воскресенье, 22.10.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Командный чемпионат Европы27.10
London Chess Classic01.12

Энциклопедия

Кирилл
БЕРДНИКОВ

НИКАКИХ АПЕЛЬСИНОВ, ГОСПОДИН ПРЕМЬЕР!

Ровно тридцать лет назад, в апреле-мае 1979 года, в Монреале состоялся один из сильнейших за всю историю шахмат турниров, известный у нас как «Турнир звезд». Устроителям удалось совершить организационный подвиг и за очень короткое время собрать исключительный по силе состав участников: действующего чемпиона мира, двух его великих предшественников, нескольких претендентов и «просто» сильнейших гроссмейстеров. Соревнование вызвало большой интерес прессы и добрые воспоминания болельщиков, посещавших турнирный зал. Этот небольшой материал добавит несколько, вероятно, небезынтересных штрихов к уже известным фактам о предыстории турнира, об энтузиастах шахмат, его организовавших, и событиях, которые сопровождали игру элиты.

Человек, собравший звезд

Монреаль-79 как событие шахматной истории почти целиком обязан своим появлением и не последним местом в ней канадскому писателю, сценаристу, предпринимателю, журналисту и издателю Роже Лемлену. Это имя малоизвестно у нас, хотя Лемлен добился признания своего литературного творчества не только в Канаде, но и в Европе, и был удостоен за него всевозможных престижных наград. Лемлен был шахматистом-любителем, уделял много времени шахматам, их популяризации, и, что может быть еще более важно, использовал свое значительное влияние и связи, и поэтому было бы справедливо поподробнее познакомить читателей с биографией этого разностороннего человека.

Роже Лемлен (фото из книги Реаля Бертрана «Великолепный Роже Лемлен»).

Роже Лемлен родился девяносто лет назад, в апреле 1919 года в Квебеке. Перепробовав в молодости множество занятий, он, в конце концов, занялся писательством и журналистикой – в первой половине сороковых уже писал для известных американских журналов «Лайф» и «Тайм». В послевоенное время последовал успех нескольких его книг, а по роману «Семья Плуфф» поставили чрезвычайно популярные радиопостановки и многосерийный фильм. А попутно с занятиями литературой Лемлен руководил своим делом, заработав состояние производством мясных продуктов.

В 1972 году он становится президентом и главным редактором наиболее солидной канадской франкоязычной газеты «Ла Пресс» и будет занимать этот пост в течение следующего десятилетия.

Благодаря Лемлену в газете сперва постоянно стали появляться шахматные материалы, а в дальнейшем использование начальством служебного положения, в своих и миллионов шахматистов интересах, привело к появлению и отличной реализации планов устроительства большого соревнования в Монреале.

Лемлен любил говорить, что в каком бы городе мира он ни находился, он всегда старался посетить шахматный клуб, в котором чувствовал себя как дома, несмотря ни на какие языковые барьеры, и что «шахматы, как и музыка, не нуждаются в переводчике». Его общительность, открытость и увлеченность шахматами привели однажды, во время визита канадской делегации в СССР, к забавному эпизоду, подтверждающему этот принцип.

Надо сказать, что семидесятые-восьмидесятые годы были очень непростыми для взаимоотношений провинции Квебек и Канады. Лемлен критиковал идею отделения Квебека, выступал в прессе со статьями за единство страны и поддерживал в этом усилия премьер-министра Пьера Трюдо. Знаменитый политик ценил содействие своего земляка, они общались, и однажды Трюдо, собираясь посетить СССР, пригласил Лемлена с собой для налаживания культурных контактов.

Как вспоминал Лемлен, программа была насыщенной: кроме Москвы, ему предстояло лететь в Киев и Ташкент. В этом путешествии его, разумеется, повсюду сопровождали. Спутник Лемлена поначалу был довольно сдержан в разговорах, но вдруг канадец спросил, не играет ли он в шахматы. Тот удивленно посмотрел на журналиста и ответил, что да, играет, и тогда Лемлен сразу засыпал его рассказами о стилях игры, дебютах и всем, что знал о наших чемпионах от Алехина до Ботвинника.

Решили сыграть, но в самолете шахмат не было и играли вслепую. «Окружавшие нас журналисты с удивлением наблюдали, как двое, словно роботы, скрестив руки, с неподвижным взглядом, каждую минуту изрекали странные формулы: d4, f5... Мы играли примерно в одинаковую силу и выиграли каждый по партии. После игры мой партнер пожал руки в знак признательности» - цитирует Лемлена его биограф Реаль Бертран.

Премьер-министр Канады Пьер Трюдо.

С этого момента сопровождающий стал всячески его опекать и о нем заботиться. На пути из Киева в Ташкент, во время игры он заметил гостю, что тот не совсем хорошо выглядит. Лемлен ответил, что не может есть на завтрак “borstch”, а больше ничего, никаких фруктов, например, не предлагают (сейчас уже не выяснить, конечно, что там было в меню на самом деле или в каком часу сервировался завтрак, но культовый для иностранцев образ русского борща по ходу этого повествования пересечется с шахматами еще раз). Тогда, после прилета в Ташкент, спутник его постарался и достал специально для своего шахматного партнера целый пакет дефицитных апельсинов.

Любивший розыгрыши Лемлен, зная, что Трюдо обожает свежие фрукты, явился с цитрусовыми на пресс-конференцию своего премьер-министра и начал на глазах у него есть фрукт. Закончив отвечать на вопросы журналистов, Трюдо подошел к Лемлену, и состоялся занятный диалог:

- Ты где это взял апельсин?

- А вы умеете играть в шахматы, господин премьер-министр? – спросил Лемлен.

- Нет... - удивился политик.

- Тогда, - заключил журналист, - никаких вам апельсинов!

Возвращаемся от анекдотов к делам серьезным. Разумеется, мысль о турнире мирового класса возникла не сразу, а стала результатом энергичной деятельности Лемлена и возглавляемой им газеты. К середине семидесятых уже был накоплен неплохой опыт помощи в проведении турниров национального уровня.

И наверняка можно сказать, что тогда еще не иссякли в воздухе Монреаля флюиды глобальных проектов - ведь город уже принимал к тому времени всемирную выставку Экспо-67 и Игры XXI Олимпиады.

Итак, постепенно все сложилось как нельзя лучше, и было решено заняться организацией в Монреале шахматного супертурнира.

Где, с кем и сколько

За организацию взялись поздно (по некоторым сведениям, только в феврале была определена дата начала), и устроителям предстояло одновременно, стахановскими методами решить все три необходимых и достаточных условия: найти средства, место игры и пригласить знаменитых, а, следовательно, и очень занятых участников.

Лемлену удалось главное – найти спонсоров и уговорить их, что выделение средств на турнир мировых звезд дело стоящее: не только общественно почетное, но и полезное для капитализации их имиджа. После интенсивных переговоров среди содействующих турниру организаций оказались мэрия города, провинциальное правительство, национальная авиакомпания, две общенациональных газеты, крупный монреальский отель и другие весьма солидные фирмы.

Быстро разрешилась и проблема спортивной арены. Посовещавшись с городским головой, остановились на павильоне Квебека на территории Экспо-67. От всемирной выставки, воспоминания о которой были еще совсем свежими, позаимствовали и официальное наименование турнира: Международный шахматный турнир «Земля людей» (так называлась одна из книг Сент-Экзюпери; закрепившееся в нашей шахматной литературе название «Турнир звезд» – перевод с английского). А также и его эмблему, лого, говоря языком современных дизайнеров.

Эмблема Экспо-67 до сих пор встречается повсюду в Монреале, эта же идея была обыграна в символике шахматного турнира.

Девять из десяти человек наверняка увидят в этом рисунке снежинку; узнав, что это эмблема события, произошедшего в Канаде – снег, холод, хоккей, – в своем мнении утвердятся... и ошибутся, потому что это условное изображение человечества, взявшегося за руки – Земля людей, короче говоря.

Одного из этой цепочки мобилизовали на турнирную символику. Что закрывает собой ферзя, так сразу и не скажешь, если не знать историю. Некоторым читателям, возможно, напомнит Знак качества.

Подготовку, в конце концов, завершили, все утрясли и получили согласие участников. Из сильнейших не играли, пожалуй, только трое: Петросян, Полугаевский («иначе просто получился бы чемпионат Советского Союза» - резонно заметил один канадский шахматный функционер) и Корчной. Виктору Корчному составили прямой, без дипломатических ухищрений и не вполне логичный отказ: «Если мы Вас пригласим, то начнутся политические трения с СССР, что не в интересах ни газеты «Ла Пресс», ни правительства. Наше предприятие чисто спортивное». Гроссмейстер не настаивал, а советская сторона, как принято говорить, позицию Лемлена оценила.

В итоге десяти гроссмейстерам из восьми стран предстояло в течение месяца оспаривать приз в 110 тысяч долларов – рекорд на то время. В турнире играли: Анатолий Карпов, Борис Спасский, Лайош Портиш, Ян Тимман, Бент Ларсен, Михаил Таль, Властимил Горт, Роберт Хюбнер, Любомир Любоевич и Любомир Кавалек.

Хоккей, шахматы и солнце

Что такое апрель в Монреале? Апрель – это первое солнце, если повезет, то более-менее теплое, это пыль столбом, потому что снег только сошел, дождей не было и зелень пока не выросла, это порывы ледяного ветра, и перво-наперво, это хоккей. К середине апреля заканчивается регулярный чемпионат НХЛ и начинаются игры на кубок Стэнли.

Апрель – это время начала игр на кубок Стэнли, рестораны, магазины, машины украшаются флагами «Канадиенс».

И несмотря на то, что Канадиенс-1979 это вовсе не Канадиенс-2009 (даже не две, а может быть четыре «большие разницы»), но тем не менее факт: шахматы в газетах тогда смогли опередить нечто большее, чем мировые сенсации – они встали в газетах вровень и даже слегка опередили хоккей.

За несколько дней до начала шахматного турнира в прессе – кроме «Ла Пресс», турнир на английском языке также широко представляла «Газетт», – начали появляться подробные материалы о соревновании и шахматистах: анонсы на первых страницах с фотографиями, целые полосы, отведенные под отчеты о турах, прогнозы, интервью, биографии и просто реклама с расписанием турнира.

Прогнозисты взвешивали шансы, аккуратно подбадривая участников, мол, «каждый способен на многое». Замдиректора турнира афористично сказал, что может, и сумел бы назвать победителя, но трудно представить, что кто-то в такой компании станет последним. Но все же вероятность победы Анатолия Карпова оценивалась выше всех, обозреватели не скупились: «великий», «блистательный», «король королей» и даже «Ги Лефлер шахмат» (с чемпионами керлинга не сравнивали). Сам вельтмейстер в интервью с этими прогнозами согласился: «Я выиграю, потому что я сильнее остальных, и мои соперники это знают». Кстати, в один из свободных дней, как вспоминал Лемлен, он был с Анатолием Карповым на хоккее и гроссмейстер с восхищением наблюдал за игрой именно Ги Лефлера.

Но в Монреале встречаются и такие места как парк Лафонтен: на снимках объявление «Место игры в шахматы и карточных игр (для взрослых)» и информация, охлаждающая пыл поклонников национальной канадской забавы, установленная у паркового пруда.

11 апреля, после торжественного открытия турнира, игрался первый тур. По воспоминаниям очевидцев, около четырехсот зрителей собирались посмотреть поединки «титанов», «гигантов», «десяти королей шахмат». В восторге обращали внимание не только на сами партии, но и, например, как кто из гроссмейстеров держится во время игры: прохаживается, сидит, гримасничает, записывает ходы. Словом, у всех было приподнятное праздничное настроение.

Была и своя неожиданность – ничья в девятнадцать ходов в партии Карпов – Хюбнер. Но уже в следующем туре чемпион мира доказал, что это было исключением из правила – последовала его впечатляющая победа над Тимманом.

Как бывает иногда во время таких крупных мероприятий, не обошлось без курьезных скандалов. Борис Спасский после партии отказал в автографе молодому дарованию Луи Дюге, чемпиону Дрюммонвиля (небольшой город неподалеку от Монреаля). Газеты прямо закипели от возмущения, начался было сильный шум, однако все быстро уладили (якобы даже диппредставительство вмешалось), и на следующий день, и после все желающие получали автографы не только «шахматного Мориса Ришара», но и всех остальных гроссмейстеров.

Конец апреля 1979 года, эпоха одной строкой:
- Президент Брежнев и министр иностранных дел Громыко встречают президента Жискар д'Эстэна.
- Монреальский симфонический оркестр имеет честь представить концерты Мстислава Ростроповича (фото «Ла Пресс»).

Другое недоразумение приключилось с весьма дотошным зрителем. Он пытался фотографировать в зале, во весь голос доказывая охране, что объявление, запрещающее съемку, относится только к прессе. Охрана так же громко не соглашалась, доказывая обратное и пытаясь вывести его из зала. Силы были неравны и зрителя удалось спровадить. А оргкомитет внес уточнение, что запрет на съемку касается всех в зрительном зале.

Еще один интересный момент. Хотя турнир длился долго, почти ровно месяц, интерес к нему не ослабевал и был так велик, а реклама в СМИ так эффективна, что среди четырех сотен зрителей, регулярно заполнявших зал, встречались и такие, кто практически не знал правил, не говоря уже о чтении комментариев к партиям. Специально для них квебекская федерация организовала в фойе павильона шахматный ликбез: правила, общие принципы стратегии, нотация.

К концу первого круга лидировали «русские советские товарищи» Карпов (плюс четыре) и Таль (плюс три), а также венгр Портиш (тоже плюс 3), а замыкали таблицу датчанин Ларсен и Кавалек из США.

Но в двенадцатом туре действующий чемпион мира проиграл Ларсену, который получил за это второй приз за красоту, учрежденный Роже Лемленом (первый достался Михаилу Талю за победу над Борисом Спасским), и восьмой чемпион его догнал, сыграв вничью с Любоевичем. Оставшаяся треть дистанции была увлекательной гонкой лидеров.

Тринадцатый тур: Карпов побеждает черными Спасского, Таль белыми Хюбнера. Затем две партии Карпов сводит вничью, а Таль набирает в этих турах полтора очка и выходит вперед! Теоретически их обоих могут еще нагнать Портиш и Любоевич, но уже после четырнадцатого тура в «Ла Пресс» появляется статья с заголовком «Турнир стал советским триумфом». Журналист то ли оказался провидцем, то ли просто накаркал, но в День международной солидарности трудящихся и Портиш (как раз Талю), и Любоевич свои очередные партии проигрывают.

Шестнадцатый тур, Карпов – Таль – ничья, еще два тура, и Таль на пол-очка впереди. В следующем туре оба играют черными с Любомирами. У Таля мир с Кавалеком, а Карпов обыграл по заказу Любоевича – вновь «ровно», как говорят теннисисты. В воскресенье, шестого мая, Анатолий Карпов и Михаил Таль, завершив свои партии вничью, выиграли монреальский международный турнир пятнадцатой категории «Земля людей», сильнейший на то время, и остающийся одним из самых сильных в истории до сих пор, спустя ровно три десятка лет.

Триумфаторы Монреаля-79 Анатолий Карпов и Михаил Таль (фото «Ла Пресс»).

Теперь обещанное ранее. Газетчики, подсчитав причитающиеся победителям призовые, заметили, что теперь «они смогут сдобрить маслом борщ». Звучит в дословном переводе на русский нелепо, но для франкоязычного читателя вполне понятно, потому что по-французски «сдобрить маслом шпинат» как раз означает, что кто-то неплохо заработал. А раз победили советские гроссмейстеры, то куда же им еще кидать масло, как не в тарелку с борщом.

В дни юбилея турнира в Монреале проходит выставка «Представьте себе мир» в честь другого события – 40 лет назад Джон Леннон и Йоко Оно провели знаменитую акцию, призывая к миру и раздавая интервью в постели номера монреальского отеля.
Многочисленные залы монреальского Музея изобразительных искусств, отданные под выставку, заполнены инсталляциями в только белом, в цвете мира. В двух залах установлены полностью белые комплекты шахмат, видеть которые более чем странно, однако, с некоторым усилием над собой, играть в них можно.

На церемонии закрытия шахматистов приветствовали главный вдохновитель события Роже Лемлен, мэр города, представитель правительства. Лемлен заметил, что турнир «прошел под знаком братства, гуманности и мира». В подтвержение этого, в прошлом году генеральный директор квебекской федерации Ришар Берубе в интервью заметил: «Советские шахматисты Карпов и Таль и Александр Рошаль были для нас настоящими послами вашей культуры в Канаде».

Под впечатлением от успеха звучали предложения о том, что такой турнир должен стать ежегодным, и что правительству провинции неплохо было бы учредить специальный приз.

К сожалению, эти планы остались надолго только планами, но несколько лет назад монреальские шахматные энтузиасты вернулись к идее проводить в Монреале супертурниры и начали успешно ее воплощать – в чем нужно, несомненно, им пожелать удачи.

Все материалы

К Юбилею Марка Дворецкого

«Общения с личностью ничто не заменит»

Кадры Марка Дворецкого

Итоги юбилейного конкурса этюдов «Марку Дворецкому-60»

Владимир Нейштадт

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 1

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 2

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 3

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 4

Страсть и военная тайна
гроссмейстера Ройбена Файна, часть 5

«Встреча в Вашингтоне»

«Шахматисты-бомбисты»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 3-я»

«Шахматисты-бомбисты. Часть 4-я»

«От «Ультры» – до «Эшелона»

Великие турниры прошлого

«Большой международный турнир в Лондоне»

Сергей Ткаченко

«Короли шахматной пехоты»

«Короли шахматной пехоты. Часть 2»

Учимся вместе

Владимир ШИШКИН:
«Может быть, дать шанс?»

Игорь СУХИН:
«Учиться на одни пятерки!»

Юрий Разуваев:
«Надежды России»

Юрий Разуваев:
«Как развивать интеллект»

Ю.Разуваев, А.Селиванов:
«Как научить учиться»

Памяти Максима Сорокина

Он всегда жил для других

Памяти Давида Бронштейна

Диалоги с Сократом

Улыбка Давида

Диалоги

Генна Сосонко:
«Амстердам»
«Вариант Морфея»
«Пророк из Муггенштурма»
«О славе»

Андеграунд

Илья Одесский:
«Нет слов»
«Затруднение ученого»
«Гамбит Литуса-2 или новые приключения неуловимых»
«Гамбит Литуса»

Смена шахматных эпох


«Решающая дуэль глазами секунданта»
«Огонь и Лед. Решающая битва»

Легенды

Вишванатан Ананд
Гарри Каспаров
Анатолий Карпов
Роберт Фишер
Борис Спасский
Тигран Петросян
Михаил Таль
Ефим Геллер
Василий Смыслов
Михаил Ботвинник
Макс Эйве
Александр Алехин
Хосе Рауль Капабланка
Эмануил Ласкер
Вильгельм Стейниц

Алехин

«Русский Сфинкс»

«Русский Сфинкс-2»

«Русский Сфинкс-3»

«Русский Сфинкс-4»

«Русский Сфинкс-5»

«Русский Сфинкс-6»

«Московский забияка»

Все чемпионаты СССР


1973

Парад чемпионов


1947

Мистерия Кереса


1945

Дворцовый переворот


1944

Живые и мертвые


1941

Операция "Матч-турнир"


1940

Ставка больше, чем жизнь


1939

Под колесом судьбы


1937

Гамарджоба, Генацвале!


1934-35

Старый конь борозды не портит


1933

Зеркало для наркома


1931

Блеск и нищета массовки


1929

Одесская рулетка


1927

Птенцы Крыленко становятся на крыло


1925

Диагноз: шахматная горячка


1924

Кто не с нами, тот против нас


1923

Червонцы от диктатуры пролетариата


1920

Шахматный пир во время чумы

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум