пятница, 17.11.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07
  ПАРАЛЛЕЛИ 
 Илья Одесский:
   «Прошу к столу!»
   «Под рождество»
   «Пара хорошо начищенных ботинок»
   «Ни слова о шахматах»
   «Даже не лжец»
   «Вступление / Топалов project»

 Марк Глуховский:
   «Белое и черное»
   «Линарес без Каспарова»
   «Просто песня»
   «О роли личности»
   «Умный камень»
   «Особенности национального исхода»

  КАСПАРОВ УХОДИТ... 
   Александр Никитин:
«Я зову его Дон Кихотом»
(тренер о будущем воспитанника)

   Марк Глуховский:
«Своевременный подвиг»

   Михаил Савинов:
«Умерли или освободились?»
(мировая пресса о Каспарове)

   Евгений Атаров:
«Реквием по мечте» (о шахматах после ухода Гарри Каспарова)

   Гарри Каспаров:
«Всему есть предел!» (открытое письмо 13-го чемпиона мира)


  ФИДЕ, БУДУЩЕЕ ШАХМАТ 
   Р.Касымжанов: ответ
на статью С.Данаилова

   С.Данаилов: «Фантазия, паранойя, реальность…»
   А.Девяткин: «Топалов.
Факты и домыслы»

   Г.Макропулос: «Фиде поддерживает женские шахматы»
   С. Шипов: «Фиде против шахматисток. Игра на выживание»
   Николай Власов:
«Скучно (о шахматной политике)»

   Михаил Савинов:
«Ходарковский и Березовский…»

   Сергей Загребельный:
«За самодостаточность шахмат!»

   Сергей Загребельный:
«Шахматисты должны играть...»

   Сергей Загребельный:
«Жизнь "по понятиям" мы устроили себе сами!»

   Михаил Голубев:
«Почему молчат россияне»

   Валерий Аджиев: «Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг»
   Николай Власов:
«Возможны варианты» (ответ)

   Константин Ланда: «Еще один неизвестный в головоломку…»
   Николай Власов: «Еще раз о королях и капусте…»

Rambler's Top100
Михаил САВИНОВ,
журналист

Шахматы умерли или освободились?

  «Каспаров ушел из шахмат!» Прошло всего несколько дней после сенсационного заявления 13-го чемпиона мира, поэтому трудно ожидать вдумчивого, несуетливого анализа будущего шахматного мира в связи с этим событием. Взгляд со стороны красноречиво иллюстрирует заголовок в «Financial Times»: «Уход Каспарова: шахматам поставили мат». Шахматные же эксперты, похоже, все еще пытаются справиться с эмоциями и просчитать последнюю на сегодняшний день новинку Каспарова. Первым, по-моему, откликнулся Марк Кроутер, издатель авторитетнейшего TWIC, но об этом ниже.

  Куда проще разобраться с причинами желания первого номера рейтинга бросить шахматы. В первую очередь называют разочарование в объединительном процессе и, как следствие, отсутствие достойной цели. Но только ли недостаток мотивации? Трудно представить себе Уле-Айнара Бьорндалина, объявляющего о завершении карьеры после завоевания очередной золотой медали. Вот уж кто не просто доказал свое превосходство – катком проехался по соперникам, выигрывая все старты сезона в одном из самых непредсказуемых видов спорта! У такого спортсмена не может не быть проблем с мотивацией.
  Но – куда ему уходить? В рекламу лыжных ботинок? В случае с Каспаровым мы имеем дело с личностью иного масштаба. Он без труда находит себе применение вне соревновательного поля, к которому, пожалуй, должен был изрядно привязаться за последние 30 лет.
  Каспарову тесно в рамках роли чемпиона мира по шахматам,
пусть она по-прежнему получается у него лучше, чем у кого-либо еще. Он предпочитает мыслить более глобальными категориями: «Наши лидеры должны мыслить амбициознее. Они не видят всей доски, и поскольку смотрят слишком узко, предлагают узкие решения» – Гарри Каспаров, Wall Street Journal.
  Каспаров, выигрывающий свой 50-й супертурнир, ничем не способствует развитию шахмат, кроме обнародования очередных летальных новинок и добавления в коллекцию гурманов пары-тройки

Михаил Ботвинник
действительно ярких побед – а для него это уже частности, эпизоды. Как сказал гроссмейстер Михаил Голубев на гостевой KasparovChess, не так уж и жаль, что не будет новых партий Каспарова, ведь мы и старые еще не все изучили... 13-й чемпион надеется вывести шахматы на новый виток популярности, издав концептуальную книгу «Как жизнь имитирует шахматы», потенциальный бестселлер, способный, по мнению Гарри Кимовича, помочь понять тайны мышления и усовершенствовать метод принятия решений. Если шахматы в результате и не станут новым управленческим тренингом, то, по крайней мере, их имидж как болезненного увлечения не совсем нормальных аутистов будет всерьез поколеблен. Шахматы – занятие победителей, их трамплин для достижения поставленных высоких целей!
  Получается парадоксальная вещь – уходя из спорта, Каспаров не хочет снижать темпа в вопросе пропаганды шахмат – скорее, наоборот. Его влияние будет по-прежнему распространяться на весь шахматный мир, даже если он и не вернется в саму Игру, подобно Ботвиннику. Михаил Моисеевич не посещал турниров, но пристально следил за всем происходящим, в своих резких комментариях никого не жалел, но и счетов не сводил, стремясь прежде всего принести пользу шахматам в своем личном понимании. И, кстати, не только шахматам – всей стране, народному хозяйству, планированию экономики должна была помочь его шахматная машина, мыслящая подобно мастеру. Параллели проводите на свой вкус...
  В общем-то, обо всем, что касается его лично и принятого им решения, Каспаров достаточно откровенно рассказал еще на пресс-конференции в Линаресе. Интерес в публикациях мировых СМИ представляют оригинальные сравнения и оценки, а их пока не так уж много.
  Стивен Мосс, «Guardian»: «...Каспаров объявил о своем уходе из профессиональных шахмат.
Один из коллег спросил меня, что это означает.

Шай Бушинский
Я предложил представить ему Рональдиньо, внезапно бросающего футбол – гения, величайшего игрока мира, неожиданно для всех повесившего бутсы на гвоздь. <...> «Не думаю, что подобное сравнение корректно, – сказал Каспаров, – все-таки я был на вершине 20 лет...»
  Пессимистичный Адам Томсон, «Financial Times», цитирует Накамуру: «Шахматы умерли», и считает, что «уход Каспарова обеднил шахматный мир духовно и материально».
  Большинство комментаторов, рассуждая о роли Каспарова в шахматах, отделываются формальным перечислением его чемпионских титулов, начиная с 12 лет, и обязательно упоминают о его поражении от компьютера IBM «Deep Blue». Не все читатели настолько эрудированны, чтобы сразу ясно представить себе, где место Каспарова между, пользуясь баскетбольной терминологией, Уилтом Чемберленом и Алленом Айверсоном, поэтому они, несомненно, «нуждаются в некотором руководстве». Но попадаются и любопытные фрагменты.
  Джудит Ингрэм, «Guardian», приводит слова Шая Бушинского: «Из всех известных мне людей ближе всех к компьютеру находится Каспаров. Иногда мне кажется, что в его венах течет силиконовая кровь». Там же она цитирует Александра Рошаля: «Никакие новые победы уже не смогут ничего добавить к
величию Каспарова-шахматиста».
  Адам Томсон, «Financial Times», дает слово Джонатану Спилмену: «В теоретическом отношении он опередил всех своих соперников на целое поколение»,

Джонатан Спилмен
а также приводит красочный рассказ Джона Нанна об «устрашающих взглядах Каспарова» во время партии, выдержать которые мог только человек с железной волей и огромной уверенностью в себе…
    Но, конечно, больше всего написано о политике – о своем новом главном увлечении Каспаров рассказывает особенно охотно. Кин и Коатс в «The Times» вообще озаглавили свой материал так: «Новейший гамбит Каспарова... политика».
  Стивен Мосс, «Guardian»: «...Когда я предположил, что Каспаров относится к крайне правому крылу политического спектра, он возразил: «По американским понятиям я стою где-то рядом с Шварценеггером. Консерватор в экономике, либерал в социальной политике...»
  Там же: «...Каспаров страстно говорит о качестве, которое Дж.Буш-старший называл «видением». «Сейчас слишком мало “видящих”, если они вообще есть. Слишком много менеджеров. Конечно, менеджеры нужны, но нужны и «видящие». Ехать по шоссе может всякий, кто справляется с управлением, но на развилке нужно видеть, куда повернуть. Сегодня цивилизация находится на распутье, а мы все еще пытаемся заниматься менеджментом». Каспаров уверен в своей способности «видеть», взлелеянной за шахматной доской...»
  Из интервью Каспарова «The Times»:
«Я не стесняюсь публично высказывать свои убеждения, пусть они и неприемлемы для некоторых людей».
  Западные эксперты, как правило, высказывают осторожный скептицизм относительно шансов Каспарова преуспеть на политическом поприще, российские же обходятся без лишней, по их мнению, дипломатии, и режут
правду-матку, как некий Михаил Делягин: «Не знаю, является ли уход Каспарова из шахмат потерей для шахмат, но вот его приход в политику – большая утрата для российской политики. Его намерения – свидетельство классической мании величия», и т. п. Сам Каспаров, похоже, вполне отчетливо представляет, что его может ждать в игре без правил, каковой является карьера публичного политика в России.
  «Контролируемые властями пресса и телевидение постараются сделать из меня посмешище. Что, мол, спортсмен может понимать в политике? Худшее впереди – практически все, что будут писать обо мне в ближайшие месяцы, будет крайне негативно по тону и содержанию. <...> Я не сошел с ума, чтобы полагать, что я смогу вызвать изменения одним щелчком пальцев, но я верю, что мое присутствие, мои действия вдохновят других присоединиться к борьбе» («Guardian»).

Михаил Голубев
  А теперь вернемся к тому, с чего начинался этот обзор, и посмотрим на мнения шахматных экспертов. Приношу извинения уважаемым гроссмейстерам за публикацию их постов с гостевой KC без согласования и надеюсь, что по крайней мере не исказил их мыслей, произвольно редактируя некоторые резкие высказывания, присущие живой полемике сети.
  Михаил Голубев: «Считаю, что уход Каспарова – на пользу шахматам. За 20 лет на одном месте человек <...> начинает тормозить процесс, даже если этого и не осознает. Шахматам нужно обновление. Никакой трагедии ни для Каспарова, ни для шахмат не вижу. Почему кто-то должен весь остаток жизни доказывать в тысячный раз то, что уже доказал?
  Шахматам же нужны новые герои, и нужны реформы».
  Сергей Шипов: «Шахматист должен играть, создавать хорошие партии,

Алексей Широв
изобретать новинки и т.д. Это главное, это лучшее, что он может делать. Гарри делал и делает это лучше всех. Именно в этом и состоит главная потеря. А мышиная возня вокруг титулов, чиновники и реформаторы, бурные эмоции и склоки – все забудется. Партии останутся. Турниры останутся. Но, увы, уже без Каспарова».
  Алексей Широв: «На всякий случай повторюсь, что считаю Гарри Каспарова сильнейшим игроком в истории. Но именно в истории! А сейчас он максимум первый среди равных. <...> Если Каспаров теперь и вернется за доску, то только как спортсмен, а не босс...

Марк Кроутер
И если как-то решить вопрос “культа Крамника”, шахматы смогут, наконец, стать демократическим видом спорта, что через несколько лет выведет их на совсем другой профессиональный уровень».
  Сильнейший в истории? На пользу ли его уход шахматам? И вернется ли он? Вот ранее обещанное мнение Марка Кроутера, которым я бы хотел завершить свой обзор.
  «Лучший шахматист в истории? Возможно; конечно, это зависит от критериев, но он первый практически по всем критериям. <…> Любой из возможных преемников Каспарова в сравнении с ним будет выглядеть бледно. <…>
  Если первоначальным намерением Каспарова было уйти, выиграв матч за шахматную корону, я не думаю, что это принесло бы пользу шахматам. <…> В какой-то степени чудо, что он сумел так долго поддерживать на должном уровне мотивацию и силу игры. <…>
  Хотя я уверен, что он абсолютно искренен относительно своего ухода из шахмат, я думаю, все обернется длительным перерывом, сродни тому, что был у Капабланки в период 1930-1934 гг. Не думаю, что мы больше не увидим Каспарова играющим в шахматы. <…> Возвращение спустя некоторое время, возможно, окажется новым испытанием и даст ему необходимую мотивацию, нехватку которой он столь явно испытывает в настоящее время...»