среда, 23.08.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Кубок мира02.09
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Энциклопедия

Сергей ТКАЧЕНКО,
гроссмейстер
по шахматной композиции

ЗАСТАВИЛ НЕРВНИЧАТЬ САМОГО РИНКА!

Во второй половине двадцатых годов в этюдное сообщество пришла – а точнее сказать, шумно ворвалась! – большая группа авторов из Советского Союза: Гербстман, Гурвич, Горгиев, Сомов-Насимович, Либуркин, Брон, Заходякин, Корольков, Каспарян…

В настоящей работе я расскажу об одном из представителей этой славной плеяды – Тигране Борисовиче Горгиеве, которому в ушедшем 2010 году исполнилось бы 100 лет.

Со второй половины 1927 года этюдные спектакли Горгиева все чаще и чаще стали появляться на страницах советской и зарубежной шахматной печати. И не только этюды! Сейчас мало кто знает, что Горгиев был главным «агитатором, горланом-главарем» романтического направления в этюдном творчестве. Вот какие строки выудил я из статьи «Взгляд на прошлое и настоящее», опубликованной в журнале «Задачи и этюды», №8 за 1930 год:

«Классическая школа этюдного искусства обнаруживает свою формальную сущность: на первом плане – материал: игра ладьей, борьба ферзей, упорная война между конем и слоном и наоборот. Таковы классические темы, заполняющие содержание этюда. Так работают братья Платовы, Ринк и др.

Но этой школе присущ крупный "дефект" – она в золотой клетке формы держит взаперти творческую фантазию композитора; из рамок материала нет выхода!

А.А.Троицкий отдает обильную дань господствовавшему течению. Отдает не потому, что находится во власти классической школы, подобно Ринку, а просто в виде известного "долга вежливости".

Среди медлительного прогресса классической школы чувствуется какое-то другое неуловимое брожение. Оно постепенно делается все заметнее. Ровная поверхность этюдной "глади" приходит в бурное движение. Выплывает новый лозунг – "материал для идеи!". Так постепенно складывается новая этюдная школа романтизма. Ряд композиторов становится горячими сторонниками нового направления.

Блестящие комбинационные замыслы, то изящные и тонкие, полные глубокого содержания, доступного лишь тонкому ценителю, то полные неожиданного внешнего эффекта, – все это приносит романтическая школа, не считающаяся с соотношением сил. Идея! Вот – то, ради чего можно пожертвовать парадоксальностью материала, искусственностью позиции».

Лихо оправдав отечественного классика Алексея Алексеевича Троицкого, молодой этюдист нанес несколько словесных уколов иностранному титану – французу Анри Ринку. Но поверьте, дорогие читатели, это были самые безобидные выпады в адрес Ринка. При каждом удобном случае осмелевший Тигран бросал увесистый «камушек» в классический «огород» западного мэтра, обвиняя его во всех смертных этюдных грехах – «механицизме и формализме». В пылу азарта этюдист из Кизляра намекал-советовал французу поучиться «творческой смелости и задору» у молодых советских этюдистов!..

А что же Ринк? Увы, мне так и не удалось найти в шахматной прессе его ответ-реакцию на статьи Горгиева. Может, Ринк не читал советских шахматных журналов? Или читал, но не желал опускаться со своего этюдного трона до словесной дуэли с начинающим автором, снисходительно наблюдая за летящими в его сторону стрелами: мол, молодо-зелено, пускай повоюет…

И только недавно я узнал, что Ринк таки внимательно следил за литературным творчеством Горгиева и, конечно же, болезненно переживал выпады в свой адрес. Около года назад Юрий Гордиан подарил мне уникальную переписку своего отца – знаменитого сказочного композитора Марка Филипповича Гордиана с будущим международным гроссмейстером Владимиром Александровичем Корольковым. В письме, датированном 26 апреля 1959 года, Гордиан-старший пишет: «Мне вспомнился любопытный эпизод из двадцатых годов, который, возможно, представит для Вас интерес. Как-то неожиданно я получил от Ринка любезное письмо с просьбой перевести ему на французский язык статью Горгиева из "64" (речь идет о работе "Борьба фигур", опубликованной в №13 и №14 журнала "64" за 1929 год. –Авт.)

Каким путем Ринк узнал мой адрес и почему он решил, что я сумею быть ему полезным – это мне и по сей день неизвестно. В этой статье молодой Горгиев восстал против механического направления в творчестве Ринка и ратовал за комбинационное содержание этюда, приводя ряд тому примеров. Статью я перевел и отослал Ринку. Он меня поблагодарил, но в его ответном письме сквозила явная обида на Горгиева – молодежь, дескать, не уважает и не ценит опыт и творческие достижения старшего поколения и т.п. Разумеется, в дискуссию с ним по этому поводу я не вступил» …

Вот какие этюдные страсти кипели в то непростое время! А ведь с момента первой этюдной публикации Горгиева до перечисленных выше революционных статей не прошло и двух лет… Кто же он, этот «гроза авторитетов» из Кизляра, заставивший нервничать самого Ринка? Какие пути-дорожки привели паренька из российской глубинки в этюдное творчество?

Но вначале, дабы рассказ о нашем герое был более объемным, несколько строк о Кизляре. Этот небольшой город на Северном Кавказе, расположившийся близ реки Терек и граничащий на западе с Чечней, был официально основан как русская крепость в 1735 году. То было время, когда правительство всеми силами старалось укрепить свое положение на Кавказе. В течение 18 века Кизляр интенсивно заселяется. Сюда, в поисках лучшей доли и переселяются армянские предки будущего этюдиста...

Тигран Борисович Горгиев родился 30 августа 1910 года в семье известного в Кизляре адвоката. Кроме юридической практики Горгиев-старший был одним из активных членов местного благотворительного общества, жертвуя солидные денежные суммы на нужды города. До сегодняшних дней в Кизляре сохранился "дом адвоката Горгиева", построенный по его проекту и впоследствии подаренный городу. Увы, мне не удалось установить, когда и при каких обстоятельствах состоялось это дарение – до или после октябрьского переворота. Тем не менее, этот щедрый дар, по одной из версий, спас адвоката от печально-знаменитых репрессий тридцатых годов…

Дом адвоката Горгиева в Кизляре, 1912 год

Посещал Горгиев-старший и «Дворянское собрание Кизляра», а проще говоря, светский клуб, где по вечерам собиралась вся городская элита. Краеведы утверждают, что в светском клубе были и комнаты для игры в шахматы, но найти сведения о турнирах и сильных игроках дореволюционной поры местным историкам пока не удалось…

Отец Тиграна, родившийся в 1861 году (год отмены крепостного права!) прожил долгую жизнь и ушел в лучший мир в 1954 году. К сожалению, мама будущего этюдиста рано умерла (предположительно где-то между 1914-м и 1916-м годами) и не смогла порадоваться шахматным успехам своего сына…

В биографии известных игроков часто мелькает типичная фраза: «с шахматами меня познакомил отец». Увы, родитель Горгиева был равнодушен к движениям фигур на клетчатой доске, предпочитая им карточные расклады. На выручку пришел родной брат отца, переплетчик книг по профессии, взявшийся обучить восьмилетнего племянника шахматной науке.

«У дяди был шахматный столик, и фигурки находились в ящиках. Расставили фигуры и начинали играть. Дядя сразу дал мне мат», – припомнит позднее Тигран. Игра так увлекла нашего героя, что вскоре он сравнялся по силе с учителем. После серии болезненных поражений дядя, не желая быть предметом насмешек, ссылаясь на занятость, стал уклоняться от игры с племянником…

Поощряя интерес сына к древней игре, отец покупает в Махачкале чудом сохранившийся в горниле гражданской войны учебник по шахматам. Хорошим подспорьем в изучении тонкостей игры были также знаменитые отделы мастера Зноско-Боровского из приложений к «Ниве», выходившие еще до октябрьского переворота…

«Шахматная лихорадка», вызванная Московским международным турниром 1925 года, добралась до самых окраин некогда могучей империи. «Шахматы в массы!» – звучало со страниц шахматной печати…

«Систематический разбор партий лучших мастеров того времени помог мне повысить шахматную квалификацию. Результаты не замедлили сказаться: я скоро победил своих немногочисленных городских соперников, которые после этого неожиданно для меня стали избегать дальнейших встреч со мной за шахматной доской.

Возможно, что отсутствие серьезных партнеров для игры способствовало более тщательному изучению различных литературных шахматных материалов. Первое знакомство с задачами и этюдами вначале не произвело на меня особого впечатления. Интерес к композиции возник у меня как-то неожиданно», – напишет Горгиев в авторской книге «Избранные этюды».

Этюдный первенец Горгиева (№1) увидел свет на страницах газеты «Известия» в 1927 году, где регулярно выходил шахматный отдел под редакцией короля пешечного этюда и мастера-практика Николая Дмитриевича Григорьева.


№1. Т.Горгиев
«Известия», 1927
Ничья

«1.Ba2+ Kc5! 2.Bg8!! Qh8. Как сейчас будет видно, черные не без основания пытаются отклонить щедрый дар.

3.Rg6! Заставляя противника взять слона и тем развязать белым руки.

3...Qxg8 4.Rc6+! Но не 4.Rxg5+? Kd6! 5.Rg6+ Ke7, и черные выигрывают.

4...Kd5 5.Rc5+! Ошибкой было бы 5.Rd6+?, так как черные ответили бы 5...Ke5!, избавляясь от новых шахов.

5...Ke6 6.Rc6+ Kf7 7.Rc7+ Kg6 8.Rc6+ Kh7 9.Rh6+! Ничья.

У белых, по московскому выражению, "бешеная" ладья: они могут смело ее жертвовать, так как в случае принятия этой жертвы им обеспечен спасительный пат. Этюд хорошо рекомендует нашего нового композитора. Из тонких моментов решения особенно выделяется третий ход белых».

(Комментарий Н.Д.Григорьева)

Уже в следующем году два этюда Горгиева (№2 и №4) вышли победителями годовых конкурсов отечественных журналов.


№2. Т.Горгиев
«Шахматы», 1928
1 приз
Выигрыш

С потерей одной из лошадок ничья очевидна. На выручку приходит слаженная игра всех белых фигур и...доминация!

1.Nd3+ Kc4! 2.Bd5+! Kxd5 3.Nb4+ Kc4! 4.Nxa2 Kb3 5.Nc1+ Kb2. Черные, в свою очередь, уповают на королевскую мощь и смелость!

6.Nd2! Bd8+! (или 6...Bd4+ 7.Kc6 Kxc1 8.Nf3+ с выигрышем слона) 7.Kc6! Kxc1! 8.Kd7!, и куда бы ни отступил черный слон, везде он попадает под батарейный выстрел. Триумф доминации!

Судья конкурса Василий Николаевич Платов, награждая сей этюд высшим отличием, заметил, что финал произведения напоминает заключительную мизансцену одного из этюдов Ринка: «но позиция французского композитора является не более как эскизом по сравнению с этюдом нашего талантливого композитора, сумевшего интересное конечное положение дать в результате художественно выполненной главной игры».

Для сравнения, давайте познакомимся и с творением француза (№3).


№3.А.Ринк
«Las Noticias», 1926
Выигрыш

После 1.Kb8! начинается «червячное» движение черно-белой пары: 1...Bd7 (или 1...Be6 2.Nf4 (d4)+ с потерей слона) 2.Kc7! Be8. Не спасает отчаянное 2...Ba4 3.Nc3+ Ke1 4.Nxa4 f4 5.Nc5 f3 6.Ne4 f2 7.Ng3 f1Q?! 8.Nxf1! Занавес.

3.Kd8 Bf7 4.Ke7 Bg8 5.Kf8 Bh7 6.Kg7!, и слон приговорен.

Эх, этому бы движению да классное вступление с построением батареи!..


№4. Т.Горгиев
«64», 1928
1 приз
Выигрыш

Исходная позиция этюда напряжена (под ударом два скакуна), что довольно типично для того времени.

Анализ доказывает, что белым не удается спасти одну из фигур. Например: 1.Nxh5+? Kg6; 1.Ne3? Ba4+! или 1.Bf6+? Kg8! 2.Be5 Bxe5 3.Nxe5 h4! 4.Ne2 Be4+, каждый раз с равенством.

Но не все так тоскливо! 1.Bf4! Bxf4 (1...Ba4+ 2.Kc5 Ba7+ 3.Kb4, и белые побеждают) 2.Nxh5+ Kg6 3.Nxf4+ Kg5 4.Nd5! Косвенно защищая своего собрата. Но ведь у черных есть темповый отскок: 4...Ba4+ 5.Kc5 Kxg4, и ничейный паритет сил восстановлен...

Зато у белых в арсенале оружие куда эффективнее: 6.Kb4! Доминация!

6...Be8 (d7) 7.Nf6+ или 6...Bc2 (d1) 7.Ne3+ выигрывая слона и поединок.

Вновь слово судье конкурса Василию Платову: «Первоклассный этюд с прекрасным вступительным ходом и рядом ложных следов на тему борьбы фигур при отсутствии пешек, с живой игрой и неожиданной конечной позицией».

В 1929 году состоялся международный дебют Горгиева. Этюд-короткометражка №5 из конкурса испанской газеты, выполнен в...старом, добром стиле «а-ля Ринк».


№5. Т.Горгиев
«La Nau», 1929
3 приз
Выигрыш

1.Rb2! Ba4 (не спасает 1...Bd3+ 2.Bxd3 Be5 3.Rb5! и т.д.) 2.Ra2. Упускает победу 2.Kb4? Be8 3.Bb5 из-за темпового 3...Bd6+.

2...Be8 3.Bh5! Bxh5 4.Rxh2 с первой связкой слона.

Похожая эхо-комбинация звучит и после 2...Bd7 3.Bg4! Bxg4 4.Rxh2+ Kg7 5.Rg2 со второй связкой.

Два параллельных эхо-варианта – довольно редкое явление и в наше время.

Во второй половине 20-х годов в СССР проводилось много интересных этюдных соревнований. Особняком в этом ряду стоит «конкурс конкурсов» – Всесоюзный чемпионат 1929 года. По разделу этюдов на чемпионат поступило 35 композиций от 8 авторов. Среди претендентов на победу были Гербстман, Гурвич, Гуляев, Горгиев, Каспарян, Корольков, Сомов-Насимович и Троицкий.

По условиям чемпионата, судьями соревнования были сами участники, в задачу которых входило расположить 10 лучших этюдов (свои произведения, естественно, исключались) и поставить им оценку от 1-го (лучший этюд) до 10 баллов. Остальные 25 этюдов нужно было разделить на две группы: хорошие (15 баллов) и удовлетворительные (20 баллов). Победитель определялся по наименьшей сумме оценок трех лучших этюдов.

К сожалению, такой демократический подход к судейству себя не оправдал. Оценки порой разнились диаметрально! Что это было – разнообразие вкусовых пристрастий или сознательное занижение баллов конкуренту – сказать сейчас трудно...

Приведу два этюда Горгиева (№6 и №7), участвовавших в чемпионате.


№6. Т.Горгиев
Северо-Кавказкий конкурс, 1929
5-6 приз
Выигрыш

1.f5+! Kxf5 (хуже 1...Kxf7 2.fxg6+ Kxg6 3.Kxe4 и т.д.) 2.Nh6+!, с темпом освобождая дорогу пехотинцу.

2...Rxh6 3.f7. Пешка неудержима, а значит песенка черных спета?!

3...Ng5+! 4.Bxg5 Kxg5, угрожая после 5.f8Q? разменять ферзя ходом 5...Rf6+.

5.h4+! Kg6! 6.f8B!! После 6.f8Q? на доске пат с замурованной ладьей. Сейчас черные в цугцванге и теряют ладью: 6...Kf7 7.Bxh6 с выигрышем.

Этюд №6 отечественный классик Алексей Троицкий поставил на первое место (1 балл). Александр Гербстман и Владимир Корольков отнесли эту композицию к группе "хороших этюдов" (15 баллов). По сумме оценок всех судей этюд №6 получил 63 балла и занял 8 место среди лучших этюдов чемпионата.

А вот этюд №7 Троицкий оценил невысоко – 15 баллов (такую же оценку поставил и Сомов-Насимович), тогда как остальные участники единогласно разместили композицию в первой десятке: Гуляев и Гурвич (2 балла), Гербстман и Корольков (3 балла), Каспарян (8 баллов). В итоге, набрав 48 баллов, этюд №7 занял четвертое место в итоговом протоколе.


№7. Т.Горгиев
«Шахматы», 1929
2 приз
Выигрыш

Соотношение «ладья и слон против слона и коня» – одно из любимых соотношений Анри Ринка.

Используя сей боекомплект, Тигран Горгиев сделал ставку на элегантную игру и финальный аккорд: 1.Bf6+ Kh7 2.Rg7+ Kh6 3.Rf7! Kg6! Не спасает 3...Nc6 4.Bxd8 Nxd8 5.Rd7! Ne6 6.Rd6 и конь пойман.

4.Rf8. Черные теряют фигуру, но не надежду на спасение: 4...Nc6! 5.Bxd8 Kg7! Ладья привязана к защите слона и черный король начинает ее прессинговать.

6.Re8 Kf7! 7.Rh8 Kg7. Позиционная ничья?!

8.Bf6+! Kxf6 9.Rh6+ и черный конь гибнет.

Судья годового конкурса журнала «Шахматы» Василий Платов напишет: «Как образец подлинной борьбы фигур, является шедевром». Прекрасно сказано!

К сожалению, бесстрастный компьютер нашел изъяны в этом красивом произведении. Кроме выигрывающего 1.Bf6+ «таблица Налимова» заверяет, что к мату через 35 ходов ведет и «дикое» 1.Ke2! Nc6 2.Bf2! и т.д. Есть иной путь к победе и после 1.Bf6+ Kh7, где кроме авторского 2.Rg7+ находится понятная только компьютеру альтернатива: 2.Ke2! или 2.Rg2!

На одном из интернетовских сообществ по шахматной композиции было предложено простое исправление этюда путем снятия первого хода и перестановки двух фигур (№8).


№8. Т.Горгиев
«Шахматы», 1929
2 приз (исправление)
Выигрыш

1.Rg7+ и т.д.

Конечно, взяв на вооружение «таблицу Налимова», можно и ход белого слона сохранить, и даже привлечь на тематическое поле его черного собрата. Например так (№8а).


№8а (версия)
Выигрыш

1.Bf6! Bd8 2.Rg7+ и т.д.

Но аналитическое болото после 1...Bb4 2.Kg2!! с матом через 38 ходов идет в диссонанс с последующей камерной игрой... Представляю, как ополчится на меня за такое исправление решательская братия!

Тигран Горгиев. 30-е годы. Угадайте, какой этюд стоит на доске?

У читателя, естественно, возникнет вопрос: «А каким этюдам Всесоюзного чемпионата 1929 года отдал предпочтение сам Горгиев?». Удовлетворю это любопытство. На первое место Тигран поставил романтическое творение Владимира Королькова (№9).


№9. В.Корольков
«Правда», 1929
1 приз
Выигрыш

Над белым королем навис матовый меч... 1.Rd2+! Kc1. Плохо 1...Kxd2 2.Qh6+ Kc2 3.Qxh3, и матовые путы разрублены.

2.Rd1+! Kxd1 3.Ba4+ b3! Заставляя белого слона занять диагональ a2-g8.

4.Bxb3+ Ke1 5.Bb4+ Nc3! 6.Bxc3+ Kf1, предвкушая после 7.Bd5? патовую развязку: 7...Bf3+! 8.Bxf3.

7.Bc4! Bxc4 8.Qc5! Только так! После 8.Qd6 (d8)? Bd3! белые не в силах отвести ничейный удар 9...Be4+! 10.Qxe4 - пат. Вот где раскрылся смысл тонкого 3...b3! На 3...Ke1 4.Bxb4+ Nc3 5.Bxc3+ Kf1 последовало бы 6.Bb5! Bxb5 7.Qc8, защищаясь от мата на с6 и угрожая 8.Qxh3+.

8...Bd3 9.Qb5! Bxb5 10.b8N! Bd3 11.a8B! (знакомый пат после 11.a8Q? Be4+ 12.Qxe4) 11...Be2 12.f8R! Третье превращение в слабую фигуру! Всё, ресурсы защиты исчерпаны и черные капитулируют.

Эта композиция Королькова вызвала бурную полемику. Признавая оригинальность замысла с последовательным превращением пешек в три слабые фигуры, Королькова упрекали в вычурности начальной позиции, форсированности решения, этапы которого не связаны между собой...Действительно, как показала практика, подобный замысел можно выполнить в куда более элегантной форме и интригующем сюжете...

Но, как я уже говорил в начале эссе, в конце двадцатых годов Горгиев, создавая элегантные этюды в классическом стиле, вдруг выступил...идейным вдохновителем романтического направления. Пришлось соответствовать разрекламированной стезе! В качестве этюда-маяка и был выбран Горгиевым опус №9.

Проявляя «последовательность» в своем присуждении, Горгиев одаривает шедевр Троицкого №10 самой низкой оценкой в 25 баллов.


№10.А.Троицкий
«Шахматный листок», 1929
1 специальный почетный отзыв
Выигрыш

Недостаток позиции черных – стесненное положение короля и слона. Грех этим не воспользоваться: 1.Bh6! Kg8!, нужно выбираться из угла. К матовому конфузу ведет 1...c5 2.Nb5! Kg8 (2...Be4+ 3.Kb2 Kg8 4.Nd6!) 3.Nd6! Bd5 4.Kc2 c4 5.Kc3 Be6 6.Kd4 Bf7 7.Ke5 c3 8.Kf6 Bb3 9.Nf5 c2 10.Ne7+ Kh8 11.Bg7#.

2.Ne4! Kf7! 3.Nc5! Перенося огонь атаки на слона! 3...Kg6. Понимая, что короткий путь на помощь слону не приносит счастья (например, после 3...Ke7 4.Bf4 Kd8 5.Kc2 Kc8 6.Kd3 Bb7 свобода слона мнимая, ибо он все равно заперт в углу) черный король пускается в обход, делая ставку на пешку "h".

4.Bf8 h5 5.Kc2 Kf5 6.Bd6! (охраняя поле е5) 6...Kg4 7.Kd2 Kf3 8.Ke1 Kg2 9.Be7! (нужно стеречь поле h4) 9...Kg3 10.Kf1 Kf3 (или 10...h4 11.Kg1 h3 12.Kh1, и можно сдаваться) 11.Bd6 Ke3 12.Be5 Kd2 13.Kg2 Kc2 14.Kh3 Kb1 15.Kh4 Ka2 16.Kxh5 Ka3 17.Bc3!, ставя еще один шлагбаум на пути черного короля. Грандиозная борьба во всех углах доски!

Чем же так не понравился этот спектакль Горгиеву? Об этом мы уже никогда не узнаем... К слову, Гурвич и Корольков считали №10 лучшим этюдом чемпионата. Такие вот метаморфозы коллективного судейства...

А победил в этюдном разделе Всесоюзного чемпионата 1929 года Владимир Корольков (107 баллов). Второе место досталось Абраму Гурвичу (157,5). Третье место занял Тигран Горгиев (193)...

После окончания средней школы Горгиев до 1933 года работает учителем начальных классов в селах и станицах Кизлярского округа. Затем он переходит на работу в Кизлярский гороно, заняв освободившуюся вакансию инспектора-методиста.

Но педагогика не стала призванием Тиграна. В 1934 году юноша переезжает в Махачкалу и поступает в Дагестанский медицинский институт (ныне Дагестанская государственная медицинская академия) на лечебный факультет. В 1939 году Горгиев с отличием заканчивает учебу и получает предложение остаться на кафедре. Предложение принято, и молодой выпускник начинает работу над кандидатской диссертацией. Как напишет позднее Горгиев, «с этого времени научная работа в области медицинской микробиологии, эпидемиологии и борьбы с инфекционными болезнями стала моей основной специальностью».

С научной работой связано, очевидно, снижение этюдной активности Горгиева. Вот что говорит сухая статистика: с 1927 по 1932 год Горгиев составил без учета исправлений и вариаций 124 этюда. В 1933 год в печати не появилось ни одного этюда Горгиева. С началом учебы в институте интерес к шахматному творчеству вновь возрастает: 1934 (5 этюдов); 1935 (8); 1936 (37). Затем активность вновь идет на убыль: 1937 (17), 1938 (8), 1939 (5), и только три этюда были опубликованы в 1940 году. А дальше началась война, и этюдный ручеек совсем высох...

Первый послевоенный этюд Горгиева появился в печати только в 1946 году. Увы, это не было полноправным возвращением в этюдное братство. Скорее наоборот. Казалось, Тигран прощается с шахматами, публикуя сохранившиеся в довоенных тетрадях этюдные зарисовки. Судите сами: в 1946 году опубликован только один этюд, 1947 (2), 1948 (0), 1949 (1), 1950 (2), 1951 (0), 1952 (4), 1953 (1)...Что и говорить, печальная, для любителей шахмат, статистика.

Перед самой войной произошли перемены и в личной жизни Горгиева. Но первый брак оказался скоротечным, и, несмотря на рождение сына, семья распалась. Вторая попытка оказалась счастливой! Работая над кандидатской диссертацией, Горгиев оказался в Ростове-на-Дону. В этот город получила распределение и молодой врач-дерматолог...Их жизненные вектора пересеклись, и вскоре одной «ячейкой общества» в Советском Союзе стало больше.

Осенью 1941 года немецкие войска подошли к Ростову, и молодая семья медиков была эвакуирована в Казахстан, где у них в том же году родилась дочь...

Тигран не был призван на фронт из-за открытой формы туберкулеза, последствия которого нет-нет да и сказывались многие годы спустя.

После окончания войны семья переезжает в Махачкалу. Горгиев с успехом защищает кандидатскую диссертацию, над которой не переставал трудиться и в военное время. На новом месте у новоиспеченного кандидата медицинских наук вновь прибавление в семействе! В 1946 году у Горгиевых рождается двойня – мальчик и девочка...

Пыльная Махачкала с жарким летом – не самый лучший вариант как для самого Тиграна, ослабленного туберкулезным недугом, так и для старшей дочери, у которой обнаружились проблемы с легкими. Вот почему, выиграв конкурс на должность руководителя лаборатории Днепропетровского института гастроэнтерологии, Горгиев в 1954 году переезжает в Украину. На новом месте Тигран с головой окунается в научную работу. Через некоторое время Горгиев становится заместителем директора института по научной части. Был период, когда он исполнял обязанности директора института...

Перемена мест благоприятно сказывается и на этюдном творчестве! С 1955 по 1960 год Горгиев публикует более 100 этюдов, переживая вторую творческую молодость. Даже работа над докторской диссертацией, защита которой успешно состоялась в 1967 году, не смогла заглушить этюдную активность Горгиева.

Дегустация этюдного замысла. Днепропетровск, 70-е годы
Слева направо: мастер-практик В.Гергель, Т.Горгиев и В.Руденко

Отметим и организационный талант Горгиева. Его переезд в Днепропетровск здорово всколыхнул местную шахматную жизнь. В газетах стали выходить шахматные рубрики, пропагандирующие этюдное и задачное творчество. Как результат, стали появляться новые имена решателей и составителей шахматных композиций. Благодаря Горгиеву шахматным творчеством « заболели » Александр и Валерий Семененко, Николай Грива…

Рафаэль Кофман в гостях у днепропетровских композиторов, 1958 год.
Сидят (слева направо): Н.Филиппов, Т.Горгиев, Р.Кофман, Ф.Бондаренко и Е.Узун.
Стоят: А.Галий, ??, А.Тогер, В.Руденко, В.Чепижный и Ю.Ростовцев

В начале 60-х Горгиев несколько лет жил и работал в Одессе. И здесь он взбурлил шахматную жизнь! Благодаря его стараниям в одесских газетах стали появляться « шахматные странички » , по средам в городском шахматном клубе регулярно собирались поклонники шахматной поэзии. Именно Горгиева считает своим крестным отцом в этюдном творчестве ветеран композиторской гвардии Украины – международный мастер ФИДЕ из Одессы Николай Васильевич Резвов.

Слева направо: Н.Резвов, А.Глущак, Т.Горгиев и Ю.Гордиан. Одесса, 1961 год

В начале 70-х вспомнили и в Дагестане о своем знаменитом земляке! После открытия в сентябре 1971 года в Кизляре шахматного клуба (как уверяют местные краеведы, первого в Дагестане!), любители шахмат узнали украинский адрес Горгиева и написали мэтру письмо об этом событии. Горгиев с радостью приветствовал это начинание и вскоре… редактировал шахматную рубрику в газете « Кизлярская правда » !

Шахматный клуб Кизляра после смерти Горгиева в 1976 году был назван его именем. Жаль, в 2001-м сей клуб прекратил свое существование…

Шахматный клуб имени Горгиева

Но не все так печально! Мне стало известно, что шахматисты города, журналисты и краеведы пытаются возродить шахматный клуб и добиваются присвоения Горгиеву звания Почетного гражданина города. Давайте пожелаем им удач в этом прекрасном деле!..

Не менее впечатляющие достижения у Горгиева и на медицинском поприще. Темой его довоенной кандидатской диссертации были исследования бактерицидных свойств рыбьего жира. Эти работы медицинской юности стали фундаментом для будущего открытия…

Известно, что традиционные антибиотики, подавляя рост микроорганизмов и вызывая их гибель, порой наносят вред и живым клеткам, изменяют микрофлору желудка и т.п. «А нельзя ли придумать такое вещество, которое будет повышать защитные силы организма и не вредить ему?» – задался целью молодой ученый. Как известно – все гениальное просто! Бактерицидная жидкость на основе рыбьего жира из печени трески стала результатом его творческих поисков и многолетних клинических испытаний. Практика показала, что «Бактерицидная жидкость по Горгиеву» эффективно действует не только внутри организма, но и прекрасно заживляет внешние раны, помогает при различных кожных заболеваниях. Вскоре «Всесоюзный комитет вакцин и сывороток» дал добро на массовое применение открытия, и в 1967 году в Харькове был налажен серийный выпуск этой уникальной жидкости.

Счастливый триумф и на медицинском поприще, скажете!? Не спешите с выводами! После нескольких лет производства «Бактерицидной жидкости по Горгиеву» ушлые чиновники от медицины зарегистрировали уже в «Фармакологическом комитете» СССР абсолютно тот же препарат, но под названием «Эктерицид», уведя в тень автора изобретения. Тигран Горгиев со свойственной ему прямотой бросился защищать выстраданное детище, писал письма в Министерство здравоохранения, партийные органы… Увы, борьба ученого-одиночки с Системой всегда (редчайшие исключения не в счет!) заканчиваются поражением героя. Единственный светлый момент в этой истории в том, что препарат «Эктерицид» успешно применяется в медицинской практике и в наши дни...

Популярны среди нынешней решательской братии и этюдные открытия Тиграна. Его симпатичные спектакли из жизни шахматных фигур доставляют радость творческих открытий ценителям шахматных тайн. В подтверждение этих слов я предлагаю вам, мои дорогие читатели, получить удовольствие от небольшой подборки этюдов Тиграна Горгиева.

Решайте, разыгрывайте и наслаждайтесь!

Классики ХХ века: (слева направо) Ф.Бондаренко, А.Гуляев и Т.Горгиев


№11. Т.Горгиев
«Ceskoslovensky Sach», 1934
3 приз
Выигрыш

Козыри белых – грозные пешки, которые в нужный момент можно...элегантно пожертвовать:

1.Nd5+ Kd7! 2.c8Q+ Rxc8! 3.Bg4+ Kc6 4.Bxc8 Bb7! 5.Kd3!! Используя привязанность черного короля к своему слону, белый монарх делает маневр с прицелом на финальный мат.

5...Ba8 6.Kc4! Bb7 7.a8Q! Bxa8 8.Ba6! Bb7 (увы, нет 8...Kd7 9.Nb6+, вилка) 9.Bb5#.

Как и в предыдущем этюде, в композиции №12 те же действующие лица плюс две белые пешки. Но сюжетная канва и финальная развязка иная.


№12. Т.Горгиев
«Ceskoslovensky Sach», 1936
2 почетный отзыв
Выигрыш

Несмотря на прекрасно расположенные фигуры, склонить удачу на свою сторону белым ой как не просто! Например: 1.f6+? Kxf6 2.Ne8+ Ke7 3.Be4 (или 3.g8Q Rd2+ 4.Kxd2 b1Q 5.Bd5 Qb4+ 6.Ke3 Qe1+ 7.Kd3! Qd1+ 8.Ke3 Qe1+ 9.Kf3! Qf1+ 10.Kg3 Be5+, и белым не уйти от вечного шаха) 3...b1Q+! 4.Kxb1 Rd1+ с ничьей. Не выручают и превращения пехотинца: 1.g8Q? Rxc7+! или 1.g8N+? Kf8 2.Nd5 Rg7, каждый раз с равенством.

1.Nd5+! Rxd5! (1...Kf7 2.g8Q+ Kxg8 3.Nf6+, вилка) 2.g8N+! Ладья отравлена: 2.Bxd5? b1Q+! 3.Kxb1 Bxg7 с ничьей.

2...Kd6! 3.Bxd5 Kxd5 4.Kb1! Плохо 4.f6? b1Q+ 5.Kxb1 Bd4 6.f7 Bg7, и черные спасены. Сейчас начинается второй акт шахматного спектакля.

4...Kd6! 5.f6!! Тематически ложно 5.h4?! Ke5 6.f6 Ke6 7.h5 Kf7 8.h6 Kxg8 9.h3 b5 10.h4 b4 11.h5 b3, и белые в цугцванге.

5...Ke6 6.h4 Kf7 7.h5 Kxg8 8.h6 b5 9.h3! (темп еще пригодится!) 9...b4 10.h4 b3 11.h5, и в цугцванге уже черные. Развязка не за горами.

11...Kh8! 12.f7 Kh7 13.f8R! (но не 13.f8Q?, пат) 13...Kxh6 14.Rf5, и белые побеждают. Конечно не 14.Rh8+? Kg5 15.Rh7 Kh4, и ладья навечно привязана к защите пешки

Тема Доминации (№13) всегда притягивала Горгиева, а по-молодости – особенно!


№13. Т.Горгиев
"Шахматы в СССР", 1936
2 приз
Выигрыш

Несложный расчет показывает, что после напрашивающегося отскока коня – 1.Nd3?! cxb2 2.Nxb2 Bd4 3.N~ Bf6 гибель последней белой пешки неизбежна.

Но ведь можно и не отступать конем! 1.b4! axb4 2.Nd3! c2! 3.Bxc2 Kh5 4.Ne1 Bb6 (пешка неуязвима из-за 5.Nf3+) 5.Ng2 Bd8 6.Bd1! Bxh4. Черные достигли своей цели и выиграли пешку. Увы, этого для равенства уже недостаточно...

7.Ke3+ Kg5 8.Kf3! b3 (8...Kh5 9.Kf4+) 9.Bxb3 Kh5 10.Bf7+ Kg5 11.Be8! Доминация! Черные вынуждены расстаться с юрким слоном...

Любил Горгиев использовать в своем творчестве (№14) нюансы окончания Троицкого «два коня против пешки».


№14. Т.Горгиев
«64», 1937
3 приз
Выигрыш

На доске материальное равновесие, очагов напряженности нет, а слоны черных свободны в выборе полей. Может, комментатор забыл добавить белым пешку? Нет, они выигрывают и без пешечного подарка!

1.Bf3+! Kc5! 2.Nb7+ Kb6 3.Nxd6, беря под прицел сразу двух черных слонов – грозит как 4.N:f7, так и 4.Nc8+ ~ 5.N:a7 и т.д. Как же черным уберечь одного из своих слонов и спасти партию? А... никак! Нужно жертвовать!

3...Bd5! 4.Bxd5 Kc5! 5.Nc8! Bb8! Плохо 5...Kxd5 6.Nxa7 a5 7.Nab5 a4 8.Na3 с победой по Троицкому. Сейчас угрожает связка 6... Be5 с ничьей.

6.Nc6! Kxd5 7.Nxb8 a5! (последняя надежда перехитрить белых) 8.Nb6+ Kc5!, подталкивая коня на программный останов пешки – 9.Na4+? Kb5! 10.Kb3 с патовым спасением.

К счастью, пешку можно остановить и клеточкой ниже: 9.Nc4! a4 10.Na3 с выигрышем.

Задачные идеи, несмотря на конструктивные сложности, тоже нашли отражение в его творчестве (№15).


№15. Т.Горгиев
«Шахматы в СССР», 1939
(исправление: С.Дидух, 2009)
Выигрыш

Черная ладья мечтает попасть на первый ряд и сильно огорчить белого предводителя. Значит, нужно вязать ей руки. Но как? Ложно 1.Qd6+? Rb4 2.Bh3 g2 3.Bxg2 h3 4.Ba8 h2, и белые не в силах предотвратить патовую развязку.

Правильно 1.Qe7+! Rb4 2.Bh3! К радости черных 2.Qc5? g2 3.Qxc3+ Rb3 4.Qc5+ Rb4 и белые должны форсировать вечный шах... Нет и 2.Be4? из-за 2...h3! с равенством.

2...g2 3.Bxg2 h3 4.Ba8!! Еще один тонкий ход с логической начинкой! После 4.Bh1? h2 5.Qb7 Rb2! 6.Be4 Rb4 все пути к победе закрыты, так как белый слон путается под ногами у своей королевы. 4...h2 5.Qb7! Rg4! 6.Qg2! Rb4 7.Qh1! (стратегическая диагональ свободна!). Выигрыш. Подобный финт белого слона в задачной композиции называется "лойдовским освобождением линии".

Не обходил Горгиев стороной и классическое наследие (№16).


№16. Т.Горгиев
«Шахматы в СССР», 1950
Похвальный отзыв
Ничья

Две связанные черные пешки, на первый взгляд, легко «порвут» белого короля. Только неисправимый оптимист может сделать ставку на сдвоенную белую пару. И тем не менее – эта ставка срабатывает!

Ппрограммное 1.Kf4? имеет изъян: 1...f5 2.h6 Kf6 (f8)! 3.h5 Kf7!, и белые в цугцванге.

1.h6! Kf8! (продолжая строить цугцванговые козни!) 2.h5! Kf7! (2...Kg8 3.Kf4 f5 4.Kxf5 g3 5.Kg6!, и т.д. по решению) 3.Ke3!! f5 4.Kf4!, и цугцванг уже в пользу белых!

4...Kf6 5.Kg3! Проигрывает 5.h7? Kg7 6.Kxf5 g3 и черная пешка побежала к призовому полю.

5...Kf7 6.Kf4 Kf8, иначе позиционная ничья. Не ошиблись ли белые в расчетах: Ведь пешка вновь на всех парах летит за наградой?.. На выручку приходит патовый склеп:

7.Kxf5! g3 8.Kf6! Kg8 (8...g2 9.h7) 9.Kg6 g2 10.h7+ Kh8 11.Kh6! g1Q. Классический финал!

Этюд №17, уверен, понравится практикам.


№17. Т.Горгиев
«Szachi», 1957
1 приз
Ничья

Сразу плохо 1.Nf3+? Ke3, и можно сушить весла. Нужно провести предварительную жертвенную подготовку: 1.Be5+! Kxe5 2.Nf3+ Kf4 3.Nd2 Ke3 4.Nb1! Bxb1 5.b7 Bxc2 6.Kb6! b1Q+ 7.Kc7!, и слон мешает новорожденному ферзю вырваться на простор.

Если 5...Ba2 (второй вариант), то после 6.Kb6 b1Q+ 7.Ka7! возникает знакомая ситуация, где кроме слона-помехи участвует и уцелевшая пешка с2. Ферзь вновь выключен из игры, и превращение белой пешки неизбежно. Ничья, господа решатели!

Патовые страсти также волновали мастера (№18).


№18. Т.Горгиев
Тувинский конкурс, 1958
3 приз
(исправление 1963)
Ничья

Черная пешка на пороге превращения, а посему ход 1.Rd8?!, на первый прикид, не имеет альтернативы. Но после 1...Bd4 2.f6 d1Q 3.f7 Nb6+ 4.Kb7 Qb3 черные выигрывают. Хитрее 1.f6?!, но и это не панацея от несчастий: 1...Bxf6 2.Re8+ Kf4!, и можно сдаваться.

Спасает предварительное 1.Re8+! Kd3 2.f6! (пора!) 2...Bxf6 3.c7 d1Q (или 3...Nb6+ 4.Kb7 d1Q 5.Rd8+ Bd4 6.Rxd4+ Kxd4 7.Kxb6 Qg4 8.Kb7 с простой ничьей) 4.Rd8+ Bd4 5.Rxd4+ Kxd4 6.Ka7!! Соль замысла.

6...Qc2 7.c8Q! Qxc8 с патовым счастьем у белых.

Чисто пешечные страсти (№19) всегда были в чести у Мастера


№19. Т.Горгиев
Украинский конкурс, 1971
1 приз
Ничья

Хочется сразу бросить в бой короля: 1.Kg4? a5 2.Kf5 a4 3.Kxf6 Kg8 4.e5 a3 5.e6 a2 6.e7, но 6...a1Q+, шах!

А вот после 1.e5!! fxe5 король темп в темп успевает задержать пешку: 2.Kg5! a5 3.Kf6! Kg8 4.Kxe5 a4 5.Kd4 a3 6.Kc3 и пешка остановлена.

У автора главной веткой решения считалось 1...Kg7 2.Kg4 Kxg6 3.exf6 a5 4.Kf4 a4 5.Ke5 Kf7 6.Kd4, также успевая в квадрат пешки. Но кроме 3.exf6 к ничьей ведет и 3.Kf4 f5 4.e6 Kf6 5.e7! Поэтому приходится корректировать решение.

Литературное наследие Горгиева

К 100-летнему юбилею Горгиева журнал по шахматной композиции "Проблемист Украины" провел конкурс составления этюдов. В творческом соревновании приняли участие 26 авторов из 14 стран, приславшие 36 этюдов. Судья конкурса Сергей Дидух отметил 13 композиций. Познакомьтесь с тремя композициями из этого конкурса: этюдом-победителем, бронзовым призером и работой, замкнувшей наградной список.


№20. К.Пуассон (Франция)
МК Горгиеву–100
1 приз
Выигрыш

Белой пешке всего два хода до призового поля. Но, как показывает сюжет этюда, сделать эти шаги очень непросто.

Слабо 1.Bd7? Qf4, и ферзь врывается в лагерь белых. Не лучше и 1.Kb6? Qe3+ с потерей слона.

1.Ka6! Qc4! 2.Bd7! (2.Kb6? Qg8! 3.Bd7 Qb8+ с ничьей) 2...Ka2 3.Kb6 Qd4+!, максимально препятствуя движению пешки. Слишком вяло 3...Qf7 4.Bf5 Qf6 5.Kb7 Ka3 6.c7 и белые без проблем побеждают.

4.Kb7 Ka3 5.Kb8!, готовя на 5...Qd6+ эффектное 6.c7! Qxd7 7.Rb6! Qd4 8.Ra6+ Kb4 9.c8Q с победой.

5...Ka4 6.Rb7 Qh8+ 7.Bc8! Забавно, но при своем ходе белые не могут выиграть. Да, на доске мощная сеть взаимного цугцванга!

7...Ka5 8.c7. Теперь начинается самое интересное. Чтобы победить, белой ладье кровь из носа нужно попасть на поле d8. Но как сие исполнить и не быть сбитой ферзем? Эврика! Белым поможет в этом желании умелое прочтение полей соответствия в противостоянии черного ферзя и белой ладьи. Первая пара этих полей: h8-b7. Три других: g8-b1, f8-b2, e8-b3.

8...Qf8! (8...Qe8 9.Rb3! или 8...Qg8 9.Rb1!, каждый раз взаимный цугцванг) Сейчас на длинный ход 9.Rb1? припасено 9...Qg8! (здесь и далее белые в цугцванге) 10.Rb2 (10.Rd1 Qb3+) 10...Qf8! 11.Rb3 Qe8! 12.Rb7 (12.Rd3 Qb5+) 12...Qh8! Позиционная ничья, замешанная на цугцванге!

Правильно 9.Rb2!!, и теперь уже белые переводят цугцванговые стрелки на соперника.

9...Qh8 10.Rd2! Kb6 11.Rd6+ Kc5 12.Rd8 Qb2+ 13.Bb7, и белые побеждают. Дальнейшее просто: на 13...Qh2 белые переводят ладью на с6, например, по маршруту d1-c1-c6 и уходят королем на а8.

Французский автор известен в этюдном мире особой любовью к шестифигурным позициям, выдавая порой на-гора довольно пресные спектакли. Но на сей раз француз выдал истинный бриллиант в тонкой цугцванговой оправе!


№21. О.Перваков (Россия)
МК Горгиеву–100
3 приз
Ничья

Жадность, как гласит народная мудрость, к добру не приводит: 1.Bxc6? Nxf5 2.Kxa7 Ne3 3.Be4 (3.c5 Kg5 4.Kb7 Rf7) 3...Rf7 4.Bc5 Kf4 5.Bd3 Rd7 6.Be2 Rd2 7.Bxe3+ Kxe3 или 1.Kxc6? Nxf5 2.Bc5 Ne7+ 3.Kb5 Kf4 4.Bxa7 c6+ с победой черных. Попытка умерить аппетит ходом 1.Be6? также проигрывает: 1...Nxf5 2.Kxa7 Kf4 3.Kb7 Ne7 4.Bxe7 Rxe7 5.Bc8 c5 6.Kc6 Re5 и т.д.

1.Bg8!, заманивая ладью на восьмую линию. 1...Rh8 (не опасно 1...Rh1 2.f6 Rf1 3.f7 Ne4 4.Be7 Nd6+ 5.Bxd6 cxd6 6.Kxc6 с простой ничьей)

2.f6 Rxg8. И вдруг 3.Bc5!!

Тематический ложный след: 3.Ba3? c5!! 4.Bxc5 Ne4! (на 4...c6?! белые отвечают: 5.Be7! Nf5 6.f7 Nxe7 7.fxg8Q+ Nxg8 8.Kxc6 Ne7+ 9.Kb5 Kf5 10.Ka6 Nc8 11.Kb7, забавное колесо белого короля b7-c6-b5-a6-b7! 11...Ke5 12.Kxc8 Kd4 13.Kb7 a5 14.Kb6 a4 15.c5 с ничьей) 5.f7 Nxc5+ 6.Kxa7 Rg6! Предусмотрительный сброс пешки с6 обеспечил ладью рабочим местом на 6-ой горизонтали. 7.f8Q Ra6+ 8.Kb8 Nd7+ с выигрышем.

Другие отступления слона также не спасают: 3.Be7? Nf5 4.f7 Nxe7 5.fxg8Q+ Nxg8 или 3.Bg7? Nf5 4.f7 Nd6+ 5.Kxc6 Nxf7 и т.д.

3...Ne4 4.f7 Nxc5+ 5.Kxa7, и ладья лишена возможности просочиться в лагерь белых по 6-му ряду! 5...Ra8+! (5...Rh8 6.f8Q Rxf8, пат) 6.Kxa8 Ne6 7.c5! Kf5 8.Kb7! Kf6 9.f8Q+ Nxf8 10.Kxc7. Ничья.

Красивый логический этюд с ювелирной игрой двух белых слонов!

И на закуску этюд попроще:


№22. В.Горбунов (Украина)
МК Горгиеву–100
4 похвальный отзыв
Ничья

У белых не хватает ладьи, но есть грозный пехотинец. А это уже не мало!

1.e7! c2 2.Kb2 Rg1! 3.Kxc2 exd3+ 4.Kd2! (4.Kxd3? Re1) 4...Rg2+ 5.Kxd3 Rxg3+ 6.Kd4! Сближаться с ладьей опасно – укусит!: 6.Ke4? Rg1 7.Kf5 (7.e8Q Re1+) 7...Rf1+ 8.Kg5 f6+! 9.Kg4 Re1, и белая пешка бесславно гибнет.

6...Rg8 7.Ke5 Re8 8.Kf6 Rxe7 9.Kxe7 f5 10.Kd6! Выручай, маневр Рети!

10...f4 11.Kc6 Ka7 12.Kc7 f3 13.b5 f2 14.b6+ Ka6 15.b7 f1Q 16.b8Q с ничьей. Гимн трудяге-королю!

И совсем напоследок еще немного сухой статистики о нашем герое. Международный арбитр (1956), мастер спорта СССР (1959) и международный мастер по шахматной композиции (1969). Пять раз выходил в финал чемпионата СССР по разделу этюдов. Автор более 250 этюдов, 3-х книг и 101(!!) статьи по шахматной композиции. Рейтинг в "Альбоме ФИДЕ" – 66,67 балла (до заветной нормы международного гроссмейстера не хватило всего лишь 3,33 очка). Умер Горгиев 13 декабря 1976 года от сердечного приступа: сказались последствия неравной схватки с чиновниками от медицины...

А жизнь продолжается! Сын Мастера, автор эссе и племянник Мастера.
Слева направо: Борис Тигранович Горгиев, Сергей Ткаченко и Владислав Горгиев. Одесса, 2010

Моя глубокая признательность всем, кто помог мне в написании этого труда.

Шахматным композиторам: Юрию Гордиану, Анатолию Глущаку, Николаю Гриве, Сергею Дидуху и Николаю Резвову.

Главному специалисту краеведческого музея им.П.И.Багратиона, директору шахматного клуба им. Т.Горгиева с 1996 по 2001 год – Льву Серебрякову.

Собкорам газеты «Дагестанская правда» – Александру Иванову и Владимиру Минервину.

Отдельная благодарность сыну Мастера – Борису Тиграновичу Горгиеву.

Одесса, февраль, 2010

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум