четверг, 19.04.2018
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07
 КНИГИ ОТ ВОРОНКОВА 
   «Не счесть алмазов в каменных пещерах - 3»
   «Не счесть алмазов в каменных пещерах - 2»
   «Не счесть алмазов в каменных пещерах»
   «Гастрономический оргазм»
(«Невозможное начало»)

   «Белые начинают и… играют!» («Дебют по Ананду»)
   «Компьютером – по лжи и лицемерию!» (Каспаров, IV том)
   «ФИШЕР плюс КАСПАРОВ – гремучая смесь!» («Мои великие предшественники» IV том)

 КНИЖНЫЙ АРХИВ С.В. 
   «Вот такой сумбур...»
   «Автопортрет учителя шахмат»
   «Энциклопедия 2-й свежести»
   «На "интуиции" не уедешь...»
   «Проект "Костров и Ко"»
   «Книг много, новинок мало»
   «Теперь в новой упаковке!»
   «Ох, и дорога ложка к обеду!»
   «"Терра": ставка на классику»
   «Искусство клонирования»
   «Легкий жанр и классика...»
   «Учебник шахмат Каспарова»

Rambler's Top100
Сергей ВОРОНКОВ,
журналист, редактор

«Белые начинают и… играют!»

  А.Халифман. Дебют белыми по Ананду: 1.е4 (в семи томах). – С.Петербург, Гарде, 2004–2005. – Тираж каждого тома 1000 экз.
  Том 1: 1.e4 e5 2.Nf3 (Редкие варианты. Латышский гамбит. Защита Филидора. Русская партия. Испанская партия без 3…а6). – 2004. – 280 стр.
  Том 2: 1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4.Ba4 (Испанская партия). – 2005. – 512 стр.
  Том 3: 1.e4 c6 2.d4, 1.e4 d5 2.exd5 (Защита Каро-Канн. Скандинавская защита). – 2005. – 368 стр.

  А и впрямь всё гениальное просто. Главное – ухватить идею, а там уже дело техники: только успевай подбрасывать в топку свежих поленьев и выдавать на-гора готовую продукцию. С таким названием и с таким автором книга была просто обречена на успех.
  В принципе идея выработки оптимального дебютного репертуара на примере творчества великого шахматиста – отнюдь не нова. Да любой начинающий мечтает взять себе кого-то за образец, но… мешает разница в классе. Понять, на каких нюансах строит свою игру в дебюте гроссмейстер элитного уровня, без соответствующей подготовки и опыта практически невозможно. Нужен посредник, «толмач», который сможет объяснить эти нюансы, – желательно тоже игрок элитного уровня. Но Халифман не был бы Халифманом, если бы взялся за столь масштабный проект, не имея перед собой сверхзадачи.
  На мой взгляд, изюминка всего проекта – идея соединить «просветительскую» работу с созданием дебютной энциклопедии, но не отвлеченно-академической, с массой «мертвых» сведений, а максимально отвечающей нуждам игрока-практика, который и так задыхается под грудой необработанной, профессионально не осмысленной информации. Настоящим ноу-хау стало включение в дебютную книгу новых, не прошедших еще практической обкатки идей, с подробным анализом возможных продолжений. Не встречал я пока в энциклопедических изданиях и примеров из игровых зон с экзотическими для таких книг ссылками вроде babylyub – LoMeister, ICS 1998. В этом видна не только скрупулезность автора, но и подчеркнутое нежелание присваивать себе результаты чужого, пусть и почти анонимного, интеллектуального труда (за любым ником стоит реальный человек). Согласитесь, редкое в наши дни качество.
  Просматривая уже вышедшие тома (всего их будет семь, а на подходе еще шесть томов серии «Дебют белыми по Крамнику: 1.Nf3»), я был приятно удивлен красивым оформлением, отличной белой бумагой и высоким полиграфическим качеством. Хорошее впечатление оставляло и содержание. Конечно, хотелось бы кое-что уточнить у автора, но звонить в другой город почти не знакомому человеку я как-то не решился (и, как оказалось, правильно сделал: мог «нарваться на грубость»). А тут как раз подвернулась оказия. Женя Атаров собрался передохнуть от трудов сайтовых в родном Питере – и получил от меня наказ задать при случае несколько вопросов Александру Валерьевичу.

  …Отставив в сторону кружку пива, Халифман первым делом поинтересовался, для какого издания он отвечает. Узнав, что для книжной рубрики Воронкова, гроссмейстер посуровел:
  – Для начала: мне не очень нравятся книжные обзоры на вашем сайте! Критики в них предостаточно, но только той, что не касается нашего Святого. А в книге Каспарова (он же – Плисецкий) промахов хватает… И когда на этом фоне господин Воронков охаивает творения моего тренера Несиса, это вызывает у меня очень грустные чувства. Вполне возможно, что Геннадий Ефимович выдавал печатный материал не самого высокого качества; лично мне показалось, что Каспаров не так далеко ушел от него в этом… Это не есть хорошо.
  Покончив с «официальной частью», Александр перешел к делу и поведал даже больше, чем я надеялся узнать.

  – Как возникла идея серии, как она будет реализовываться и на что она претендует?
  – Шел я однажды по Адмиралтейскому проспекту, было мне тяжело – и подумал: вот я играю в шахматы, а есть же другие люди, которые играют в шахматы и хотят научиться делать это лучше. Интернет к тому моменту уже плотно вошел в нашу жизнь, и мне стало ясно: люди готовы молиться на своих героев! И каждый из них, независимо от собственных предпочтений, готов слепо копировать и ставить дебют именно так, а не иначе. Да, времена изменились – у каждого теперь есть база данных, но люди, несмотря ни на что, готовы играть в дебюте как Крамник, Каспаров, Карпов, Ананд… Им это интересно! Но без посторонней помощи сориентироваться в бездне дебютных вариантов весьма непросто. Допустим, я всю жизнь «молюсь» на Ананда, но в ответ на 1.e4 по странному стечению обстоятельств всегда отвечаю только 1…h6?!
  Словом, мне показалось, что эта тема может быть очень заманчивой. И не только потому, что книжки, безусловно, будут продаваться, но и потому, что благодаря им кто-то может стать чуть ближе к своему кумиру.
  – На что был сделан упор: на широту охвата или на «усвояемость» материала?
  – Мне захотелось в них больше вместить. Безусловно, не профессионалу невозможно (даже профессионалу будет трудно) проглотить такой объем информации. С другой стороны, взяв такую торговую марку как «дебют по Ананду» или «дебют по Крамнику», нельзя просто написать: «Если вы сыграли 1.Nf3 и получили в ответ 1…f5, то стоит сыграть 2.g3!», а дальше, мол, уж как-нибудь разберетесь. Это было бы недостойно взятой планки. Я старался смотреть не только в глубину, но и в ширину. Возможно, у меня не очень получилось, но я, во всяком случае, постарался это сделать. Как говорил МакМёрфи в «Пролетая над гнездом кукушки»: «Я, по крайней мере, постарался». Пускай попробует кто-нибудь другой, может, у него получится лучше, чем у меня…
  – Эта дебютная серия – энциклопедия или все-таки учебное пособие?
  – Эти книги претендуют и на то и на другое. Мне кажется, что резюме, которые присутствуют в конце каждой главы, достаточно популярно объясняют читателю суть того или иного варианта. Я не готов говорить, что авторы других дебютных книг чего-то недопонимают, но… перед вами серьезная, качественная работа. Саморекламой заниматься не хочу, скажу только: эти книги хорошие, в них я полностью вложил свое понимание шахмат!
  Впрочем, судить читателю. По поводу тех томов, что уже вышли, к нам приходят разные мнения. Я не претендую на истину в последней инстанции – слава Богу, один шахматист меня уже обыграл, следуя моим же собственным рекомендациям! На мой взгляд, книга хороша тем, что дает путеводную нить, направления для самостоятельной работы.
  – На кого рассчитана эта серия? На любителя или на профессионала?
  – Она может быть полезной как шахматисту первого разряда, так и игроку уровня 2500. Я получал положительные отзывы и от тех и от других.
  – Насколько содержание книги соответствует названию? На первом месте будет вариант, который играет Ананд, или тот, что считает «правильным» Халифман?
  – Безусловно: что гроссмейстер Халифман считает более правильным, то и идет на первом месте. Потому что, хоть Виши и гений, но он иногда ошибается. Я не стану повторять путь тех «авторов», которые на 100 процентов ориентируются на решения, принятые Анандом, не подвергая их ни малейшему критическому анализу: дальше топайте сами! При всех своих талантах Виши не может знать о шахматах всё; я стараюсь воспринимать его творчество критически.
  Зачем тогда была бы нужна моя книга, если бы человек с базой партий Ананда мог сам, без посторонней помощи, выстроить «идеальный» дебютный репертуар? В книге масса партий и других шахматистов, да что партий – там много принципиальных дебютных анализов!
  – Не жалко отдавать «за просто так» свои разработки, важные анализы?
  – Мне скоро 40 лет, я уже старенький… Достаточно посмотреть наверх, чтобы увидеть там совсем юных ребят – Раджабова или Карякина. А это со всей отчетливостью убеждает меня, что шахматы стали скорее физическим, чем интеллектуальным видом спорта.
  – Человек, который берет в руки «Дебют по Ананду» или «Дебют по Крамнику», видит, как играть белыми. Нет мысли написать серию о том, как играть черными?
  – Все-таки по жизни я – белоцветчик! Когда-то давно я написал книжку «Дебют за черных по Карпову», но она была минималистская: как выходить из дебюта с минимальными потерями. Когда-то Хосе Рауль сказал, что шахматы – это ничейная игра. Всей своей карьерой я старался доказать обратное и теперь тоже хочу, чтобы молодежь отдавала все силы, штурмуя белыми бастионы черных, а не делала ничьи в 20 ходов, обладая правом выступки!
  – Раузер в 30-е годы продекларировал: «1.e2-e4, и белые выигрывают!» Каков лозунг «белоцветчика» Халифмана?
  – Белые начинают и… играют! Шахматы – это игра, в нее надо играть, а не искать тихих заводей. А кто не готов играть по-настоящему, тот пускай отдыхает.
  – Мог бы назвать своих соавторов – тех, кто помогает переработать такой объем?
  – Соавторов есть! Не хочу никого обидеть, но прежде всего хочу поблагодарить издателя Сергея Соловьева (не путать с мастером С.Соловьевым). А из шахматистов наибольший вклад в работу внесли в первую очередь гроссмейстер Алексей Безгодов и международный мастер Сергей Климов.

  После такого «рекламного ролика» мне не остается ничего другого, как плавно перейти к имеющимся недочетам, тем более что Халифман напоследок обронил: «Конструктивная и объективная критика приветствуется». Постараюсь быть конструктивным и объективным.
  Начну с верстки. В целом довольно профессиональная, хотя, на мой вкус, слишком механическая: такое ощущение, что компьютерная программа верстала… без участия человека. Понимаю, что это не так, но удивляют десятки висячих строк (бывает, на одном развороте по две) – это когда последняя строка абзаца вылезает на соседнюю колонку, что является браком в работе. Исправить такие вещи для профессионала не составляет труда. Может, очень спешили с выпуском?
  И еще о внешнем виде. Прекрасно, что автор не скупится на словесные объяснения, щедро делится с читателем своими знаниями и опытом, но временами он как бы «берет тайм-аут». Тогда страницы книги начинают напоминать компьютерные распечатки (этим грешат сейчас многие авторы, включая и Каспарова с Корчным). Иной раз идет колонка, а то и целая страница вариантов без единого слова; яркий пример – стр. 246–247 в 3-м томе. Но что хорошо для компьютерной базы, не хорошо для книги. Тем более если она рассчитана, как указано в аннотации, «на шахматистов любой квалификации – от начинающего до гроссмейстера». Да начинающий, глянув на слепые столбцы ходов, да еще с подвариантами типа a3b1, a3b2 и a3b3, в испуге закроет книгу! И, кстати, если автор действительно думал о начинающих, то просто необходимо было привести в начале книги список «информаторских» знаков, которые в изобилии рассыпаны по тексту, включая и весьма редкие.
  Вообще, если честно, получилось нечто среднее между книгой и базой данных. Видимо, это отражает веяние времени. Похоже, всё идет к тому, что шахматные книги тоже переселятся в виртуальное пространство, под бочок к уже обосновавшимся там газетам и журналам. Дело за малым – удобным программным обеспечением, которое позволит читать книгу по экрану монитора, а все встречающиеся по ходу текста варианты оперативно «просматривать» с помощью мышки, не тратя время на «ручное» передвижение фигур по доске.
  Хотя начиная со 2-го тома в выходных данных появился корректор, на количестве опечаток (Болган, Малнюк, болшая, оффсайд…), пропущенных и лишних запятых это не сильно отразилось. Плохо и с унификацией. Есть, например, в 70 годах, в 70х, в 70-х (верно именно так) и даже в семидесятых; есть и 12-й ход, и двенадцатый ход; есть и 19-й век, и XIX век; годы даются зачем-то со «старорежимным» наращением: в 1984-м году, хотя так пишут только при отсутствии слова «год»; но забавнее всего выглядит «в XXI-м веке»! То идет с7-с6 или h2-h4, то просто с6 или h4; то «с перевесом белых», то «с перевесом у белых»; у линий и пешек вообще анархия: есть и пешка “с”, и пешка с; и линия “d”, и линия d; наряду с обычной пешкой h7 встречается и пешка “h7”… Кавычки – отдельная песня. Они облепили самые безобидные слова и выражения: очень «ядовитый» ход, завершающий «штрих», конь «открывает дорогу» слону, ладья «уступает место», тактические «наскоки», грозят «поймать» коня, заманчивая «охота» на слона, довольно «пресная» позиция, «табия» варианта, «тайный» смысл хода, «испортить» пешечную структуру, оборонительная «конструкция», «механизм» атаки, «запертое» положение ладьи, логичная «мобилизация сил»… Но апофеозом стала фраза: «Смысл такой идеи – вызвав «окостенение» белого центра, то есть «выманив» пешку на f4 и «подождав» построения пешек d4-e5-f4, контратаковать его»!
  Полный разнобой в подаче персоналий. Есть и «чемпион мира В.Смыслов», и «экс-чемпион мира В.Смыслов», и «Василий Смыслов», и «гм Смыслов». Есть «многоопытный гроссмейстер В.Корчной», «гроссмейстер Виктор Корчной» и «гм В.Корчной». С «великим английским шахматистом Г.Стаунтоном» соседствует «М.И.Чигорин», а с «чемпионом мира Петросяном» – «легендарный чемпион мира Роберт Фишер». Петросян так ни разу и не назван по имени, как и Ласкер, Тарраш, Флор, Лилиенталь, Бронштейн, Портиш, Симагин, Фурман, Багиров, Свешников, Юсупов, Долматов, Бологан… «Обошлись» инициалами шахматисты, чьими именами названы целые системы и варианты, рассмотренные в книге: Бетиньш, Брейер, Авербах, Холмов, Романишин… Нет имен у Топалова с Лотье, при этом пяток Анатолиев Карповых (по два на одной странице!), несколько Петеров Леко, по паре Владимиров Крамников и Алексеев Шировых… Я так и не понял, почему кого-то удостоили полного титула, кого-то – имени, кого – двумя инициалами, кого – только одним, кого – словом «гроссмейстер», а кого – просто «гм»?
  Это сухое, обезличенное «гм» прилично только казенной бумаге. «Великолепная игра гм Лотье». Разве ж так хвалят? А как вам такой изыск: «Перспективная идея гм О.Романишина, по мнению, сыгравшего так же с успехом, гм П.Леко»? Впечатляет и: «Крупнейший специалист защиты Каро-Канн гм Анатолий Карпов». Особенно на фоне идущей почти следом фразы: «Крупнейший знаток защиты Каро-Канн гроссмейстер Дреев». Так кто из них более «крупнейший»?!
  Случай из той же оперы. «Редакция варианта Графа-Ненашева». Через страницу читаем: «Эта схема по праву может быть названа «вариант Графа (Ненашева)» – этот гроссмейстер внес огромный вклад в ее изучение». Какой гроссмейстер? Граф или тот, что в скобках?
  Словом, литературный редактор книге тоже не помешал бы. Признаться, даже обидно, что такая добротная, качественная работа не была «доведена до ума». Нет четкости даже в том, от чьего лица написана книга. Предисловие к 1-му тому – от первого лица, ко 2-му – уже от «мы». Да и по тексту: то «я возьму на себя смелость» – то «мы предлагаем», то «я рекомендую», «мне не удалось найти» – то «предложенную в нашей книге», «мы хотим предложить идею». И к читателю обращаются то запросто: «вы их увидите», то высоким штилем: «если Ваш противник», «как Вы видели»…
  Теперь еще об одном ноу-хау, которого я до сих пор в книгах не видел. Надо сказать, что ощущение компьютерной распечатки в немалой степени создают фамилии игроков и города, написанные латиницей. Сначала я не мог понять, зачем это сделано, но потом дошло: если вас заинтересовала какая-то партия, вы легко можете найти ее по базе данных – там-то всё латинскими буквами, а попробуй воспроизведи правильно какую-нибудь незнакомую фамилию или неизвестный город, если перед тобой только их русское написание.
  Однако попытки соединить латиницу с кириллицей выглядят комично. «Topalov играл 21.fe». Или: «В матче Karpov – Kasparov…» Или: «Такой известный эксперт по системе Брейера как гроссмейстер Giorgadze не смог…» Или: «Ананд в партии с Найдишем, Dortmund 2003, играл…» Бог с ним, с нелепым сочетанием «французского с нижегородским», но фамилию-то Naiditsch можно было воспроизвести правильно, тем более что бывший рижанин Аркадий Найдич шахматист довольно известный. Фамилия нынешнего чемпиона мира ФИДЕ – Касымжанов, а не Касымджанов, хотя буква «d» в латинском написании действительно есть. А как вам перлы: «Экспериментальный ход гм Камински» и «ход, предложенный гм Ведберг»? Уж если приводить фамилии по-русски, то их надо и склонять в соответствии с нормами русской грамматики: «ход гм Каминского» и «ход, предложенный гм Ведбергом» (в противном случае Ведберг – особа женского пола). Или: «Идея гм Сульскиса». Вообще-то он Шульскис. И Уителки на самом деле Уйтелки. И нет никакого «австрийского мастера Волкманна». Он Volkmann, что в переводе с немецкого – Фолькманн.
  Но это так, цветочки. А вот и ягодка: «Согласно мнению гм И.Кордоба…» Вы о таком слыхали? Вот и я удивился. Потом подумал: да этих «гм» сейчас столько, разве всех упомнишь? Хотел уже дальше листать, но на всякий случай решил посмотреть, чья партия-то. И вижу: Illescas Cordoba – Karpov… Да это ж Мигель Ильескас! Вот уж поистине, родили «не мышонка, не лягушку, а неведому зверушку».
  «Еще в 1561 году испанский священник Ruy Lopez в своей книге Libro del Ajedrez систематизировал варианты…» Почему бы не просто Рюи Лопес, как до этого Франсуа Филидор и Джоакино (а не Джоаккино, как в книге) Греко, а название манускрипта дать полностью и по-русски: «Книга об изобретательности и искусстве игры в шахматы»? Не все же читатели полиглоты… Или вот следом за «защитой Алапина» вдруг идет «защита Cozio» – ну и написали бы «защита Коцио», все равно непонятно, о ком речь.
  Ладно, решили давать всё латиницей – давайте. Но хоть следите, чтобы не было разночтений, а то ведь каких только «дуалей» нет (выделены попадания в «яблочко»): Nurnberg – Nuernberg – Nuremberg; Oostende – Ostend – Ostende; Gotegorg – Gioteborg – Gothenburg; Monako – Monaco; Wijk – Wijk aan Zee; Sobota – Rimavska Sobota; Herculane – Baile Herculane; New Deli – New Delhi; Petersburg – St.Petersburg; Palma de Mallorka – Palma de Mallorca; Calvia de Mallorca – Calvia; Lahucovice – Luhacovice; Arhus – Aarhus; Wageninge – Wageningen; Danmark – Denmark; Hungaria – Hungary; Finlandia – Finland; Frankreich – France; Capablanka – Capablanca; Sutovskij – Sutovsky; Holmov – Kholmov; Smeikal – Smejkal; Kobalija – Kobalia; Bivshev – Byvshev; Neshmetdinov – Nezhmetdinov; Osmolovsky – Bonch Osmolovsky; Zukhovitsky – Zhukhovitsky; Duekstein – Duckstein; Pushkansky – Pukshansky… Не говорю уж о банальных очепятках: Austalia, Gemany и т.д.
  Не лучше обстоит дело и с иностранными словами: то simul (в смысле сеансовая партия), то simultan; то Email, то email; то COMP (в смысле компьютер), то Comp, то Com, а то и вовсе без всякого уточнения, просто Anand – Genius2…

  Вечно я так. Даже похвалить толком не могу. Помню, к нам в «Шахматы в России» после выхода очередного номера заглядывал один «друг редакции» и вываливал прямо с порога: «А вы знаете, что у вас на 35-й странице не тот инициал?» – и начинал листать журнал в поисках нужной страницы… Черт побери! Целый месяц пашешь с утра до вечера, даже дома по ночам чего-то редактируешь, хочешь сделать номер как можно лучше, интереснее, а этот приходит и – «У вас опечатка!» И ведь не со зла говорил, а просто шибко въедливый был…
  Вот и я «за деревьями леса не вижу». Нет чтоб сказать: «Ребята, какую хорошую книгу вы сделали! Живую, откровенную, так и просится на полку. Настоящая профессиональная работа. Побольше бы таких! А то и писать-то в рубрике не о чем…» Ладно, учту на будущее.