воскресенье, 26.03.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Чемпионат США28.03
Kortchnoi Zurich Chess Challenge12.04
GRENKE Chess Classic15.04

Интервью

Валерий Асриян,
журналист

Татьяна ЗАТУЛОВСКАЯ: "Я ИГРАЛА С ШАХМАТИСТКАМИ ЧЕТЫРЕХ ПОКОЛЕНИЙ"

Мое знакомство с международным гроссмейстером, заслуженным мастером спорта СССР Татьяной Затуловской состоялось почти полвека назад, в 1963 году, когда в Баку, где и я, и она тогда жили, проходил очередной женский чемпионат страны по шахматам. Я занимался в ту мою студенческую пору в шахматной секции Бакинского Дома офицеров, руководимой замечательным наставником Владимиром Андреевичем Макогоновым. Он же был тогда и постоянным тренером Затуловской. Он и познакомил нас, когда однажды она посетила наши занятия, чтобы о чем-то переговорить с Макогоновым. Она приветливо улыбнулась мне, а я - начинающий шахматист - смущенно пожал протянутую ею (чемпионкой СССР!) руку и сказал: «Мы все очень болеем за Вас, хотим, чтобы Вы обязательно заняли первое место». «Постараюсь, - ответила Затуловская и после короткой паузы добавила. – Тем более, что я и сама этого хочу».

К сожалению, стать второй год подряд чемпионкой СССР ей не удалось, хотя она была очень близка к этому. Выиграв в последнем туре трудную партию у Валентины Борисенко, она догнала Майю Раннику и разделила в итоге с ней 1-2 места. Но вот дополнительный матч за первое место, прошедший в Москве, бакинка, хотя и была объективно сильнее соперницы, проиграла – 2:4. Почему? С этого вопроса началось мое телефонное интервью с Татьяной Затуловской, которая живет сейчас в Израиле и с которой мы не виделись уже 20 лет.

- Почему я проиграла? Может быть оттого, что недооценила противницу. Но главным образом, наверное, оттого, что рядом со мной не было Макогонова. Он был занят на своей работе в школе, где преподавал математику, и не смог поехать в Москву. А без него, без его так нужных мне советов я чувствовала себя очень неуверенно.

- А кто был Вашим первым тренером?

- Я пришла в шахматную секцию Бакинского Дворца пионеров и школьников довольно поздно – мне было уже 14 лет. А мой первый тренер – Азер Зейналлы – был всего на 5 лет старше меня. Вообще-то секцией руководил ее создатель Сурен Теодорович Абрамян (впоследствии заслуженный тренер СССР, воспитавший целую плеяду известных бакинских шахматистов, в том числе и гроссмейстера Владимира Багирова). Но Абрамян подключал к тренерской работе и своих учеников. Зейналлы был одним из них. Как шахматист он подавал большие надежды; между прочим, участвуя в одном из послевоенных всесоюзных юношеских первенств, победил Корчного, а в 1953 году выиграл чемпионат Азербайджана. Однако вскоре он отошел от шахмат и занялся наукой. Стал профессором, преподавал физику в университете. Но о шахматах все же не забывал и в 1981 году стал первым редактором бакинской шахматной газеты. А в 1983 году был руководителем делегации Гарри Каспарова во время его претендентского матча с Корчным. В 90-х годах Зейналлы эмигрировал в Израиль и здесь недавно умер. Вот такой была судьба моего первого тренера.

Но вернусь к 50-м годам. После Зейналлы со мной стал заниматься сам Абрамян. Сурен Теодорович был прекрасным тренером и много сделал для меня, для моего быстрого шахматного роста. Уже в 1954 году, когда мне было 18 лет, я дебютировала в женском чемпионате СССР в Краснодаре и выступила очень удачно – разделила 4-6 места с такими шахматистками, как чемпионка мира Елизавета Быкова и Кира Зворыкина. Но понадобилось 5 лет, прежде чем я стала призером всесоюзного чемпионата. В 1959 году разделила 2-3 места с эстонкой Сальме Роотаре. А в 1960 году я едва не выиграла чемпионат – разделила 1-2 места с Валентиной Борисенко, но проиграла ей дополнительный матч со счетом 3,5:4,5.

- У Вас была замечательная серия выступлений в чемпионатах страны того периода. С 1959 по 1966 годы Вы неизменно были в призовой тройке, а в 1962 году в Риге стали чемпионкой СССР. Видимо, это были лучшие годы в Вашей шахматной карьере, не так ли?

Чемпионат СССР 1968 года, Ашхабад
1 ряд: мама М.Санадзе, Н.Коноплева, М.Санадзе, Т.Белова, Н.Александрия, Т.Затуловская, NN, NN.
2 ряд: Т.Головей, NN, Н.Медяникова, В.Соколова, К.Скегина, Р.Эстеркина, А.Чайковская, Н.Русинкевич, Л.Руденко, Р.Билунова, Б.Билунов
3 ряд: О.Игнатьева, Е.Крюкова, К.Зворыкина, NN, Ю,Гурфинкель, О.Кацкова, Л.Старченко, М.Шуль (Литинская), NN, NN, М.Раннику

- Да. Это действительно были мои лучшие годы. И во многом мои успехи тех лет были связаны с тем, что, начиная с 1960 года, меня стал тренировать Владимир Андреевич Макогонов, один из лучших наставников страны. Он многому научил меня, особенно в области миттельшпиля. Только занимаясь с ним, я по-настоящему поняла, когда и какие фигуры надо менять и какие желательно оставлять. Владимир Андреевич научил меня серьезно относиться к своему здоровью, так как шахматные успехи часто зависят от самочувствия. Советовал регулярно заниматься физкультурой, что я и делала. Ссор и неурядиц с этим мягким, добрым человеком у меня никогда не было. Я часто с благодарностью вспоминаю его. Он – как бы часть той моей жизни, которая прошла в Баку.

- В годы сотрудничества с Макогоновым Вы были, несомненно, одной из лучших шахматисток мира, претендовали на право сыграть матч за звание чемпионки планеты. Могли бы получить это право?

- Наверное, могла. Но получилось так, как получилось, и ничего не изменишь. В своем первом турнире претенденток в 1961 году я сыграла не очень удачно – разделила 4-6 места. Могла, конечно, сыграть и лучше. Например, в совершенно выигранной позиции с полькой Конарковской я умудрилась при доигрывании «зевнуть» фигуру, хотя мы с Макогоновым тщательно проанализировали отложенную партию, и он показал мне четкий путь к победе. Но я почему-то сыграла по-другому и в итоге вместо «единицы» в таблице получила «ноль». Но объективности ради надо сказать, что в том турнире вне конкуренции была Нона Гаприндашвили, так что шансов на первое место у меня не было. А вот в 1964 году… Это был, наверное, самый драматичный турнир претенденток. Перед последним туром лидировала югославка Милунка Лазаревич, игравшая тогда очень сильно. Она на очко опережала меня и Аллу Кушнир, причем выиграла у нас обеих, и ей достаточно было сыграть вничью с американкой Грессер, которая ничем не блистала, чтобы стать победительницей турнира и завоевать право на матч с Гаприндашвили. Казалось бы, судьба первого места решена, но случилось неожиданное. Лазаревич проиграла Грессер! Мы же с Аллой одержали победы и догнали югославскую шахматистку, разделив в итоге 1-3 места.

Теперь все решал дополнительный двухкруговой турнир трех победительниц турнира. При равенстве очков предпочтение получала Лазаревич, имевшая лучший показатель по таблице коэффициентов. Так что ее шансы расценивались выше, чем мои и Кушнир. А после первого круга вновь показалось, что все решено – Лазаревич выиграла и у меня, и у Кушнир, а мы с Аллой сыграли вничью и отставали от нее на 1,5 очка! Но второй круг все перевернул. Вначале Кушнир выиграла у Лазаревич, потом обыграла и меня. Теперь все решала моя партия с Лазаревич. Меня вызвал руководитель нашей делегации и сказал: «Ну, Таня, вся надежда на тебя. Ты должна победить!» И мне удалось выиграть у Лазаревич. К сожалению, эта победа мне уже ничего не давала, зато она принесла первое место Алле, которая и получила право на матч с Гаприндашвили. Думаю, что этот турнир и чемпионат СССР 1962 года, где я заняла первое место – лучшие в моей жизни.

В турнире претенденток 1967 года вновь первой была Кушнир, а я, отстав от нее на очко, разделила 2-3 места с Валентиной Козловской. Кушнир оказалась для меня непреодолимым барьером и в 1971 году, когда мы встретились в полуфинале претендентских матчей. Начала я матч из рук вон плохо – проиграла подряд три первые партии. Но потом взяла себя в руки и выиграла две следующие. Теперь многое зависело от очередной шестой партии. Мне удалось добиться абсолютно выигранной позиции, но окончание я провела ужасно и не смогла реализовать огромный перевес. В результате – ничья, а выиграй я эту партию и сравняй счет, матч мог сложиться совсем по-другому. А так, расстроившись от упущенной победы, я проиграла седьмую партию, и разрыв в счете увеличился до двух очков. Мне удалось лишь сократить его в дальнейшем. В итоге я проиграла матч – 4,5:5,5. Пожалуй, это был мой последний шанс получить право на матч за мировое первенство с Ноной Гаприндашвили.

- А Вам очень хотелось сыграть с ней?

- Конечно! Это было бы венцом всего моего шахматного пути. И пусть я даже не выиграла бы его – объективно Нона была сильнее всех в то время – сам поединок за звание чемпионки мира, да еще с такой соперницей, представлял для меня огромный интерес независимо от его итога.

- А вот Кушнир – Вашей постоянной сопернице тех лет - повезло больше. Она сыграла три матча на первенство мира с Гаприндашвили, правда, все три проиграла. В чемпионатах СССР Вы ее, как правило, опережали, а в претендентских соревнованиях успех сопутствовал ей. Почему?

- Трудно ответить на этот вопрос. Мы с Кушнир играли в разные шахматы. Она была строгим позиционным шахматистом, я же любила атаковать, вести сложную комбинационную игру. Иногда это стремление к атаке меня подводило, я, что называется, заигрывалась, соперницы, в первую очередь Кушнир, этим пользовались. Алла меньше ошибалась, чем я, в ее игре не было таких необъяснимых промахов, которые случались в моих партиях. Словом, она была более спокойной, уравновешенной шахматисткой, и там, где накал борьбы был очень велик, например, в соревнованиях претендентов, где речь шла о мировом первенстве, именно эти качества помогали ей побеждать.

- Кого бы Вы могли выделить из шахматисток Вашего времени?

- Ну, конечно, самой яркой фигурой была Нона Гаприндашвили. Она совершила подлинную революцию в женских шахматах и оказала огромное влияние на игру всех других шахматисток. Нона первая после Веры Менчик стала играть в мужских турнирах, и ее примеру последовали и другие наши ведущие шахматистки, в том числе и я. Правда, мы выступали в этих турнирах довольно редко и не столь успешно, как Гаприндашвили, но каждая из нас, воодушевленная примером Ноны, старалась сыграть с представителями сильного пола как можно лучше, показать все, на что способна. Я, например, была довольна своим дебютом в мужском чемпионате Азербайджана. Конечно, на то, что составлю достойную конкуренцию лучшим мастерам республики, не рассчитывала, но в целом провела турнир неплохо, выиграла несколько хороших партий, во всяком случае, не провалилась. Мужчины совершают гораздо меньше грубых ошибок, чем женщины, у них более устойчивая нервная система, а это очень важно для шахматиста.

Я играла с шахматистками четырех поколений. Довелось встречаться с такими представителями старшего поколения, как Быкова, Зворыкина, Рубцова, Вольперт. Следующее поколение задавало тон в 60-х годах. Об Алле Кушнир я уже говорила. Она тогда, безусловно, была в мировых шахматах номером два после Ноны. Сильной шахматисткой была и Козловская, которую одно время тренировал такой замечательный наставник, как Игорь Бондаревский. Можно отметить и Майю Раннику. Потом появилось третье поколение, лидером которого была Нана Александрия. Ну, и наконец, четвертое поколение – это Майя Чибурданидзе, Нино Гуриели, Нана Иоселиани… Кстати, мне удалось в чемпионате СССР 1976 года, в котором я выступала не очень удачно, выиграть партию у 15-летней Чибурданидзе, спустя 2 года ставшей чемпионкой мира.

- В 1973 году Вы расстались с Баку и стали жить в Москве. Это как-то сказалось на ваших турнирных результатах?

- Сказался не сам переезд, а то, что я перестала работать с Макогоновым, и то, что в это время я подошла к критическому для шахматиста возрасту. Так что достижений у меня уже не было. Все главные победы остались в 60-х годах. А в 70-х, точнее во второй их половине, я играла уже просто в свое удовольствие.

С Людмилой Белавенец и Еленой Фаталибековой

Крепкий чай помогал одерживать победы

- А когда Вы уехали в Израиль?

- В 2001 году. Так что живу здесь, в маленьком городе Ашкелоне, на границе с Газой, уже 10 лет.

- Вы были дважды победительницей Всемирной шахматной Олимпиады в составе сборной СССР. А за сборную Израиля играли?

- Играла в различных командных соревнованиях, в том числе и на Олимпиаде. Наша команда состояла сплошь из бывших советских шахматисток. Борсук и Клинова приехали с Украины, Ботвинник (она носит фамилию мужа, не имеющего никакого отношения к Михаилу Моисеевичу Ботвиннику) училась в Москве, а откуда родом, не знаю. Выступили мы средне, но на успех и не рассчитывали.

- А где же Алла Кушнир? Разве она не в Израиле?

- Даже не знаю. Я ее не вижу, и все попытки найти ее ни к чему не привели. Так что, возможно, ее в Израиле, куда она эмигрировала в 1973 году, уже нет. К сожалению, умерла уже Клара Скегина, с которой мы так часто играли во всесоюзных турнирах времен нашей молодости. Что касается уровня женских шахмат в целом, то он в Израиле довольно низок. Израильские мужчины-шахматисты гораздо сильнее. Кстати, среди задающих тон – бывший мой земляк-бакинец Эмиль Сутовский, успешно выступающий в международных турнирах.

- Татьяна Яковлевна! Не сомневаюсь, что Вас помнят во всех бывших республиках СССР, и прежде всего шахматисты и любители шахмат Вашего поколения, все те, кто болел и переживал за Вас в пору Вашего, пусть так и не увенчавшегося успехом штурма шахматного Олимпа. Ваше имя по праву вошло в историю женских шахмат, так же, как и многие Ваши партии. Успехов и здоровья Вам!

- Спасибо!

Международный турнир в Челябинске, посвященный юбилею Киры Зворыкиной.
Сидят: Т.Затуловская, Н.Гаприндашвили, М.Лазаревич, М.Лозоватский (главный организатор), Н.Александрия, К.Зворыкина.
Стоят: Т.Шумякина, Е.Фаталибекова, В.Козловская, Р.Билунова, В.Дейнека (директор шахматного клуба). Л.Саунина, Л.Коган.

Участники празднования столетия четвертой чемпионки мира Ольги Рубцовой, ЦДШ, 2009 год.
Сидят: А.Королева, Л.Белавенец, Е.Фаталибекова (дочь О.Рубцовой), А.Костенюк, Н.Медяникова, Т.Затуловская, О.Кацкова.
Стоят: А.Кременецкий, Ю.Алехин, Е.Васюков, Т.Зайцева, К.Зворыкина, Л.Вольперт, Р.Билунова, М.Рубцов (сын О.Рубцовой), М.Рубцов (внук О.Рубцовой), А.Костьев, М.Архангельский, С.Железный.

Фото Бориса Долматовского.

Благодарим Римму Билунову за помощь с подписями к фото.

Наши интервью

Левон АРОНЯН
Сергей МОВСЕСЯН
Александр МОРОЗЕВИЧ
Игорь БОЛОТИНСКИЙ
Василий ИВАНЧУК
Виши АНАНД
Никита ВИТЮГОВ
Виктор КОРЧНОЙ
Василий ИВАНЧУК
Александр ХАЛИФМАН
Юрий РАЗУВАЕВ
Владислав ТКАЧЕВ и Татьяна КОСИНЦЕВА
Екатерина КОРБУТ
Руслан ПОНОМАРЕВ
Светлана МАТВЕЕВА
Сергей КАРЯКИН
Александр РОШАЛЬ
Гарри КАСПАРОВ
Юдит ПОЛГАР
Веселин ТОПАЛОВ
Вишванатан АНАНД
Веселин ТОПАЛОВ
Сильвио ДАНАИЛОВ
Александр НИКИТИН
Теймур РАДЖАБОВ
Василий ИВАНЧУК
Эмиль СУТОВСКИЙ
и другие

Параллели

Илья Одесский:
«Прошу к столу!»
«Под рождество»
«Пара хорошо начищенных ботинок»
«Ни слова о шахматах»
«Даже не лжец»
«Вступление / Топалов project»

Марк Глуховский:
«Белое и черное»
«Линарес без Каспарова»
«Просто песня»
«О роли личности»
«Умный камень»
«Особенности национального исхода»

Каспаров уходит...

Александр Никитин:
«Я зову его Дон Кихотом»

Марк Глуховский:
«Своевременный подвиг»

Михаил Савинов:
«Умерли или освободились?

Евгений Атаров:
«Реквием по мечте»

Гарри Каспаров:
«Всему есть предел!

ФИДЕ, будущее шахмат

Р.Касымжанов:
ответ на статью С.Данаилова

С.Данаилов:
«Фантазия, паранойя, реальность…»

А.Девяткин:
«Топалов. Факты и домыслы»

Г.Макропулос:
«Фиде поддерживает женские шахматы»

С.Шипов:
«Фиде против шахматисток. Игра на выживание»

Николай Власов:
«Скучно (о шахматной политике)»

Михаил Савинов:
«Ходарковский и Березовский…»

Сергей Загребельный:
«За самодостаточность шахмат!»
«Шахматисты должны играть...»

«Жизнь 'по понятиям' мы устроили себе сами!»

Михаил Голубев:
«Почему молчат россияне»

Валерий Аджиев:
«Классический чемпион Владимир Крамник... и вокруг»

Николай Власов:
«Возможны варианты» (ответ)
«Еще раз о королях и капусте…»

Константин Ланда:
«Еще один неизвестный в головоломку…»

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум