среда, 26.07.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Вишванатан АНАНД:
«Забудьте про лидеров – это всё довольно условно!»

  Обладатель «Оскара» двух последних лет Вишванатан Ананд уходит из шахмат… Правда, в отличие от Каспарова, только на три месяца. Еще на исходе зимы индиец принял решение, что ему необходима передышка. Похоже, постоянные победы тоже могут до добра не довести: снижается требовательность к себе, притупляется «чувство гола». А Виши, если уж он что-то делает, старается это делать хорошо. Поэтому до Аргентины мы его не увидим.

  Аргентина… Как и в далеком 1927 году, название этой южноамериканской страны на устах у всех поклонников шахмат. Аккурат во время супертурнира в Софии ФИДЕ объявила, что именно там, по ее мнению, будет положен конец хаосу и неразберихи в шахматном мире – и назван новый чемпион мира. Единый или исключительно под юрисдикцией ФИДЕ – не так уж важно. Гораздо важнее, что свое согласие играть в турнире дали все ведущие шахматисты мира (за исключением Каспарова и Крамника, резонно заметившего, что в дополнительных отборах не нуждается и будет ждать встречи с будущим победителем в объединительном матче).
  Не секрет: большинство любителей шахмат, несмотря на последние впечатляющие победы Топалова, считают фаворитом в предстоящем шоу в Сан-Луисе именно Ананда. И от того, насколько успешным будет «отпуск» Виши, во многом зависит, по какому пути пойдет шахматная история. Индийцу уже доводилось быть на самой вершине: в декабре 2000 года, разгромив в финале «нокаута» Широва, он стал чемпионом ФИДЕ. Но, странным образом, завоевав чемпионский титул, он выдал длинную серию невыразительных результатов – главная его мечта (превзойти Каспарова) так и осталась нереализованной. Теперь, когда Гарри Кимович горизонт для Ананда уже не заслоняет, всё может сложиться по-иному…
  Зная нелюбовь Виши к длинным разговорам, я по окончании его последней пресс-конференции в Софии сразу изложил ему круг тем, которые хотелось бы обсудить. Расстановка сил в шахматном мире после ухода Каспарова; всё, что связано с Сан-Луисом и его отношением к последним инициативам ФИДЕ; а также состояние самого Ананда (что сбилось в его отлаженном победном механизме?). Не шибко рассчитывал на что-то особенное, но мой собеседник, привычно широко улыбаясь, вдруг разоткровенничался. Ну не интервью, а сеанс психоаналитика!


  – Виши, что вы думаете о своем втором месте в Софии: соответствует оно уровню вашей игры?
  – Более-менее… Это довольно высокое место, если вспомнить, что я начал турнир с пяти ничьих подряд, а потом неожиданно проиграл в шестом туре. Финиш – две победы и две ничьи – можно признать вполне успешным, так что в принципе я удовлетворен своей игрой.

Это со стороны Виши кажется
недоступным, «вещью в себе»
– на самом деле он искренен и
отзывчив... В общем, простой
такой индийский парень, что
любит Queen и Радж Капура!
  – Перед Софией многие говорили, что после ухода Каспарова этот турнир во многом станет определяющим. Шахматный мир жаждал получить нового лидера. Получил?
  – По большому счету такой вопрос можно поднимать после каждого турнира, даже когда Гарри был еще с нами! Нельзя сказать, что первый шахматист мира – это неоспоримое понятие: сегодня впереди один, завтра другой… Так что я не стал бы делать каких-то далеко идущих выводов после Софии. Пройдет Дортмунд – и «диспозиция» снова поменяется.
  – Но все-таки именно в столице Болгарии был самый сильный турнир в году…
  – Я с этим не спорю, но собрать «идеальный» состав все равно никогда не удастся. Так, в Софии не играли Леко, Свидлер и Морозевич, в Дортмунде, например, не будет меня. Что бы ни говорили, турниров играется не так мало, и если вы хотите услышать от меня какую-то оценку, хорошо: назовем Топалова лучшим игроком мая. Но вот-вот наступит июнь…
  – Но должны же существовать твердые ориентиры! Вот Крамник, например, стал играть хуже, чем раньше, Топалов – явно лучше, вы на протяжении нескольких лет подтверждаете свой класс. Выходит, вы с Веселином сейчас – лидеры мировых шахмат?

И улыбется он не всегда...
  – У нас получается игра в кошки-мышки! Забудьте вы про лидеров – это всё довольно условно (в конце концов, есть рейтинг-лист). Какими бы сильными мы ни были, турнир в Софии мог выиграть любой из шестерых, а это значит, что в каждой конкретной ситуации надо доказывать, что не просто так занимаешь свое место. Веселин победил благодаря блестящему результату во второй половине турнира, мне тоже удался финиш. Но говорили бы мы сейчас об этом, если бы Адамс довел до логического конца партию против Топалова и то же самое сделала Полгар? Да и «подарки», преподнесенные мне Крамником и тем же Адамсом, не стоит забывать. Так что все эти разговоры о том, кто сейчас первый, малосущественны, лично меня больше интересует, кто станет первым в Аргентине. Там всё будет уже не виртуально! Сыграем и поглядим, кто из нас действительно лучший после ухода Каспарова.
  – Кстати, не считаете, что шахматы как-то изменятся после его ухода?
  – Безусловно, Каспаров – великий шахматист, и, быть может, решение об уходе он принял спонтанно. Но, как говорится, несмотря ни на что, «шоу должно продолжаться»! В шахматы играют уже сотни лет – они видели много взлетов и падений, из них уходило немало блестящих мастеров своего дела. Вы думаете, в начале 70-х, когда Фишер, находившийся в расцвете сил, решил оставить шахматы, мир испытал меньший шок? Говорить о каких-то переменах пока рано – слишком мало прошло времени после Линареса, но они, безусловно, будут.
  – Многие считали, что уход Каспарова из шахмат в первую очередь должен был положительно отразиться на вас: мол, играя в одних турнирах с Гарри, вы постоянно находились в его тени, а теперь вам ничего не мешает. Чувствуете себя «свободным»?

Но зато всегда отстаивает
свою позицию – причем, как
в шахматах, так и в жизни!
  – Сомнительная мысль, которую мне упорно хотят привить… Сейчас обычно сравнивают мои выступления в Линаресе и вслед за тем в Монако. То, что я неудачно играл в Испании, никак не связано с присутствием там Каспарова – в конце концов, он только чудом избежал поражения в нашей партии, а ужасный финиш, когда я едва не проиграл Вальехо и уступил Адамсу, никак не может быть связан с Гарри. Во Франции я уже чувствовал себя лучше – и показал соответственный результат; опять же Гарри никогда не играл в турнирах ван Остерома. Наконец, в Софии я нашел свою игру, только проиграв Топалову, – как тут сказалось отсутствие Каспарова и моя новообретенная «свобода», понятия не имею… Вот если «это» поможет мне выиграть в Аргентине, я скажу: «Да, с уходом Гарри мне стало легче играть!»
  – Что вы вообще думаете об этом турнире и не боитесь ли, что у ФИДЕ всё может сорваться, как уже было, например, с аргентинским матчем Пономарев – Каспаров?
  – Окончательное подтверждение, что этот турнир все-таки состоится, должно последовать буквально в ближайшие дни – в конце мая или начале июня. До тех пор остаются некоторые сомнения: переведены ли деньги, обеспечены ли прочие гарантии?.. Посмотрим. У меня еще есть время, я рассчитываю серьезно поговорить об этом 15 июня, после окончания турнира в Леоне. Если к тому моменту у ФИДЕ всё будет в порядке, это меня очень порадует.

Каждая вторая фраза
у Ананда начинается с...
«Валяй» – то есть «Well, I»
  Что в целом сказать о турнире? Это будет потрясающе – сыграют все сильнейшие шахматисты мира (за исключением Каспарова и Крамника; на мой взгляд, надо было бы включить еще Пономарева, но он «не прошел» по среднему рейтингу). Кроме того, после стольких лет ожидания у меня появится возможность сыграть в каком-нибудь чемпионате мира!
  – Вы уже получили на руки контракт от ФИДЕ, знаете свой гонорар?
  – Лично я контракта еще не подписывал. Насколько понимаю, сейчас ФИДЕ лишь объявила восьмерку участников и получила некую гарантийную сумму от организаторов.
  – Принципиальный вопрос: лично вы будете воспринимать Сан-Луис именно как чемпионат мира или же он будет для вас просто очередным сильным турниром?
  – Абсолютно уверен: даже если где-то сойдутся восемь сильнейших игроков и ФИДЕ объявит это соревнование чемпионатом, шахматный мир все равно не будет удовлетворен, найдутся люди, которые скажут, что турниру не хватает «легитимности» и т.д. и т.п. Сколько людей, столько мнений: одни считают, что чемпиона надо выявлять в матче, другие – в турнире, а третьи признают только «нокаут». Неизбежно возникновение вопросов и о контроле времени. Честно говоря, на протяжении стольких лет устал слушать всю эту чушь! Я считаю этот турнир чемпионатом мира и буду играть. Остается надеяться, что у ФИДЕ всё получится.

Может собрать волю в кулак!
  – Считаете, после Аргентины ситуация в шахматном мире как-то разрешится?
  – Не знаю, но в любом случае Аргентина – это шаг вперед! Посмотрим, что будет дальше.
  – Если выиграете, будете готовы сыграть с Крамником за «объединенный» титул?
  – Никаких проблем, если мне улыбнется удача… Во всяком случае, я буду расположен к такого рода переговорам. Но это отдельная тема, и до ее обсуждения еще очень далеко. По-моему, в шахматном мире сейчас слишком много разговоров о том, что будет с нами завтра, – давайте жить сегодняшним днем. А сегодня нам всем нужно провести турнир в Аргентине.
  – Но, говорят, ФИДЕ хочет вставить в контракты пункт о том, что победитель турнира в Сан-Луисе не сможет принять вызов Крамника и завершить «объединение»?
  – Пока нет контрактов, нечего и обсуждать эту тему. Но, думаю, мы найдем компромисс.
  – Помню, лет десять назад, участвуя в двух параллельных циклах первенства мира, в одном из интервью вы сказали: «Вот выиграю оба титула и положу конец раздорам в шахматном мире!» Сейчас у вас есть шанс осуществить то желание.
  – Для начала хочу сказать, что я не говорил этой фразы! Ее сказал кто-то другой, а журналисты с удовольствием вложили ее мне в уста.

Хотя на публике он всегда «белый и пушистый»...
Конечно, было бы здорово объединить наконец титул и прекратить всю эту неразбериху с несколькими чемпионами мира. Прекрасно, что наметились какие-то подвижки в этом направлении, сил ждать уже больше не было.
  Я собираюсь посвятить подготовке к Аргентине много времени и критически взглянуть на свою игру. В последнее время у меня появилось много различных проблем, которые требуют серьезного, вдумчивого решения. Должен разобраться и со своей мотивацией: трудно поддерживать ее на одном уровне, когда на протяжении долгого времени (двух с лишним лет) ты выигрываешь турнир за турниром, а в какой-то момент у тебя вдруг перестает получаться.
  – Чего, на ваш взгляд, сейчас не хватает Ананду, чтобы выигрывать, как и прежде?
  – Этого я вам сказать не могу. Нет, я не секретничаю, просто до конца еще сам не понимаю. Совершенно очевидно, что сейчас я играю хуже, чем в прошлом году: завалил финиш в Линаресе, ужасно стартовал в Вейк-ан-Зее и Софии. Каждый раз мне требовалась какая-то идиотская ошибка, чтобы наконец проснуться – и начать играть в полную силу!

За доской гуманист Ананд
вас «небольно зарежет»!
  – У вас есть рецепты по выходу из подобного психологического кризиса?
  – Примером для меня может служить Топалов, который после неудачи в Вейк-ан-Зее (относительной, конечно, неудачи – ведь он претендовал на победу) собрался и блестяще сыграл в Линаресе и Софии! Даже нет, не то – он полностью переменился. Помните, в 95-м и 96-м он прекрасно играл, а потом с ним что-то случилось: он не терял ни энергии, ни уверенности в себе, тем не менее его результаты резко снизились. Теперь Веселин сумел найти «ключик» и перенастроить себя – определить новые цели и уверенно двигаться к ним.
  В последние годы никому из игроков элиты не удалось достичь столь впечатляющего прогресса! Быть таким же мотивированным. Ведь если не это, то мне трудно иначе объяснить результат Веселина в Софии – на очко впереди всех, хотя он играл не лучше других.
  – Хотите попробовать «заразиться» энергией Топалова?
  – Нет, у меня есть свои методы приведения себя в порядок. Достаточно «отмотать пленку» назад. Один из самых удачных этапов в моей карьере начался после Праги. Почему я выступал так хорошо последние два с лишним года? Сыграв перед этим в нескольких турнирах – в Дортмунде (мой худший результат – «–4»), Москве (в полуфинале нокаут-чемпионата мира ФИДЕ я уступил Иванчуку) и Дубае (где вылетел во 2-м круге), – я понял, что если не выкладываться на все сто, не показывать своей лучшей игры, то не стоит вообще садиться за доску.

Жена, Аруна, только похвалит!
Без нее просто невозможно
представить себе Виши Ананда
  Во время «быстрого» турнира в Дубае я серьезно думал о том, как улучшить свою игру, и в Праге был сильно мотивирован! Я выиграл этот турнир – наверное, сильнейший в истории из тех, что проходили с ускоренным контролем времени (Каспаров, если помните, тогда в четвертьфинале проиграл Иванчуку, а Крамник вылетел во 2-м этапе, уступив Карпову).
  Однако долго радоваться не пришлось… Хотя в тот момент я уже не был чемпионом мира ФИДЕ, для меня стало серьезным ударом, что меня вывели за скобки Пражских соглашений. Но это же одновременно позволило всё расставить по своим местам. За несколько лет до Праги я вел переговоры о матче с Каспаровым, но у нас ничего не вышло; теперь меня «прокатили» в объединительном цикле. «Ерунда! – сказал я себе. – Жизнь не ограничивается розыгрышем первенства мира, можно играть в обычных турнирах и получать от этого удовольствие. Быть счастливым независимо от денег или титулов – от самой игры в шахматы!»
  – И в течение трех лет вы не участвовали в розыгрыше первенства мира…
  – А его просто не было, вот я в нем и не участвовал!
  – Вот-вот! Его не было, а люди вроде Крамника и Каспарова постоянно решали какие-то вопросы, воевали с ФИДЕ и спонсорами. Вы же спокойно играли в свое удовольствие. Именно этим многие объясняли ту легкость, с которой вы взяли столько первых мест. Теперь, когда оказались внутри этого котла, не боитесь потерять легкость и ощущение свободы? Сейчас вас со всех сторон обложат контрактами, обязательствами…
  – Вообще-то, для того чтобы не думать о таких вещах, существует менеджер… Но вы правы: когда проблемы, связанные с циклом, не дают спокойно спать, это неизбежно отражается на игре. И время, пока я никому ничего не был должен, было великолепно. Звучит банально, но это правда! Ситуация очень проста: если ты мотивирован – великолепно, нет – это отразится на одной-единственной партии и не изменит твою судьбу. Отсюда и результаты!

Как и без, простите уж, назойливых журналистов...
  Поэтому, почувствовав определенное напряжение, я уже в начале года принял решение, что после трех главных турниров – Вейк-ан-Зее, Линареса и Софии – возьму паузу…
  – Еще не подозревая, что вас ждет турнир в Аргентине!
  – Совершенно верно. Нужны легкость и чувство новизны. Иначе глаз «замыливается» и вы идете по кругу, не отличая один турнир от другого и не получая никакого удовольствия.
  – Вижу, вы прекрасно контролируете ситуацию и понимаете всё, что связано лично с вами. А могли бы объяснить с высоты своего опыта, что творится с Крамником?
  – Понятия не имею! Взять, например, Вейк-ан-Зее, где он играл в целом хорошо: Влад, не раз получая перспективные позиции, пускал всё по ветру – у него были совсем не слабые противники, ему просто не хватало сил довести отдельные партии до победы… Когда-то получалось, когда-то – нет. Но здесь, во втором круге Софии, он был неузнаваем. У меня просто нет разумного объяснения. Можно было бы сослаться на усталость, но ошибки, которые он допускал в партии со мной, не имеют никакого отношения к усталости или к дебютным познаниям Крамника – это была полная и необъяснимая потеря концентрации (то же можно сказать о его финальном зевке с Топаловым). Но еще раз подчеркну: я не почувствовал, что Крамник стал играть хуже! Этим разговорам может быть тут же положен конец, стоит ему удачно сыграть в Дортмунде, чему, на мой взгляд, ничего не мешает.
  – А как расцениваете перспективы Полгар? Похоже, перерыв пошел Юдит только на пользу – она продолжает играть в интересные шахматы и… не проигрывает!
  – Юдит отлично поработала в последнее время! Она не только стала гораздо лучше защищаться, но существенно подняла и уровень дебютной подготовки. Как показывает практика, перерывы, если они не очень продолжительны и вам удается не сильно отстать от дебютной теории, идут только на пользу. Это раньше короткий отрыв от практики мог серьезно сказаться на результатах – теперь же, когда у всех есть компьютеры и интернет, это не столь существенно. А чтобы «включиться», обычно хватает двух-трех партий… Вне всяких сомнений, Полгар теперь очень сильна и ее приглашение в Аргентину вполне естественно!
  – Коли уж заговорили на отвлеченные темы, скажите: вы верите, что Каспаров…
  – Свергнет Путина?
  – Нет, чуть попроще – вернется в шахматы?!
  – А-а-а, вернется в шахматы? Хм… Я начинаю в этом сомневаться. Гарри, судя по всему, не считает себя сейчас шахматистом и, как видно из прессы, с головой окунулся в политику. Меня удивляет другое: все говорят о его возвращении так, будто прошло уже десять лет, а ведь София – первый турнир, в котором он не принимает участия. Юдит уходила на год, я делал перерывы. Кто знает, может, увидим его в Линаресе в 2007 или 2008 году. Возможно всё!
  Если вы сейчас спросите, буду ли я счастлив в случае его возвращения, отвечу: это будет хорошо для шахмат. Считаю, что политика приобрела меньше, чем потеряли шахматы!
  – А в целом, с Каспаровым или без него, вы счастливы в шахматах?
  – Несмотря на тяжелую работу и отдельные глупые ошибки, которые портят настроение, я, конечно, счастлив. Мне нравится это дело, и я не собираюсь останавливаться на достигнутом!