четверг, 21.09.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07
  ПАРАЛЛЕЛИ 
 Илья Одесский:
   «Прошу к столу!»
   «Под рождество»
   «Пара хорошо начищенных ботинок»
   «Ни слова о шахматах»
   «Даже не лжец»
   «Вступление / Топалов project»

 Марк Глуховский:
   «Белое и черное»
   «Линарес без Каспарова»
   «Просто песня»
   «О роли личности»
   «Умный камень»
   «Особенности национального исхода»

  КАСПАРОВ УХОДИТ... 
   Александр Никитин:
«Я зову его Дон Кихотом»
(тренер о будущем воспитанника)

   Марк Глуховский:
«Своевременный подвиг»

   Михаил Савинов:
«Умерли или освободились?»
(мировая пресса о Каспарове)

   Евгений Атаров:
«Реквием по мечте» (о шахматах после ухода Гарри Каспарова)

   Гарри Каспаров:
«Всему есть предел!» (открытое письмо 13-го чемпиона мира)


  ФИДЕ, БУДУЩЕЕ ШАХМАТ 
   Р.Касымжанов: ответ
на статью С.Данаилова

   С.Данаилов: «Фантазия, паранойя, реальность…»
   А.Девяткин: «Топалов.
Факты и домыслы»

   Г.Макропулос: «Фиде поддерживает женские шахматы»
   С. Шипов: «Фиде против шахматисток. Игра на выживание»
   Николай Власов:
«Скучно (о шахматной политике)»

   Михаил Савинов:
«Ходарковский и Березовский…»

   Сергей Загребельный:
«За самодостаточность шахмат!»

   Сергей Загребельный:
«Шахматисты должны играть...»

   Сергей Загребельный:
«Жизнь "по понятиям" мы устроили себе сами!»

   Михаил Голубев:
«Почему молчат россияне»

   Валерий Аджиев: «Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг»
   Николай Власов:
«Возможны варианты» (ответ)

   Константин Ланда: «Еще один неизвестный в головоломку…»
   Николай Власов: «Еще раз о королях и капусте…»

Rambler's Top100

Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг

  Политика нашего сайта – предлагать весь спектр мнений, привлекая не только профи, но и любителей, чье мнение не менее важно. Автор следующего материала – Валерий АДЖИЕВ (в гостевых – Valchess), научный сотрудник Британского национального центра компьютерной анимации. В студенческие годы (МИФИ) он был кандидатом в мастера. Старая любовь, как известно, «не ржавеет» и Валерий частенько делится впечатлениями о событиях, происходящих в шахматном мире на сайте www.livejournal.com.

  Три месяца назад я писал об итогах чемпионата мира ФИДЕ в Триполи, сенсационно выигранном узбекским гроссмейстером Рустамом Касымжановым. А теперь можно констатировать, что и чемпион мира по классической версии Владимир Крамник, завершив свой матч в швейцарском местечке Бриссаго с венгерским гроссмейстером Питером Леко вничью,
отстоял свой исторический титул. Я пока не встретил устраивающего меня комплексного комментария о возникшей после этого матча ситуации в шахматном мире (может, MIG это сделает в очередной колонке). Поэтому пришлось писать самому.
  О матче. С шахматной точки зрения это было достаточно ординарное событие. Обычно матчи на первенство мира оказывают значительное влияние на развитие игры, задавая образец победоносного стиля и стратегии и определяя на несколько лет вперед дебютную моду (и матч 2000 г. Каспаров – Крамник был в этом смысле на уровне, причем заслуга принадлежала именно Крамнику, показавшему, как можно убедительно выигрывать у казавшегося непобедимым великого чемпиона, и введшего в оборот несколько глубоких дебютных идей – одна «берлинская стена», в которую безуспешно бился – так и хочется сказать – лбом - Каспаров, чего стоила!). Матч Крамник – Леко ничем особенным в этом плане не запомнился. Возможно, потому, что соперники просто сыграли мало партий, в которых была настоящая борьба. Добрая половина из 14 партий закончилась вничью без борьбы в пределах 20 ходов.
  Крамнику проиграть матч было бы очень обидно. Ведь оба его поражения были предопределены некачественной домашней подготовкой: в 5-й партии он добровольно пошел черными на известную позицию без пешки в варианте ферзевого гамбита, надеясь без больших проблем уползти на ничью (как это сделал в той позиции Ананд в партии с Карповым). Но его прославленная техника дала осечку. В 8-й партии случился и вовсе анекдот: позиция, в которой Леко сделал в атаке Маршала выигрывающий 25-й ход, стояла у Крамника дома! Надо было просто аккуратно проверить ее с помощью компьютера (а чем занимались многочисленные помощники-секунданты, среди которых были два шахматиста из первой мировой десятки, вообще непонятно), а Крамник и в партии не особо задумывался. В результате Леко, хотя и попал в цейтнот, нашел эффектное опровержение за доской.
  Вообще матч развивался весьма скучно. О чем и комментаторы в один голос писали. Гроссмейстер А. Дреев (о шестой партии): «Она оказалась такой же, как и все другие: абсолютно неинтересной. Пока матч смотрится одинаково неинтересно как для любителей, так и для профессионалов – не думаю, что кому-то могут доставлять удовольствие 20-ходовые ничьи». Гроссмейстер М. Кобалия после восьмой: «этот матч несколько выпадает из общего контекста. Своеобразная противоположность общему настрою. Считаю, такой матч для шахмат – это большой минус. Если мы рассматриваем их как спорт, то своей игрой надо привлекать интерес людей. А чтобы его привлекать, шахматы должны быть зрелищными, ведь без зрелищности нет интереса.» Только в самом конце, когда под угрозой потери титула, Крамник пробудился и раскочегарился, пошла настоящая борьба. Последняя, 14-я партия проведена им блистательно, в «фирменном» стиле асфальтового катка, и несомненно войдет в учебники. Ну а Леко поплатился за желание доехать до финиша малой скоростью и малой кровью (черными как минимум в двух партиях он согласился на ничью, имея некоторые шансы на победу, а белыми на финише вообще борьбы не завязывал).
  Снова раздрай в шахматном мире? Итоговой результат несомненно огорчил двух весьма влиятельных персон: президента ФИДЕ Кирсана Илюмжинова и Гарри Каспарова. Ведь предполагалось, что в духе Пражских Соглашений победитель «классической» ветки Крамник-Леко встретится с победителем «ветки ФИДЕ» Каспаров – Касымжанов (матч с призовым фондом $1.2 млн. должен состояться в январе в Дубае). И таким образом, после 11-ти лет раскола у шахмат появился бы, наконец, один общепризнанный чемпион. После чего, глядишь, закончился бы организационный хаос, восстановилась бы единая система розыгрыша первенства мира и приободрились сбитые за минувшие годы с толку («кто на самом деле сильнейший и с какой организацией иметь дело?») спонсоры. В случае победы Леко с объединительным матчем проблем, вероятно, не возникло бы – ему надо доказывать обоснованность своих успехов, да и с Каспаровым (а мало кто сомневается, что Касымжанова Каспаров победит) у него еще нет взаимных счетов и прошлых обид.
  Крамник долгое время высказывался по поводу объединительного матча в своем излюбленном стиле: позитивно, но неопределенно. Но даже такой далекий от переднего края шахматного фронта любитель, как я, предсказывал: вряд ли он будет играть. И действительно: закончился матч и в своем вновь обретенном статусе Крамник дал большое и нетипично бескомпромиссное интервью корреспонденту Спорт-Экспресса Ю. Васильеву. Где недвусмысленно заявил, что считает себя свободным от каких-либо обязательств («Касымджанов, конечно же, заслужил матч с великим шахматистом Каспаровым. Но совершенно непонятно: а с какой стати они будут играть матч за первенство мира?!»). А играть, может быть, будет с претендентом, который пройдет надлежащий отбор – да и то при условии гарантий выстроенности всей системы розыгрыша. Что на практике означает, что сказка про белого бычка (что есть «надлежащий отбор» и как его реально можно провести), худо-бедно начавшая складываться в Праге больше двух лет назад, начинается сначала. А гарантий на будущее в нынешней ситуации раздрая в шахматном мире не даст даже страховой полис.
  Немного истории. Тут надо сказать, что сам Крамник на пути к титулу «надлежащего отбора» не проходил. Он вообще в 90-е годы неудачно проводил претендентские матчи, проиграв в цикле ФИДЕ Гельфанду, а в «каспаровской» ветке – Камскому. В 1998 году Каспаров вроде бы нашел спонсоров на отбор к матчу с собой, в ходе которого Крамник с треском проиграл матч Алексею Широву (причем, Крамник получил за проигрыш 100 тыс. долларов, а Широв за победу – ничего: предполагалось, что призом ему будет сам матч с Каспаровым с большим призовым фондом). Матч Каспаров – Широв так и не состоялся (причины полностью не прояснены – участники событий трактуют их по разному: испанский спонсор попал в автокатастрофу, гарантии американского Широва не устроили, а другие спонсоры интереса не проявляли – Широв имеет катастрофический счет с Каспаровым, и предполагалось, что борьбы не будет. Что, на мой взгляд, сомнительно – это был бы очень интересный матч). Деньги в конце концов нашлись под матч Каспаров – Ананд, однако индийский гроссмейстер затребовал невыполнимых (по утверждению организаторов) гарантий. И тогда Каспаров пригласил играть бывшего в то время третьим в рейтинге Крамника (не включив в контракт пункт о матче-реванше на случай проигрыша, о чем потом очень сильно пожалел). Это был смелый, хотя во многом и вынужденный шаг (Каспарову было пора защитить титул!) – именно с Крамником Каспаров всегда играл тяжело. Вся эта предыстория в глазах многих лишает Крамника права читать тому же Каспарову мораль, что, дескать, надо отбираться к нему, Крамнику, по правилам, на равных основаниях с другими, а первое место в рейтинге – ничего не значит.
  Претензии к Крамнику. Я долгие годы был преданным поклонником Крамника: мне симпатичен его стиль игры, а по пониманию шахмат, я считаю, никто и близко к нему не стоит. Привлекал он симпатии и как личность, особенно на фоне экспансивного и склонного к публичности на грани саморекламы Каспарова: интеллигентный и спокойный человек, склонный к сибаритству и чурающийся публичности (вот этот его монолог, напечатанный года два назад в Sunday Times Magazine под популярной рубрикой «A life in the day» – на англ. – дает хорошее представление о его стиле жизни). Однако, в качестве чемпиона он меня разочаровал. И не только меня. Лучше гроссмейстера Сергея Шипова не скажешь: «...персонально о Крамнике. Чемпион – исключительно талантливый, но ленивый шахматист! Пусть он и его болельщики на меня не обижаются. Нельзя же так по стариковски скупо демонстрировать свои возможности все еще молодому и все еще здоровому шахматисту. Речь в данном случае идет не только о матче в Бриссаго, но и о карьере Крамника в целом. Ради внутреннего комфорта и спокойствия Владимир сознательно ограничивает себя, сушит игру, соглашается на ничьи там, где еще море борьбы, экономит силы везде, где это только возможно!».
  Чемпион мира обязан выигрывать – к этому шахматную общественность приучили предыдущие великие чемпионы Карпов и Каспаров. Между тем, после завоевания титула Крамник играл нечасто и не слишком ярко. Последний год – достаточно интенсивно, и порой успешно (победы в двух последних турнирах в Линаресе), но весьма незрелищно, позволяя себе делать многочисленные ничьи без какого-либо подобия борьбы. И при этом были громкие неудачи (например, дележ 7-9 места в Вейк-ан-Зее в январе этого года – у Каспарова подобных провалов не было за всю его карьеру). В результате, Крамник скатился в рейтинге ФИДЕ на 3 место (позади Каспарова и Ананда), а в профессиональном рейтинге – на 5-е (позади еще и Морозевича с Топаловым). Чемпион мира просто не может занимать в рейтинге такую позицию!
  Кроме того, чемпион мира – публичная фигура, во многом определяющая отношение к шахматам и любителей, и «официальных лиц», и спонсоров. И в этом отношении Крамник не преуспел. Он отсутствует в публичном пространстве месяцами! В своих интервью он всегда подчеркивает, что не может часто играть из-за занятости. Но чем именно он так занят, многим не очевидно: книг он не выпускает, комментирует в шахматной прессе очень редко, за российские команды (в том числе на всемирных олимпиадах) не играет (Каспаров играет хотя бы через раз) и вообще за 4 года чемпионства так и не стал по настоящему узнаваемой фигурой за пределами шахматной тусовки. Разве что (как он не переставал намекать) беспрерывно ведет за закрытыми дверьми переговоры с возможными спонсорами. Как следствие, даже матч на первенство мира с Леко привлек очень ограниченное внимание мировых СМИ (в своем блоге MIG дает обзор публикаций, точнее их отсутствия: в частности, никогда такого не было, чтобы такие монстры, как Reuters и AP проигнорировали матч на первенство мира полностью, и вообще англоязычная пресса освещала его чрезвычайно скупо). В результате, очень многие думают, что чемпионом мира по-прежнему является Каспаров! Который и продолжает – нравится это кому-то или нет – быть публичным лицом шахмат.
  Не выдерживая в этом отношении сравнений с предшественником, Крамник пытается преуспеть в аппаратных играх и в демагогии. Например, каждый раз после не совсем удачного выступления выяснялось, что, дескать, все «на самом деле идет по плану»: «доказывать мне уже ничего не надо», турнир носил «тренировочный характер» (испытывались новые дебюты) плюс (этот пункт вообще стал его trademark) были, мол, нелады со здоровьем. Подобного рода сентенции (по-английски их можно сопроводить уничижительным эпитетом pathetic), звучавшие не раз и не два, – не для чемпиона мира: они разъедают его авторитет похуже иных поражений.
  В своих публичных выступлениях все свои действия он всегда мотивирует защитой интересов шахматистов-профессионалов (под которыми имеются в виду все, кроме Каспарова). Ни для кого не секрет, например, что недавно созданная и активно себя пропагандирующая Ассоциация Шахматных Профессионалов – во многом его карманная структура. Каспаров в 90-е годы собственными усилиями привлек весьма крупные деньги в шахматы, которые попали в карман многим ведущим гроссмейстерам. Позже то же самое сделал Илюмжинов. Ни Крамник (который после двухлетних поисков нашел спонсоров на свой собственный матч, чем дело и ограничилось), ни упомянутая Ассоциация пока на деле ничего сравнимого для профессиональных шахмат не сделали. Есть декларации организовать серию турниров с приличными призами, но пока ничего конкретного не объявлено. Ну и сместить во многом себя дискредитировавшего Илюмжинова с поста главы ФИДЕ тоже вряд ли получится – хотя бы потому, что реальной альтернативы не видно.
  Что же дальше? Итак, Крамник худо-бедно подтвердил свой статус владельца исторического титула чемпиона по классическим шахматам. Некоторое время он может пребывать в самом органичном для себя состоянии, когда можно никому ничего не доказывать. И по собственной инициативе рисковать титулом он вряд ли будет. Но удастся ли ему снова растянуть этот период на 4 года? Сомневаюсь. Он может обеспечить себе спокойную жизнь только если выиграет пару-тройку сильных турниров, причем сделает это убедительно, чтобы подняться и в рейтинге. В противном случае опять начнутся публичные разговоры, что он вцепился в титул и «сидит на нем», уклоняясь от встреч с сильнейшими. Когда же Каспаров обретет легитимный титул ФИДЕ, давление на Крамника может стать нестерпимым, а его титул начнет стремительно обесцениваться. Даже если Крамнику со своей Ассоциацией удастся организовать свой собственный цикл, в нем наверняка не примут участия все сильнейшие, что его – в отличие от официального титула, освященного ФИДЕ – тут же лишит легитимности.
  Если конкретно, то ближайшие крупные соревнования, результат которых во многом определит ситуацию в шахматном мире на следующую пару лет, таковы: суперфинал чемпионата России в Москве (14 ноября по 1 декабря) – впервые с участием всех сильнейших соотечественников, в январе – Вейк-ан-Зее (почти все сильнейшие, за исключением Каспарова, который будет в это время играть свой матч) и в феврале – супертурнир в Линаресе (где тройка Крамник – Каспаров – Ананд вряд ли соберется). Если кому-то удастся выиграть два из этих трех турниров – его ставки в глазах общественности резко возрастут, что автоматически приведет к претензиям на титул. Думаю, Крамник обезопасит себя, выиграв хотя бы один из этих турниров. И Ананду будет достаточно одного Вейк-ан-Зее, чтобы продолжать считаться самым успешным игроком последних лет (а большего ему, ценящему душевное спокойствие выше всего, судя по всему, и не надо). Крамник, кстати, перед московским турниром уже по обыкновению подстелил соломки (цитирую упомянутое интервью: «– В суперфинале чемпионата России в Москве будете играть? – Хотя вряд ли смогу восстановиться после такого изнурительного матча за три недели, но играть буду, чтобы поддержать начинания нового президента РШФ Александра Жукова и вообще российские шахматы. Мне придется проповедовать олимпийский принцип: главное не победа, а участие». В этой фразе – весь наш чемпион: все, мол, во вред себе, только за ради других, и вообще «главное не победа, а участие!» Каспаров бы так никогда не сказал!
  Кстати о Каспарове. Для него без преувеличения наступает «час Х»: если Каспаров продолжит свою серию посредственных результатов (и тем более, если потеряет первое место хотя бы в одном из рейтингов), его претензии на участие в «объединительном матче» перестанут быть актуальными. Возраст играет против него. Проблема в том, что Каспаров, как всегда, интенсивно занимается многими другими делами: например, пишет книги. Помимо своего замечательного книжного проекта «Мои великие предшественники» (который все поклонники шахмат могут только горячо одобрить – кстати, надо учитывать, что Каспаров действительно работает над книгами сам – в отличие от, скажем, Карпова, который некоторые «свои» книги вряд ли читал, не говоря о написании), он уже, как сообщает всезнающий MIG, подрядился писать труд «How Life Imitates Chess», причем издательство Penguin выиграло тендер на будущую книгу за $0.5 млн (Farrar, Straus & Giroux, Crown and Simon & Schuster проиграли)! Добавьте к этому непрерывные гастроли по миру, работу в качестве консультанта на сборах американской женской сборной (?!), лекции «по стратегическому мышлению и принятию решений» для американских бизнесменов и пр, и пр. Ну и как он собирается достичь необходимой для шахматных успехов концентрации?
  Плюс ко всему, он, как известно, активно вовлечен в занятия политикой. Взгляды его весьма радикальны (они представляют собой любопытную и неожиданную комбинацию американского неоконсерватизма и европейского правозащитного либерализма) и – особенно в контексте пока маргинальной, но потенциально имеющей некоторые перспективы деятельности комитета «2008: Свободный Выбор» – находятся в сильной оппозиции к нынешнему российскому режиму и президенту Путину, в частности. И здесь Каспарова могут ожидать неожиданные сюрпризы: до сих пор его занятия политикой с шахматами прямо не пересекались. Однако, власть наша, как это в последнее время все более явно проявляется, не жалует оппозиционеров, тем более таких ярых и еще тем более таких, которые имеют на Западе большую и влиятельную аудиторию. А ее Каспаров со своим мало с каким другим российским гражданином сравнимым high profile (регулярные статьи в Wall Street Journal и других ведущих изданиях, а также выступления на ведущих западных телеканалах и форумах и пр. – да и в конце концов, его просто знают миллионы) действительно имеет. Между тем, деятельным Президентом Российской Шахматной Федерации является Александр Жуков – первый зам. Председателя российского правительства и как таковой – по определению – близкий соратник Путина.
  В условиях новой властной вертикали есть и рычаги воздействия на Илюмжинова, под которым начало качаться его калмыцкое президентское кресло. Поэтому, я не удивлюсь, если Каспаров вдруг обнаружит, что борьбу за свои права претендента на высший титул ведет в вакууме при – в лучшем случае – недоброжелательном нейтралитете «официальных лиц». Что эту борьбу может весьма осложнить. А в худшем случае его могут и коллективно «осудить», благо недоброжелателей у него в шахматной среде хватает. Как минимум, залп из осуждающих статей в российской прессе ему – если сочтут это нужным – обеспечен. Крамник, никогда о политике не высказывающийся (и вообще, не маячащий перед глазами), бесспорно более удобный для властей чемпион.