вторник, 21.11.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Мемориал Ю.Елисеева14.11
London Chess Classic01.12
Суперфинал чемпионата России02.12

Интервью

Александр ХАЛИФМАН: "ВСЕГДА ВЕЛ СЕБЯ, КАК СЧИТАЛ НУЖНЫМ"

В нем всегда было что-то интригующее, нетипичное. Он почти демонстративно пренебрегал привычными для профессионального шахматиста представлениями о спортивном режиме. Про него ходило множество легенд - как про всякого человека, выбивающегося из общего ряда.

В молодые годы подавал большие надежды. Входил в число лидеров наших (а значит, и мировых) шахмат. Был членом сборной страны. Выигрывал сильные турниры. А потом как-то внезапно ушел в тень. Мы ведь привыкли уже, что сильный гроссмейстер всегда стремится как можно дольше поддерживать высокий рейтинг, постоянно играть… А у Александра как будто пропала мотивация. Вместо борьбы за "место под солнцем" - открыл шахматную школу в родном Питере. Выступать стал все реже.

И вдруг, неожиданно для многих специалистов, выиграл чемпионат мира в Лас-Вегасе (1999), второй чемпионат по нокаут-системе, организованный К. Илюмжиновым. Многие отнеслись к этому достижению скептически. Мол, не играли Каспаров, Ананд… Да, не играли. Зато играли все остальные - завсегдатаи супертурниров Адамс, Гельфанд, Иванчук, Топалов, Леко, Камский, Юдит Полгар и, между прочим, Крамник, который всего через год после этого выиграет матч у Каспарова. А кроме них - весь "средний класс", в полном составе. В первых же двух раундах пришлось отыгрываться (в том числе против Камского), и Александр продемонстрировал характер.

Но этот всплеск не стал "вторым рождением". Игровая активность Александра снова постепенно сошла на нет.

Впервые довелось наблюдать его вблизи уже в 21-м веке - на двух командных чемпионатах России в Дагомысе. Александр был непременным участником вечерних посиделок в баре гостиницы и душой общества. Рассказывал интересно, сочно, а вот играл без особого увлечения - не стеснялся сделать короткую ничью, хотя мог и "выкатать" на классе.

И мне захотелось узнать его поближе. Понять, что скрывается за обликом плейбоя, и вообще - почему всё сложилось так, а не иначе.

Андрей ПАНЕЯХ

- Традиционный вопрос: с чего началось твое увлечение шахматами?
- Играть научил отец, мне было 6 лет. Точнее, я сам проявил интерес: увидел шахматы и спросил - что это такое, с чем едят? К тому же дядя подарил мне на 6-летие книжку Авербаха и Бейлина "Путешествие в шахматное королевство". В моем поколении многие на ней выросли.
Я занимался по ней сам, а потом наступила пора Дворца пионеров. У нас была замечательная школа, одни имена чего стоят: мой первый тренер, ныне покойный Василий Михайлович Бывшев, Владимир Григорьевич Зак, Александр Васильевич Черепков, Сергей Владимирович Хавский - сильные мастера и прекрасные тренеры. Нашему поколению очень повезло! Эта мощная школа дала мне очень многое, а может быть, и всё.
Но я и сам работать не забывал, за что, кстати, особенно благодарен Василию Михайловичу. Он постоянно твердил: без самостоятельной работы никогда ничего не получится! Это многим молодым неплохо бы иметь в виду: самый распрекрасный тренер не поможет, если у человека нет вкуса и интереса к самостоятельной работе. У меня этого хватало - поэтому что-то получилось.

- В какой семье ты вырос?
- Родители - инженеры. Питерская интеллигенция. К шахматам специального отношения никто из родни не имел. Интересовались, конечно: среди интеллигенции того времени шахматы пользовались популярностью.

- Ты был единственный ребенок?
- У меня есть младшая сестра, но она шахматами никогда не интересовалась… Хотелось бы избежать феминистской критики - у меня хорошие отношения со многими женщинами-шахматистками - но все-таки не очень это женское дело!

СТАТЬ ПРОФЕССИОНАЛОМ

- В какой момент возникло ощущение, что можешь играть профессионально?
- Сложно сказать… Наверное, первый результат, который заставил меня всерьез задуматься о себе как о шахматисте - победа в 1982 году, аккурат перед своим 16-летием, на юношеском чемпионате СССР в Юрмале.
Составы в те времена были блестящие, поколение у нас все-таки неплохое. В нашем первенстве играли Гельфанд, Епишин, Иванчук, Дреев… Выиграв такой сильный турнир, я впервые задумался.
Однако родители считали иначе: мало ли как оно сложится, а высшее образование получать надо! И по окончании школы я поступил на матмех Ленинградского университета (носившего тогда имя Жданова). Факультет, сам понимаешь, серьезный, но я старался совмещать.
Три года проучился достаточно успешно, но потом столкнулся с зам. декана по работе со студентами - была такая полумифическая должность, может, даже до сих пор существует. И однажды, когда мне нужно было ехать на очередной турнир - кажется, полуфинал чемпионата СССР или даже первая лига - этот замдекана сообщил мне, что его очень беспокоит моя успеваемость. Я попробовал возразить, что у меня нет никаких хвостов, но он меня уверил, что они обязательно появятся, если я буду часто играть, поэтому он меня не отпускает. Ну, крепостное право к тому времени было уже давно отменено, и на турнир я поехал. После этого начались всякие неприятности, и пришлось сделать выбор. На этом мой роман с высшим образованием в общих чертах завершился.

- То есть диплом ты в результате не получил?
- Честно говоря, не ощущаю по этому поводу никакой ущербности. Недавно прочитал с большим интересом возмущенные пассажи гроссмейстера Михальчишина, где он говорит: посмотрите на молодых гроссмейстеров, ведь ни у кого из них нет высшего образования! На мой взгляд, высшее образование не обязательно является мерилом интеллигентности. Во всяком случае, сейчас… Вот в моем поколении, действительно, когда ты проходил мимо группы птушников или группы студентов - какое-то интеллектуальное различие наблюдалось. По языку, по манере общения… Сейчас таковое отсутствует. Интересы одинаковые, разговоры одинаковые, при этом полное отсутствие самоцензуры, даже если в компании находятся девушки.
Все-таки за счет того, что не отдавал должного времени поглощению знаний, необходимых для получения высшего образования - успехов в шахматах я каких-то все же добился. А вот чтобы много потерял - не замечаю! Ну нету у меня этой бумажки, диплома. Не страдаю.

- В каком возрасте ты стал гроссмейстером?
- О, тогда это был долгий процесс. Опять же, окончание эпопеи с высшим образованием имело еще тот "побочный" эффект, что мне пришлось два года потратить на армию.

- Так ты и в армии послужил?
- А как же!

- Но все-таки в спортроте хотя бы?
- В спортроте, хотя возможностей выступать в турнирах у меня от этого не прибавилось.
Загремел я в 20 лет; думаю, уже тогда играл в гроссмейстерскую силу. И все-таки армейская служба дала о себе знать: еще год после "дембеля" я в шахматном плане просто приходил в себя, восстанавливался. В результате гроссмейстером стал в уже преклонном по нынешним меркам возрасте - в 24 года. К тому моменту уже стал понемногу открываться железный занавес, и появилась возможность куда-то съездить поиграть без одобрения партии и правительства.

- Мне запомнилось, как в чемпионате СССР 1988 года, очень сильном по составу, ты сделал ничью с Каспаровым… Неужели ты в то время еще был мастером?!
- Я и с Карповым сделал ничью (Карпов и Каспаров поделили в том первенстве 1-2 места - А.П.), а к тому моменту отыграл три высшие лиги подряд - с 86 по 88-й.
Просто тогда это было немножко другое звание! ФИДЕ постепенно девальвировала звание гроссмейстера, потому что за оформление они получают неплохие деньги. Нынче норму можно выполнить в круговом турнире, где ровно ни один участник в гроссмейстерскую силу не играет!.. Несколько заслуженных ветеранов, чья лучшая игра в далеком прошлом (а сейчас рейтинг на уровне 2420), остальные - мастера. И в таком турнире можно стать гроссмейстером. Фантастика! Звание превратили, по сути дела, в разряд.
Также звание теперь можно выполнить, не дожидаясь окончания турнира. К примеру, играются 11 туров, а я могу после 9-го зафиксировать норму, если по этим девяти партиям ее выполнил. Бред исключительный. Я уж не говорю об откровенно нечестных вещах.

- Если звезды зажигают - значит, это кому-нибудь нужно?
- Да, да, безусловно… Но в то время слово "гроссмейстер" еще звучало гордо, даже звание международного мастера что-то весило. Такой штрих: в мае 1990-го мне присвоили звание, а уже в июльском рейтинг-листе я практически входил в мировую десятку - делил 10-12 места с Юсуповым и Долматовым.

- "Выполнялся" за рубежом?
- В Советском Союзе, в зональном турнире. "Пришлось" обогнать пару десятков гроссмейстеров и выйти в межзональный. Еще одна норма - был в свое время очень известный турнир Нью-Йорк-опен, можно сказать, идейный предвестник "Аэрофлота". Там был самый крупный призовой фонд и, соответственно, очень сильный состав. Пальцев не хватит, чтобы сосчитать, кого я там обогнал: Таль, Ваганян, Юдасин, Тукмаков, Камский, большая группа исландцев во главе с Хьяртарсоном, у которых был как раз расцвет… И вот в такой компании удалось в 1990-м занять чистое первое место.

- Этого опена, кажется, уже не существует?
- Да, к сожалению, почил в бозе. Одни традиции зарождаются, другие уходят. Но на то время это был самый главный турнир в Штатах. И я рад, что у меня есть еще и такой трофей.

- У тебя был тогда постоянный тренер?
- В классическом смысле этого слова - нет, скорее спарринг-партнерство. Я занимался в разное время с Алексеем Ермолинским, с Володей Епишиным, с Борисом Гельфандом… Возможно, в молодости мне как раз не хватило квалифицированной тренерской помощи. С другой стороны, существуют обратные примеры - когда тренер высокой квалификации "задавливал" ученика и тот не показывал в итоге всего, на что способен. Фамилий называть не буду; те, кто давно варится в этой кухне, и так знают.

- Как развивалась твоя карьера между выполнением гроссмейстера и завоеванием звания чемпиона мира в 1999 году?
- Играл понемногу… Выигрывал какие-то международные турниры. Удалось победить в чемпионате России 1996 года в Элисте. В 1993 году из межзонального в Биле вышел в матчи претендентов.

- Где разгромно проиграл Валерию Салову.
- Да, Валера тогда играл очень хорошо, а я - исключительно скверно. Не сумел должным образом подготовиться: был период определенных личных трудностей.
Среди прочего, меня часто подводила привычная "болезнь" - говорил лишнее. Вследствие чего после 1992-го на шесть лет оказался отлучен от олимпийской сборной России, хотя время показало, что по классу и по результатам я превосходил кое-кого из тех, кто в эту команду включался.

- Что лишнего можно было сказать в постсоветское время? С Каспаровым, я слышал, были конфликты?
- Ну какие конфликты? Я просто имел свое мнение, что непозволительно с точки зрения главного демократа всех времен и народов… Это, наверное, вырежут?

- Не знаю…
- Вырежут, вырежут. Я вот читаю эти его пламенные демократические речи - а сам отлично помню, как он пытался рулить шахматным миром в свое время! (Язвительно смеется.) Если бы Путин обращался с инакомыслящими в России примерно так, как Г.К. - с инакомыслящими шахматистами в период своего "правления" шахматами, то в России был бы сейчас избыток бесплатной рабочей силы.
Кроме того, мне элементарно негде было играть! Поэтому я в 98-м принял решение практическую шахматную деятельность свернуть и заниматься своей школой. И это была не прихоть, не каприз. Сам посуди: я что-то выигрываю, стал чемпионом России… А в турниры международные не зовут. При этом игроков с таким же рейтингом, как мой или даже ниже, приглашают, а меня - нет.

- Ни на турниры, ни в сборную?
- Ну, в сборную - само собой... Я тут недавно посчитал количество международных турниров в пору своего так называемого расцвета (т.е. в возрасте около 30 лет), которые я отыграл, и сравнил с тем, сколько примерно сыграли люди моего уровня… Может, это просто случайность, что меня не приглашали? Звезды так встали на небе?

- А может, у тебя просто имидж человека, ведущего, хмм… достаточно свободный образ жизни?
- Ну и что? Кому это мешает? Какой имидж, по-твоему, у Ивана Соколова? А у легенды голландских шахмат Яна Тиммана? Может быть, в России с нашей дисциплиной я выглядел немножко белой вороной, но на Западе гроссмейстеров, ведущих богемную жизнь, в том числе и во время турниров - достаточно много. И это никогда не мешало приглашению человека в сильный турнир.
Хочу подчеркнуть: каких-либо эксцессов с моим участием, связанных с публичными скандалами, появлением полиции и т.д., никогда не было. Я просто вел себя, как считал нужным. В этом я причину своего неприглашения видеть отказываюсь.

ДНЕВНИК ДИРЕКТОРА ШКОЛЫ

- Когда родилась твоя Школа?
- В 1998-м, за год до Лас-Вегаса. У меня была даже статья в "64" в то время - то ли "Дневник директора школы", то ли "Каникулы директора школы"… В том году я начал ей заниматься, и практически полгода не притрагивался к фигурам. Может быть, это и стало одним из ключей к успеху на чемпионате мира, потому что я реально соскучился по шахматам и у меня появилось желание играть. Физическая форма была еще хорошей, все-таки 33 года - это замечательный возраст!

- Остановись подробнее на структуре школы.
- Мне давно хотелось реализовать подобный проект, который бы в известном смысле отвечал на "вечный" вопрос - могут ли шахматы кормить себя сами, или им необходима гос. поддержка, как в советские времена. Я стремился сделать школу самоокупаемым объектом; собственно говоря, она им и стала. Да, к некоторым мероприятиям нам удавалось привлекать частных спонсоров, но ни разу ни к одной бюджетной копеечке мы не притронулись и даже об этом не просили. И это очень важный момент, потому что некоторые любят говорить: дескать, в другом месте учат бесплатно, а у вас - за деньги. Да, понимаете ли, есть школы, которые получают бюджетное финансирование от Комитетов по образованию, и они могут себе позволить давать уроки бесплатно.
Но ведь вы же понимаете, что если они получают из бюджета - значит, из кармана налогоплательщиков, то есть нашего с вами. То есть за детей, которые занимаются шахматами, платят ВСЕ родители. Мне же казалось более логичным, чтобы за таких детей платили только их родители. На этом принципе и строилась наша работа. Конечно, мы использовали бренд чемпиона мира, но при этом старались привлекать наиболее грамотных, квалифицированных тренеров. Ведь Петербург - один из крупнейших шахматных центров России. Кадры не иссякают, в "новом" поколении - тех, кому сейчас в районе 30-ти - тоже немало классных специалистов, и я рад, что традиция продолжается.
Не забудем и про Интернет. Сейчас это стало общим местом, а в то время мы были одними из первых, буквально на пальцах узнавали, как можно давать уроки в Интернете.

- Сейчас у вас Интернет-школа?
- У нас два направления: сугубо интернетовское и обычные уроки - с питерскими детьми и теми учениками, которые начинали в Интернете, а потом все-таки приезжали заниматься в Питер. Живое общение ничем не заменить! Все континенты удалось охватить.

- Твоя школа похожа на аналогичные школы предшественников - Ботвинника, Смыслова, Панченко и других?
- Нет. Изначально я собирался сделать что-то подобное, но это было бы в корне неверно. Проводить централизованные сессии - дело, конечно, неплохое, но экономически невыгодное. Клиент платит, стало быть, имеет право заказывать. Люди все-таки планируют свое время и готовы заниматься, лишь когда им удобно. И собрать достаточно большую группу в одни и те же сроки, даже делая скидки, - не по-лу-ча-ет-ся!
Поэтому у нас все базируется на индивидуальных занятиях или занятиях небольшими группами. Люди сообщают нам, когда им удобнее приехать, и это главный критерий, от которого мы отталкиваемся. Если удается кого-то "запараллелить" - это удача. Скажем, один человек может приехать только с 15 по 25-е, а другой говорит: я могу в течение месяца приехать на 10 дней, и мне не важно, когда именно. Тогда мы ему предлагаем: а давайте вы тоже приедете с 15 по 25-е? В остальных случаях мы, как и любое коммерческое предприятие (хотя тут никакой особой коммерции нет - кормит себя школа, и хорошо), стараемся исходить из желаний и возможностей клиентов.
Мы многим сумели помочь. Например, к нам приезжала девочка из Гонконга, и на одной из Олимпиад ко мне подошел представитель их шахматной Федерации, сказал теплые слова, поблагодарил. После того, как девочка в течение года училась у нас и потом продолжала заниматься в Интернете, она сделала скачок, прибавив 200 пунктов рейтинга, выполнила гроссмейстерскую норму… Нам было очень приятно. Мы действительно стараемся качественно работать.
Будет жаль, если школе не удастся дожить до своего первого юбилея.

- А людям из стран цивилизованной шахматной культуры вам доводилось помогать? Тем же россиянам (которые не из Питера)?
- Россиянам тоже доводилось. Просто в России, как и в СНГ, Интернет развит пока слабее, чем на Западе. Мы работаем со всеми, кто к нам обращается, предпочтений по странам и чему-либо у нас нет. Из Штатов даже приезжала группа… Другое дело, что к нам скорее обратится ученик из Бразилии, нежели из Германии. Потому что в Германии достаточно своих квалифицированных тренеров.

- Какие-то рекламные акции проводите, продвигаете школу, чтобы о ней узнали как можно больше?
- Да, конечно, куда же без этого! Но еще раз отмечу: я не хочу брать на себя непосильную нагрузку. Число наших преподавателей все-таки ограничено. Задача, чтобы число наших учеников стало измеряться тысячами - на сегодняшний день не стоит. Иначе возникнет вопрос: что с ними делать? Понижать планку все-таки не хочется.
Вообще, изначально Школа планировалась как эксклюзивный рынок, гарантирующий высококачественный сервис.

- Кто конкретно работает в вашей школе? Можешь назвать какие-нибудь имена?
- Тут такое дело… Хотя я всегда был за мир во всем мире, но какое-то время назад те люди, которые работали с нами, вдруг начали попадать в немилость у питерской ШФ. Доходило до смешного: некоторые наши тренеры, очень приличные специалисты, проводили занятия на условиях анонимности, чтобы никто в Питере об их работе в школе не знал! Дикость. С нынешним руководством Федерации у меня отношения вполне рабочие, но осадок остался.

- Ты упомянул выше, что Школа может не дожить до своего первого юбилея. Почему?
- Потому что даже для того, чтобы давать уроки в Интернете, школе нужно помещение. Мы его арендовали у города. Сейчас срок аренды подошел к концу. И нам сказали, что продлить ее невозможно. Почему? А потому.
Замечательный момент: есть Петербург, есть школа чемпиона мира. Как-то мы работали, благодарности получали, при этом ничего ни у кого не просили…

- А снять другое помещение?
- За нормальные деньги - очень нелегкая задача.

- Попросить помощь у Федерации, как я понимаю, немногим легче.
- У Федерации свои проблемы… Опять же, небезызвестный вождь и отец питерских шахмат во времена оные Борис Мефодиевич Хропов в первый год, когда была просто школа Халифмана, не обращал на нее никакого внимания. Но когда она стала школой чемпиона мира Халифмана, он сказал: Саша, ты как-то всё неправильно делаешь! Почему ты со своей школой вдалеке от питерских шахмат? Я говорю: почему вдалеке? я вот он, здесь. У меня же школа не на Мадагаскаре. Ну как же, все равно неправильно! Надо, чтобы школа была при Федерации. То есть смысл в том, что я остаюсь красоваться на вывеске, а всю политику, в том числе кадровую, берет на себя Федерация.

- Но ведь это же твое частное предприятие!
- Ну и что… Одним словом, здесь трудно найти союзников.
И главное, вот что обидно. У меня ведь есть предложения, совершенно реальные, из других стран, чтобы там действовала школа Халифмана. Это как-то не по мне; я бы хотел, чтобы моя школа работала в моем городе. Но если меня из города выживут - возможно, придется и о таких предложениях подумать.

- Тогда тебе придется переехать в другое государство?
- А в чем проблема? Речь ведь не идет о постоянном проживании. Просто какое-то время потребуется для организации деятельности, а вести уроки я могу и из Питера. Справлюсь, не впервой. Тем более на Западе это делается более цивилизованно.

О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

- Чем занимаешься помимо школы?
- Книжки пишу, и между прочим - о них достаточно хорошие отзывы. Причем не "дежурные", а от людей довольно высокого уровня, которые впустую мне комплименты говорить не станут. Вот на ChessPro написал несколько обзоров - могу еще и в этом жанре себя попробовать.
Я могу себе позволить заниматься всем понемножку. Спасибо ФИДЕ и Лас-Вегасу - лапа голода меня за горло не держит, поэтому я трачу время на то, что мне интересно: пишу книги, занимаюсь школой, периодически играю в турнирах. Но при этом биться головой об стену в бесполезных попытках превзойти молодежь - уже не так интересно. Шахматы изменились, будущее принадлежит молодым. В чем-то я их до сих пор сильнее, но есть масса компонентов, в которых они меня превзошли, и это надо воспринимать спокойно. Когда я вижу, как терзаются по этому поводу шахматисты моего поколения - немного удивляюсь.

- Кстати о книгах. Какие шахматные книги, кроме Авербаха-Бейлина, произвели впечатление, оказали влияние на твой стиль?
- На стиль - затрудняюсь ответить, это вопрос скорее индивидуальный. А вот на понимание шахмат повлияли многие замечательные книги: и "Моя система" Нимцовича, и "Цюрих-1953" Бронштейна, и "На пути к высшим шахматным достижениям" Алехина, и "Учебник шахматной игры" Ласкера. Хороших шахматных книг во все времена было много… Сейчас они тоже есть, впрочем, плохих стало значительно больше.

- Не было ли искушения после получения чемпионского гонорара в 99-м попробовать окунуться в мир бизнеса?
- Нет, это совершенно не мое. Хотя предложения поступали, и я даже успел на этом что-то потерять. Я вырос, повторю, в очень хорошей интеллигентной семье, в среде, где все люди стремились друг к другу относиться хорошо. У такого подхода есть и оборотная сторона: на понимание того, что не все люди устроены так же и некоторые стремятся обмануть, развести своего ближнего на деньги - потребовалось какое-то время. А бизнес, в особенности российский - … тяжелое это занятие.

- Когда шахматистам лучше жилось - при советской власти или сейчас?
- Прежде всего, шахматист - тоже человек. Что же касается профессиональной деятельности… Отсутствие чечевичной похлебки - это, конечно, минус. Отсутствие железного занавеса - несомненный плюс. Волка ноги кормят; появилась возможность выезжать на соревнования. Я потерял сколько-то лет жизни, потому что не мог ездить по турнирам, даже на какую-нибудь несчастную "швейцарку", чтобы выполнить гроссмейстерскую норму - не мог поехать.

- Ты был невыездным?
- Вначале я был солдатом срочной службы. А потом, в середине 80-х необязательно было быть невыездным. Можно быть тысячу раз выездным, при том, что ехать тебе некуда. Когда я выиграл юношеский чемпионат Европы в Голландии в 1985-м, достаточно убедительно и мощно выиграл - сразу получил множество приглашений на хорошие зарубежные турниры с гроссмейстерской нормой. Но в Спорткомитете мне сказали: знаете, этих турниров в наших планах нет. Но мы обязательно будем вас иметь в виду, когда-нибудь в следующий раз… Я могу даже назвать тех, кто играл в этих турнирах вместо меня! Как это делалось? Ребята из Спорткомитета приглашение не выкидывали, просто отвечали организаторам: господин Халифман заболел, или что-нибудь в этом роде, по независящим, так сказать, обстоятельствам. А мы вам вместо него можем прислать другого шахматиста.
Вот такая практика существовала в то время. Может быть, нужно было давать кому-то взятки? Не знаю, мне о таких вещах и думать противно. Я никогда не умел находить общий язык с чиновной публикой. Да, наверное, и не сумею уже, учитывая преклонный возраст.

- Вечный вопрос, я задаю его всем гроссмейстерам, с которыми доводилось беседовать: можно ли придумать какую-то самоокупаемую модель для шахмат, или они всегда будут зависеть от воли тех или иных меценатов? Практически все респонденты отвечают: да, это возможно - только почему-то никто до сих пор не придумал, как именно…
- Не знаю, что тут можно сделать. Потому что шахматы - это занятие индивидуалистическое по сути. Взять ту же АШП (Ассоциация шахматистов-профессионалов - А. П.). Идея-то была замечательная, а потом каждый начал задумываться: а что мне конкретно это даст? Зачем мне вступать в организацию, когда там такой-то в руководстве? он мне не нравится!
В принципе, всё очень даже возможно! Но нужен разумный, грамотный менеджмент. На теннис деньги не с потолка свалились: нашлись люди, которые показали, как это можно продавать.

- Но в шахматах такие люди могут найтись? Как математик математику, скажи: эта задача в принципе имеет решение?
- Она безусловно имеет решение! Но - теоретически. Для большинства функционеров шахматы очень даже окупаемы! А шахматисты в большинстве своем зациклены каждый на своей замечательной персоне и своем лучезарном таланте, чтобы не на бумажке, заплатив 30 евро, а реально - объединиться. Нужна некоторая переоценка ценностей. Потому что шахматисты, шахматные тренеры, шахматные писатели и журналисты - все они создают некоторый продукт. А функционеры не создают ничего.
Что реально нужно сделать? Не знаю. В революционеры записываться не хочу: своих дел хватает. Если кто-нибудь этим решит заняться - дай Бог, чтобы у него получилось. А пока… пока мы слышим только стенания.

- Что скажешь про современный контроль?
- Прежде всего я считаю, что эксперименты с контролем нужно прекратить, необходимо ввести единый контроль, общий для значительного большинства соревнований. По крайней мере, для всех официальных. Это же нелепость - играешь турнир с неким контролем, потом приезжаешь на следующий - а там все по-другому! Самый лучший контроль, на мой взгляд - это час сорок на 40 ходов, плюс пятьдесят на 20, плюс 15 до конца, с добавлением 30 секунд за каждый ход.

- А укороченный контроль тебе по душе?
- В блиц я никогда хорошо не играл и не любил. Знаю, что это очень телегенично и публику привлекает, но логическое начало тут пропадает. К "быстрым" отношусь с симпатией, однако предпочитаю играть с добавлением, потому что самое, на мой взгляд, низводящее шахматы и шахматистов занятие - это стучание по часам, чтобы срубить флаг. Когда за ход добавляется хотя бы пять секунд, никто уже не будет без ладьи лупить по часам, потому что бесполезно.

- Мог бы сейчас назвать навскидку наиболее перспективных молодых россиян?
- Не хочу никого выделять! Сейчас очень хорошее поколение, перспективных ребят много, я даже могу кого-то забыть. Главное, чтобы они сами себе не напортили в дальнейшем…
Единственное - мог бы дать совет Непомнящему (опять же, не хочу быть неправильно понятым): по-моему, он слишком старается быть Морозевичем, а ему надо быть самим собой.

- А кто из "новой волны" мог бы стать чемпионом мира? Что интуиция подсказывает?
- Интуиция? (Глубоко задумывается.) Сначала бы неплохо найти нормальную формулу мирового первенства… Интуиция подсказывает, что следующие пару чемпионатов выиграют уже состоявшиеся шахматисты. А дальше… Нет, не возьмусь предсказывать. Может, у Ароняна чуть больше шансов, но наверняка не скажу.

- Вопрос 21-го тысячелетия. Что делать с возможностью компьютерных подсказок? Вот и на "Аэрофлоте" был известный случай, не будем повторяться…
- Должны быть какие-то правила, не унизительные, но в то же время исключающие возможности таких подсказок. Может быть, опять-таки задержка онлайн-трансляции… Я понимаю, что зрители хотят видеть здесь и сейчас. Но, учитывая, что речь идет о профессиональных соревнованиях с достаточно высокими призами, им придется, видимо, смириться, что они будут видеть ходы с опозданием, скажем, минут на 20. Неприятно, но что ж поделать! Хотите видеть "вживую" - приходите на турнир.
Хотя и задержка - не панацея. У меня, например, есть старый товарищ Вася, которого никто не знает, потому что он не шахматист. Он просто приходит на турнир как зритель, прогуливается по залу и видит ходы, которые сделаны на моей доске. Потом Вася выходит в коридор и сообщает по мобильному эти ходы оператору Фрица… Значит, надо думать, изобретать какую-то систему. В Элисте вот повесили экраны.
Тем не менее, я против паранойи и охоты на ведьм. Мне не нравится, когда в мошенничестве подозревают каждого шахматиста, который в каком-то отдельно взятом турнире сыграл выше своего рейтинга! И количество совпадений с Фрицами и Рыбками меня не убеждает. Впрочем, это отдельная и большая тема…

НА ХОББИ НЕТ ВРЕМЕНИ

- Расскажи о своей семье. Ты давно женат?
- Ой, давно… Сколько себя помню! Двадцать лет было в декабре. Дочке 15 лет. У меня замечательная жена и замечательная дочь.

- Ранний брак - и такой успешный? Большая редкость для нашего времени. Вообще, издалека не скажешь, что ты похож на примерного семьянина.
- Не стоит о человеке судить по первому впечатлению. Много разных баек, которые про меня ходят, на самом деле имеют ко мне очень отдаленное отношение. Одно время я был популярным объектом мифологии. Например, многие ссылаются на "закон Халифмана", согласно которому женитьба - это минус 50 пунктов рейтинга. Полная ерунда! То есть закон такой, может быть, и существует, но "открыл" его точно не я.
Вот систему "двойного нокаута" в шахматах предложил я. А что не мое - то не мое, чужая слава мне не нужна.

- А что это за система?
- Она очень неплоха для отборочных турниров. Минусом обычного нокаута считается высокий уровень случайности - один неудачный день может поставить крест на выступлении сильного шахматиста. Чтобы этого избежать, я и предложил эту систему. На самом деле, она уже применяется в других видах спорта, например, в борьбе, фехтовании… Суть в том, что люди, проигравшие только один матч, не выбывают из борьбы, а продолжают играть между собой. Получил вторую пробоину - до свидания! Но если ты взял себя в руки и дальше играл успешно, можешь бороться даже за третье место.
…Что же до семьи: у меня прекрасная семья, и это очень важно. Я вижу, какие проблемы возникают у многих моих сверстников: карьера уже вроде бы закончена, а что впереди - непонятно: одиночество, разрушенная нервная система… У меня все в порядке.

- Жена и дочь не связаны с шахматами?
- Нет, и это тоже хорошо, потому что в семье от шахмат можно отдыхать.

- Каким был твой первый шахматный приз?
- Ей-Богу, не помню. В наше время это было не очень модно.

- Какое человеческое качество ценишь больше всего?
- Честность.

- А наиболее отталкивающее?
- Знаешь, я мог бы ответить - подлость, но ведь тогда придется долго объяснять, что имеется в виду. Трудно сформулировать! Я столько всего насмотрелся… Ну хорошо, пускай все-таки будет подлость.

- Любимый цвет?
- Зеленый.

- Любимый напиток?
- На сегодняшний день, скорее всего - зеленый чай.

- А из алкогольных?
- Я их столько перепробовал, что даже не знаю, какой выделить.

- Любимое блюдо?
- Та же история. Не могу однозначно ответить.

- Любимая книга (нешахматная)?
- "Мастер и Маргарита".

- Любимый фильм?
- "Пролетая над гнездом кукушки".

- Хобби существует?
- Нет. Жизнь настолько наполнена содержанием, что на хобби времени не остается.

- Ты сова или жаворонок?
- В молодости был ярко выраженной совой, но со временем режим уравновесился. Ложусь обычно часов в 11, просыпаюсь в 9.

- Считаешь себя суеверным?
- Без нужды стараюсь судьбу не дразнить, но на фоне большинства шахматистов я не сильно суеверен.

- А их много, суеверных?
- Опять же, за молодое поколение не скажу, а в моем было немало таких, кто следил за мельчайшими приметами фарта.

- Ты честолюбив?
- Наверное, да.

- Азартен? В казино часто играл?
- Считанные разы. Уйти могу в любой момент. На самом деле, занятия математикой помогают понять, что шансов чего-то добиться в этой области очень немного.

- Вообще-то я знавал в шахматном мире некоторых весьма больших любителей казино…
- Да, есть у нас болезненно азартные люди, которые за это очень дорого платили!.. Кстати, часто эти вещи связаны между собой - суеверие и азарт.

- К слову о суеверии… Твое отношение к религии? В Бога веришь, яйца на Пасху красишь?
- Так исторически сложилось, что я вроде бы атеист. Но с годами все чаще об этом задумываюсь.

- Болеешь за спорт?
- Болею, и за многие виды. Главный и первейший объект боления - "Зенит". Ну и в международных соревнованиях за наших болею.

- Владеешь ли иностранными языками? И если да, то какими и в какой степени?
- Более или менее прилично - английским и немецким. Есть еще несколько, на которых могу объясняться в аэропорту, гостинице, ресторане. Хотя это, конечно, несерьезно. Страшно жалею, что не занимался этим в свое время. Иностранные языки и культура разных стран - это, на мой взгляд, безумно интересно.

- Машину водишь?
- Машина есть, но водит ее жена. Я как-то никогда особо к этому не стремился, а когда появились возможности - посчитал, что учиться уже поздно. А жена, молодец, не побоялась учиться, хотя моложе меня всего на пару лет, и теперь водит очень неплохо. Ездим теперь в Финляндию отдыхать.

- Часто даешь себе отдых?
- Отдых - повод для семейных неурядиц! Я все-таки северянин, люблю, когда рядом лес, озеро, хвоя шуршит… Поэтому для меня Финляндия - просто идеальное место, благо что недалеко. И природа, и одновременно цивилизация. Ну не гадят они! Сравните лес на Карельском перешейке Ленинградской области - и в Финляндии. Вроде лес один и тот же, а почему-то на одной стороне валяются банки-бутылки-сигаретные пачки, а на другой ничего этого нет. Видимо, лес один, а люди разные…
Дочка такая же - жару плохо переносит. А жена, наоборот, любит солнце (хотя тоже из Питера), поэтому иногда ездим в жаркие страны. Вообще, каждый год на две недели съездить куда-нибудь отдохнуть - это закон.

- Жена у тебя работает?
- Нет. Зачем?

- Какие черты хотел бы в себе выработать, а от чего, наоборот, избавиться?
- Хотел бы быть более аккуратным и организованным, да только поздно уже! Было бы неплохо бросить курить наконец, но только представлю - как это я буду бросать?.. Те попытки, которые я предпринимал до сих пор, серьезными назвать нельзя.

- Часто ли бывает недовольство собой, самокритика?
- Бывает, но нечасто. Я все-таки свои решения стараюсь взвешивать, следуя известному правилу: делай, что должен, и будь что будет. Если я поступал в соответствии со своей совестью и разумом, а потом возникли какие-то неприятные для меня последствия - отношусь философски. Значит, так сложилось.

- А в бытовом плане?
- Ну, таких мелочей сколько угодно! Вот еще позавчера собирался ответить на эти два письма. А они так и валяются… Но всё это касается личных дел. Что же до Школы - тут мне за прошедшие годы кое-какую организацию наладить удалось. И этим я, как человек изначально неаккуратный и неорганизованный, горжусь.

- Существует ли у тебя стандартный распорядок дня?
- В первой половине я разбираюсь с вновь поступившими проблемами, домашними делами, работаю над книгами. Во второй половине дня отправляюсь в Школу. Распорядок более-менее устойчивый, ежедневного хаоса нет. Хотя иногда, конечно, чего-то не успеваю, и тогда случаются авралы и прочие неприятности.

- Есть ли у тебя друзья среди шахматистов?
- Есть. Самый хороший друг, с которым у меня очень теплые отношения на протяжении многих лет - Боря Гельфанд. Но у меня достаточно друзей и среди людей других поколений. И среди нешахматистов тоже… Я всегда стремился быть дружелюбным.

- Любишь принимать гостей?
- А вот нет. Мой дом - моя крепость. Я предпочитаю встречаться с друзьями на нейтральной территории, и жена придерживается тех же взглядов.

- Расскажи напоследок какую-нибудь занятную историю.
- Самая "занятная" история последнего времени случилась на последнем чемпионате Европы. В Положении изначально стояло, что в Кубок мира выходят 33 человека. На открытии организаторы изящным движением оставили 29. Куда делись четыре места? их продали, подарили? Я не знаю! Шахматистам объявили: мол, случилась ошибка. Чья ошибка? Вряд ли моя; так почему я должен за нее отвечать? И почему я должен играть тай-брейк в ситуации, когда при 33-х выходящих должен попадать в Кубок напрямую? Во время соревнований правила менять нельзя, или кто-то думает иначе?!
Обо всем этом я письменно информировал главного судью за час до начала тай-брейков. Помимо него, письмо адресовано также президентам ЕШС и ФИДЕ. Что они думают по этому поводу - узнаем, когда будет опубликован официальный список участников Кубка мира. Так что дело пока ничем не закончилось. Но я намерен бороться за свои права до победного.

Наши интервью

Левон АРОНЯН
Сергей МОВСЕСЯН
Александр МОРОЗЕВИЧ
Игорь БОЛОТИНСКИЙ
Василий ИВАНЧУК
Виши АНАНД
Никита ВИТЮГОВ
Виктор КОРЧНОЙ
Василий ИВАНЧУК
Александр ХАЛИФМАН
Юрий РАЗУВАЕВ
Владислав ТКАЧЕВ и Татьяна КОСИНЦЕВА
Екатерина КОРБУТ
Руслан ПОНОМАРЕВ
Светлана МАТВЕЕВА
Сергей КАРЯКИН
Александр РОШАЛЬ
Гарри КАСПАРОВ
Юдит ПОЛГАР
Веселин ТОПАЛОВ
Вишванатан АНАНД
Веселин ТОПАЛОВ
Сильвио ДАНАИЛОВ
Александр НИКИТИН
Теймур РАДЖАБОВ
Василий ИВАНЧУК
Эмиль СУТОВСКИЙ
и другие

Параллели

Илья Одесский:
«Прошу к столу!»
«Под рождество»
«Пара хорошо начищенных ботинок»
«Ни слова о шахматах»
«Даже не лжец»
«Вступление / Топалов project»

Марк Глуховский:
«Белое и черное»
«Линарес без Каспарова»
«Просто песня»
«О роли личности»
«Умный камень»
«Особенности национального исхода»

Каспаров уходит...

Александр Никитин:
«Я зову его Дон Кихотом»

Марк Глуховский:
«Своевременный подвиг»

Михаил Савинов:
«Умерли или освободились?

Евгений Атаров:
«Реквием по мечте»

Гарри Каспаров:
«Всему есть предел!

ФИДЕ, будущее шахмат

Р.Касымжанов:
ответ на статью С.Данаилова

С.Данаилов:
«Фантазия, паранойя, реальность…»

А.Девяткин:
«Топалов. Факты и домыслы»

Г.Макропулос:
«Фиде поддерживает женские шахматы»

С.Шипов:
«Фиде против шахматисток. Игра на выживание»

Николай Власов:
«Скучно (о шахматной политике)»

Михаил Савинов:
«Ходарковский и Березовский…»

Сергей Загребельный:
«За самодостаточность шахмат!»
«Шахматисты должны играть...»

«Жизнь 'по понятиям' мы устроили себе сами!»

Михаил Голубев:
«Почему молчат россияне»

Валерий Аджиев:
«Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг»

Николай Власов:
«Возможны варианты» (ответ)
«Еще раз о королях и капусте…»

Константин Ланда:
«Еще один неизвестный в головоломку…»

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум