пятница, 26.05.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Чемпионат Европы29.05
Norway Chess05.06

Мнение

Юрий ВАСИЛЬЕВ, «СЭ»,
специально для СhessPro

Эмиль СУТОВСКИЙ:
"В АЭРОПОРТАХ ПРОХОД ЧЕРЕЗ РЕНТГЕН – НОРМА…"

Предварить беседу с Эмилем Сутовским мне захотелось снимком, сделанным нынешним летом в Сочи. Это была репортерская удача, которой я обязан замечательному амстердамско-ленинградскому гроссмейстеру Генне Сосонко. Это он, великий остроумец и зоркий наблюдатель, заметил на другом берегу бассейна Эмиля и Гату. Мне оставалось лишь взвести курок и выстрелить.

Если вы подумали, глядя на эту фотографию, что Эмиль бьет Гату во время занятий, то спешу вас успокоить: он его не бьет.

Он его таким образом поощряет.

"А котелок-то у тебя, Гата, варит!" – помнится, такую подпись придумали мы с Генной, наблюдая эту очаровательную сценку с другого берега.

Другие берега: это о Генне… Но о нем - в другой раз. Из Вейк-ан-Зее…

А снимок, сделанный начинающим московским папарацци по наводке наблюдателя с других берегов, как нельзя лучше характеризовал доверительные и очень теплые отношения между двумя гроссмейстерами.

Гата доверяет Эмилю абсолютно. А это в условиях глобального финансового кризиса и глобального потепления, а также глобального похолодания в отношениях людей с разных берегов черно-белой планеты дорогого стоит.

Итак, опускаю малозначащие подробности о погоде-пряниках, об отеле "Хилтон" (вот, кстати, его фасадец),

о том, хорошо ли там кормят, и каков вид из окна. (Кстати, из окна виден НДК – Национальный Дворец Культуры, где проходит матч. Он – в пяти минутах тихого хода.)

Приступаю к беседе с начинающим менеджером и известным гроссмейстером.

"От кутюр - без купюр".

А этот снимок я в душе назвал так: "Ох, и непрост гроссмейстер из Израиля!"

- Эмиль, начнем танцевать от печки. Что все же вас заставило принять решение играть матч с Топаловым в Софии? Ведь были сначала гневные письма Гаты (открытые или полузакрытые). Были язвительные шпильки неких шахматных бонз из-за океана. Было много чего. Но вдруг вы согласились. Спокойно и как-то даже буднично. Без аффектации. Что сподвигло?

- "Заставить" нас ничто не могло. Мы могли отказаться, а сподвиг простой здравый смысл. Мы сели с Гатой и обсудили проблему. Реально было два выхода. Сказать: раз Кирсан Николаевич гарантировал проведение матча во Львове, то давайте будем биться до последнего. Но гарантировал Кирсан Николаевич, не зная всех обстоятельств. Затевать какие-то тяжбы, разрушать полностью цикл чемпионата мира, ввергать в хаос весь процесс не хотелось. (Знаете, я сделаю маленькое лирическое отступление. Есть много профессиональных менеджеров, но мне кажется, что какие-то преимущества в том, что я шахматист, имеются.) И в результате мы пришли к выводу, что лучше доказывать свою правоту за шахматной доской.

- Согласиться-то вы согласились, но привезли сюда "агента Моссада" (как поведали нам некоторые СМИ) и выдвигаете повышенные требования к нормам безопасности. Видимо, неслучайно?

- Это интересный момент. Я бы очень хотел, чтобы государство Израиль находилось в таком состоянии, что агенты "Моссада" могли бы заниматься шахматным матчем американца с болгарином. Кроме того, по этому поводу вот что скажу. КГБ – очень сильная организация. Но тем не менее мне в жизни приходилось встречать людей, которые были в чине подполковника и даже генерала КГБ. В Израиле же я живу уже 17 лет, и ни разу не встречал человека, который бы открыто сказал, что он агент "Моссада". Да, у нас есть технический эксперт, который, подчеркну, является официальным членом делегации. По контракту мы могли привезти с собой четверых. И раз вместо того, чтобы взять еще одного гроссмейстера, мы привезли технического специалиста, значит, считаем эту проблему важной. Нет ничего удивительного, что в нашу компьютерную эпоху, играя на территории соперника, мы обращаем внимание на эти проблемы. В Дрездене во время переговоров эта тема обсуждалась и ни у кого не вызывала вопросов. И то, что люди из стана нашего соперника считают необходимым как-то заострить внимание на этом вопросе, говорит о том, что они хотят привлечь внимание к матчу таким образом.

Немногие знают, что на матче Ананд – Крамник в Бонне предпринимались строжайшие меры безопасности, с теми же "ширмами", с теми же специалистами. Просто это не афишировалось. Все были убеждены: играют два безупречных джентльмена, которые все проблемы решают за шахматной доской. И здесь все будет решаться так же. Просто веяние сегодняшнего дня заключается в том, что если раньше компьютерная помощь могла помочь человеку, то сегодня она просто выигрывает.

- Компьютер начинает и выигрывает…

- Да, именно так обстоит дело. И я считаю, что во всех будущих турнирах и матчах высокого ранга проверка на электронные "девайсы" должна стать нормой. Дело не в том, что вы кого-то подозреваете или не подозреваете. Когда мы идем в самолет, мы проходим через рентгеновский аппарат. Раньше же этого не было. И не потому нас всех заставляют это делать, что в нас подозревают террористов. Это – норма. И не только в тех странах, которые должны опасаться чего-то. Вот, например, меня в Исландии проверяли так, как не проверяют даже в Израиле. Это обычная норма сегодняшнего дня. Мы живем в изменившемся мире. И мои требования – всего лишь осознанная необходимость. И я действительно так считаю, и мы это обсуждали в АШП: это должно стать на турнирах и матчах высокого уровня обычной процедурой.

- Играя на территории соперника, вы уверены, что гарантированные вам "равные условия" на самом деле таковы?

- Условия никогда не могут быть равными. Прежде всего, организаторы отнюдь не позиционируют себя как гарантов равноправия. Необходимый минимум делается, это мы признаем…

- За равенство надо бороться?

- Нет, у нас нет никаких особых ожиданий на этот счет. Да, мы играем на чужой территории. Ну, нас не встретили в аэропорту, ну, мелочи. На нас это не произвело негативного впечатления, бывает. Это мелкая неурядица, которая нас совершенно не задела. Пишут, что мы привезли агента "Моссада"? На здоровье, пусть пишут. Главное для нас: дайте спокойно играть в шахматы. А что касается минимальных мер безопасности, мы будем настаивать на своем праве. Я не сторонник "теории заговора", но все это тщательно обсуждалось в Дрездене, и тем не менее организаторам не удалось сделать в полной мере все то, о чем мы там договаривались. Я их не обвиняю, понимаю, что зал в НДК не совсем шахматный: широкий, с огромными окнами, с большим освещением. В контракте сказано, что должна быть специальная ширма, какая была в Бонне, но она достаточно дорогостоящая, а организаторы заметили, что они и так очень много потратили на матч…Мы входим в их положение и стараемся найти разумный компромисс.

- Замечание Макро, о том, что может возникнуть новый "туалетгейт", преждевременно?

- Напротив, все делается для того, чтобы никаких скандалов в ходе матча не возникало. Чтобы игроки могли чувствовать себя абсолютно спокойными. Поскольку даже одна мысль, что что-то может быть не так, уже делает положение игрока совершенно невыносимым в плане психологического состояния. Кстати, Топалов сразу после матча в Элисте говорил, что даже если ничего и не было, то само не совсем стандартное поведение Крамника выбивало его из себя. В этом плане я с ним абсолютно согласен. Но при этом я, разумеется, не считаю, что Крамник в Элисте чем-то пользовался…

- Эмиль, то, что вы сильный гроссмейстер, обсуждению не подлежит. А вот менеджером стали относительно недавно. Ваш оппонент на матче Сильвио Данаилов сказал, что для того чтобы быть менеджером, надо заключить хотя бы один контракт и найти хотя бы одного спонсора. Как у вас с этим набором образцового менеджера?

- Наверное, меня должно немного радовать, что Данаилов решил обсуждать мою скромную персону. Это говорит о том, что у него нет полной уверенности в результате матча, и это хорошо. По поводу контрактов Гаты, заключенных мною, - не знаю, откуда у господина Данаилова такая информация. Я уже заключил от имени Камского несколько контрактов с организаторами предстоящих турниров. Спонсорских контрактов, правда, нет. Пока у меня была конкретная цель: нормально подготовить Гату к этому матчу. Собрать команду, сделать все, чтобы обстановка на матче была нормальной, – за все это нес ответственность я. Потом, хочу напомнить, что стал я менеджером, исходя из желания помочь другу. И если мне удастся обеспечить и шахматную подготовку Гаты, и его душевное спокойствие, то моя задача будет выполнена.

- По каким критериям вы подбирали свою команду: Евгения Наера и Андрея Волокитина? Ребята вроде до этого не были замечены на тренерской работе.

- В наше время все изменилось. Раньше специалиста приглашали потому, что он играет какой-то конкретный вариант, а если пригласил другого, то это означало, что требуется подготовка по другому варианту. Сегодня время универсализации в шахматах. И большинство шахматистов отслеживает теорию на всех направлениях. Общеизвестно, что в команде нужны люди, которые: а) могли бы много работать и любили бы это дело; б) общение с которыми не создавало бы напряжения, чтобы атмосфера в команде была на хорошем уровне. С Женей Наером я знаком, даже страшно говорить, 20 лет. Матч – это событие незаурядное, придется две недели работать по 10-12 часов в сутки. И естественно, если есть какие-то напряги в коллективе, то это плохо.

- Где вы готовились? Я читал, что в Греции.

- У нас были сборы в нескольких местах. Про Грецию - мне бы не хотелось комментировать сообщение того же источника, который написал про "агента Моссада". Видимо, исходили из того, что потом можно тайно перебраться через границу, чтобы нас никто не заметил. Ползком, ночью… Мне в жизни доводилось переходить через границу Греции – но в Македонию и совершенно легально. Тогда в середине 90-х не было общественного транспорта из Греции в Македонию, и пришлось проехать на такси. Не доезжая до границы, такси остановилось, и мы перешли границу пешком. Но никаких шпионских историй не было.

- Какие впечатления оставили у вас выступления вашего соперника на турнирах в Бильбао и Нанкине?

- В Бильбао Веселин играл очень сильно и выиграл несколько очень ярких партий. И турнир на самом деле удался. Но турнир в Нанкине неожиданно не получился. Не знаю, с чем это связано. В турнире, где собралось столько интересных игроков, по-настоящему интересных партий не было. Топалов играл хорошо, но ему даже не потребовались какие-то сверхусилия, для того чтобы занять первое место.

- Я спрашивал мнение вашего оппонента на матче о новой системе розыгрыша первенства мира, которую предлагает ФИДЕ. Что думаете о ней вы?

- Мы в АШП сейчас обсуждаем эту проблему. Примерно половину отзывов имеем. Там опять-таки разные мнения, полного единства нет. У меня мнение в принципе такое. Начинать цикл турниров Гран-При, не имея финансовых гарантий, было неосмотрительно. Теперь, когда снялся Карлсен, один из лидеров Гран-При, ФИДЕ должна выбирать меньшее из зол. В любом случае менять систему в ходе одного цикла – это нехорошо. Но какое из зол в этой ситуации является меньшим, я не знаю. Если бы мне пришлось выбирать, не привязываясь к нынешнему контексту, то "турнир восьми" представляется более справедливым и интересным. Потому что, когда встречаются сильнейшие шахматисты, это дает шансы всем реальным претендентам. Сегодня мировая элита, грубо говоря, состоит из 10-12 человек, и если 8 из них будут играть в турнире, это нормально. Как показала практика, такие турниры привлекают огромное внимание общественности. Очень яркими получились турниры и в Сан-Луисе, и в Мехико. Что касается каких-то привилегий у Камского, то я бы хотел сказать вот что. Если говорить о справедливости и несправедливости, то "де-факто постфактум", если можно так выразиться, Гату лишили права прямого матча с Анандом! Ведь по положению 2007 года он должен был играть матч с Анандом. Потом закрутилась вся эта история с несостоявшимся реваншем Крамник – Топалов, и Гате предложили играть матч с Топаловым. Об этом почему-то все забывают. Я не вступаю в полемику с излишне эмоциональными гроссмейстерами, но хочу этот момент напомнить тем, кто говорит о справедливости и несправедливости. У Камского никогда не было привилегий. Все, чего он добился, он добился благодаря собственной воле и собственным результатам. Дело в том, что, говоря о Гате, многие склонны были видеть за его спиной фигуру его отца. Надо реально смотреть на вещи: Гата взрослый человек и принимает решения сам. И все, кто с ним общается, неизменно отзываются о нем только позитивно. Поэтому представление о нем как о каком-то "монстре" совершенно не имеет под собой никаких оснований.

- То, что Топалов – фаворит номер один в матче, играет вам на руку? Букмекеры оценивают шансы Топалова на победу как 70:30…

- В матче не бывает фаворита номер один и фаворита номер два. В матче бывает лишь один фаворит. Оценка букмекеров не отражает истинного соотношения сил. Матч – это матч. Топалов – фаворит. Но у Гаты есть свои плюсы.

- Гата производит впечатление очень сильного человека с могучей волей и железными нервами.

- Выиграть Кубок мира по "нокаут-системе" человек, которому за 30, со сколько-нибудь расшатанной нервной системой просто не в состоянии. Молодые – могут, а не столь молодые – нет.

- Существует интересная версия, что за время отсутствия в больших шахматах Гата сохранил свою нервную систему на том уровне, на котором он был девять или десять лет тому назад…

- Я уверен, что у него было на что тратить нервную энергию, но в том, что Гата – выдающийся спортсмен с могучей волей, никто не будет спорить. Этим он всегда отличался.

- Хочется вас спросить вот о чем. На Олимпиаде в Дрездене сборная Израиля выступила очень хорошо. Серебро – большой успех, хотя Боря Гельфанд сказал мне: "Могло быть и лучше". Но все же успех несомненный. Вам не обидно, что вас не было в команде?

- Я рад, что у ребят так здорово получилось. Я постоянно вел переписку с капитаном команды и Борей Гельфандом и даже в своем блоге в Интернете бросил призыв поддержать команду Израиля, и многие ее поддержали. У меня замечательные отношения со всеми членами команды, я очень рад за них. Когда Гельфанд не смог выступить на чемпионате Европы, я играл на первой доске за команду Израиля. Но в Дрездене у меня было много других забот. Я должен был обеспечить то, чтобы матч Топалов – Камский состоялся. И судя по тому, что мы с вами сейчас находимся в Софии, эту задачу удалось выполнить.

- Заканчивая беседу, хочется спросить о вашем любимом хобби – вокале, но я догадываюсь, что сейчас вам не до песни Стеньки Разина, который бросает княжну в набежавшую волну…

- Свое "любимое хобби" я, кажется, променял на игру "Что? Где? Когда?". Это меня сейчас гораздо больше волнует, чем вокал. Но об этом давайте поговорим после матча. Потому что здесь я пока – на другой работе.

Начал я этот материал, будучи на "другом берегу" сочинского бассейна. И закончить хочу соответственно.

…Сочи. Идет партия Чепаринов – Камский. Тренер американского гроссмейстера спокойно плавает в бассейне. Я подошел к бортику. Эмиль спрашивает у меня:

- Он ответил на f6?

- Нет, пока думает.

- Пусть думает! – сказал с чувством Эмиль и поплыл к тому бортику, где они сидели с Гатой накануне, и где Эмиль сделал столь красноречивый жест в адрес "хорошо варящего котелка" своего подопечного.

Новинка была очень сильной.

Сколько таких будет в этом матче?

Сегодня мы, наверное, увидим уже первую из них…

Наши интервью

Левон АРОНЯН
Сергей МОВСЕСЯН
Александр МОРОЗЕВИЧ
Игорь БОЛОТИНСКИЙ
Василий ИВАНЧУК
Виши АНАНД
Никита ВИТЮГОВ
Виктор КОРЧНОЙ
Василий ИВАНЧУК
Александр ХАЛИФМАН
Юрий РАЗУВАЕВ
Владислав ТКАЧЕВ и Татьяна КОСИНЦЕВА
Екатерина КОРБУТ
Руслан ПОНОМАРЕВ
Светлана МАТВЕЕВА
Сергей КАРЯКИН
Александр РОШАЛЬ
Гарри КАСПАРОВ
Юдит ПОЛГАР
Веселин ТОПАЛОВ
Вишванатан АНАНД
Веселин ТОПАЛОВ
Сильвио ДАНАИЛОВ
Александр НИКИТИН
Теймур РАДЖАБОВ
Василий ИВАНЧУК
Эмиль СУТОВСКИЙ
и другие

Параллели

Илья Одесский:
«Прошу к столу!»
«Под рождество»
«Пара хорошо начищенных ботинок»
«Ни слова о шахматах»
«Даже не лжец»
«Вступление / Топалов project»

Марк Глуховский:
«Белое и черное»
«Линарес без Каспарова»
«Просто песня»
«О роли личности»
«Умный камень»
«Особенности национального исхода»

Каспаров уходит...

Александр Никитин:
«Я зову его Дон Кихотом»

Марк Глуховский:
«Своевременный подвиг»

Михаил Савинов:
«Умерли или освободились?

Евгений Атаров:
«Реквием по мечте»

Гарри Каспаров:
«Всему есть предел!

ФИДЕ, будущее шахмат

Р.Касымжанов:
ответ на статью С.Данаилова

С.Данаилов:
«Фантазия, паранойя, реальность…»

А.Девяткин:
«Топалов. Факты и домыслы»

Г.Макропулос:
«Фиде поддерживает женские шахматы»

С.Шипов:
«Фиде против шахматисток. Игра на выживание»

Николай Власов:
«Скучно (о шахматной политике)»

Михаил Савинов:
«Ходарковский и Березовский…»

Сергей Загребельный:
«За самодостаточность шахмат!»
«Шахматисты должны играть...»

«Жизнь 'по понятиям' мы устроили себе сами!»

Михаил Голубев:
«Почему молчат россияне»

Валерий Аджиев:
«Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг»

Николай Власов:
«Возможны варианты» (ответ)
«Еще раз о королях и капусте…»

Константин Ланда:
«Еще один неизвестный в головоломку…»

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум