среда, 23.08.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Кубок мира02.09
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Интервью

Евгений АТАРОВ

Эндрю ПОЛСОН:
«Я ВСЕГДА МОГУ ПРОДАВАТЬ ХОТ-ДОГИ В ВЕСТ-БИЧ!»

Наша встреча состоялась в начале апреля в культовом ресторане “Стрелка”, в тот момент, когда глава «Агон» выполнил первый “блок обязательств” перед ФИДЕ. Эндрю накануне вернулся из Баку, где вместе с Илюмжиновым они подписывали документы по предстоящему в Лондоне турниру претендентов-2013... За соседними столиками балагурила московская элита, а через реку сиял куполами храм Христа Спасителя. При желании можно было сказать, что сиял и сам Эндрю Полсон.

Уже само его появление в "Стрелке" было сродни урагану. За пять минут он успел поговорить, поздороваться и перемигнуться чуть ли не со всеми его завсегдатаями, а потом приземлился и рядом со мной. По виду он никуда не торопился, но сама его натура, красноречивый язык жестов намекали, что он ненавидит терять время зря, ненавидит всякие предисловия и готов резать правду-матку. Эпатаж - лучший способ самовыражения. Холодный, деятельный прагматик с сердцем художника, если не сказать поэта.

Полсон обожает шокировать и дразнить, учить собеседника уму-разуму и водить его за нос. Но легко может прикидываться дурачком, нисколько не боясь прослыть "дилетантом". Он не менторствует, не роняет слова из свинца и всегда готов узнать точку зрения собеседника, - ему нравится разговаривать, а не тупо перебрасывать "мячик" вопросов и ответов. А еще Эндрю любит думать во время интервью!

В отличие от большинства ораторов, у которых наперед заготовлены ответы на большинство вопросов, у него есть манера замолкать секунд на 15-20, глядя куда-то вдаль, а потом... когда пауза становится почти нестерпимой для собеседника и тот уже готов задать новый вопрос, - неожиданно разражаться монологом.

Что там скрывать, Эндрю производит впечатление. Именно таким и должен быть хороший "пробивной" менеджер. У Полсона есть конкретная цель и ясное желание ее достигнуть.

Я не задавал ему вопросов, на которые американец уже много раз отвечал. Все в его программе уже более-менее ясно. Мне было интересно другое - механизмы. Его взгляд на отдельные проблемы шахматного мира. То, как он думает и какими видит шахматистов. А главное - что хочет изменить в этом устоявшемся мирке?

- Говоря о своем отношении к шахматам, вы рассказывали массу историй о том, как влюбляются два человека, о том, какие они при этом испытывают чувства, что объяснить природу этих взаимоотношений нельзя. Я же не буду спрашивать вас о чувствах - только о деньгах! Вы пришли в шахматы, чтобы зарабатывать?

- Да, я прежде всего - бизнесмен. Зарабатывать деньги - это моя работа!

- Почему интерес к шахматам возник у вас именно сейчас? Я читал, что шахматы были в почете в вашей семье, вы следили за "матчами Фишера" и что сами немного играете. Тем не менее, в последние 10-15 лет, когда у вас появилась возможность помочь шахматам, вы этого не сделали, но решили сделать это теперь...

- А я не говорил, что собираюсь "помочь шахматам". В моем приходе разные люди видят разные причины, и каждый имеет свою историю... Мой приход в шахматы был во многом случайным - в этом согласен, но спонтанным - нет, совсем нет.

Это чистая случайность. Прошлой осенью я познакомился с Илюмжиновым, мы с ним сразу нашли общий язык - и так, от нечего делать, стали обсуждать, что стоило бы сделать, чтобы мировые шахматы могли достичь своего максимума - как с точки зрения аудитории, так и престижа, их привлекательности для спонсоров.

- И ваш разговор сразу перекинулся в практическую плоскость?

- Нет, далеко не сразу. Для этого потребовалось несколько месяцев переговоров. Илюмжинов - это не вся ФИДЕ. Но его настрой и желание мне понравились.

- Начиная эти переговоры с ФИДЕ, всерьез думали о том, что в шахматах можно сделать большие деньги?

- Большие деньги? Я никогда не говорил, что в шахматах можно сделать большие деньги! Я сказал просто "деньги"! Это - не "Газпром", это даже не ресторан. Вот там - большие деньги. Вон сидит хозяин "Стрелки" - вот он большой бизнесмен!

- Тем не менее, вас это заинтересовало! Вы как-то написали, что любите бросать "вызовы судьбе" - это был один из них? Как переезд во Францию, Англию, потом - в Россию, где вы не знали языка, не имели ни связей, ни знакомств...

- Неизвестность всегда призывает нас к действию. А вам было бы неинтересно?

- Зависит от того, о чем идет речь.

- Вот вы - кто?

- Журналист.

- Само собой, но откуда вы?

- Из Питера.

- А, так значит вы - умный... Я знаю, люди из Питера считают себя более умными, чем те, кто родились в Москве.

- Это слишком широкий взгляд на вопрос, скорее - более интеллигентными.

- О, да-да, вы же - культурная столица! Вот вы читали в Питере "Афишу"?

- Да, спасибо. Неплохой журнал. Но... к чему вы ведете?

- Вы - культурный и у вас в Питере есть "Афиша". Но вы - здесь, в Москве!

- Это проблема творческого роста, в России ты вынужден ехать в Москву...

- За большими деньгами?

- Не обязательно большими.

- Вот вы и ответили на свой вопрос. Точно такая же история и у меня!

- Но, согласитесь, речь идет все-таки о разных вещах... С одной стороны, делать карьеру, а с другой - преобразовывать шахматы, пытаться представить их как что-то новое, что, к тому же, еще никому толком не удавалось сделать.

- Я думаю, любая проблема имеет свое решение, надо только найти правильный к ней подход. В том числе - и шахматы... Есть масса причин, почему шахматы стали сейчас интересны. И это далеко не вопрос о получении сверхприбылей.

- Могли бы их перечислить?

- Это их красота, цельность, увлекательность и польза... Шахматы представляют собой лучший образчик достижения успеха посредством интеллекта. И они несут в себе исключительно позитивный настрой, редкий показатель "чистого ума".

Все равно как ты идешь по улице и видишь оброненный кем-то бриллиант. От нас требуется только поднять его, очистить и заставить светиться, чтобы люди могли в будущем почувствовать, как им его недоставало до этого. Это - наша роль.

- И, разумеется, заработать на том, что у них и так есть?

- Терять деньги, заворачивая шахматы в красивую обертку, точно не хотелось бы. Хочу, чтобы мою работу ценили и соответственно оплачивали. Но, повторюсь, есть большая разница между благотворительностью и подходом капиталиста.

Проблема шахмат в их прошлом. В том, что шахматные любители всего лишь зрители, которые не хотят участвовать в процессе. Случается, что у кого-то из них оказываются большие деньги, и он часть из них пожертвует на любимую игру; кто-то относится к шахматам как к футболу, ну а кто-то женится на богатой невесте - и не забывает о своем увлечении... Дело в том, что здание шахмат весьма ненадежно и оно напоминает мне здание из песка, который может запросто уйти в землю.

Нам же нужна надежная цитадель шахмат. Построить ее можно только на основе профессионального отношения к делу и прозрачных бизнес-проектов... Мы должны держаться вместе - все, кому небезразлична судьба современных шахмат: и игроки, и любители, и журналисты, и бюрократы, и федерации, и спонсоры. Ну, и я!

- Хорошо, что вы сами заговорили об имидже шахмат... Я не просто так спросил о том, почему ваш интерес к шахматам возник именно сейчас. Последние 15-20 лет в шахматах случилось столько скандалов, и от них отвернулись почти все...

- Давайте так: я не буду отвечать на все те вопросы, которые касаются прошлого шахмат. Для меня существует только будущее шахмат. Кто, что и с кем не поделили в прошлом, - эти разговоры интересны сами по себе, но... они не имеют ко мне никакого отношения. Это хорошо для журналистов и любителей "горяченького", в конце концов, шахматы - это часть мировой культуры. Но я считаю, что ни один скандал, ни один игрок сам по себе, ни одна околошахматная фигура в последние 15-20 лет никак не повлияли на положительный или отрицательный образ шахмат в мире. Так стоит ли?

- И вы считаете, что даже вся эта чехарда с двумя чемпионами мира...

- (Резко.) Никак! Многие просто не знают, что происходит в шахматах.

- А вы хотите, чтобы знали?

- Хочу.

- Хотите, чтобы о них разговаривали на кухне за послеобеденным чаем?

- А почему нет! Это не вопрос одного года, но это возможно...

- Для этого нужно изменить менталитет, привить иную культуру!

- Илюмжинов уже давно взялся за это, развивает шахматы в школе...

- Да, и ставит своей целью, чтобы в шахматы активно играли миллиард человек. Но вы же понимаете, что играть, знать правила и разговаривать об этом на уровне результатов последнего футбольного уик-энда далеко не одно и то же.

- Верно, но нам надо с чего-то начинать.

- Вы, насколько понимаю, хотели начать просто с одного-двух турниров, которые хотели провести, а потом история обрела такой поворот... Что для вас изменилось, почему ваш интерес к шахматам вдруг стал таким глобальным?

- Это принципиальная ошибка из прошлого шахмат - искать отдельного спонсора для одного события... Многие годы шахматные турниры часто получали поддержку от городов, в которых они проходили, и это приносило некоторый доход. Но трудно найти спонсора-корпорацию, которая будет спонсировать мероприятие, на котором "живая" аудитория составит 300 человек, а пара миллионов сидит в сети...

- А надо искать?

- Надо искать не какого-то одного спонсора, а целый ряд компаний, которым был бы интересен шахматный рынок. Ведь если у вас есть 300 человек аудитории, плюс два миллиона в интернете, десять миллионов ТВ-аудитории и более 500 миллионов людей, которые иногда играют в шахматы... Не забывайте еще миллиард, которые считают шахматы олицетворением интеллекта, можно вместо одного мероприятия предложить им возможность начать отношения с шахматами как таковыми.

- В какой момент вы начали смотреть на проблему с этой стороны?

- Я всегда смотрел на шахматы достаточно широко.

- Вам просто было надо с чего-то начать?

- Можно сказать и так. Илюмжинов после нашего разговора дал мне контакты его помощников и предложил обсудить это с ними. И мы начали встречаться. И встречи эти продолжались достаточно долго, пару месяцев. Я каждый раз предлагал им что-то новое, что, как мне казалось, может сработать, но мне отвечали: "Это старо! Мы уже думали об этом!" или "Это мы уже пробовали, и это не работает"... В конце концов я понял: для того, чтобы достичь успеха, надо просто последовательно реализовать те принципы и идеи, которые все и так знали. Я видел потенциал в проекте.

- То есть вы не предложили ничего принципиально нового?

- Нет. А ничего принципиально нового и невозможно придумать. Ну, не буду же я учить ФИДЕ, как ей проводить турниры. Она знает это лучше меня...

- Но зато ФИДЕ не знает, как продать шахматы спонсорам! А вы?

- Я смотрю на вопрос спонсорства с другой стороны. Моя задача не просто найти спонсоров, а найти "правильных" спонсоров. Таких, партнерство с которыми может принести максимальную пользу обеим сторонам... И, разумеется, таких, чьи брэнды будут отражать ценности шахмат и друг друга.

- Вы считаете, такие компании существуют?

- Не сомневайтесь!

- Могут ли шахматы быть интересны большому бизнесу как средство рекламы?

- На самом деле это - тема для диссертации. Я не понимаю, почему в этот момент все вдруг впадают в ступор, лишь только речь заходит о шахматах. Гольф, теннис, любой другой вид спорта - чем они лучше? Интеллектуальный вид отдыха...

- Вопрос не в этом. Вот, предположим, вы вкладываетесь в футбол... Миллионы болельщиков в прайм-тайм включают телевизор, они видят вашу рекламу везде: и на футболках игроков, и на щитах вокруг поля, и в перерыве - непосредственно на экране. Если я рекламодатель, я понимаю, за что плачу... А что могут предложить шахматы, которых нет на ТВ, где чемпиона мира не узнают на улицах?!

- Вы знаете, сколько составляет призовой фонд Wimbledon?

- Не владею информацией...

- Скажу: £14 млн. Турнир идет две недели. Ну, а как вы думаете, какой призовой фонд в турнирах Гран-при?.. Чуть-чуть меньше £15 млн., хотя эти турниры и близко не стояли по своей привлекательности для зрителя. Но это - тоже бизнес!

- А в чем фокус?

- Хм... Ну, кто-то продает самолеты, а кто-то - телефоны. Самолет стоит дорого, вряд ли вы продадите их много - риск прогореть большой. А телефон относительно дешев, и их можно продать много - риска почти никакого. Разные бизнесы...

То же и в сравнении шахмат с футболом. Существует много интересных путей, по которым шахматы можно выгодно противопоставить футболу, гольфу, теннису или покеру. Важно четко понимать для себя: это разные вещи, и не стоит в продаже одного пользоваться методиками другого. Всегда надо учитывать ваши издержки и разницу между ценой и прибылью. Надо понимать, сколько это стоит. И вас сочтут дураком, если вы попытаетесь продать шахматы за пару миллиардов, по цене футбола. У вас никто не купит! Но если вы умерите аппетиты, если вы будете искать тот доход, которого заслуживает эта игра, вы обязательно найдете.

Мы возвращаемся к тому, с чего начали - противопоставлению больших денег и "просто денег". Не стоит ждать, что на шахматы польется золотой дождь...

- У вас уже есть какой-то конкретный список?

- Да.

- Но раньше времени открывать карты не намерены?

- Верно.

- Но это будут крупные компании?

- Да. Это принципиальный вопрос.

- Уровня Coca-Cola или Mercedes, как в свое время находил Каспаров?

- Это будут крупные компании, чьи брэнды будут отражать ценности шахмат.

- Собираетесь ли вы обращаться к традиционным шахматным спонсорам?

- Как вы сказали? "Традиционные шахматные спонсоры"? Такие существуют?! Это что - "Сбербанк" или, может быть, "Газпром"? Я не собираюсь и никому не советую пользоваться такой бизнес-моделью, которая существует в России. Ни в одной стране мира шахматы не существуют за счет госбюджета. Такого нет ни во Франции, ни в США, такого нет нигде!

- Кстати, а каким вы нашли уровень компетентности чиновников ФИДЕ?

- Я не готов отвечать за весь состав ФИДЕ... но и Макро, и Найджел достаточно компетентны. Мы провели много времени в переговорах, мне есть о чем судить.

- В какой момент интерес к шахматам распался на четыре компоненты: матч на первенство мира, турнир претендентов, Кубок мира и этапы Гран-при?

- Это звенья одной цепи: все они определяют сильнейшего игрока мира.

- При этом хорошо известно, что из них хорошо продается только одно событие - матч на первенство мира, а все остальные требуют только затрат!

- Как я уже говорил, идея продавать права на какое-то отдельное событие - это не то, к чему мы стремимся. Мы, если угодно, продаем не цикл на первенство мира, мы продаем шахматы! Пожалуйста, у нас есть календарь на несколько лет, в нем стоят определенные турниры, но вы не можете выбирать: мне нравится то или это, вот то я куплю, а вот это мне неинтересно... Так не должно быть и так не будет.

Это принципиальная разница между тем, что было в шахматах раньше, и тем, что мне хочется сделать сейчас. Никаких разрозненных спонсоров, конкурсов городов и пр. Одна команда организаторов проводит все турниры, во всех единые правила, один на всех спонсор. Мы будем очень жестко придерживаться этих правил.

- "Продавать шахматы" - звучит немного цинично!

- Да, согласен. Перефразирую. (Стучит пальцем в такт словам.) Мы... не продаем шахматы, не продаем цикл на первенство мира, а вводим коммерческие отношения между спонсорами и спортом. Эти отношения должны принести доход и спонсорам, и спорту. Надо понять, что один матч на первенство мира - это не спорт!

Вся пирамида, которая включает в себя матч на первенство мира, кандидатский турнир, цикл Гран-при и Кубок мира - это лишь начало спорта и основа финансовых взаимоотношений между бизнесом и шахматами. Я не продаю ни игру, ни игроков - я не сутенер! Моя цель как бизнесмена провести обмен интеллектуального имиджа игры (для будущих спонсоров) на, соответственно, деньги (для игроков).

- Илюмжинов упоминал, что ваши переговоры с ФИДЕ несколько раз заходили в тупик. Какую из проблем вам было тяжелее всего преодолеть?

- Я не могу говорить об этом.

- Не кажется ли вам, что ФИДЕ слишком сильно обезопасила себя?

- Этот вопрос проговаривали очень подробно... Текущие договоренности с ФИДЕ рассчитаны на много лет. Но, безусловно, нам надо просчитать взаимные риски. Если удовлетворения не будет, то можно будет сказать, что я потеряю $500,000.

- И вас устраивает такое допущение?

- Ну, пятьсот тысяч - не десять миллионов! Но даже если бы это были $10 млн., я все равно попробовал бы сделать это. С другой же стороны - если я вдруг окажусь некомпетентен, то так мне и надо. Но мы надеемся, конечно, на обратное...

- Какой суммой в данный момент рискуете лично вы?

- Это зависит... (Надолго замолкает.) Ответ на этот вопрос во многом зависит от компетентности тех, кто будет читать это интервью. Остановите меня, если сейчас я начну читать лекцию об эффективности тех или иных вложений... Все зависит от того, что вы покупаете и что продаете. Для кого-то фраза о "коммерческих правах на шахматы" звучит слишком абстрактно и отстраненно, а для кого-то это предмет более чем осязаемый. (Смеется.) Вам предоставляют право перевернуть шахматы, превратить их из мертвого груза в коммерческий продукт и просят немного.

Будь я далек от шахмат, просто передо мной стояла бы такая бизнес-задача, то и в этом случае мне показалось бы это интересным. Вначале мы говорили о вызове - если угодно, да, это жизненный вызов... Вопрос на самом деле настолько сложен, что на него просто нельзя ответить в одном-двух предложениях... А потенциальное влияние я мог бы оценить в 55, 60 или даже 70 миллионов долларов, если говорить обо всем 12-летнем периоде.

В общем, вот на ваш дурацкий вопрос - мой дурацкий ответ!

- Вы хотите сказать, что оцениваете прибыльность этой сделки с ФИДЕ для себя в сумму в 60-70 миллионов долларов за 12 лет?!

- Или считайте меня сумасшедшим. Сразу скажу, что $70 млн. - это максимально мягкий прогноз финансовой ситуации с моей стороны.

- Сколько вы будете получать по контракту с ФИДЕ?

- Доходы "Агон" - это 20% от общей прибыли. Маловато для России!

- Смотря для какой России: 20% - хорошая прибыль...

- В середине 90-х годов вас бы здесь не поняли.

- А каков сейчас капитал вашей компании и как пополняется ее бюджет?

- На сегодняшний день "Агон" живет на мои инвестиции.

- Скажите, а изучали ли вы опыт своих предшественников?

- Например?

- Тарасова, Каплана, Кока...

- А есть что-то, что я мог бы у них почерпнуть?

- Вы могли бы изучить их ошибки и понять, что они делали не так.

- Дело в том, что они... ничего не делали! У каждого было много идей, но они не делали ничего сами. Они каждый раз искали стороннего исполнителя.

- В этом заключалась их главная ошибка?

- Ошибка? Не было ошибок, потому что не было дел... Так, Каплан - прекрасный человек. Бессел Кок еще лучше, так как создал SWIFT. Он - настоящий бизнесмен! Но они ничего не делали. У них не было ошибок, но не было и успехов.

- Почему вы так уверены, что у вас обязательно получится?

- Есть много ответов на этот вопрос... Думаю, самый простой звучит правдивее остальных - я собираюсь трудиться. Мы с вами много говорим о деньгах, но я хочу перевести разговор в другую плоскость. Говоря о шахматах, в последние годы мы постоянно слышим, что кто-то инвестировал в шахматы 3-5-10 миллионов и этим - решил проблемы шахмат! Это говорит только о том, что никто не понимает, в чем же состоит проблема. А суть в том, что шахматы не нуждаются в миллионах.

Все, что нужно для того, чтобы сдвинуть шахматы с мертвой точки - это мысль, серьезная работа и профессионализм. Вы должны по-настоящему задуматься над проблемой, должны приложить усилия и знать, с какой стороны надо зайти!

- А вы знаете, с какой стороны зайти?

- Все мои идеи изложены на бумаге. Я ничего не скрываю. В том-то все и дело... Считаю, надо прекратить мечтать, надо просто работать! У нас все есть.

- Хорошо, что вы заключили договор с ФИДЕ. У всех у нас полно идей, что надо поменять в шахматах, но я не уверен, что это обязательно даст результат.

- Вы не уверены? (Задумывается.) Тогда я не возьму вас на работу! Работать со мной могут только те, кто верит в эффективность моего бизнес-проекта.

- Вы не думали, что будет, если ваша бизнес-модель не сработает в шахматах и вы не добудете эти деньги. У вас, на всякий случай, есть "план Б"?

- Да! Я буду продавать хот-доги в Вест-Бич, Калифорния. Спросите моих друзей: когда мы с ними делали "Афишу" - это самый амбициозный и, безусловно, красивый из проектов, которые я когда-либо осуществил в России, - у нас был момент, когда мы слишком сильно зависели от партнеров и были готовы к тому, что нас сожрут. В тот момент для меня все могло закончиться тем, что я уехал бы отсюда без копейки - и я уже готовил себя к роли продавца гамбургеров в том же Вест-Бич...

Если нынешний проект провалится? Я не знаю... Конечно, на этот раз разорение мне, к счастью, не грозит, - и я вряд ли буду ездить с тележкой по городу... Я тогда, наверное, открою "бутик" хот-догов, заведение для гурманов хот-догов!

- Когда я говорил с Сутовским, он рассказал, что вы хотите подать шахматы как тур классической музыки. Но вам не кажется, что тут могут возникнуть проблемы - как вы сами говорили, активная аудитория составит человек 300, а то и меньше? У вас есть рецепт борьбы с пустыми залами на шахматных турнирах?

- Да, на первоклассные концерты классической музыки собирается, как правило, полный зал, но гораздо больше людей слушают музыку по радио, на CD...

- Но люди, которые слушают музыку по радио, не платят за входные билеты!

- Есть устоявшаяся бизнес-модель, чтобы зарабатывать деньги на музыке. Вы не в курсе? Эта модель существует уже лет 150. Это касается не только Мадонны, на которую ходят стадионы, но и классических музыкантов, которые живут неплохо... Даже в России музыканты живут совсем неплохо, хотя тут все по-другому.

- Но хотите ли вы вернуть шахматного зрителя в залы?

- Нет, не обязательно. Я перед собой такой задачи не ставлю... Безусловно, есть часть людей, которые хотят присутствовать в зале, когда на доске разворачивается эта драма, спектакль, "кровная борьба" (произнося это слово по-русски, Эндрю аж приподнялся со своего места и сжал кулаки). А есть много людей, которых вполне устраивает следить за происходящим на компьютере, видеть оценки от движков и читать или слушать комментарии гроссмейстеров. Точно такой же выбор, как и в музыке: смотреть и слушать - это разный подход, но существует и то, и то.

Так, я знаю достаточно много людей, которые любят смотреть... теннис в записи. Им интересно, как развивалась игра, они изучают движения игроков и т.д. То же - и в гольфе, крикете, других играх, которые, казалось бы, принято смотреть живьем... А о футболе я вообще не говорю: эфирного времени, что уходит на "аналитические" передачи, требуется гораздо больше, чем на трансляции самих игр... Понятно, что в том же футболе зрители "делают кассу", но у нас иные способы заработка.

- Мне очень понравилась ваша идея с Гран-при. Вернее, не с самим Гран-при, а с теми городами, в которых будут проходить его этапы: Лиссабон, Мадрид, Берлин, Париж, а потом, как вы говорите, Гран-при поедет и в Америку, Азию... Вы хотите "познакомить мир с шахматами", вернуть их мировым столицам?

- Мир не надо знакомить с шахматами, он их отлично знает. Шестьсот пятьдесят миллионов людей играют в шахматы - кто-то чаще, кто-то реже, но они знают, что это такое. И это число постоянно растет. Я не могу сказать, что наша цель изо дня в день увеличивать это число - это задача ФИДЕ, и они упорно работают надо тем, чтобы довести эту цифру до миллиарда. Это прекрасная идея, и мы опосредованно будем им помогать, но наша цель немного другая. Создать запоминающееся шоу, о котором зрители и его участники вспоминали бы потом с удовольствием.

Мы хотим найти наиболее яркую и доступную форму для проведения турниров... Мы должны бить сразу по нескольким важнейшим аспектам: это и лучшие условия для игроков и зрителей, и максимально доступная для зрителей онлайн-трансляция, и работа комментаторов на нескольких языках. Ведь нам надо ориентироваться на то, что 99% "потребителей шахмат" находятся не там, где проходит турнир.

С одной стороны, им все равно, где проходит турнир, но мы должны дать понять им, где он проходит. Внести национальную изюминку - что-то, что им запомнилось бы. И они должны четко осознавать, что вот этот турнир проходит в Стамбуле, тот - в Лиссабоне, другой - в Эдинбурге и т.д. А методы "мифологизации" событий хорошо отработаны в других видах спорта, нам надо лишь эффективно их перенести.

- Но получается, что основные усилия вам придется прилагать для аудитории в сети. Так ли уж важно с этой точки зрения ездить по мировым столицам?

- Мы должны все сделать красиво. Выдать шоу! Национальный колорит будет в нем играть не последнюю роль. И с этой точки зрения самому турниру обязательно проходить в узнаваемом месте, а самим игрокам сосредоточиться не только на том, как лучше двигать фигуры по доске. Им предстоит стать элементами шоу.

- То есть, вы собираетесь порушить уже годами сложившийся уклад и залезть к ним "на кухню": показать, чем они занимаются дома, как проводят свое свободное время или что делают, когда покидают турнирную сцену?

- Да! И это гораздо лучше делать где-нибудь в Берлине или Париже, чем, прошу прощения, в Липецке, Лидсе или Дюссельдорфе... То, как мы собираемся подавать соревнования, должно решительно отличаться от той "картинки", к которой все уже привыкли, и которая не привлекает большого внимания. Мы должны сделать нечто яркое и энергичное, что покажется интересным миллионам во всем мире.

Здесь нужна креативность, энергия, действие... Все то, чего шахматам пока явно недостает. Конечно, никому не интересно смотреть по 5-6 часов на то, как люди не делают ничего - сидят за доской и думают. Но если дать зрителю что смотреть, то у шахмат может быть вполне привлекательная история с телевидением...

Шахматисты могут, да они просто обязаны быть узнаваемыми. И оставьте пока в покое фигуры, со временем дойдет дело и до них. Мы же должны сделать продукт, который спонсор захочет купить, который захочет разместить свою рекламу. Вы не сможете ничего продать до тех пор, пока будете торговать устаревшими формами, объяснять историческую ценность шахмат, не пытаясь найти для них подходящего конкретного воплощения. Потребитель прост, ему не надо все усложнять.

- Но встает вопрос: захотят ли шахматисты пускать вас на свою кухню?

- Это философский вопрос. Не захотят - сами же и останутся за бортом... Думаю, в большинстве своем это - грамотные ребята, которые понимают, что мы работаем на них, на их имидж, узнаваемость. Это будет выгодно обеим сторонам.

- Собираетесь подписывать индивидуальные контракты с игроками?

- Да, конечно. Мы собираемся строить профессиональные отношения.

- Как понимаю, вы персонально встречаетесь с ведущими игроками?

- Я уже встречался с Карлсеном... И ему понравились идеи. А на очереди - новые встречи. Я не буду сидеть на месте и ждать. Надо работать, действовать.

- И... вы не собираетесь держаться за дурацкие условности?

- Что вы имеете в виду?

- В данном случае я - о турнире претендентов в Лондоне. Если бы это зависело только от ФИДЕ, он обязательно прошел бы в точно установленные сроки, сорвав финал Grand Slam в Бильбао и London Chess Classic... Вы же, как понимаю, после переговоров с их организаторами перенесли этот турнир на март 2013-го.

- (Разводит руками.) Считаете, это такой принципиальный вопрос?

- В свете обычной несговорчивости ФИДЕ в подобного рода вопросах и упорного следования "своему курсу", невзирая ни на что - это настоящее чудо!

- Для меня это несущественно, но для других - да! Да, я общался и с ребятами из Бильбао, и с Малькольмом Пейном в Лондоне, который хотел чуть ли не отменять в этом году свой турнир - слишком мало времени было бы между событиями.

Что касается ФИДЕ, то как я уже говорил, история не так важна для меня. Я - не ФИДЕ и я не живу прошлым. "Агон" - это коммерческая организация, у которой есть контракт. У нас есть план мероприятий, которому мы четко следуем, но если в него можно внести коррективы, которые устраивают все стороны, почему нет?

Если решение перенести кандидатский турнир с октября 2012-го на март 2013-го порадовало столько людей, это здорово! Это нормальное решение. Всегда решают разумные доводы и добрая воля. Мне, я подчеркиваю, было все равно...

- В этой связи вопрос: идя на различные уступки другим организаторам, мотаясь на встречи с ведущими шахматистами мира, проявляя готовность свою обсуждать с ними любую мелочь, вы пытаетесь создать какой-то образ? Человека, который во многих вопросах готов пойти на компромисс, но который в ответ в нужный момент потребует у них нечто взамен? Вы хотите быть для них "добрым дядей"?

- (Хохочет.) В своей жизни я всегда пытаюсь быть "добрым дядей". И... всегда это оборачивается огнем в мою сторону! Ты улыбаешься им улыбкой Чеширского кота, а в ответ получаешь какие-то козни. Это закон жизни, и от этого никуда не уйти. А поэтому я буду пытаться строить свои отношения как обычно, я буду пытаться все делать, как привык - максимально хорошо и последовательно, - о том же, что меня ждет в шахматах, не имею ни малейшего понятия. Я ничуть не удивлюсь, если кто-то представит меня в качестве черта, который пришел разрушить их мир...

 

Наши интервью

Левон АРОНЯН
Сергей МОВСЕСЯН
Александр МОРОЗЕВИЧ
Игорь БОЛОТИНСКИЙ
Василий ИВАНЧУК
Виши АНАНД
Никита ВИТЮГОВ
Виктор КОРЧНОЙ
Василий ИВАНЧУК
Александр ХАЛИФМАН
Юрий РАЗУВАЕВ
Владислав ТКАЧЕВ и Татьяна КОСИНЦЕВА
Екатерина КОРБУТ
Руслан ПОНОМАРЕВ
Светлана МАТВЕЕВА
Сергей КАРЯКИН
Александр РОШАЛЬ
Гарри КАСПАРОВ
Юдит ПОЛГАР
Веселин ТОПАЛОВ
Вишванатан АНАНД
Веселин ТОПАЛОВ
Сильвио ДАНАИЛОВ
Александр НИКИТИН
Теймур РАДЖАБОВ
Василий ИВАНЧУК
Эмиль СУТОВСКИЙ
и другие

Параллели

Илья Одесский:
«Прошу к столу!»
«Под рождество»
«Пара хорошо начищенных ботинок»
«Ни слова о шахматах»
«Даже не лжец»
«Вступление / Топалов project»

Марк Глуховский:
«Белое и черное»
«Линарес без Каспарова»
«Просто песня»
«О роли личности»
«Умный камень»
«Особенности национального исхода»

Каспаров уходит...

Александр Никитин:
«Я зову его Дон Кихотом»

Марк Глуховский:
«Своевременный подвиг»

Михаил Савинов:
«Умерли или освободились?

Евгений Атаров:
«Реквием по мечте»

Гарри Каспаров:
«Всему есть предел!

ФИДЕ, будущее шахмат

Р.Касымжанов:
ответ на статью С.Данаилова

С.Данаилов:
«Фантазия, паранойя, реальность…»

А.Девяткин:
«Топалов. Факты и домыслы»

Г.Макропулос:
«Фиде поддерживает женские шахматы»

С.Шипов:
«Фиде против шахматисток. Игра на выживание»

Николай Власов:
«Скучно (о шахматной политике)»

Михаил Савинов:
«Ходарковский и Березовский…»

Сергей Загребельный:
«За самодостаточность шахмат!»
«Шахматисты должны играть...»

«Жизнь 'по понятиям' мы устроили себе сами!»

Михаил Голубев:
«Почему молчат россияне»

Валерий Аджиев:
«Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг»

Николай Власов:
«Возможны варианты» (ответ)
«Еще раз о королях и капусте…»

Константин Ланда:
«Еще один неизвестный в головоломку…»

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум