среда, 20.09.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Интервью

Владимир Рудометкин:
«Не любо мне слово “спонсор”!»

Генеральный директор московского проектно-изыскательского института «Гипроречтранс», руководитель Экспертного Совета в сфере деятельности морского и внутреннего водного транспорта Комиссии Совета Федерации по национальной морской политике Владимир Викторович Рудомёткин вот уже несколько лет проводит шахматные турниры по гандикап-системе с участием ведущих гроссмейстеров и простых любителей. Кроме этого, в последние годы он выплачивает ежемесячные стипендии выдающимся шахматистам-пенсионерам, бывшим чемпионам мира и олимпийским чемпионам. А недавно впервые сформировал женскую команду ОАО «Гипроречтранс», которая заняла второе место на чемпионате России в Дагомысе, чудом не став первой (в октябре команда поедет на европейский клубный чемпионат).

- Владимир Викторович, не пожалели, что вложили деньги в женскую команду?

- Никак нет! Я абсолютно убежден, что этот шаг – один из элементов совершенствования имиджа института. Если команда «Гипроречтранса» выступила на чемпионате России по шахматам – это очень престижно и для нас, и для всей отрасли. А, учитывая такой блестящий результат, тем более приятно.

- Работники Вашего предприятия не высказывают претензий, что Вы вкладываете средства организации в такого рода мероприятия?

- Будет наивно, если я всецело буду доверять тому, что мне говорят окружающие. Коллективной правды, как и ответственности, не существует. В любой ячейке общества, будь то семья, завод или институт, как правило, есть те, кто «за», и те, кто «против». В большинстве своем люди понимают, что это позитивно, престижно, поднимает авторитет нашего предприятия. Хотя, безусловно, есть и те, кто считают, что лучше бы эти деньги направить на повышение зарплаты. Но не хлебом единым жив человек. Можно все заработанное пускать на оплату труда, но не заниматься модернизацией института и жить в трущобах. Вот вы приходите к нам – согласитесь, в это здание приятно зайти. Здесь достойный ремонт, аквариумы с рыбками, птички поют, на стенах картины. Конечно, можно было бы на эти средства повысить оклады. Но мне кажется, в таком случае сюда противно было бы заходить самим работающим и стыдно приглашать заказчиков, что немедленно сказалось бы на имидже и доходах института. Да и сотрудникам, по-моему, неприятно работать в хлеву. Я отдаю себе отчет, что, скорее всего, иногда случаются переборы. Наверняка, следует быть более рациональным и рачительным. Но ведь хочется успеть как можно больше. И, главное – при жизни.

- Престиж, который растет в глазах заказчиков, в конечном итоге сказывается на доходах института?

- Безусловно, определенная зависимость существует. И чем больше позитивного о нас будут писать – с точки ли зрения производственной деятельности, учебного процесса, кадров, благотворительности, наконец, шахматных турниров – тем больше нас будут знать, в том числе потенциальные заказчики. Мы живем в такое время, когда на многих предприятиях чуть ли не раз в год, а иногда и чаще, меняется руководство. Мы можем исторически работать с судоремонтным заводом, портом или пароходством, но недавно назначенный менеджмент нас едва ли знает. Поэтому приходится искать нестандартные формы достойной подачи деятельности института.

- Вы не первый год проводите шахматные турниры. А много ли о вас написали?

- Согласен, что не так много, как хотелось бы. Но публикуются регулярные материалы с отчетами о соревнованиях в нашей отраслевой прессе и в некоторых газетах, выходят телерепортажи в спортивных блоках. В основном, когда журналист побывал здесь сам и своими глазами увидел. Хотя, стоит отметить, что случается и иначе. Однажды я прочел в одном уже несуществующем издании материал, вызвавший оторопь. У меня создалось впечатление, что журналистка писала с чужих слов, хотя и присутствовала на турнире. Согласитесь, один и тот же факт, любое событие, при желании, можно подать с совершенно разных точек зрения.

Что касается нашего коллектива, безусловно, не все поголовно играют в шахматы, у каждого свои предпочтения. Но те, кто действительно увлечен, рассказывают потом друг другу, как они эту когорту маститых гроссмейстеров видели собственными глазами, а кому-то даже посчастливилось поиграть с ними. Это же приятно человеку, остается у него в памяти, он делится впечатлениями с детьми, внуками, соседями, коллегами.

- Известный олигарх Михаил Прохоров спонсировал московский футбольный клуб, а сейчас перешел на биатлон и баскетбол. Оно и понятно: олигарх должен уметь «отстреливаться», к тому же – он высокого роста. А почему Вас занесло в шахматы?

- Это не моя вина и уж точно не беда, что я не дорос до такой высоты, в прямом и переносном смысле. Возможно, он в школе занимался биатлоном или баскетболом. Я увлекался в детстве, в том числе, и шахматами, но максимум, чего достиг – второго разряда. В мое время была газета «Пионерская правда», не знаю, выходит ли она сейчас, наверное – нет, раз нет пионеров…

- да и правды…

- да, той правды уже тоже нет. Там была постоянная рубрика с шахматными задачками, и я периодически отправлял решения. На этом все контакты с шахматами прервались. Как и большинство детей, выросших на море, в детстве я увлекался водными видами спорта – серьезно занимался греблей, плаванием, водным поло. Кроме того, достаточно прилично играл в настольный теннис и однажды даже обыграл чемпиона Грузии, что ему было чертовски неприятно.

- В шахматы делаете большие вложения?

- «Большие вложения» – понятие субъективное. Для одного это – огромная сумма, для другого – сущие копейки.

- А для Вас?

- Для нас это существенные деньги, которые мы, конечно же, могли бы направить на зарплату, приобретение бурового оборудования, множительной техники, компьютеров, переоснащение, ремонт и т.д. Но поскольку мы решили вносить свою лепту, чтобы хотя бы в шахматах наша страна вернула себе утраченные позиции, мы должны находить возможности для финансирования. Конечно, нельзя доводить до фанатизма и абсурда, но какие-то разумные средства на сегодняшний день мы можем дать.

- То есть у Вас мотивы – помочь России вернуть утраченные позиции?

- Будет смешно, если скажу, что настолько сопричастен этому! Но каждый должен что-то делать на своем месте. Помните известную легенду про отца, предложившего сыновьям «разобраться» с веником? Так же и в спорте – только сообща мы сможем сделать много полезного для Отечества. А порознь будем биты!

- Знаете, Россия потеряла мировые позиции и в шашках. Почему бы Вам и там не попытаться восстановить статус-кво?

- Вас раздражает мое присутствие в шахматах? Кстати, в шашки я тоже очень прилично играл в раннем детстве. Но сегодня отдаю предпочтение шахматам, поскольку с шашками «завязал» лет тридцать назад. Наверное, можно сказать, что мне повезло с шахматами, поскольку однажды судьба свела меня с гроссмейстером Е.А. Васюковым.

- Это была реакция на его просьбу?

- Нет, я случайно попал на одно шахматное соревнование, где познакомился с очень интересными людьми. Потом это вылилось в первый турнир, который мы провели лет пять назад. Затем еще один, другой, третий. Сейчас это превратилось, надеюсь, в добрую традицию.

- В комиссии ветеранов РШФ Вы являетесь заместителем председателя. Каковы ваши ощущения на этом посту?

- Ощущения? Мне неловко! Я же там самый молодой, а вокруг меня такие мэтры шахмат! Пока я стараюсь приглядываться и прислушиваться. Согласитесь, со стороны смешно и глупо смотрится персонаж, который попадает в незнакомое ему профессиональное сообщество и, мало в чем разбираясь, пытается еще советовать. Поэтому пока я впитываю от шахматных профессионалов. Ведь авторитет этих людей достаточно весом, а опыт бесценен. Хотя, естественно, у меня постепенно формируется свое мнение, и рано или поздно с ним придется считаться.

- Зачем Вам эта комиссия вообще понадобилась?

- Когда поступило предложение от Евгения Андреевича, раздумывал недолго, так как был уверен, что и я, и мои коллеги можем принести пользу этому увлекательному виду спорта. К тому же, когда познакомился с шахматным миром изнутри, у меня появилась возможность самому приглашать на наши турниры участников. Раньше к нам приходили играть шахматисты, которых приглашал кто-то. Состав участников меня не всегда устраивал. Наступил момент, когда я понял, что должен активнее включаться сам – делать турниры более зрелищными, захватывающими, расширять и пополнять их интересными участниками. А если десять-пятнадцать одних и тех же игроков соревнуются между собой из турнира в турнир, теряется динамика и спортивный дух. В последних соревнованиях я сам старался формировать состав участников. Недавно мне сказали, что наши турниры стали известны в Москве, что меня, безусловно, радует. Очень многие гроссмейстеры с энтузиазмом принимают предложения поучаствовать, а некоторые сами изъявляют желание выступить.

- Может быть, они не хотят Вас обижать?

- Не знаю, судить не мне. Полагаю, что у каждого есть собственный взгляд.

- По какому критерию Вы отбираете участников – наверняка, многие захотели бы сыграть в ваших турнирах?

- Прежде всего, исходя из личного знакомства с тем или иным известным шахматистом, интересным человеком, в том числе шахматным любителем. Знаю, что есть масса славных гроссмейстеров, которые еще не выступали в наших турнирах, но, надеюсь, все впереди. Кстати, хочу отметить, что в формировании состава большую помощь мне оказывают и сами участники, в том числе и Евгений Васюков.

- Вы вошли в шахматный мир. И каков он – образ шахматиста?

- А каков образ учителя, журналиста, врача? Или строителя, предположим, плотника или каменщика?

- У плотника и каменщика есть образ.

- Это надуманно. Мы наивно считаем, что знаем их образ, лишь на основе визуальных ассоциаций – молоток, долото, киянка, стамеска, кельма, каска. Но ведь это не есть образ. Так же и шахматисты – они все разные, как и люди на нашей планете.

- То есть они не отличаются от обычных людей?

- Безусловно, любая профессия накладывает отпечаток.

- Какой же отпечаток шахматы наложили на нормального человека?

- На нормального – не знаю! Шутка! Главное, что интеллектуальный отпечаток на лицах присутствует. И это уже говорит о многом!

- В хорошем смысле или в плохом?

- Конечно, в хорошем!

- А каков он, шахматный мир?

- Я не так хорошо знаком с ним, чтобы высказывать свои суждения.

- Вы считаете его открытым или закрытым?

- Те люди, с которыми мне довелось познакомиться – весьма приличные, очень открытые и достаточно доброжелательные. И какой-то кастовости с их стороны я не заметил и не почувствовал, что это тот мир, куда мне вход запрещен. Может быть, это – пока, может, я многих не знаю. Но мне показалось, что это совершенно адекватные люди.

- О шахматах мало пишут, на телевидении их нет. Очевидно, они незрелищны? Могут ли шахматы быть зрелищными? Чтобы через них можно было бы, допустим, рекламировать товар?

- Полагаю, что да, хотя возможность рекламировать, к примеру, памперсы или жвачку – не самое главное для шахмат. В последнее время на некоторых каналах ТВ достаточно часто показывают соревнования по игре в покер. Не соглашусь с теми, кто утверждает, что покер более зрелищен. На мой взгляд, шахматы нагляднее, здесь одним кадром можно охватить все, что происходит на доске, анализировать позицию. Но нашлись энтузиасты, которые решили сделать именно покер популярным. Может быть потому, что там, насколько я слышал, вращаются серьезные деньги.

- А почему в шахматах не вращаются?

- Не знаю, хотя, полагаю, все предпосылки для этого есть. Причина кроется, как мне кажется, в том числе и в доступе к СМИ, и, прежде всего, телевидению. Согласитесь, в советские годы шахматы достаточно весомо присутствовали на телеэкране – ни одно крупное соревнование не было обделено вниманием. Да и пресса постоянно публиковала шахматные рубрики и зарисовки.

- Они присутствовали там в приказном порядке.

- А обывателю, уверяю Вас, все равно, в приказном порядке поставили в сетку вещания или кто-то проплатил. Зритель об этом даже не задумывается, да и не должен этого делать. Вы разве анализируете, почему тот или иной фильм попал на экран? А сегодня шахматы практически отсутствуют на ТВ, да и в прессе такая же картина, за редким исключением. Раньше каждая уважающая себя газета или журнал вели у себя колонку. Вот мы, например, это воссоздали. В своем ведомственном издании «Речной транспорт» организовали рубрику «После вахты», где рассказывается о великих шахматистах, анализируются партии, предлагаются этюды, задачи. Это рассчитано на людей, которые, находясь в море, в навигации, после работы должны заняться чем-то интересным. Я уверен, что большинство не водку глушат после работы, а есть действительно увлеченные люди, которые после вахты собираются за рюмкой чая. А после этого им интересно помериться силами. Но не морду бить друг другу, а – за шахматной доской. Я получаю много звонков от коллег, которые благодарят нас за то, что мы это организовали.

- Если у покера нашелся человек, проплативший появление игры на телевидении, наверняка, он имеет от этого выгоду. Почему у шахмат такого человека нет?

- Я не знаю всю подноготную, могу только предполагать. Ведь с закрытием казино азартных людей в стране не поубавилось. Раньше были места, где они могли собираться, теперь – нет, но тяга ведь не пропала.

- А Вы играете в казино?

- Нет, потому что по натуре я достаточно азартный человек, и сознаю, что лезть туда мне не следует. К счастью, я нахожу способы сдержать себя. Кто-то колет дрова…

- А Вы?

- На самом деле времени катастрофически не хватает – работать приходится очень много. Но, если выпадает свободное время, я встречаюсь с друзьями, гуляю по старой Москве, интересно провожу время. Дома читаю энциклопедические издания, пишу статьи.

- Возвращаясь к шахматам – Вы считаете, что они могут быть зрелищными?

- Я уверен в этом!

- Но только если проплачены?

- Не все золото, что блестит, равно как не все щедро оплаченное несет позитивное начало. Я убежден, что социальная ответственность – прежде всего, прерогатива государства. Мы давно говорим о том, что надо оттянуть детей с улицы, вытащить их из подъездов и подворотен, где они зачастую пьют, колются, хулиганят. Ведь сейчас в стране нет Домов пионеров, крайне мало доступных Дворцов спорта. А мы должны предложить молодежи не только «Дом-2». Безусловно, у всех свои предпочтения – кто-то будет продолжать смотреть «это», а кому-то будет интересно тренировать мозги. Вспомните свою юность – не уметь играть в шахматы было просто неприлично. Молодой человек, признававшийся девушке в этом «пороке», воспринимался как некий дебил или недоумок. А сегодня многие школьники даже не знают, как ходят фигуры и как их правильно расставить на доске! Мы видим, какой скачок совершил в шахматах Китай. Потому что там это чуть ли не введено в программу общеобразовательных школ. В Индии шахматы тоже преподают в школах. Стоит ли удивляться, что наша сборная, которая раньше гремела и громила на всех чемпионатах и во всех возрастах, в последние годы утратила лидерство? Потому что достойной подпитки нет! Полагаю, следует и власть употребить, иначе мы останемся у разбитого корыта. Удается ведь иногда властно принять решение и показать знаковый матч по футболу на общедоступном канале, хотя он и отсутствовал в сетке вещания, или же его купила частная телекомпания для трансляции на своем канале. И ведь показывают, что совершенно правильно!

- Неужели так просто показывают? Может, все-таки перекупают?

- Я не знаю и не хочу знать – перекупили или заставили. В стране существует спортивный канал! Так показывайте, пропагандируйте и шахматы тоже!

- Может, никто не будет смотреть?

- Действительно, не все прильнут к экранам. А разве есть хоть одна передача, которая пользуется массовым спросом, то бишь рейтингом? Даже новостные программы смотрят далеко не все в нашей стране, равно как в любой другой. Кто-то любит детективы, а кому мелодраму подавай. Но еще одну вещь нельзя забывать. Не все в жизни зависит от денег. Рейтинг – это, конечно, здорово, но не он должен служить определяющим фактором. Полагаю, если в прямом эфире регулярно показывать совокупление, то и эта «классика жанра» может обладать устойчивой аудиторией – подростки, деклассированные элементы, озабоченные люди и т.д. Допускаю, что и рейтинг у этой программы может оказаться высоким, но это, согласитесь, не говорит ни о чем! Всегда должна присутствовать здоровая альтернатива. В свое время мы не смогли ничего путного предложить взамен пионерии и комсомола. А плоды пожинаем сегодня, когда общество столкнулось с таким явлением, как скинхеды. Помните весьма популярный слоган: «Новое поколение выбирает «Пепси»? Но ведь в те годы с прилавков исчез обычный лимонад, который мог достойно конкурировать с заморской изюминкой. Сейчас аналогичная ситуация. Или молодежь будет наслаждаться «Домом», или ей нужна качественная альтернатива. Иного не дано!

- Получается, раскрутка шахмат упирается в телевизионщиков – захотят они показывать или нет?

- К сожалению, в том числе и так! На мой взгляд, очень много ответственности и полномочий были делегированы, а фактически отданы на откуп, СМИ. Кто бы что ни говорил, но сильное государство должно иметь рычаги воздействия на тот или иной канал вещания. Не знаю, цензурой это назвать, влиянием, ответственностью – как угодно, но иногда при необходимости следует сказать: «Нет, друг ситный, этот фильм, эта передача не должны показываться в такое время, поскольку у экранов еще находятся дети». Подобный механизм давно отработан в других странах. Существуют платные каналы – предпочитаешь порнуху, извиняюсь за выражение, покупай абонемент и смотри ночью тихо сам с собою. Кто озабочен, тот с нетерпением будет ждать этого часа. Иногда замечаю, что прекрасный фильм, который, казалось бы, воспитывает добрые чувства по отношению к Отечеству, людям, животным, показывают далеко за полночь. В то же время откровенную пошлость могут пустить в самое смотрительное время.

Спортом, убежден, должно заниматься, прежде всего, государство. Это иллюзия, что крупный бизнес поднимет отечественный спорт. Конечно, можно купить футбольную или хоккейную команду, приобрести баскетбольный или волейбольный клуб, вложить деньги в подающего надежды шахматиста или теннисиста. Но стране ведь нужен, прежде всего, массовый спорт, который и гарантирует здоровье нации. Должна действенно работать государственная машина, в которой основными агрегатами и узлами будут служить профессионалы от спорта, прекрасно разбирающиеся каждый в своем виде единоборств. К сожалению, в последние годы наметилась тенденция, когда к руководству предприятиями и организациями приходят не профессиональные управленцы, а люди, ласково именуемые «менеджерами». Но будем честны: классный менеджер – это ведь не профессия! Если мы идем лечить зубы, то выбираем квалифицированного врача-стоматолога, а не менеджера от медицины. Так же и в спорте, в строительстве, в науке. Высокопрофессиональный менеджер обязан присутствовать на любом предприятии, но не он должен править балом! Коммерческий директор, финансовый директор, пусть первый заместитель руководителя, но только не первое лицо на заводе, в институте, на производстве. Потому как менеджер во главу угла всегда ставит только прибыль, забывая о социальной составляющей любого предприятия.

- А как Вы оцениваете выступление сборной России на последней Олимпиаде в Канаде?

– Грустно оцениваю, так же как и все россияне. Стыдоба! Страна опять вылезла за счет женщин и параолимпийцев. Они-то, честь и хвала им, отчаянно сражались, а мужики, как мне показалось, не переусердствовали. Да и в летних видах спорта аналогичная картина. Вспомните, как на экране постоянно присутствовала великая прыгунья с шестом, гордость страны Елена Исинбаева – и в ток-шоу, и в интервью, и в рекламе и т.д. Но что в итоге – последние два чемпионата она, мягко говоря, не блистала. Или другой пример – действительно выдающийся наш фигурист, Евгений Плющенко, тоже практически не исчезал с экрана телевизора. Он и ведущий, и шоу-мен, и танцор на льду. Замечательно! Но остаются ли силы, хватает ли времени на напряженные, изнурительные тренировки для достойной подготовки и успешного выступления? Похоже, что нет. Конечно, зрителям приятно смотреть эти ледовые шоу, мы радуемся, порой восхищаемся. Там ведь сплошь звезды, а в жюри сидит сама легендарная Татьяна Тарасова, гордость и слава отечественного спорта. Но ее предназначение, опять же, на мой взгляд, – ежедневно тренировать талантливую молодежь, передавать свой богатейший, бесценный опыт и знания новому поколению тренеров и наставников. Однако, все не так просто…. И примеры эти не единичные. А причина, как мне кажется, в том, что сегодняшний спорт высших достижений превратился в своего рода бизнес. И такие понятия, как спортивный долг, честь страны, имидж державы отошли на второй план. Правят балом, к сожалению, исключительно деньги. Но ведь, как мы уже говорили, они – не самое главное в жизни. Тем более, что даже очень солидные призовые не явились, если судить по прошедшей Олимпиаде, весомым побудительным мотивом для многих наших спортсменов. Насколько известно, премиальные наших чемпионов в разы, а порой и на порядок, превосходили размер вознаграждения за победу, которое выплачивали не самые бедные, а достаточно богатые страны.

- Кирсан Илюмжинов долгое время пытался включить шахматы в олимпийскую семью. Могут ли шахматы вообще стать олимпийским видом спорта?

- Я убежден, что это вскоре произойдет!

- Чего пока не хватает?

- Может быть, авторитета и напористости тех людей, которые пытаются пробить это решение. Мы должны отдавать себе отчет, что каждая страна, используя свое влияние в МОК, стремится продвинуть те виды спорта, в которых именно ее позиции наиболее выигрышны, поскольку это принесет дополнительные очки и пополнит медальную копилку. Мне кажется, что мы в этой гонке пока уступаем. Все чаще в олимпийской программе появляются абсолютно не культивируемые в нашей стране виды спорта, что, естественно, лишь отдаляет Россию в общем медальном зачете. А ведь Олимпиада в Сочи не за горами….

В последние годы во главе ФИДЕ стоит представитель нашей страны. Это, безусловно, отрадный факт. Мне импонирует, что руководителями наблюдательных, попечительских советов различных федераций стали узнаваемые люди. Под них, под их гарантии, под их слово и авторитет крупный и средний бизнес может и должен оказывать финансовую поддержку.

- Мне непонятен этот механизм, не могли бы Вы его разъяснить. Что это за гарантии? Что, бизнесмены вкладывают большие деньги в крупные шахматные соревнования, не извлекая из этого выгоды? Неужели чиновники обращаются к предпринимателям и говорят: «Деньги давай!»? Они давят на них или как?

- Как это происходит и извлекается ли какая-либо выгода – не знаю, это не моя вахта. А гарантия заключается в том, что под авторитет и порядочность известного человека морально легче дать деньги, не боясь, что их разворуют в дороге. Поскольку не мне Вам рассказывать, каковы масштабы коррупции в последнее время в нашей стране.

- Но ведь проводятся турниры с огромными призовыми и стартовыми. Кто же дает эти деньги? И почему? Вы бы дали?

- Если бы они у меня были – дал бы! Но все эти вопросы могут и должны элементарно регулироваться государством. Предприятия ежемесячно платят налоги: пять, двадцать, сто, двести, пятьсот миллионов, самые крупные платят миллиарды рублей налоговых отчислений. Зачтите им налоги на сумму, которую они реально инвестировали в тот или иной вид спорта!

- Так делается в некоторых странах.

- Безусловно, и правильно делается, иначе спорт не может развиваться. Но одновременно нужен жесткий, жесточайший контроль. Мы же все прекрасно знаем, как устроен наш человек…. При отсутствии должного учета мы сразу же начнем просто «рисовать» все эти турниры и другие спортивные мероприятия. К сожалению, такое возможно, и не только у нас! А уж в нашей стране, на мой взгляд, далеко не всем по плечу и по рангу заниматься предпринимательством. Многие еще не готовы к этому, поскольку воспринимают бизнес как возможность наколоть, объегорить и нагреть – ближнего, сотрудников, государство.

- Замкнутый круг…

- Мы часто говорим об ответственности бизнеса, в том числе социальной, но это – слова, декларация. На деле это не всегда происходит.

Но и в федерациях должна быть каждодневная, кропотливая работа. Не может быть так: вот у меня есть пара свободных часов, пойду-ка я, поруковожу каким-либо видом спорта. И утро должно начинаться и вечер заканчиваться производственными вопросами. Выбивать деньги, искать спонсоров, строить помещения, привлекать тренеров – масса задач! Но это работа, тяжелый и неблагодарный труд. И этим следует заниматься «от забора и до заката»! За это тебе, собственно говоря, и платят зарплату.

- Много лет назад Гарри Каспаров сказал, что шахматы дешевы. В том смысле, что не могут предложить себя в качестве носителя рекламы.

- Интересно! А какой вид спорта может?

- Футбол может. Спортсмены выступают в кроссовках, предположим, Nike, а потом многие зрители бегут их покупать.

- Так Вы клоните к тому, что в шахматах сложно разместить рекламу?

- Да неважно, разместят или нет – их все равно по телевизору не покажут.

- Так, наверное, в этом собака зарыта! Ведь могли бы шахматисты выступать в футболках с надписями Rado, Tissot, Cartier и т.д.? И можно показать стенд или баннер в зале, где крупными буквами – Nike, Adidas, Puma. Согласитесь, главное – чтобы показали! А если не показывают, вы хоть нагишом играйте! Чемпионат России в Дагомысе в отечественных СМИ практически не освещался, разве что в Интернете. Я не видел фактически ни одного корреспондента, кроме журнала «64» и еще одного-двух изданий. Однако если бы местное телевидение регулярно сообщало, что в Дагомысе проходит шахматный чемпионат страны с перечислением наиболее именитых участников (а выдающихся гроссмейстеров там было немало), многие сочинцы, уверен, пришли бы просто посмотреть. И не одни, а с детьми, некоторые из которых после встреч с шахматной элитой записались бы в секции. Согласитесь, не каждый день можно увидеть Александра Грищука, Бориса Гельфанда, Василия Иванчука, Александру Костенюк, Наталью Жукову и многих других корифеев шахмат.

Считается априори, что шахматы не пользуются популярностью, дескать, это не зрелищный вид спорта. Но, вспомните, лет двадцать назад так же говорили о теннисе, и почитателей этого вида спорта в стране было не так уж много. А сегодня мы в числе мировых лидеров, потому, что его стали популяризировать, рекламировать, спонсировать. И ведь «в коня корм»! И так в любом виде спорта. Я приехал в Дагомыс, звоню своим сочинским друзьям, приятелям: «Ты чего здесь?» - «Я на чемпионат России приехал». «А что за чемпионат? У нас в Сочи? По какому виду спорта?». Никто из моих знакомых даже не слышал об этом турнире! Никто!!! А если люди не знают, что в их родном городе проходит такое масштабное соревнование, как от них можно требовать поддерживать тот или иной вид спорта?

- В одном из интервью Вы сказали, что выдающиеся российские спортсмены получают прибавку к пенсии, и только шахматы оказались несправедливо обделены.

- Я просто констатировал факт. Обделены оказались те виды спорта, которые не включены в программу Олимпиад. Это – недоразумение и вопиющая несправедливость по отношению к тем великим спортсменам, которые прославляли страну и формировали ее авторитет на мировой арене. И, честно говоря, стыдно: в шахматах таких было всего пять человек на всю необъятную Россию. Всего пять! Недавно умер В.В. Смыслов, легенда отечественных шахмат, и их осталось четверо! Неужели мы, великая держава, четырех выдающихся спортсменов не в состоянии поддержать материально?! Когда я разобрался несколько лет назад, «Гипроречтранс» немедленно откликнулся и взял на себя эти расходы. Это же сущие копейки для нас, молодых и трудоспособных. А для пожилых людей это огромные деньги! Тем более, для тех, кто не в Москве живет. Например, в Пятигорске, как олимпийская чемпионка В.Я. Козловская. Десять тысяч – это отличное подспорье плюс к тем четырем-пяти тысячам пенсии, которые они получают.

- А претензий со стороны Ваших работников нет?

- Вот здесь я точно не интересовался. Надеюсь, я могу принимать отдельные решения не кагалом?

- Можете.

- Благодарю за понимание. Когда я вижу такого рода несправедливость, она меня бесит! И я понимаю, что при общем фонде оплаты труда эти сорок-пятьдесят тысяч совершенно незаметны, в пределах статистической погрешности. Даже для нас, далеко не самой крупной и даже не средней организации Москвы. Есть тысячи, десятки тысяч компаний, которые намного мощнее нас. Но даже мы можем позволить себе оказать помощь этим очень достойным, выдающимся людям!

- Принято называть спонсором того, кто вкладывает деньги и получает от этого выгоду, а меценатом – того, кто не получает ничего. К какой категории Вы себя причисляете?

- Ох, не люблю я этих эпитетов. Не любо мне слово «спонсор» – не те ассоциации вызывает. «Меценат», конечно, более симпатично. Действительно, приятно сознавать, что знаменитая больница им. Н.В. Склифосовского была построена около двух столетий назад именно меценатом графом Н.П. Шереметевым как странноприимный дом и богадельня для оказания помощи малоимущим согражданам. Ни один настоящий меценат не должен думать, как ему аукнется то или иное вложение. Если есть зов души, есть веление сердца – значит, окажет посильную помощь на благое дело. А если изначально задумывается о личной выгоде в той или иной форме, значит, никакой это не меценат. У него всегда будет перевешивать та чаша весов, где незримо начертано – «Что я с этого поимею?». А это уже банальный бизнес.

- И много людей, у которых эта чаша не перевешивает?

- Мне кажется, что очень мало.

- Вы женаты.

- Да.

- У Вас красавица-дочь.

- Ну, я этого не говорил.

- Я так говорю.

- Спасибо. Вы имеете право так сказать, а я не должен, поскольку лицо заинтересованное.

- Расскажите, где Вы родились?

- В столице! В славном городе Батуми – столице Аджарии!

- Кто Вы по национальности?

- В паспорте, где присутствовала соответствующая графа, было написано «русский». Но течет во мне много достойных кровей – русская, армянская, грузинская и черкесская. Естественно, что я неисправимый интернационалист.

- Кто Ваши родители?

- Мои дедушка, папа и дядя были строителями, так что я – потомственный строитель в третьем поколении. Мама жива, дай Бог ей здоровья, она – педагог музыки. У меня особые отношения с музыкой, я даже учился в музыкальной школе.

- Чем занимается Ваш институт?

- Проектированием гидротехнических сооружений, то есть всего того, что расположено на воде, под водой и рядом с водой – на морях, реках, водохранилищах и прочих водоемах.

- У Вас не возникало желания спонсировать соревнования по яхтингу?

- Нет, не возникало. Как человек, выросший на море, я весьма спокойно отношусь к воде. Что касается яхтинга, там хватает спонсоров. К тому же это весьма дорогостоящий вид спорта, нам не по карману.

- Вы считаете себя богатым человеком?

- Безусловно, нет, в сложившемся понимании этого словосочетания.

- У вас есть друзья?

- Вот в этом смысле – я богатый человек! У меня мало друзей, всего несколько человек, но это очень надежные друзья. Знаю, что если мне будет тяжело и потребуется помощь, они обязательно будут рядом. Кстати, недавно была ситуация, когда меня на второй день пребывания в Париже обокрали. Украли все: кошелек, карточки, деньги, паспорт. Остался только с той мелочью, которая была в кармане. Куда деваться? Стал звонить друзьям и просить выручить. Все, к кому обратился, немедленно откликнулись, никто не отказал.

- Вы любите ходить в дорогие рестораны, стильно одеваться, ездить в роскошных лимузинах?

- Я в рестораны не так часто хожу. Если и посещаю, то лишь потому, что необходимо с кем-то встретиться и пообщаться. Моя жена готовит гораздо лучше и изысканнее, нежели любой титулованный повар. А комфорт, безусловно, люблю. Если говорить об одежде и обуви, покупаю только то, что хорошо на мне сидит. Никогда не ориентируюсь на лейбл и выбираю лишь то, что мне по душе. Иногда это совпадает с каким-то брендом.

- Какое Ваше любимое блюдо?

- У меня их несколько. Обожаю жареную картошку с луком. Очень люблю хачапури, но из-за своей конституции стараюсь не злоупотреблять. Конечно, сациви – это курица в бульоне, приправленная грецкими орехами, шафраном, специями. А зимой – обязательно хаш!

- Вы следите за диетой?

- Нет, просто стараюсь «держать» вес.

- Каким одеколоном пользуетесь?

- А какой жена подарит, тем и пользуюсь. Я даже их «фамилий» не знаю.

- Вы хороший друг?

- Это надо спросить у моих друзей! Во всяком случае, я их никогда не подводил и не подведу. Если мне придется «пойти в разведку», я отправлюсь, не задумываясь, со своими друзьями, равно как и они со мной. Поэтому их и немного.

- Что Вы больше всего цените в человеке?

- Верность слову. Мне всегда импонировали те, кто, дав слово, держат его, несмотря ни на какие обстоятельства. Потому что я сам такой – если что-то сказал, вывернусь наизнанку, но слово сдержу. Даже в наше смутное время есть банки, которые дают мне кредит под честное слово. Они знают, что не было случая, чтобы мы сорвали свои обязательства. Еще уважаю в людях компетентность и умение аргументированно отстоять свою точку зрения.

- Что больше всего не любите в людях?

- Меня очень раздражают непорядочность и лживость.

- Какой у Вас самый большой недостаток?

- Я очень добрый и очень честный. Обычно я так отвечаю. Но это шутка. А если серьезно – я крайне вспыльчивый. Но быстро отхожу. Я отдаю себе отчет, что не всегда бываю прав, могу невольно обидеть. Но нахожу в себе силы извиниться за свою несдержанность.

- Сколько Вам нужно на отход?

- Вот это по-разному, но недолго.

- Обычно у вспыльчивых людей есть четкое время.

- Это, может быть, у тех, кто состоит на учете…. Я пока не состою…. Может, еще не поставили… (Смеется)

- Вы считаете себя скупым или щедрым?

- Ну, я точно не скупой. Стараюсь помогать, в меру сил и возможностей. Даже если люди двадцать лет уже как на пенсии, но попали в трудное положение, отказа никто не получит. Если же обращается посторонний человек, могу, конечно, отказать. Ведь нельзя помочь всему миру! Есть больные ребятишки, которым мы периодически помогаем. Для нас это уже стало долгом, хотя, конечно, никто не обязывал. С другой стороны, наверняка, есть тысячи, которые нуждаются в большей степени, но…

- Не судьба.

- К сожалению. Но опять-таки: мы занимаемся не своим делом. Этими вопросами должно заниматься государство, а предприятия могут лишь дополнительно помогать, не более того! Поверьте, психологически очень тяжело читать письма отчаявшихся родных с просьбой о помощи. Безусловно, вначале мы тщательно проверяем каждый конкретный случай, поскольку аферисты даже здесь не дремлют. Но объять необъятное, равно как помочь всем, мы не в силах – у нас ведь и коллектив не маленький, да и у каждого свои проблемы, как везде. Но и больной ребенок не должен зависеть от нашего расположения – он имеет право и обязан получать необходимую помощь.

- По каким критериям Вы определяете, кому будете помогать, а кому – нет. И кто эти люди?

- Перечислять, наверное, неэтично будет. Критерия, как такового, не существует. Это сугубо индивидуально.

- Что Вы испытываете, когда помогаете людям?

- По-разному. Когда видишь реальные результаты помощи, наблюдаешь положительную динамику, конечно, испытываешь удовлетворение. Например, мальчик, страдающий ДЦП – это был зов сердца. Прошло некоторое время, смотрю на фотографии, разговариваю с мамой и понимаю, что левая ручка уже двигается, пальчики зашевелились, наблюдается значительное улучшение в конечностях. Конечно, приятно, но главное ведь не это – важно, что этому пацаненку лечение реально пошло на пользу, наметилось улучшение состояния и зримо виден ощутимый прогресс. Безусловно, там его мама очень много в него вкладывает, прежде всего, душу. Поэтому и такой результат в итоге совместных усилий.

- А Вы бабушкам на улице милостыню подаете?

- Уже гораздо реже...

- Вы редко ходите по улицам?

- Нет, по улицам я хожу достаточно много, особенно по воскресеньям. Просто стал реже подавать, хотя раньше помогал очень часто.

- Пока не остались без денег?

- Нет, я не об этом сейчас. Просто, когда ездишь в метро одним и тем же маршрутом, невольно запоминаешь лица. И сознаешь: кто-то вышел просить милостыню от отчаяния, от безысходности, а кто-то сделал это своей профессией. Сейчас стараюсь помочь, лишь если чувствую, что человек действительно нуждается. Наверняка, иногда ошибаюсь – подаю не тому, кому стоило бы обязательно помочь.

- Вы набожны?

- Нет. Я, конечно, захожу в церковь, когда душа требует. В Москве всего две церкви, а по большому счету – одна, куда мне всегда комфортно, приятно зайти, где я наслаждаюсь атмосферой. Там какая-то необъяснимая аура, абсолютная гармония… Я случайно попал туда лет десять назад и поначалу не мог сам себе многого объяснить.

- Что это за церковь?

- Это храм Архангела Гавриила на Чистых прудах. Когда мы с женой впервые попали на службу, из-за легкого акцента мне показалось, что ее вел серб, и лишь потом узнал, что это – архиепископ Нифон, ливанец по происхождению. Видели бы Вы, как он вел службу! Мы простояли часа три на одном дыхании и абсолютно не заметили, как пролетело время. Он каким-то иным языком разговаривает с паствой: ни в одном другом храме я никогда более не встречал такого общения!

И, тем не менее, я не церковный человек. Прихожу в храм поставить свечки за здравие, за упокой. Но никакой регулярности нет. Душа потребовала – я зашел.

- И каково Ваше впечатление от нынешней церкви?

- Неоднозначное, прямо скажем. Думаю, не погрешу против истины, если осмелюсь утверждать, что в последние годы количество действующих храмов выросло в разы. Но, как это ни прискорбно, в большинстве своем люди лучше не стали. Я никаких аналогий не провожу, говорю лишь то, что сам наблюдаю. Церквей, мечетей, синагог стало гораздо больше, люди ходят в храмы чаще, а в целом мы стали ожесточеннее, озлобленнее, наглее, хитрее.

- Может, это только в Москве?

- В регионах народ, конечно, проще и доброжелательнее. Это общеизвестно – чем дальше от столицы, тем чище в прямом и переносном смысле. С другой стороны, при таком ритме жизни, который сформировался в Москве, тяжело что-то требовать от человека. Если он, высунув язык, рано утром мчится на службу, два часа трясется то ли в метро, то ли в электричке, затем напряженно работает, потом столько же обратно – он уже внутренне раздражен и натянут, как тетива. Домой вернулся в десять-одиннадцать вечера – и так каждый день! Немудрено, что многие зачастую не то, что соседей по дому, даже по лестничной клетке не знают.

- Вы в таком же ритме живете?

- К сожалению, да. Но своих соседей знаю.

- Когда приезжаете домой – сразу спать?

- Не-ет! Приехав с работы и перекусив, я еще часа полтора работаю – просматриваю документы, которые взял с собой, правлю материалы, работаю на компьютере, пишу статьи. Примерно в час отхожу ко сну.

- А просыпаетесь?

- По-разному. Где-то в полвосьмого – в восемь.

- И хватает?

- Выспаться или добраться?

- Выспаться!

- Выспаться хватает. Но сознаю, что такой ритм никого до хорошего не доведет.

- У Вас есть враги?

- Хочется верить, что нет. По крайней мере, я не знаю о существовании людей, которых я мог бы отнести к разряду своих врагов. Но недоброжелатели наверняка есть. Иначе быть и не может – у любого руководителя обязательно найдутся недоброжелатели и злопыхатели.

- Ваше отношение к славе? Вам важно, что о вас пишут? Вы собираете о себе информацию из Интернета, газет?

Медаль Ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени вручает С.Б. Иванов

- Периодически читаю информацию в сети, но крайне редко. Но никогда не собирал. Возможно потом, выйдя на пенсию, займусь этим…

- Прочтете комментарии к нашему интервью?

- А они будут? Мне было бы интересно.

- Как Вы считаете, место женщины – на кухне или в политике (бизнесе, шахматах)?

- Место женщины – там, где она может принести пользу. Не важно, где – если она хорошо готовит, пускай будет на кухне. Если она отлично играет в шахматы – пусть играет в шахматы. Если она успешно руководит предприятием – пусть руководит предприятием. Но чем бы она ни занималась, должна вкладывать душу. Не потому что это повинность, обязанность или принуждение. Из-под палки, насильно, переступая через себя, ничего не стоит делать. В таком случае лучше менять профессию, род занятий, среду обитания. Я Вам откровенно скажу: многих мужиков, руководителей подразделений, я заменил на женщин. И атмосфера в коллективе стала гораздо лучше, и порядка стало больше, и работа спорится.

- Может ли женщина быть главой крупного предприятия?

- Безусловно! Одна из моих заместительниц сегодня весьма успешно возглавляет крупный проектно-изыскательский институт.

- Не будет ли такая женщина пользоваться, прежде всего, эмоциями, а не здравым смыслом?

- Умная женщина не будет.

- А есть умные женщины?

- Бывают, встречаются... На женских чарах далеко не проедешь. На этом можно продержаться неделю, месяц, максимум полгода. А затем – сочувствие кончилось, чары стерлись, обаяние забылось. «А теперь придется пахать, милочка!». И умная женщина это прекрасно понимает.

- Как Ваша жена отреагировала на то, что Вы собрались финансировать женскую команду?

- Моя жена не занимается вопросами производственной деятельности.

- А это производственная деятельность?

- Это отчасти относится к разряду производственной деятельности. У меня мудрая жена и, в отличие от многих, не влезает в дела предприятия.

- Почему Вы решили финансировать женскую команду? Вы что, больше любите женские шахматы?

- Прежде всего, потому, что девочки обратились ко мне с такой просьбой-предложением. А женщины вообще мне импонируют, поскольку я правильной ориентации.

- На кого приятнее смотреть во время игры: на мужчин или на женщин?

- Скажу честно, когда наблюдаю шахматную партию, меня половой вопрос не волнует. Я могу подойти к доске, и, насколько возможно, оценить позицию.

- Видите ли Вы различие мужских и женских шахмат в самой игре?

- Мужские шахматы, как и все мужское, более агрессивны. Меня приятно удивило на чемпионате, что девчата, зная, что вскоре будут играть между собой – спокойно общаются друг с другом, а у некоторых, похоже, сложились даже дружеские отношения. Я слабо себе представляю двух боксеров, которым завтра сражаться на ринге, мирно беседующих накануне боя. Хотя, полагаю, как в любом виде спорта и профессии, в шахматах тоже есть подводные течения, наверняка присутствуют интриги и склоки. Но к счастью, я об этом ничего не знаю, да и не интересно мне это, сказать по правде.

- Сталкивались ли Вы на турнирах с «сумасшествием» шахматистов: что надеть, какую ручку взять?

- Более того – принимал участие в «коллективном помешательстве». Получилось так, что в Дагомыс я прилетел лишь ко второму туру и с утра счел возможным расслабиться и не бриться. А девчата выиграли этот матч. Я решил не бриться и на следующий тур. Так пролетели второй, третий, четвертый, пятый …. Потом выходной. Назавтра им предстоял последний тур, а мне улетать. А я не привык к бороде – никогда ее не носил, мне уже достаточно дискомфортно от шерсти на лице. Но мужественно говорю: «Девочки, я не могу себе позволить такую роскошь, как побриться». Оказалось, что они сами хотели меня об этом попросить, но не решались.

- Вот кто виноват во втором месте!

- Так я не побрился! Вернулся в Москву вечером и сразу заехал на работу. Признаться, меня не сразу узнали, поскольку в таком виде никто ранее меня не видел.

Далее. Столкнулся с тем, что ручки, которыми пишутся ходы во время партий, тоже подразделяются на «удачные» и «неудачные». Да и одежда, оказывается, тоже имеет свой «срок службы». Ира Василевич несколько туров отыграла в короткой юбке, поскольку не решалась переодеться из-за успешного выступления (две победы и ничья), но проиграв, без сожаления сменила «оперение». Самой уже надоело в одном наряде выступать, но боялась «сглазить». Так что человек иногда суеверен в мелочах. Главное, чтобы без фанатизма.

- Вы сами такой? На переговорах, судах.

- К счастью, у нас не так часто суды, поэтому запомнить, в чем был на последнем заседании, не удается. Я ведь не шахматист, который помнит партию, сыгранную лет 10-12 назад. Но какие-то элементы суеверия иногда проскальзывают. Например, когда идешь на какую-то очень важную деловую встречу, и тут тебе кошка черная перебегает дорогу…

- Да ладно? Неужели?

- Мне кажется, что абсолютно несуеверных людей в принципе нет. Просто кто-то в большей, а кто-то в меньшей степени.

- И что Вы делаете с кошкой?

- Далась Вам эта кошка! Ничего. Постою, покурю, подожду, пока кто-нибудь пройдет. Некоторые с подозрением относятся к числу 13. Не хотят садиться на 13-й ряд, 13-е место.

- В Эмиратах в гостиницах нет 13-го этажа и комнаты № 13.

– Да, я слышал об этом.

- Сейчас Ваш план в шахматах – послать команду на чемпионат Европы?

- Теперь уже сам Бог велел. Девчата этого заслужили. Странно, что очень мало стран участвуют. От России, к счастью, будет несколько. Видимо не все европейские страны в состоянии, в том числе и по финансовым соображениям, сформировать и отправить команду на чемпионат Европы. Хотя мне это кажется несколько странным.

- Страны формируют сборные на Олимпиады и командные чемпионаты Европы.

- Но ведь и участие в клубном первенстве поднимает престиж страны. Одну команду-то государство может же осилить поддержать?

- Этим заниматься надо. Люди другим занимаются. Надо пойти, попросить…

- Под людьми вы сейчас подразумеваете чиновников. В том-то и беда, что чиновникам в любой стране легче в носу ковырять, чем делом заниматься.

- У Вас есть амбиции стать шахматным чиновником?

- Боже упаси! Какой из меня шахматный чиновник?! Не надо меня увольнять с любимой работы.

- Мы с Вами затронули тему покера, а ведь некоторые шахматисты неплохие деньги зарабатывают этим покером.

- Да, мне рассказывали об одном известном гроссмейстере, который львиную долю зарабатывает покером. Полагаю, что в ущерб шахматам. Мне кажется, что так не должно быть! Если перспективный, талантливый хирург по вечерам подрабатывает в стриптиз-баре, это не дело! Он же в ущерб медицине это делает!

- Если бы он хорошо зарабатывал в медицине, не пошел бы в стриптиз-бар.

- Согласен, но это сугубо индивидуально. «Хорошо» – у всех разное. Бабушка, которой платят пять тысяч пенсии, говорит: «Хорошо, если бы было десять». Тот, кто получает двадцать тысяч на работе, думает: «Хорошо, если бы тридцать пять платили». А кто зарабатывает миллион, считает: «Хорошо, если бы еще столько же заработать!». Так что все в жизни относительно, и все субъективно. Мы же в последнее время забыли о таком понятии, как достаточность. А сколько человеку достаточно для жизни, для счастья?

Я слышал много различных трактовок счастья. В фильме «Доживем до понедельника» говорили, что «Счастье – это когда тебя понимают». Возможно, но, на мой взгляд, это не всегда синоним счастья. От Юрия Никулина слышал такое толкование: «Счастье – когда ты утром с радостью спешишь на работу, а вечером торопишься домой». Наверное, так, но, как мне кажется, опять-таки не всегда. А очень давно прочитал фразу, которая звучит примерно так: «Счастье – это когда ты ценишь то, что у тебя есть, и большего тебе не надо». Некоторые на это говорят: «Ну как это так? Значит, человек не ставит перед собой никаких задач и довольствуется малым?». Я думаю, что речь идет несколько о другом – просто он умеет ценить то, что у него есть, пребывает в гармонии с самим собой, ему комфортно и он счастлив этому. Вот это – действительно счастье.

- Это фраза из Талмуда. Счастлив тот, кто рад своей доле.

- Вполне возможно, но я этого не знал. Человек должен ценить и радоваться тому, что у него есть. Потому что всегда найдется и сильнее слона, и быстрее стрижа. Всегда, везде и во все времена! И когда ты начинаешь гоняться за журавлем в небе, есть очень большой риск потерять даже ту синицу, которая была в твоих руках.

Беседу вела Екатерина Иванова

Наши интервью

Левон АРОНЯН
Сергей МОВСЕСЯН
Александр МОРОЗЕВИЧ
Игорь БОЛОТИНСКИЙ
Василий ИВАНЧУК
Виши АНАНД
Никита ВИТЮГОВ
Виктор КОРЧНОЙ
Василий ИВАНЧУК
Александр ХАЛИФМАН
Юрий РАЗУВАЕВ
Владислав ТКАЧЕВ и Татьяна КОСИНЦЕВА
Екатерина КОРБУТ
Руслан ПОНОМАРЕВ
Светлана МАТВЕЕВА
Сергей КАРЯКИН
Александр РОШАЛЬ
Гарри КАСПАРОВ
Юдит ПОЛГАР
Веселин ТОПАЛОВ
Вишванатан АНАНД
Веселин ТОПАЛОВ
Сильвио ДАНАИЛОВ
Александр НИКИТИН
Теймур РАДЖАБОВ
Василий ИВАНЧУК
Эмиль СУТОВСКИЙ
и другие

Параллели

Илья Одесский:
«Прошу к столу!»
«Под рождество»
«Пара хорошо начищенных ботинок»
«Ни слова о шахматах»
«Даже не лжец»
«Вступление / Топалов project»

Марк Глуховский:
«Белое и черное»
«Линарес без Каспарова»
«Просто песня»
«О роли личности»
«Умный камень»
«Особенности национального исхода»

Каспаров уходит...

Александр Никитин:
«Я зову его Дон Кихотом»

Марк Глуховский:
«Своевременный подвиг»

Михаил Савинов:
«Умерли или освободились?

Евгений Атаров:
«Реквием по мечте»

Гарри Каспаров:
«Всему есть предел!

ФИДЕ, будущее шахмат

Р.Касымжанов:
ответ на статью С.Данаилова

С.Данаилов:
«Фантазия, паранойя, реальность…»

А.Девяткин:
«Топалов. Факты и домыслы»

Г.Макропулос:
«Фиде поддерживает женские шахматы»

С.Шипов:
«Фиде против шахматисток. Игра на выживание»

Николай Власов:
«Скучно (о шахматной политике)»

Михаил Савинов:
«Ходарковский и Березовский…»

Сергей Загребельный:
«За самодостаточность шахмат!»
«Шахматисты должны играть...»

«Жизнь 'по понятиям' мы устроили себе сами!»

Михаил Голубев:
«Почему молчат россияне»

Валерий Аджиев:
«Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг»

Николай Власов:
«Возможны варианты» (ответ)
«Еще раз о королях и капусте…»

Константин Ланда:
«Еще один неизвестный в головоломку…»

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум