среда, 20.09.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Остров Мэн23.09
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Интервью

Александра КОСТЕНЮК,
гроссмейстер,
чемпионка мира

ЖЕНЩИНАМ НУЖЕН СВОЙ «ОСКАР»

Когда мы договаривались с чемпионкой мира Александрой Костенюк об интервью, она предложила встретиться в торгово-развлекательном комплексе «Европейский» на площади Киевского вокзала: «Там много кафе, и мне удобно доехать туда на маршрутке, если у мужа не получится меня подвезти». Как выяснилось в нашем разговоре, чемпионка действительно не пренебрегает общественным транспортом, спокойно относится к поездкам в автобусах и на метро. Водить машину в непростых московских условиях Александра не решается.

В «Европейском», как всегда, было многолюдно. Сотни людей в едином шопинговом порыве гуляли по бесконечным магазинам огромного комплекса. Конечно, было любопытно узнать, любит ли Александра прогулки по магазинам так же, как многие и многие современные девушки. «Считаю это потерей времени, – ответила Александра, – предпочитаю заказывать одежду через Интернет. В Америке это популярно, я знаю, что и в России есть такой сервис. Я заказываю не только одежду, но и обувь. И что интересно, ни разу не ошиблась с размером».

Наконец, мы остановились перед входом в тихое кафе на втором этаже. Но я заметила, что Александра смотрит куда-то в сторону. Оказалось, что в магазине напротив висит блузка с самым что ни на есть шахматным принтом – в черно-белую крупную клетку. «Я фанатка «шахматной» одежды», – призналась чемпионка. Все-таки мы отправились не в бутик, а в кафе, но на протяжении всей беседы мы нет-нет, да и бросали взгляды на шахматную блузку.

Мария Фоминых

Совсем недавно вышла твоя новая книга «Дневники шахматной королевы». Как возникла эта идея?

– Я начинала писать не дневники. Изначально хотела просто выпустить сборник партий. Но я реально оцениваю свою шахматную силу; уровень моей игры ниже, чем у Каспарова, Карпова или Фишера, на чьих партиях учатся шахматисты. Конечно, у меня много интересных поединков: эмоциональных, со взаимными ошибками, но это не тот случай, когда партии сами по себе настолько поучительны. Поэтому, когда я начала комментировать партии для книги, то стала подробно рассказывать о том, что происходило вокруг. А потом, когда соединили отдельные фрагменты и прочитали готовый текст, то поняли: если добавить еще больше деталей, то получится одна из тех книг, какие я очень любила в детстве. Я тогда партии пропускала, а читала только рассказы, истории. Партии для меня не имели большого значения.

В результате, думаю, получилась книга, интересная не только для шахматистов, но и для простых любителей. Во время работы я просматривала много различных источников – все, что могло пригодиться. И в какой-то момент наткнулась на свой дневник. Я удивилась, что с 1996 года по 2002-й вела эти записи. Конечно, не регулярно, вначале чаще, потом от случая к случаю. Все выдержки, которые приводятся в книге, действительно взяты из моих дневников.

Помнишь, как начала писать сами дневники? В 1996 году?

– В детстве, мне кажется, все увлекаются дневниками. Или тебя избежала эта участь?

Да нет, немного писала. Когда накапливалось что-то.

– Вот-вот. И я писала. Шахматы – нервная профессия. Идет постоянная борьба с собой, накапливается стресс. Легче всего излить свои переживания на бумаге. И потом, на Менорке в 1996 году на чемпионате мира я купила очень красивый блокнот, да еще с запахом – страницы вкусно пахли! Но что с ним делать?

Партии красиво записывать…

– Нет, партии в блокноте шахматиста записывают. А в этом блокноте я стала вести дневник.

НИ КОНФЛИКТА, НИ ДИАЛОГА

В книге ты пишешь, что в твоей жизни мало что изменилось после завоевания титула чемпионки мира. Это действительно так?

– Я старалась вспоминать и писать все положительное. Ведь много всего накопилось и отрицательного. В книге я упомянула только те вещи, что совсем уж наболели. Я старалась сгладить углы и не акцентировать внимание на негативе, потому что я писала яркую, позитивную книгу о том, как я стала чемпионкой мира, как у меня это получилось. Шахматы – это вид спорта, который любим в России. И если в России не поддерживать шахматы, то что уж говорить об остальном мире… Я не беру такие страны, как Китай, где поддержка идет за счет правящей партии.

Теперь, когда я стала чемпионкой мира, мне сложнее заставить себя заниматься, надолго уезжать от семьи, от дочки. Ведь шахматы отнимают столько нервов, сил, времени…

А что все-таки заставляет тебя заниматься, уезжать из дома, оставлять дочь?

– Сама не знаю, все удивляются. Последние полгода я взвешивала все «за» и «против». В семье мне советуют перестать играть, потому что ребенок маленький, а я все силы трачу на шахматы. Но мне тяжело их оставить. Я люблю шахматы, мне нравится играть. Так что пока я решила поиграть.

Почему на женском командном чемпионате мира в Китае сборная России выступала без своего лидера?

– Мне не хотелось, чтобы повторилась ситуация Всемирной шахматной олимпиады в Дрездене. Я надеялась, что после Олимпиады будет собрание всех участниц, мы что-то обсудим. Но никакого диалога так и не было! И у меня невольно возник вопрос: может, хотят, чтобы я не играла? И я решила, что, возможно, на самом деле пора уступить дорогу молодым девочкам, дать им попробовать себя. Потому что без меня, кажется, все тихо, всех все устраивает.

А что с Олимпиадой-2010?

– Она будет в сентябре, я бы очень хотела сыграть за сборную, надеюсь, что состав как участниц, так и тренеров будет определяться заранее, а не августе месяце. Я так люблю играть в командных соревнованиях, выступать за команду, поэтому, надеюсь, мы сможем удачно выступить в Ханты-Мансийске.

Да, наверное, очень любишь играть в команде, если сразу после Нальчика поехала в Пекин на Интеллектуальные игры.

– Конечно, тем более, мы там сыграли замечательно! И это при том, что команда у нас была не сильнейшая. Но зато очень дружная, и я, наконец, вспомнила, что значит играть в команде. В Пекине мы отлично провели время, у меня остались очень хорошие воспоминания. Я жалею, что не взяла на себя организацию еще и мужской команды. Из-за этого мы пропустили парный блиц и быстрые. Если бы удалось в этих турнирах взять медаль, то я бы стала лучшей спортсменкой Игр, а так ей оказалась Хоу Ифань – у нее на одну медаль больше. Мы думали, что я сыграю на мужской доске, а Наташа Погонина на женской, но поскольку Игры проходили под эгидой МОК, то женщины не имели права играть в мужских турнирах. Это в правилах ФИДЕ демократия, а там все строго, поэтому не получилось.

Под российским флагом в Пекине. Наталья Погонина, Александра Костенюк, Валентина Гунина, Ирина Василевич.

Тебе приходилось играть во многих командных соревнованиях. На твой взгляд, какой состав сборной и тренеров на сегодняшний день оптимальный?

– Сильнейший состав – это такой состав, который выигрывает сегодня. Проблемы начинаются, когда турнир не складывается. Тогда надо как-то объединяться и за счет командного духа выправлять ситуацию. Случается, особенно в женских шахматах, что игра не идет у половины участниц. Вот тогда и начинаются разговоры о том, что состав не тот.

У мужчин ситуация лучше?

– Да нет, по-моему. У них тоже была проблема с главным тренером, все высказывались против, и что?..

ЛЮБЛЮ НЕШАБЛОННЫЕ ПАРТИИ

Ты чемпионка мира не только по классическим шахматам, но и по шахматам Фишера. Можно ли сравнивать эти два титула?

– Мне очень нравится играть в фишеровские шахматы, потому что не требуется никакой подготовки к партии. Гуляешь целое утро перед туром, не надо повторять дебюты, просто играешь в шахматы. Говорят, что в шахматах Фишера нет такой гармонии; может быть. Но мне все равно нравится в них играть. Конечно, чемпионат мира по классике не сравнить с чемпионатом мира по шахматам-960. Но мне все равно очень приятно, что я чемпионка мира по шахматам Фишера. Я понимаю, что система отбора участниц вызывает вопросы, но я бы играла при любой системе. Если турнир будет организован как классический – с отборами и финалами, я обязательно буду выступать. Сейчас у шахматистов 90% времени уходит на дебютную подготовку. А шахматы Фишера позволили бы больше заниматься миттельшпилем и эндшпилем.

В прессе иногда высказывают мнение, что современные шахматы перестают быть спортом как раз из-за того, что дебютная подготовка играет решающую роль. Мол, у кого лучше тренерская бригада, тот и побеждает.

– Спорный вопрос, потому что сама по себе подготовка отнимает очень много времени и сил. Не каждый спортсмен способен столько заниматься. Тренерскую бригаду не все себе могут позволить, и понятно, что тот, у кого сильная поддержка, получает определенный перевес. Но почти всегда можно «свернуть» с подготовки, и начинается игра. Да, тем и хороши шахматы Фишера, что не удается выиграть или проиграть партию дома. Обидно проигрывать из-за того, что у соперника компьютер сильнее, но это часть современных шахмат. В блице и быстрых нет такой проблемы. Я считаю, что надо проводить больше турниров по блицу, и для него нужен отдельный рейтинг ФИДЕ. Если человек хорошо играет блиц, это не значит, что он так же хорошо играет с классическим контролем, и наоборот.

Для женских шахмат, мне кажется, это вообще отличное решение, поскольку многие женщины, у которых семья, дети, не могут позволить себе поехать на турнир, который длится две недели. Если сделать, например, Гран-при по быстрым или блицу, то многим шахматисткам это даст возможность продлить свою профессиональную карьеру. Турнир по быстрым идет три дня, по блицу – день, а уехать из дома на уик-энд гораздо проще, чем на две недели.

Сейчас для тебя это тоже актуально?

– Да, очень актуально. Я вчера покупала билеты – у меня в октябре Еврокубок, потом Конгресс ФИДЕ, потом командный чемпионат Европы… Меня ребенок месяц не будет видеть!

Что дает участие в Конгрессе ФИДЕ?

– Я стараюсь что-то сделать для женских шахмат. Над шахматами вообще нужно много работать. У нас огромная федерация, столько игроков, столько любителей! Конечно, шахматы не всем так интересно смотреть, как футбол или теннис. Но есть возможность сделать так, чтобы людям было интересно, чтобы не только профессионалы могли понимать то, что происходит на доске. В первую очередь, надо пытаться пробиться на телевидение. Вот, например, бильярд…

Или покер…

– Ну, покер понятно почему показывают – из-за денег. Но чем бильярд интереснее шахмат? Я понимаю, что это очень сложно, как они пробивают. Но ведь скучно смотреть целую партию на бильярде! Или дартс... Если такие виды спорта прорвались на экран, то почему из шахмат нельзя сделать шоу? Главное, чтобы это была не разовая акция, а шахматная передача постоянно шла по телевидению. Было бы намного проще, если б шахматы входили в олимпийскую семью. Но все равно нужно больше работать над обликом шахмат. Причем начинать нужно именно с России. Потому что если не у нас, где все знают, что такое шахматы, то непонятно, где еще.

Разве в Америке сейчас нет большого интереса к шахматам?

– Там развиты школьные шахматы. Но я бы не сравнивала Россию и Америку по уровню интереса. Да просто нельзя сравнивать! У нас большое советское шахматное прошлое, многие знают, умеют играть, кто-то следит за тем, что происходит в шахматах. В Америке много вкладывают в детские шахматы. Мы пытаемся попасть на телевидение и там, но я думаю, что в России больше перспектив.

Я слышала, что летом ты проводила в Америке детский лагерь. Как впечатления?

– Было очень тяжело, я не ожидала, что так трудно провести лагерь. Десять детей, все разного возраста, разного уровня, и я с ними одна с девяти утра до шести вечера. Я чуть с ума не сошла! И так две недели. Причем я же хотела, чтобы эти сборы были для них полезными. Я не хотела просто в салочки играть, хотя дети, наверное, были бы не против! Но я думала, как бы сделать так, чтобы каждому из детей занятия пошли на пользу, и в итоге я очень утомилась. Мне, конечно, мой муж Диего помогал, но все равно я очень устала.

А у нас не хочешь организовать нечто подобное?

– Да, я очень хочу организовать здесь сборы. В этом году в третий раз буду проводить Кубок Александры Костенюк. К сожалению, у меня очень плотный график. Прямо перед детским турниром будет Кубок мира. Возможно, я проведу мастер-класс, но у меня будет всего один день.

Я видела, что твоя дочка Франческа уже тянет руки к фигурам.

– Не сказала бы, что у нее большой интерес. Что-то она уже знает, пробует играть.

Тебя папа начал учить в пять. Во сколько начнешь учить свою дочь?

– Моя мама четвертый год работает в школе «Александра», где занимаются с детьми от трех лет. И она говорит, что идеальный возраст – где-то четыре года. Практически все дети в этом возрасте уже готовы заниматься. Некоторые и раньше. В этом году они вообще открывают группу чуть ли не с двух с половиной лет.

Но ведь они еще читать не умеют, буквы толком не знают!

– Это и не обязательно, им все рассказывают. Но четыре года – это идеальный возраст. Я думаю, что интерес к шахматам у Франчески должен прийти сам собой. Она постоянно видит, как я играю, ее окружают шахматы. Я надеюсь, что в какой-то момент она скажет: папа или мама, научите меня! Я ее настраиваю, говорю: вот выучишься шахматам, будем ездить на турниры вместе!

Твои родители много сделали для того, чтобы ты стала чемпионкой. Похожа ли ты на них в своем отношении к дочери?

– Нет, совсем не похожа. Мои родители полностью отдавали себя нашему с сестрой образованию, развитию. Все свое время они посвящали нам. А я больше думаю о шахматах, о турнирах. Мне кажется, что я очень мало уделяю времени семье.

Ты умеешь готовить, есть ли у тебя фирменное блюдо?

– Я мало готовлю. Хотя в прошлом году в Америке первые три месяца я готовила, и получалось вкусно. В принципе, я могу готовить, я не беспомощна в этом плане. Я знаю многих шахматисток, для которых кашу сварить – это уже верх кулинарного искусства. А я могу что-то приготовить, пироги испечь. Но когда я остаюсь одна с Франческой, для меня труднее всего придумать, чем бы ее накормить на обед и ужин. Я хочу, чтобы это было разнообразно, вкусно, полезно.

А ребенок хочет есть каждый день…

– Да, и поэтому мне одной с ней тяжело.

Вернемся к шахматам. На сайте ChessPro ты постоянно участвуешь в голосовании, определяя лучшую партию месяца…

– Да, и мне это очень нравится. Кстати, одна из моих новых инициатив касается не партий, а вообще шахматисток. Я выдвинула предложение Конгрессу ФИДЕ выбирать лучшую шахматистку года и лучшего организатора женского турнира года. Претенденты будут направлять свои заявки, и путем голосования мы будем определять победителя. Я надеюсь, начиная уже с этого года. Мне говорили, что до сих пор не выбирали лучшую шахматистку, потому что ей всегда становилась бы Юдит Полгар. Но, во-первых, я предлагаю, чтобы шахматистки сами посылали заявки, а во-вторых, Полгар сейчас реже играет, и другие шахматистки тоже могут претендовать на звание лучшей. Я думаю, в любом случае это не повод, чтобы не проводить голосование. У мужчин же проводится шахматный «Оскар», у женщин тоже должен проводиться.

Лучшая шахматистка будет определяться путем общественного голосования? В мужском могут принимать участие журналисты.

– Нет, пока я предложила, чтобы голосование проводила женская комиссия. Но, может быть, мы потом изменим правила. Главное начать. Но я ушла от вопроса о голосовании на ChessPro…

Я хотела спросить, как ты выбираешь лучшую партию, что больше всего ценишь?

– Когда я начинала голосовать, я вообще не смотрела ничейные партии. Я считала, что лучшая партия должна быть результативной. Но вот сейчас второе место заняла партия, которую я вообще не отметила, Яковенко – Крамник. Мне было приятно увидеть, что Крамник сыграл тот вариант в русской партии, на который я шла с 2004 по 2006 год. Считалось, что у белых там лучше, а я так не думала. Мне понравилось, что Крамник, пойдя на этот вариант, тем самым подтвердил мою оценку. Но из-за того, что партия закончилась вничью, я ее не выделила.

Мне нравятся красивые, необычные партии. Я читала в «64» высказывания гроссмейстеров на тему: «Что для вас красота». Все семь или восемь гроссмейстеров отметили, что красота – это что-то необычное, оригинальное, то, что выходит за рамки шаблона. Я выбираю так же, голосую за то, что больше запомнилось.

Собственный стиль в шахматах влияет на выбор?

– Думаю, что обычно тактики больше ценят позиционные партии. Потому что считают, что им не дано создавать такие позиционные шедевры. А позиционные шахматисты больше ценят тактические красоты. По крайней мере, я так выбираю, мне нравятся позиционные партии. Но, конечно, если в партии пожертвуют пару ладей, потом еще фигуру и король погуляет по центру… В общем, по-разному я голосую, зависит от настроения. Но я стараюсь также выделять тех, кто выиграл в последнее время сильный турнир. Например, если человек выиграл чемпионат России, или когда Крамник выиграл Дортмунд, то я выше поставлю партию из турнира, где человек занял первое место. Конечно, если партия достойная.

А из своих партий какую бы назвала лучшей?

– Когда я писала книгу, я из всего своего творчества выбирала лучшее. Долгое время на вопрос, какая у меня лучшая партия, я называла первую партию матча 2001 года с Жу Чен. Сейчас, когда писала книгу, посмотрела ее еще раз и подумала: какая слабая партия! Что ни ход, то не туда. Поэтому сейчас я стала называть лучшей партию с Хоу Ифань в испанке (Нальчик 2008, первая партия финального матча за звание чемпионки мира – ред.). Но там она очень грубо зевнула. Мне больше нравится, когда оба партнера на высоте, играют очень сильно, и в упорной борьбе один переигрывает другого. Но партия с Хоу Ифань для меня наиболее памятная.

МЕЧТАЮ ПОПАСТЬ В «ЛЕДНИКОВЫЙ ПЕРИОД»

Чем бы ты занималась, если бы не шахматы?

– Не знаю даже. Например, я думала, что хотела бы стать тренером, учить детей. Но летом провела лагерь и подумала: куда там, это не для меня! Шахматы – тяжелая профессия, если у тебя есть семья, потому что все время приходится разъезжать. Но если семьи нет, то шахматы – замечательная профессия. Свободный график – это здорово, не надо каждый день в восемь утра вставать и идти на работу. Вечером возвращаешься, и у тебя остается только два часа на себя. Шахматы – работа, которая может приносить удовольствие, хоть это и очень нервная работа. Я пыталась найти что-то, что может заменить шахматы, но пока не получается.

Ты часто снимаешься для журналов, участвуешь в рекламных проектах.

В одежде из коллекции Zimaletto

– Для меня это не работа. Мне повезло, что я фотогенична, но назвать фотосессии работой я не могу. Я бы могла попробовать себя в кино.

Ты ведь уже пробовала?

– Да, но всего один раз. И роль была совсем маленькая. Не удалось раскрыть свой драматический талант (смеется). В кино тоже свободный график. Для меня самое страшное, и после сборов я это окончательно поняла, каждый день работать с восьми до шести. Я думаю, после карьеры шахматиста так работать вообще невозможно.

В книге ты писала, что в кино все очень медленно происходит, приходится долго ждать.

– Тогда для меня это была мука. Сейчас я бы с удовольствием взяла книжку и читала бы спокойно. Сейчас я уже готова, так что если будут предложения, буду рада рассмотреть.

А другие проекты? Танцы, например.

– Моя мечта – попасть в шоу типа «Ледниковый период», «Танцы со звездами» или «Две звезды». Я петь люблю, хотя фальшивлю немного, но ведь это неважно! Нашли бы какие-нибудь песенки, я бы спела хоть «В траве сидел кузнечик». Я хочу попробовать что-то новое, и мне нравится, что в этих шоу есть соревновательный момент. Но в этом году в «Ледниковый период» не набирают новых участников. Так бы, может быть, взяли. Я уже несколько лет мечтаю об этом.

Может быть, уже начала тренировки?

– Нет, как только пригласят, сразу начну. Я решаю вопросы по мере поступления.

А то, что готовила к Венскому балу, еще помнишь?

– Вальс станцевать могу. А ча-ча-ча еще легче, потому что у нас в школе были занятия по бальным танцам. В нашей школе учились дети, которые танцевали профессионально, выступали в чемпионатах России, и поэтому в школе мы занимались.

Шахматы и танцы – совсем разные виды спорта. Представь себе, в шахматах судья присуждает победу тому, кто, на его взгляд, играет лучше.

– Да, субъективность мне не нравится. Но пока я не думаю об оценках, просто интересно попробовать себя в чем-то еще.

Если все-таки будешь участвовать, то должна быть готова к тому, что результат не всегда будет зависеть от тебя. В шахматах мы привыкли к тому, что если выиграл, то выиграл. Если проиграл – сам виноват.

– Да, вот я в «Вечерке» наиграла. Начала смотреть сейчас свои партии. Первые 30-40 ходов я играла отлично. И по времени, и по позиции. Правда, проходила мимо легкой тактики, своих ловушек. Но когда оставалось по минуте, я вдруг задумывалась, и у меня неожиданно оставалось всего десять секунд. После чего мне, естественно, срубали флаг. Ну, ничего, я думаю, что разыграюсь. Сейчас Еврокубки, потом чемпионат Европы. В этом году буду играть на чемпионате мира по блицу в Москве, и я хочу быть в форме.

Будешь тренироваться в Интернете?

– Да, в сети тоже. Но на чемпионате мира будет немного другой контроль – четыре плюс две. Если остаются те же десять секунд, но позиция выиграна, то не проиграешь. А вот на «Вечерке» я роняла флаг и тогда, когда у меня было несколько лишних фигур. Все началось с партии первого тура с Власовым, где я зевнула мат в лучшей позиции.

Со школой «Октябрьского» клуба тяжело бороться!

– Да, там жестко играют. Мне надо было сыграть в полуфинале, пусть бы меня побили, но я бы пришла натренированная! Двенадцатого сентября, наверное, туда пойду.

Поговорим о твоем участии в рекламе. Говорят, Фишер отказывался рекламировать некоторые вещи. Например, он отказался рекламировать машину, заявив, что эта машина для самоубийц. Были ли у тебя случаи, когда ты отказывалась от рекламы чего-либо, что не нравилось?

– Фишер часто отказывался от рекламы, он отказался рекламировать также кока-колу, пепси, «Жиллет»… Я не столь избалована. Наверное, есть определенные продукты, которые я бы не стала рекламировать, но пока таких предложений не было.

Пользуешься тем, что рекламируешь?

– В основном да, но не всегда. Мой самый крупный рекламный контракт был с LG. Я сама не пользуюсь компьютером LG, но условия были хорошие и фирма нормальная.

Я вижу у тебя фирменный пакет Zimaletto.

– Да, эта одежда мне очень нравится. Когда заходишь в их магазин, то поначалу возникает ощущение, что ничего интересного нет. Но если померить, то понимаешь, как оригинальны эти вещи. Я езжу по всему миру и вижу везде одни и те же марки: Zara, Mango, Naf-Naf и т.п., в результате во всем мире люди одеваются одинаково. А хочется оригинальности, уникальности. Да, кстати, я ношу часы «Balmain», эту фирму я тоже рекламировала.

А что бы еще хотела рекламировать?

– Я думаю, есть много продуктов, которые можно представлять таким образом, что ум и красота могут идти вместе.

Женская красота не мешает шахматам? Когда я была еще школьницей, мой добрый тренер говорил, что лучше бы я была страшненькой – меньше бы забивала голову разными женскими делами и больше занималась бы шахматами.

– Нет, это неправильно. Нельзя убивать в себе женщину из-за каких-то медалей. Я не понимаю, как женщины идут, например, в тяжелую атлетику и забивают в себе женское начало ради спорта. Это здорово, что шахматы не требуют больших жертв, мы не получаем травмы.

Раз уж мы заговорили о других видах спорта... Вот, скажем, в баскетболе натурализация спортсменов – нормальное явление. У нас же переход Карякина вызвал много разговоров. Что ты думаешь по этому поводу?

– Я много об этом читала. И я согласна с тем, что для Сергея это правильный выбор. У него есть мечта стать чемпионом мира, и он пытается ее реализовать. Понятно, что в России у него больше возможностей. Но когда я об этом узнала, то первое чувство, которое у меня возникло – это чувство обиды. Нет, я очень хорошо отношусь к Сергею! Он, безусловно, сильный, талантливый шахматист. Но мы с детства зарабатывали медали для нашей страны, в России есть много молодых и талантливых шахматистов, и никто из них не имеет такой поддержки! Он же сразу получил квартиру в Москве, лучших тренеров. Нашим ребятам оплатят сборы пару раз в году, и они уже рады. Я рада за Сергея, но, по-моему, в этом есть несправедливость.

Ну, а если бы в нашу федерацию на тех же условиях перевели украинскую шахматистку, например, Катю Лагно. Она ведь тоже молодая и талантливая.

– Тогда было бы еще обиднее, конечно!

У тебя есть чувство предопределенности того, что происходит? Как будто кто-то ведет тебя по жизни. Александр Халифман писал, что у него была уверенность в том, что он станет чемпионом мира. А у тебя?

– Не могу так сказать. Иногда что-то возникает... Но я до самого конца не была уверена, что стану чемпионкой.

И когда играла последнюю партию с Хоу Ифань?

– И тогда тоже. До последнего момента не было уверенности. Но, возможно, я просто прогоняла такие мысли.

У тебя хорошая интуиция?

– В жизни – не знаю. В шахматах можно сказать, что я играю по интуиции. Стараюсь ей доверять.

О чем думаешь во время партии? Только о позиции?

– Самые разные мысли в голову лезут. Конечно, лучше всего, когда удается поймать такое состояние, когда думаешь только о шахматах. Тогда голова соображает лучше всего. Часто в голове прокручивается музыка, разные песни. Это как раз помогает прогнать посторонние мысли.

Фотографии из архива
Александры Костенюк

Наши интервью

Левон АРОНЯН
Сергей МОВСЕСЯН
Александр МОРОЗЕВИЧ
Игорь БОЛОТИНСКИЙ
Василий ИВАНЧУК
Виши АНАНД
Никита ВИТЮГОВ
Виктор КОРЧНОЙ
Василий ИВАНЧУК
Александр ХАЛИФМАН
Юрий РАЗУВАЕВ
Владислав ТКАЧЕВ и Татьяна КОСИНЦЕВА
Екатерина КОРБУТ
Руслан ПОНОМАРЕВ
Светлана МАТВЕЕВА
Сергей КАРЯКИН
Александр РОШАЛЬ
Гарри КАСПАРОВ
Юдит ПОЛГАР
Веселин ТОПАЛОВ
Вишванатан АНАНД
Веселин ТОПАЛОВ
Сильвио ДАНАИЛОВ
Александр НИКИТИН
Теймур РАДЖАБОВ
Василий ИВАНЧУК
Эмиль СУТОВСКИЙ
и другие

Параллели

Илья Одесский:
«Прошу к столу!»
«Под рождество»
«Пара хорошо начищенных ботинок»
«Ни слова о шахматах»
«Даже не лжец»
«Вступление / Топалов project»

Марк Глуховский:
«Белое и черное»
«Линарес без Каспарова»
«Просто песня»
«О роли личности»
«Умный камень»
«Особенности национального исхода»

Каспаров уходит...

Александр Никитин:
«Я зову его Дон Кихотом»

Марк Глуховский:
«Своевременный подвиг»

Михаил Савинов:
«Умерли или освободились?

Евгений Атаров:
«Реквием по мечте»

Гарри Каспаров:
«Всему есть предел!

ФИДЕ, будущее шахмат

Р.Касымжанов:
ответ на статью С.Данаилова

С.Данаилов:
«Фантазия, паранойя, реальность…»

А.Девяткин:
«Топалов. Факты и домыслы»

Г.Макропулос:
«Фиде поддерживает женские шахматы»

С.Шипов:
«Фиде против шахматисток. Игра на выживание»

Николай Власов:
«Скучно (о шахматной политике)»

Михаил Савинов:
«Ходарковский и Березовский…»

Сергей Загребельный:
«За самодостаточность шахмат!»
«Шахматисты должны играть...»

«Жизнь 'по понятиям' мы устроили себе сами!»

Михаил Голубев:
«Почему молчат россияне»

Валерий Аджиев:
«Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг»

Николай Власов:
«Возможны варианты» (ответ)
«Еще раз о королях и капусте…»

Константин Ланда:
«Еще один неизвестный в головоломку…»

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум