевес в матче. Приближалась последняя, 12-я партия матча. К этой партии Полугаевский подготовил сногсшибательную новинку. Споры о её практической силе продолжались и через 25 лет после окончания этой партии. Мне не удалось уравнять шансы. Белые уже были близки к выигрышу. И тут Полугаевский снял пиджак! В Советском Союзе была в то время популярна песня, сочинённая Высоцким - песня о Фишере. О том, как за шахматной доской с Фишером оказался боксёр, как, угрожая американцу физической расправой, "даже снял для верности пиджак!" - он заставил Фишера согласиться на ничью. Так я и понял жест Полугаевского - как знак его явного превосходства. Партию я не спас. Счёт сравнялся. Закончилось основное время матча. Мы стали играть дальше по две партии - до первой победы.

Одновременно с этим матчем в Европе игрался матч Хюбнера с Портишем. Их партии публиковались в аргентинской прессе. По привычке просматривая аргентинские газеты, я обнаружил интереснейшую новинку, применённую Портишем. Хюбнеру, игравшему белыми, с трудом удалось свести партию вничью. Тут же, в 14-й партии я эту новинку применил. Оказалось, что советский гражданин Полугаевский не имел привычки просматривать аргентинские газеты. Он не сумел уравнять белыми игры. За полчаса до конца партии я снял пиджак. Публика неистовствовала - она по достоинству оценила мой жест. Я выиграл партию, а с ней и матч.

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум