суббота, 19.08.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Grand Chess Tour. Сент-Луис13.08
Кубок мира02.09

Картотека

Марк ДВОРЕЦКИЙ,
заслуженный тренер СССР

ЛОВУШКИ ДЛЯ КОММЕНТАТОРОВ

Время от времени я получаю письма, авторы которых предлагают уточнения и дополнения к опубликованным мною анализам, а иногда в журналах или на интернетовских сайтах печатаются статьи аналогичного содержания, что каждый раз вызывает у меня двойственные чувства. На одной чаше весов "перфекционизм": я всегда рад улучшить свои тексты (для будущих публикаций), учебные материалы (для лекций и занятий с учениками), а потому благодарен авторам писем и статей. На другой чаше - лень-матушка: ведь аналитическая проверка новых аргументов и внесение необходимых изменений – работа, требующая порой немалых затрат времени.

Во многих случаях ценнейшие замечания делаются отнюдь не гроссмейстерами. Так, например, в свое время в результате письма швейцарского любителя Иоханнеса Штекнера и дальнейшего обмена мнениями между нами была кардинально пересмотрена теория важных для шахматистов-практиков ладейных окончаний с лишней пешкой на фланге, что, разумеется, существенно повлияло на содержание соответствующей главы в моем "Учебнике эндшпиля". Многие открытия американца Чарльза Сулливана, увлекающегося компьютерной проверкой публикующихся анализов, отражены в моих статьях на сайте Chesscafe.com и включены в книги или будут включены в их будущие издания.

Некоторую корректировку в свои материалы я внес и после появления на сайте Chesspro.ru статьи кандидата в мастера Александра Малиенко "Любительское решение гроссмейстерской головоломки", посвященной анализу кульминации увлекательного поединка Ананд – Карпов (Лас-Пальмас 1996). Речь идет о следующей позиции, в которой Ананд выигрышу пешки 21.Rxd5 предпочел смелую жертву слона на h7.

Но в целом статья Малиенко представляется мне неудачной по нескольким причинам.

Во-первых, отправной точкой для него послужил мой материал, опубликованный на сайте Chesspro.ru в июле 2006 года. В нем я сопоставил выводы, сделанные ранее несколькими превосходными комментаторами (среди них Вишванатан Ананд, Михаил Гуревич, Игорь Зайцев), проверил их, добавил собственные варианты. К сожалению, Малиенко не знал, что при подготовке второго тома книги "Учебник-практикум для будущих чемпионов", опубликованной в 2008 году, я заново проверил свои анализы, внес ряд существенных исправлений и дополнений. В результате многие варианты в его статье стали по существу "изобретением велосипеда", повторяя напечатанное в книге. А кое-где он, напротив, повторил прежние неточности, которые в книге уже исправлены.

Во-вторых, вывод Малиенко о том, что даже при лучшей защите наступление белых должно было привести к победе, по меньшей мере, спорен, а скорее всего просто неверен (в этом мы убедимся позднее). А если так, то утрачивается главная идея, главный стержень его публикации. Реальные находки автора оказываются всего лишь уточнениями в нескольких не слишком существенных побочных вариантах.

В-третьих, сомнительны многие его высказывания: от оценки позиций, возникающих в конце некоторых разветвлений, и до более общих суждений. Шахматисты не слишком высокой квалификации способны находить конкретные варианты, не уступающие в глубине и точности гроссмейстерским (ведь компьютерные программы, указывающие сильные ходы, у всех у нас одни и те же), а порой и превосходящие их, если дадут побольше времени компьютеру поработать над той или иной позицией. Но вот осмыслить полученные результаты таким шахматистам сложнее – вследствие нехватки класса и опыта.

Вот например: после 21.Bxh7+! Kxh7 Ананд сыграл 22.Qh5+ Kg8 23.Rb3. Игорь Зайцев рассмотрел перестановку ходов 22.Rb3?!. Он доказал, что черным плохо при 22...f6? 23.Rh3+ Kg8 24.Ng6 и 22...g6?! 23.Qg4, хотя во втором случае, после 23...Kg7!? (вместо изучавшегося гроссмейстером 23...Bc8) от белых потребуется немалая точность, чтобы доказать свое преимущество. А значит, делает вывод Зайцев, черным следует избрать 22...Kg8, что после 23.Qh5 сводит дело к позиции, получившейся в партии.

Я высказал мнение, что белым нет смысла изучать за доской эти варианты. Малиенко не согласен:

В практической обстановке, учитывая цейтнот Карпова, задумка Зайцева могла усложнить задачу черных... Да, конечно, но при условии, что Ананд уже знаком с результатами анализа Зайцева и задачу предстояло решать только черным. В действительности, если бы Ананд захотел изучить последствия 22.Rb3, ему пришлось бы потратить время и силы, рассчитывая очень непростые варианты, а практичный Карпов, столкнувшись в условиях цейтнота с неожиданностью, наверняка "поверил" бы сопернику и сразу пошел бы на позицию, которая все равно могла и должна была получиться. Вся работа Ананда оказалась бы ненужной.

Для опытного шахматиста это очевидно, и любителю в таких случаях не стоит вступать в спор с профессионалом, они находятся в разных весовых категориях. Спорить имеет смысл, лишь если профессионал сморозил явную чушь (такое, конечно, тоже случается), или на основании новых важных находок, корректирующих восприятие создавшейся позиции. Кстати, Малиенко действительно предложил не рассматривавшуюся ранее отличную возможность 22...Rh8!, после которой проблемы возникают уже у белых. Однако существование такой возможности, очевидно, только усиливает мою позицию.

После случившихся в партии ходов Анатолию Карпову предстояло сделать труднейший выбор.

Помимо избранного им продолжения 23...Bxe5?, комментаторы рассмотрели также 23...Bc8, 23...Qc8 и 23...f6. Варианты возникают исключительно сложные, ясных позиционных ориентиров нет, оценить последствия того или иного решения совершенно невозможно. Истину (да и то, возможно, не окончательную) удается установить лишь в результате кропотливого исследования, чем и занялись аналитики.

В первую очередь изучался ход 23...Bc8, препятствующий попаданию ладьи на h3. Белые отвечают 24.Rg3. После того, как было доказано, что 24...Qe7 25.Bg5!? или 25.Bh6! приводит к решающему перевесу белых, внимание переключилось на остроумную идею 24...Ra3!?, предложенную голландским шахматистом Мартином де Зуером и, вероятно, независимо от него, гроссмейстером Михаилом Гуревичем. Они подметили, что в случае 25.f3 Qe7 положение пешки на f3 осложняет белым ведение атаки. А жертва ладьи 25.Rxg7+! показалась всем комментаторам, в том числе, и мне, достаточной лишь для вечного шаха. Однако, работая над книгой, я пересмотрел оценку, найдя два существенных усиления за белых. Тремя годами позднее их привел в своей статье и Малиенко.

В наши дни, вооружившись компьютером, легко находить погрешности в игре гроссмейстеров, что порождает у некоторых любителей иллюзию легкости игры в шахматы и несколько пренебрежительный тон по отношению к шахматистам, допускающим "столь нелепые" (с их точки зрения) ошибки. Малиенко изучал не ходы, сделанные за доской, а обширные комментарии к партии, и подобный тон у него, как мне показалось, проскальзывает по отношению к комментаторам. Вот пример:

Удивительный (хотя и не единичный) случай коллективного просмотра, ведь варианты после 25.Rxg7+ даже непрофессионал может легко посчитать без "калькулятора".

Вздор, варианты отнюдь не элементарны. Гроссмейстер, наверно, способен их точно рассчитать, если сосредоточится на этой позиции, потратит на нее достаточное время. Насчет непрофессионала - сомневаюсь. Сам Малиенко наверняка ведь проделал свой анализ при помощи компьютера, причем современного. Несколько лет назад компьютеры были слабее и не выдавали верных ответов столь же быстро, как сегодня, - этим-то отчасти и объясняются прежние упущения в анализе, легко исправляемые сейчас.

Поскольку 25.Rxg7+! выигрывает, вариант 25.f3?! Qe7 становится не слишком существенным, но все же, давайте, немного поговорим и о нем. Установив, что неудачны ходы 26.Qh6? и 26.Bh6?!, я рассмотрел 26.Bg5 и 26.Rc1, сделав в своей статье 2006 года неверный вывод, что оба они обеспечивают белым значительный перевес. Малиенко выдал по этому поводу следующий пассаж: Дворецкий уверовал в силу хода 26.Bg5... Ну, что за слово "уверовал"? Оценка тех или иных ходов по итогам анализа – вовсе не вопрос веры. При подготовке книги я пересмотрел свое мнение о ситуации, возникающей после 26.Bg5 f6 27.Ng6.

Вместо хода де Зуера 27...Qe8?, позволяющего белым развить решающую атаку, я предложил 27...fxg5!? 28.Nxe7+ Bxe7 с приемлемой для черных позицией.

Впрочем, охотно признаю, что рекомендованное Малиенко 27...Qe2! гораздо убедительнее решает проблему защиты. (Кстати, компьютер не видит преимущества белых и при 27...Qd8!?.) Суть в том, что 28.Bxf6!? позволяет эффектно форсировать вечный шах путем 28...Qxf1+!! 29.Kxf1 Ba6+ 30.Ke1 Re3+ (или 30...Bb4+ 31.Kd1 Rd3+.) Такие варианты украшают анализ и их, конечно, стоит приводить в комментариях, даже если они мало влияют на общую оценку произошедших в партии событий.

Уточнил я и оценку указанного Джоном Нанном 26.Rc1!.

Гроссмейстер доказал выигрыш белых при 26...Qf6?. При подготовке книги я обнаружил блестящий профилактический ресурс 26...Ra6!! (не допуская 27.Qh6? Bxe5) с идеей на 27.Rxc8! ответить неожиданным 27...f6!!. В книге рассмотрены варианты 28.Rxf8+ и 28.Bh6, в которых черные держат оборону. Сейчас я вижу, что, продолжая 28.Rc1! fxe5 29.Bh6 Nc6! 30.Bxg7, белые все-таки сохраняют значительный перевес. Подобная корректировка – нормальный процесс приближения к истине: почти невозможно быстро достичь безупречного результата, когда имеешь дело с иррациональной позицией.

Касательно хода 23...Bc8, Ананд написал:

Позже я спросил Карпова, что он видел после этого продолжения, и он сказал, что 24.Rg3 вероятно выигрывает. Процитировав эти слова, Малиенко заключает:

Да, порой интуиции великих игроков можно доверять не меньше, чем выводам аналитиков, сделанным в результате многочасовых поисков.

Комплименты со стороны непрофессионалов порой бывают столь же неуместны, как и критика. То, что Карпов обладает замечательной интуицией, общеизвестно, и тому есть множество ярких подтверждений. Данный случай для этой цели совсем не подходит.

Можно сразу ехидно спросить: почему же экс-чемпион мира избрал слабый ход 23...Bxe5?, проигрывающий практически без борьбы, где была его интуиция? А что насчет Ананда, признавшегося: во время партии я больше беспокоился по поводу 23...Bc8, нежели 23...f6, но впоследствии анализ показал, что второе продолжение наилучшее, - выходит, Ананд обладает слабоватой интуицией?!

Совершенно понятно, что Карпов обоснованно считал крайне опасной свою позицию при любом 23-м ходе черных, и так же на его месте расценили бы ситуацию многие шахматисты. Тут нет никаких гроссмейстерских откровений, нет и почвы для восхищения. И уж тем более нелепо противопоставлять эмоциональное ощущение игрока во время или после партии исследованиям аналитиков, стремящихся выявить и доказать объективную оценку позиции. Тут вновь просматривается пренебрежительное отношение к труду специалистов. На самом деле, в сложнейшей ситуации, лишенной позиционных ориентиров, приходится доверять в первую очередь результатам конкретного анализа. А высказывание Малиенко – это типичное "бла-бла-бла", во всяком случае, применительно к данному эпизоду.

По поводу рекомендации Зайцева 23...Qc8 в обсуждаемой статье не сказано ничего нового, приведены лишь некоторые мои анализы. Единственное уточнение: упомянув вариант 24.Rc1 Bxe5 25.dxe5!, Малиенко отмечает у меня ошибку в пояснении в скобках: 25.Rxc8? Rxc8 . Разумеется, должно быть 25...Bxc8 – тут не ошибка, а опечатка. Ведь этот одноходовый вариант взят у Зайцева, у него все правильно, также как и в моем чессбэйзовском файле. А вот в текстовом файле я случайно указал не ту фигуру, что, к сожалению, не было замечено при подготовке статьи и книги. Ну, что ж, спасибо, в предстоящих изданиях ошибка, конечно, будет исправлена.

Перейдем к обсуждению сильнейшей защиты 23...f6!.

Нет смысла отвлекаться на 24.Rc1 ввиду указанного Гуревичем 24...Qa7..., - пишет Малиенко. Так же считал и я в 2006 году, однако при подготовке книги установил, что ход 24...Qa7?, по-видимому, проигрывает, а играть надо 24...fe!?. Сейчас вижу еще одно возможное продолжение: 24...Nc6!?.

Главный вариант: 24.Rh3 fxe5 25.dxe5! Qc4!.

У белых выбор между 26.Qh7+ и 26.Re1. По поводу последнего Ананд пишет: Это гораздо проще – белые не отдают слишком много материала. В русском издании книги Ананда этого высказывания не сохранилось, и потому Малиенко приписал его мне.

На самом деле, как доказал Гуревич, неочевидный промежуточный ход 26...Qb4!! сохраняет равновесие. Поэтому сложный анализ альтернативных путей утратил актуальность. Но все же, давайте, пробежимся по одному из длинных разветвлений.

26.Re1 Qxf4?! 27.Qh7+ Kf7 28.exd6 Nc6! 29.Rf3 Qxf3 30.gxf3 Bc4 31.Kh1! (Ананд). Анализ индийского гроссмейстера продолжил его коллега из США Ларри Кристиансен.

31...Rad8! 32.Rg1 (я установил, что белые достигают подавляющего перевеса посредством 32.d7!!, так что последующие ходы несущественны для оценки позиции) 32...Ke6! 33.Rg6+ Rf6 34.Qxg7 Rxg6 35.Qxg6+ Kd7 36.h4 d4 37.h5 d3 38.h6 Rf8!

39.h7 d2 40.Qc2 Rh8 41.Kg2 d1Q 42.Qxd1 Rxh7

Я в скобках указал вместо 39.h7 более опасное для черных продолжение 39.Qg5!? Rf7 40.Kg2 Be6, выразив мнение, что они и здесь держатся.

- Белые получают явный перевес путем 41.Qb5!, - считает Малиенко. Что ж, давайте продлим немного вариант: 41...d2 42.Qd3 Nb4 43.Qxd2 Nxd5.

Компьютер солидаризируется с оценкой Малиенко (точнее, наверное, наоборот), но для меня она неочевидна. Неужели черные обречены на поражение? Ведь пешка d6 теряется, фигуры черных удачно взаимодействуют, пешке "h" едва ли удастся в обозримом будущем шагнуть вперед. Припоминается ироническое высказывание Роберта Фишера: Я, конечно, могу допустить, что вариант Винавера корректен, но все-таки я в этом сомневаюсь... Вот и здесь: не имеем ли мы здесь дело с обычной для компьютера переоценкой материального преимущества белых? Во всяком случае, признать без серьезного дополнительного анализа, что черным плохо, я не готов.

Настала пора посмотреть, как Малиенко доказывает выигрыш белых после 25...Qc4!.

26.Qh7+ Kf7 27.e6+! Kf6! 28.Bg5+ (в моей книге делается вывод, что больше практических шансов на успех оставляет белым жертва ладьи 28.Rh6+!) 28...Kxe6 29.Re1+ Kd7 30.Qxg7+ Kc6

Ананд дает 31.Rc3 Nd7 32.Rxc4+ Bxc4 с неясной позицией. Малиенко предложил более острое и интересное 31.Rh6!? Nd7 32.Be7, рассмотрев за черных две защиты:

а) 32...Nf6 33.Bxd6 Kxd6 34.Rxf6+ Rxf6 35.Qxf6+ Kc5 36.h4

Черным трудно что-то противопоставить движению крайней пешки к призовому полю.

Может, конечно, и так, но вывод этот совершенно неочевиден, позиция трудно поддается оценке. Сделаем, к примеру, несколько рекомендуемых компьютером защитительных ходов (смысл которых с первого взгляда не вполне очевиден): 36...Rc8 37.h5 Rc7 38.h6 Bb5 39.Qg5!? Qd3 40.Re7!? Rc8 41.h7 Rh8. Пешка добралась до 7-го ряда, но ничего решающего пока нет, да и компьютер обещает белым лишь небольшое преимущество. Мне кажется, практической ценности подобные исследования не имеют: они слишком уж далеки от практических шахмат и малоинтересны сами по себе.

б) 32...Rg8! 33.Qf7 (33.Rxd6+ Kc7 34.Qf7 Bb5 ) 33...Bb5! 34.Bxd6 Kb7 35.Rb1

Малиенко приводит эффектный вариант, начинающийся ходами 35...Ka7 36.Rh4!! и обеспечивающий белым решающий перевес. Он также рассматривает 35...Rxg2+! 36.Kh1! Rg7! 37.Rxb5+! Kc6 38.Qxg7 Qf1+ 39.Qg1 Qxg1+ 40.Kxg1 Kxb5, считая, что у белых лишняя пешка и технически выигранная позиция.

Ну, насчет лишней пешки тут не поспоришь, а вот насчет выигранной позиции...Шахматистам не слишком высокого уровня, указавшим (с помощью аналитических программ) правильные ходы, не всегда удается дать им верную оценку. Даже компьютер, несмотря на его склонность к переоценке лишнего материала, тут не согласен с Малиенко (при написании этой статьи у меня был включен "Гудини"). Неудивительно: ведь белым пешкам пока далеко до полей превращения, а проходная "d", которую способны поддержать все фигуры черных, обеспечит им контригру. Ясно, что говорить следует не о выигрыше белых, а лишь о шансах на победу (можно спорить, реальных или иллюзорных). Едва ли эти шансы выше, чем в заключительной позиции моего анализа хода 28.Rh6+! – там, кстати, белые тоже остаются с лишней пешкой, но в более острой ситуации.

Наверно, на гипотетическом суперкомпьютере можно довести анализ до более определенных оценок, а может быть, и на современной технике, затратив на изучение возникающих позиций еще несколько часов. Но сомневаюсь, что этим стоит заниматься. В конце концов, для шахматиста-практика (а только с такой точки зрения я пишу свои книги и статьи), помимо выигрыша, ничьей и проигрыша, существуют также промежуточные оценки.

Читатели, конечно, обратили внимание, что в своей статье я не анализировал позиции, а лишь пытался их оценивать, не приводил прежних анализов, а лишь обозначал некоторые из сделанных ранее выводов. Дело в том, что в моей книге "Учебник-практикум для будущих чемпионов" обсуждение партии Ананд – Карпов занимает 20 страниц, и воспроизводить их заново не имеет никакого смысла – желающие могут обратиться непосредственно к книге (ее тираж, кажется, полностью еще не распродан).

Замечу, что столь обширные анализы в принципе не бывают свободными от ошибок. Нереально уделить достаточно внимания и времени каждому из тысяч разбираемых ходов, многие моменты неизбежно быстро проскакиваются. Здравые комментаторы, сознавая недостижимость идеала, стремятся лишь к минимизации "потерь", а главное – к верному освещению характера борьбы, демонстрации читателям наиболее интересных и/или поучительных ее моментов. Считаю, что публикация Малиенко, хоть и позволила уточнить некоторые не слишком существенные детали, все же не повлияла на представленную у меня в книге концепцию разбираемой партии. Сделанный там вывод (жертва слона на h7 корректна и вполне оправдана с практической точки зрения; единственно правильная защита - 23...f6!, белые и здесь сохраняют лучшие шансы, но выигрыш им отнюдь не гарантирован) не был поколеблен анализом Малиенко.

Целью данной статьи было порассуждать о проблемах, возникающих в наши дни при компьютерном анализе сложных позиций, типичных недостатках публикаций, базирующихся на таком анализе, "ловушках", в которые легко угодить недостаточно опытным комментаторам.

Все материалы

Марк Дворецкий:
«Уроки стратегии»
«Уроки одного проигрыша»
«Ловушки для комментаторов»
«"Неизвестная" партия Михаила Таля»
«Как помогать молодым талантам»
«Эмоции и сила игры»
«Юсупов и Долматов – путь наверх. Часть 2»
«Юсупов и Долматов – путь наверх. Часть 1»
«Не все то золото, что блестит»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 4»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 3»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 2»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 1»
«Борьба равных»
«Критические моменты борьбы. Часть 2»
«Критические моменты борьбы»
«Когда подводит техника»
«"Плавание" в теории»
«Ладья и слон против ладьи»
«Этюды Вотавы»
«Этюды для практиков»
«Промежуточные ходы в эндшпиле»
«Контрольная работа»
«Шахматная ботаника - вариантные дебри 2»
«Шахматная ботаника - вариантные дебри»
«Шахматная ботаника - 'кустарник'»
«Шахматная ботаника - 'Ствол'»
«Идеальная партия»
«Сюрпризы при расчете-2»
«Сюрпризы при расчете вариантов»
«Хаос на доске»
«Съесть пешку, или...»
«Терпеливая защита»
«Спасительные комбинации»
«Приглашение к анализу»

Игорь Январев:
«Партии-призраки»
«Анализ после анализа»
«"TN" в эндшпиле!?»

Олег Перваков:
«Обреченная идти вперед»

Эмиль Сутовский:
«Безумство храбрых»

И.Лысый, А.Кузнецов:
«Картотека комментатора-3»
«Картотека комментатора-2»
«Картотека комментатора»

Илья Одесский:
«Душа души моей»
«Земляничная поляна навсегда»

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум