вторник, 30.05.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07
  ПАРАЛЛЕЛИ 
 Илья Одесский:
   «Прошу к столу!»
   «Под рождество»
   «Пара хорошо начищенных ботинок»
   «Ни слова о шахматах»
   «Даже не лжец»
   «Вступление / Топалов project»

 Марк Глуховский:
   «Белое и черное»
   «Линарес без Каспарова»
   «Просто песня»
   «О роли личности»
   «Умный камень»
   «Особенности национального исхода»

  КАСПАРОВ УХОДИТ... 
   Александр Никитин:
«Я зову его Дон Кихотом»
(тренер о будущем воспитанника)

   Марк Глуховский:
«Своевременный подвиг»

   Михаил Савинов:
«Умерли или освободились?»
(мировая пресса о Каспарове)

   Евгений Атаров:
«Реквием по мечте» (о шахматах после ухода Гарри Каспарова)

   Гарри Каспаров:
«Всему есть предел!» (открытое письмо 13-го чемпиона мира)


  ФИДЕ, БУДУЩЕЕ ШАХМАТ 
   Р.Касымжанов: ответ
на статью С.Данаилова

   С.Данаилов: «Фантазия, паранойя, реальность…»
   А.Девяткин: «Топалов.
Факты и домыслы»

   Г.Макропулос: «Фиде поддерживает женские шахматы»
   С. Шипов: «Фиде против шахматисток. Игра на выживание»
   Николай Власов:
«Скучно (о шахматной политике)»

   Михаил Савинов:
«Ходарковский и Березовский…»

   Сергей Загребельный:
«За самодостаточность шахмат!»

   Сергей Загребельный:
«Шахматисты должны играть...»

   Сергей Загребельный:
«Жизнь "по понятиям" мы устроили себе сами!»

   Михаил Голубев:
«Почему молчат россияне»

   Валерий Аджиев: «Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг»
   Николай Власов:
«Возможны варианты» (ответ)

   Константин Ланда: «Еще один неизвестный в головоломку…»
   Николай Власов: «Еще раз о королях и капусте…»

Rambler's Top100
Николай ВЛАСОВ,
международный мастер

Еще раз о королях и капусте…

  Турнир в Триполи придал новый импульс старым уже спорам о Праге, Каспарове, Крамнике, Илюмжинове и справедливости. Позиция на доске околошахматных переговоров запутанная (ходили-то не по очереди!) и довольно плохая для всех сторон. А тут еще скандал с задержанием Фишера – а ну как это его гениальный пиар-ход в борьбе за корону?

  Профессиональные гадатели по фамилиям кусают локти и рвут остатки волос – очевидно же было, что Каспарова и ФИДЕ (Илюмжинова) может объединить только матч с Касымжановым! Поэтому и сорвался матч с Пономаревым – фамилия не та оказалась!
  А заранее никто не догадался, теперь страдает имидж.
  Несчастные любители давно уже не могут толком ответить ни кто у нас чемпион мира, ни сколько их, ни почему поссорились Иван Петрович с Иваном Никифоровичем.
  Попробуем реконструировать, что же в этой партии произошло, а также, по возможности, прокомментировать как отдельные ходы, так и позицию в целом.

СНАЧАЛА ФАКТЫ, ПОТОМ АРГУМЕНТЫ

  Жила-была ФИДЕ, и был в ней Каспаров – чемпион ее и всего мира одновременно по шахматам. Звание досталось ему в нелегкой и многолетней борьбе за доской и вокруг нее с Карповым. Правила игры менялись не раз, даже матчи прерывались, чтобы начаться заново. Руководил ФИДЕ тогда вовсе не Илюмжинов, а Кампоманес – фигура не менее былинная. Но это все присказка. А теперь – сказка, дебют нашей партии.
  В 19..году Каспаров, увлекшийся идеей освободить шахматистов из-под гнета ФИДЕ, вышел из этой прогнившей насквозь организации и свой матч на первенство мира провел с легко поддавшимся на его уговоры Шортом (по Каспарову наоборот: это Шорт уговорил его сыграть матч вне рамок ФИДЕ – прим. ред.). В то же время по его инициативе была создана организация, призванная ФИДЕ заменить. Поскольку ФИДЕ, подобно капитализму, готова была загнивать и дальше, можно считать это отправной точкой раскола. «Матч на первенство мира» Карпов – Тимман трудно было воспринимать всерьез, так как оба соперника проиграли все тому же Шорту, которого как раз разгромил Каспаров. Так что на выходе из дебюта позиция Каспарова смотрелась, как выигранная, а ФИДЕ – как безнадежная. Поначалу конкуренция пошла шахматам на пользу – стало в два раза больше турниров и матчей на первенство мира, многие амбициозные гроссмейстеры с удовольствием участвовали в обоих циклах и грозились объединить шахматный мир, попросту завоевав обе короны.
  Но тут к власти в ФИДЕ на очередном конгрессе неожиданно пришел Илюмжинов – молодой, красивый и в белых штанах. Он дал народу хлеба и зрелищ – нокаут-чемпионаты с большими призовыми для всех, включая вылетевших в первом круге. Ход был настолько сильным и неожиданным, что ситуация на доске резко переменилась. Поскольку Каспаров гнул свою линию, не желая играть в нокаутах, да еще и на «ворованные» деньги, Илюмжинову позарез нужен был авторитетный союзник, и он обрел его в лице Карпова, хотя и за дорого. Сначала Анатолию Евгеньевичу предоставили право без отбора сыграть в финале первого нокаута (на самом деле – в полуфинале, но так как Каспаров, которому тоже было предоставлено там место, отказался, попал Карпов сразу в финал – прим. ред.), а потом еще и дали много денег за неучастие в следующем. И вот на ветке, казавшейся уродливым обрубком, зазеленели побеги – Карпов, Халифман, Ананд, Пономарев – чемпионы мира ФИДЕ!
 
  Между тем у Каспарова игра не заладилась – сначала одна, а потом и другая организация рассыпались в прах и стали достоянием истории. Спонсоры, мощно и красиво начинавшие, по разным причинам теряли интерес к благородной и мудрой игре. Виноват во всем был, разумеется, Каспаров. По-моему, иначе и быть не могло, согласно поговорке «не ошибается тот, кто ничего не делает». А Каспаров так любил делать, что делал ход за ходом, никого не подпуская к доске. И хотя многие ходы были блестящими, все ошибки тоже были его. Наконец, события привели нас к одному из ключевых моментов партии (и истории шахмат).
  В отборе, организованном, чтобы выявить претендента на матч с Каспаровым, победил Широв, обыгравший в финальном матче Крамника со счетом 2-0 при восьми ничьих.
  Матч Каспаров – Широв не состоялся по многим причинам, основной из которых стало тогда еще неожиданное отсутствие денег. В результате проигравший Крамник свои призовые получить успел, а победитель Широв остался ни с чем. Каспаров попал в тяжелую позицию. Чем дольше не защищаешь титул, тем меньше он весит в глазах общественности. И, когда нашлись деньги на матч с Крамником, Гарри сделал очередной ход – стал играть матч на первенство мира с проигравшим отбор. Это переломный момент, и на нем я хочу остановиться подробнее. Помня, сколько крови ему попортили в свое время матч-реванши с Карповым, Каспаров считал право на реванш несправедливым и добровольно от него отказался. И матч Крамнику проиграл – два поражения и ни одной победы! Мир получил нового чемпиона, который пообещал организовать честный и справедливый отбор для всех.
  Увы, сделать это становилось все труднее и труднее. Разъяренный (в шахматном смысле) Каспаров, лишившийся короны, в начале нового тысячелетия громил все турниры, в которых принимал участие. Но вернуть корону не мог – цикла все не было и не было.
  Наконец, состоялся отбор в Дортмунде из восьми человек, в котором по разным причинам принял участие Лутц, но не приняли Каспаров, Ананд и Иванчук, не говоря уже о многих других. Выиграл этот отбор Леко, но матч Крамник – Леко не состоялся до сих пор.
  И вот на этом фоне состоялись Пражские соглашения, которые должны были осветить шахматный небосвод, привести к миру и согласию. В этот момент у доски с правом сделать общий ход оказались Крамник – чемпион по версии уже не существующей организации, Каспаров – человек, узнаваемый спонсорами, обладатель наивысшего на тот момент рейтинга и многих-многих побед, а также Илюмжинов – глава ФИДЕ, которому гораздо чаще и успешнее, чем конкурентам, удавалось проводить чемпионаты мира. Организовал этот совместный и, как тогда казалось, сильный ход Сейраван, чемпионам ФИДЕ Карпову, Халифману, Ананду и Пономареву дали посмотреть, но не дали походить.
  По здравому размышлению решили провести матчи Крамник – Леко и Пономарев – Каспаров, затем объединительный поединок победителей, и уж только потом организовывать новый объединенный цикл. Всем рассказали, как это будет здорово, и многие поверили.
  Но… благими намерениями вымощена дорога в ад. Долго не находился спонсор на матч Крамник – Леко, сорвали матч Пономарев – Каспаров. На последней истории тоже можно бы остановиться подробнее, но отмечу только одну важную перемену. Каспаров, столь любивший раньше брать инициативу в свои руки, почти демонстративно на этот раз никаких ходов не делал, предоставив почетное право ошибаться Илюмжинову и Пономареву. И в каком-то смысле оказался прав – большинство шишек на этот раз досталось двум последним.
  Президент ФИДЕ, дабы подобрать нового соперника Каспарову, провел новый, довольно скандальный, нокаут-чемпионат в Триполи. Победил в нем Касымжанов – совершенно новый игрок в этой партии. Ему теперь предстоит оспаривать у Каспарова право бросить перчатку Крамнику или Леко, которые наконец-то тоже скрестят шпаги. А вот будут ли победители этих матчей играть между собой – вопрос темный, во многом зависящий от того, кем окажутся эти победители, и что новенького еще произойдет. А то какой именно цикл ожидает нас после объединительного процесса – сейчас вообще не известно никому.
  Закончим с исторической справкой и рассмотрим, кто кого и в чем обвиняет, что при этом предлагается делать, и какие при этом есть аргументы.

ОБВИНЯЕТСЯ КАСПАРОВ

  Наиболее уязвима для критики фигура Каспарова. С нее и начнем.
  Блестящий шахматист. Сравнение его успехов уже после потери короны с любым другим шахматистом будет не в пользу любого другого. В настоящем налицо явный спад, вызванный кроме прочего еще и редкими выступлениями – долго готовился к матчу с Пономаревым, теперь будет готовиться к Касымжанову. Но спад – это по сравнению с самим собой.
Ананд, правда, обратил внимание на то, что если бы наравне с классическими, обсчитывались бы и быстрые партии, его рейтинг уже превысил бы каспаровский. Говорю как выпускник мехмата МГУ – все зависит от того, кто и как посчитает.
  Обвиняется в расколе с ФИДЕ. Вину частично признает, но обращает внимание на смягчающие обстоятельства – и ФИДЕ была другая, и времена другие.
  Обвиняется в беспринципности и непоследовательности – то обвинял Карпова, то мирился с ним. Та же история с Илюмжиновым. Те же смягчающие обстоятельства.
  Обвиняется в срыве матча с Шировым. Вину не признает. Винит соперника в том, что отказался играть за те деньги, что давали (что существенно меньше тех денег, что были обещаны). Поскольку обещал деньги не Каспаров, то и вина его до сих пор остается предметом споров, хотя уже и не актуальных.
  Практически не обвиняется в срыве матча с Пономаревым (хотя и такие обвинения были). Демонстративно умыл руки и предоставил возможность принимать решения другим. Эта линия поведения позволяет не обсуждать прочие исторические обвинения – в потере такого спонсора, как Intel, в организации и развале ГМА и ПША, и многие, многие другие.
  Обвиняется в употреблении наркотиков и компьютерных подсказок. С доказательствами пока никак. Скорее расчет на то, что грязь пристанет, если кидаться долго, часто и обильно.
  Обвиняется в том, что лезет в политику… Вроде имеет право, но страдает имидж шахмат.
  Обвиняется в том, что вступил в сговор с Илюмжиновым с целью возвращения короны.
  Здесь мы уже переходим к критике Пражских соглашений, в которых логично обвинять и Илюмжинова (что и делается) и Крамника (что делается гораздо реже).
  Спор этот настолько актуален до сих пор, что именно по нему устроено голосование на главной странице сайта. Напоминаю: вопрос «Справедливо ли допускать Каспарова без отбора в финал чемпионата мира?» Любопытно, что даже не предусмотрен ответ «да».
  В самом деле, а почему 128 шахматистов должны отбираться к Каспарову? Лично мне кажется, что о справедливости речь давно не идет, идет о меньшем зле. И если копаться в истории, то найти справедливость довольно сложно, а вот массы обиженных – всегда пожалуйста!

ОБВИНЯЕТСЯ ИЛЮМЖИНОВ

  Обвиняется в том, что в перестройку присвоил себе много народных денег. Ситуация в России за два десятка последних лет не позволяет рассматривать подобные обвинения с точки зрения логики и/или закона. Каспаров это обвинение поддерживал, потом перешел во вторую или третью группу – какую именно, уже неважно.
  Обвиняется в организации нокаут-турниров, в назывании их чемпионатами мира, в переходе на ускоренный контроль, в совращении их участников большими призами и подкупе конгрессменов ФИДЕ. Все похоже на правду, но ни один из получивших «грязные» деньги не отказался от них «во гневе», а последний из ныне живущих сильных шахматистов, не получавший илюмжиновских денег – Каспаров, лишился этого гордого звания после матча с компьютером, организованном ФИДЕ. Больше было жалоб на то, что мало.
  Обвиняется в предательстве интересов преданных ФИДЕ шахматистов (в лице Ананда и Иванчука, которым контракт с ФИДЕ запрещал играть в Дортмунде, и о которых не вспомнили, подписывая Пражские соглашения; и всех прочих, которые были вынуждены долго ждать следующего нокаута) в пользу интересов Пономарева и Каспарова.
  Обвиняется в срыве матча с Пономаревым, с отягчающими обстоятельствами в виде попранного достоинства Пономарева и Украины в его лице. Выдвигает встречные обвинения.
  Обвиняется в организации чемпионатов мира в «неправильных» точках (реально проведены Лас-Вегас, Тегеран и Триполи, назывались Батуми и Ханой) на «неправильные» деньги (свои собственные, Абашидзе, Каддафи). Особенно остро этот вопрос встал на чемпионате в Триполи, когда за бортом остались почти все еврейские шахматисты.
  Собственно, эти два пункта – необходимость для победителя Триполи играть матч с Каспаровым и неучастие еврейских шахматистов – и есть два главных обвинения на данный момент. Перед тем, как рассмотреть их, перечислим обвинения в адрес Крамника.

ОБВИНЯЕТСЯ КРАМНИК

  Выдающийся шахматист, вершиной карьеры которого пока является победа над Каспаровым. По этому основному признаку (победа над предшественником в матче на первенство мира) по праву является продолжателем классической традиции, восходящей к Стейницу.
  Обвиняется в том, что проиграл все отборы, в которых участвовал: Камскому, Гельфанду и, наконец, Широву. Не стреляйте в пианиста – он не нарочно их проигрывал…
  Обвиняется в том, что не дал Каспарову реванша, когда достижения последнего дали право сторонникам реванша его требовать в строгом соответствии с классической традицией. Придерживается последовательной позиции, согласно которой цикл важнее, чем матч на первенство мира и претендент должен пройти отбор. Вот только отбор в Дортмунде – единственный, который он реально смог организовать – очень уязвим для критики по массе параметров, а матч с его победителем до сих пор не состоялся, хотя назначенных сроков уже прошло немало. И моральное право Крамника на подобную позицию вызывает огонь критики из-за пункта первого.
  Обвиняется в том, что плохой организатор, неинтересен для спонсоров и т. д., то есть во всем том, в чем является противоположностью Каспарова, которого за это противоположное до сих пор обвиняют. Отмечу, что представительские функции в обязанности чемпиона мира не входят, что отличает его, например, от «Мисс Вселенной», и организовывать собственные матчи чемпион никому не обязан. Сейчас у Крамника та же проблема, что и у Каспарова перед матчем – 2000: титул, который долго не защищают, теряет свой блеск.
  И вот эти трое обвиняемых подписали в Праге соглашение, которое до сих пор не смогли исполнить, что позволило обвинителям утверждать, что соглашения потеряли силу. По крайней мере, инициатор тех соглашений Сейраван уже активности не проявляет, давно забыли Кока, на которого тогда надеялись, а Пономарев – уже без титула. Жертвы, недобровольно принесенные в Праге от лица множества шахматистов объединения ради, до сих пор напрасны.

«ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ» В ПРАГЕ

  Повод объявить Пражские соглашения просроченными, недействительными и несправедливыми, безусловно, есть. Более того, их несколько. Но отменить любое соглашение может тот, кто его подписывал – а они как раз хотят его выполнить. Почему? Да потому же, почему подписывали. Ни о каком объединении не было разговора всерьез, пока денег хватало на обе ветки. Большинство все устраивало, в том числе возможность участия в обоих циклах. А вот когда стало не хватать, стали срываться матчи и отборы – вот тогда и появилась эта отчаянная надежда на то, что после объединения находить деньги будет легче. Надежда, кстати, совсем неочевидная, как и гипотеза о том, что брэнд «Илюмжинов» отталкивает спонсоров, а брэнд «Каспаров» их притягивает. Ради этой надежды на деньги спонсоров и контроль уменьшали, и нокаут вводили, но практика показывает, что зависимость между этими мерами и деньгами спонсоров вовсе не такая прямая, как утверждали.
   
  В то же время предпражские проблемы никуда не делись, альтернативы с деньгами никто не предлагает, и матчи готовятся. И самое время вернуться к двум проблемам Триполи-04.
  Многие выдающиеся шахматисты не поехали в Ливию, посчитав унизительным для себя отбираться к Каспарову, и многие – из солидарности с евреями, не приехавшими в Ливию из-за откровенно антисемитских высказываний Каддафи.
  Я, пожалуй, соглашусь с теми, кто считает, что объединение с Каспаровым – мера вынужденная, поэтому разговоры о ее справедливости излишни. Справедливость у каждого своя, а брэнд «Каспаров» – пока самая реальная надежда на деньги спонсоров. И это куда важнее и его первого номера в рейтинг-листе, и его текущих успехов/неуспехов. Назовите фамилию шахматиста, посчитавшего для себя унизительным отбираться в 1998 году к Карпову – и я возобновлю дискуссию по этому вопросу. А пока все просто. Поклонники Каспарова считают, что это справедливо – по совокупности успехов и потому, что уже договорились – так давайте сначала выполним, а потом уже будем ругаться дальше. Противники – что несправедливо.
  Арабо-израилький конфликт, наоборот, гораздо сложнее. Это, можно сказать, беда человечества. Я поддерживаю обвинения Илюмжинова в том, что он не провел, как собирался вроде, часть отбора на Мальте – это сняло бы большую часть проблемы. До сих пор никто не сказал, почему. В результате мы имеем вопиющую несправедливость, но она в этом ряду не первая и не последняя. Еще одно личное мнение: личный выбор Халифмана не ехать в Триполи – пример высокой морали, достойной уважения. А попытки объявить этот выбор единственно возможным для порядочного человека, косвенно обвинив в непорядочности более ста участников, сделавших свой нелегкий выбор по-другому – аморальны и являются недобросовестной пропагандой.

ОЦЕНКА ОТЛОЖЕННОЙ ПОЗИЦИИ

  Вижу множество людей, с которыми в разное время и по разным поводам несправедливо поступили, и еще большее множество, которое этим справедливо недовольно. Эти люди прекрасно формулируют, что именно плохо, и утверждают, что так продолжаться не может.
  Вижу людей, которые прекрасно знают, что именно так все и будет продолжаться, потому что лично им именно это выгодно, и большее множество, считающее точно так же, потому что «всегда так было и всегда так будет».
  Вижу людей, искренне пытающихся все изменить к лучшему – например, попытавшись свергнуть Кирсана. И людей, которые собираются на этом наживаться, если вдруг получится.
  Вижу огромное множество любителей, все вышеперечисленное знающих, от этого уставших, надеющееся на то, что если не мешать играющим – все постепенно изменится к лучшему. Реальные и вопиющие недостатки чемпионата в Триполи не мешают им радоваться тому, что он вообще состоялся. Такие любители шахмат считают, что играть в шахматы – хорошо, а не играть – плохо. И это тоже по-своему справедливо.
  Вижу людей, допущенных к доске и имеющих шанс сделать свои ходы. Это кроме трех великих обвиняемых, Леко и Касымжанов и, может быть, Лотье, возглавляющий АШП, деятельность которой у многих вызывает интерес с той или иной степенью (не) доброжелательности и скептицизма. Все остальные иногда получают сверху возможность побороться за реальной шахматной доской за право сделать ход-другой в исторической партии…
  А меня в этой ситуации беспокоит то, что я пока не знаю, кто и как будет организовывать шахматную жизнь после «объединения» в процессе которого слишком многие уже решительно размежевались.
  В заключение – пара мыслей, очевидных для шахматистов, но неочевидных и полезных для людей, плохо играющих в шахматы.
  Один и тот же ход (например, Nd5) может быть хорош или плох – многое зависит от позиции, в которой он сделан. Гораздо легче поставить к ходу знак «?» или «!», зная, как дальше продолжалась и чем закончилась партия. Труднее – перед тем, как его сделать.