воскресенье, 28.05.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Чемпионат Европы29.05
Norway Chess05.06

Картотека

Марк ДВОРЕЦКИЙ,
заслуженный тренер СССР

Обогащение стратегического арсенала
Часть 1

Люди – не компьютеры! Невозможно находить правильные ходы на основе одного лишь перебора вариантов. Всем нам (кому в большей степени, кому в меньшей, в явной или неявной форме) постоянно приходится оценивать возникшую на доске ситуацию, опираясь на позиционные соображения, проводить в жизнь типичные планы, осуществлять знакомые стратегические приемы.

На начальном этапе шахматного обучения осваиваются (с помощью тренеров и/или учебников) важнейшие шахматные законы. По мере роста силы шахматиста пополнять запас стратегических познаний становится все сложнее. Новые идеи уже не общеизвестны, они, как правило, не формализованы, не выражены в четкой вербальной форме, да к тому же порой противоречат друг другу. Ведь на любое шахматное правило существует множество исключений, которые порой сами становятся правилами, только более тонкими, менее очевидными.

Шахматист растет прежде всего на основе сыгранных им партий, их анализа и осмысления. Но собственного практического опыта недостаточно: нет смысла пренебрегать ценнейшей информацией, содержащейся в хороших книгах, статьях, примечаниях к поединкам ведущих гроссмейстеров. Важно только, чтобы комментатор был компетентным и добросовестным, умел выявлять и наглядно показывать важные общие идеи, скрывающиеся за ходами и вариантами.

Извлечение полезной информации из шахматных текстов – тема большой статьи, предлагаемой сейчас вашему вниманию. Рассматриваемые в ней примеры познакомят вас с полезными стратегическими идеями, не относящимися, пожалуй, к числу общеизвестных. Статья состоит из двух частей. Первая часть – критическая, она посвящена примерам неудачной подачи материала, дезориентирующей читателей и способной повредить их совершенствованию. Обсуждение партий и фрагментов во второй части, напротив, базируется на содержательных комментариях, написанных в разное время различными авторами.

I

Очевидной, часто встречающейся причиной "дезинформации" в комментариях являются аналитические ошибки. Ошибаются все – и тут уж ничего не поделаешь. Порой глубокомысленные рассуждения и далеко идущие выводы базируются на сравнительно простых тактических упущениях. Читателю, обнаружившему ошибку, приходится самостоятельно осмысливать изучаемый эпизод, не останавливаясь порой и перед полным пересмотром предлагаемой ему концепции, пусть даже высказанной кем-то из общепризнанных авторитетов.

Понятно, что ошибки более вероятны в текстах недостаточно квалифицированных и/или недобросовестных авторов. Причем худшее у таких авторов даже не конкретные ошибки – беда в том, что они зачастую не пытаются или неспособны верно понять и адекватно донести до читателей идеи позиции.

Начну с наиболее простых примеров, относящихся к эндшпилю. В интересном сборнике упражнений "John Nunn's Chess Puzzle Book" гроссмейстер воспроизводит несколько фрагментов из другой книги, вышедшей в Англии: "The Batsford Chess Encyclopaedia", написанной Натаном Дивинским. Вот один из них.

Дивинский пишет:

Правильный метод защиты состоит в 1...Rb1. Тогда ни 2.Ra8+ Kd7, ни 2.Ke6 Kf8 (на короткую сторону) 3.Ra8+ Kg7 4.Re8 Ra1 или 4.Kd6 Kf7 ничего не дает белым.

Нанн спрашивает: Сколько ходов в этом анализе приводят к потере половинки очка? В его книге есть раздел "Подсказки", и к этому примеру подсказка предлагается довольно ехидная: Тонкости окончаний «ладья и пешка против ладьи» неуместны, если вы можете форсированно провести пешку в ферзи.

Ответ: три хода ошибочны (1...Rb1?, 2.Ke6? и 4...Kf7?, к тому же две из трех позиций, оцененных Дивинским как ничейные, на самом деле выиграны!

Вы думаете, такое может написать только очень слабый шахматист? Отнюдь!

Выйдя на пенсию после многолетнего пребывания на высокой чиновничьей должности и переехав на жительство в США, гроссмейстер Николай Крогиус решил подзаработать денег, написав учебник по эндшпилю. Правда, в течение всех этих лет шахматами вообще и эндшпилем в частности он не занимался и не интересовался. - Что ж с того, - вероятно, считал он, - ведь когда-то я был неплохим шахматистом, неужто теперь не сумею, надергав окончаний из разных эндшпильных учебников и что-то припомнив, скомпоновать из собранных примеров свою книжку?!

Увы, то ли воспоминания подвели, то ли и в прежние времена эндшпильные познания гроссмейстера были недостаточными. Проверить материал хотя бы по элементарным справочникам он не удосужился, и в результате получилась беспомощная с методической точки зрения книжка, содержащая немало элементарных ошибок. Вот пара примеров.

1...Ra8!

Все другие ходы, например 1...Ra6 , проигрывают (2.Ke8+ и 3.e7).

Чушь! Общеизвестно, что все отступления ладьи кроме 1...Ra6?? приводят к ничьей. После 1...Ra1 2.Ke8+ Kf6! 3.e7 Ke6 4.Kf8 (ничего лучшего нет) ладья дает шах по вертикали "f", и только при ладье на a6 шах невозможен.

А вот что сообщает автор о ситуациях, в которых ферзь борется против ладьи и пешки:

При сдвинувшейся с начальной позиции не-ладейной пешке сильнейшая сторона выигрывает, потому что она может вытеснить короля из его убежища с тыла. (Ничейные возможности могут появиться, если пешка продвинута достаточно далеко).

Гроссмейстеру невдомек, что высказанная им оценка неверна для позиций с коневой пешкой.

Легко предположить, хотя и достаточно трудно проследить негативные последствия такого вот "инструктажа" для доверчивых шахматистов. Быть может, вас позабавит и заставит задуматься на эту тему следующий эпизод.

Осенью 2008 года мы с Артуром Юсуповым провели в Германии совместный семинар для двух групп слушателей: сильных шахматистов и любителей. На занятии с группой любителей, посвященном теории эндшпиля, я показал такое окончание.

Свидлер - Пеллетье
Биль 2001

Б?

Черный король расположен "по правилам": на короткой стороне. Впрочем, если бы его удалось отрезать по вертикали "g" (51.Rf7-g8!!), это обстоятельство не имело бы никакого значения: белые без труда продвигали короля и пешку.

Но такие ходы проходят только у некоторых особо изощренных специалистов блица. При нормальной игре черный король неизбежно попадает на g6 (или g7). А потому важно воспрепятствовать единственному эффективному плану защиты - шахам с длинной стороны. С этой целью необходимо занять ладьей вертикаль "a" (на линии "b" черная ладья окажется слишком близка к королю и пешке).

Выигрывало 51.Ra7! Rf2+ 52.Ke6 Kg6 53.Ra8!, и т.д.

Петр Свидлер избрал 51.Kf6?? (ошибочно также 51.e6?? Rf2+ 52.Ke5 Rxf7 53.ef Kg7 54.Ke6 Kf8=) 51...Rf2+ 52.Ke7 Ra2!

Черная ладья завладела длинной стороной и позиция стала ничейной.

53.Rf1 Kg6! (не допуская отрезания короля 54.Rg1 - теперь черные готовы приступить к фланговым шахам) 54.Rd1 Ra7+ 55.Rd7 Ra8 56.Rc7 Kg7 57.e6 Kg6 58.Kd6 Ra6+ 59.Kd7 Ra8 Ничья.

Расставив на демонстрационной доске фигуры, я спросил: как играть белым? Один уже немолодой шахматист предложил ход, сделанный в партии: 51.Kf6. Я спросил, чем основан его выбор, и был сражен объяснением: чтобы занять оппозицию! Конечно же, ссылка на оппозицию абсолютно неуместна: ведь суть этого понятия - в обоюдном цугцванге, которым тут и не пахнет!

Когда я рассказал Юсупову о случившемся, Артур заметил, что многие в Германии ответили бы так же (он с этим уже не раз сталкивался). Дело в том, что в руководстве по эндшпилю, одобренном Германской шахматной федерацией, утверждается, что оппозиция – важнейший принцип эндшпиля и ее надо всегда занимать! Написано руководство, кажется, кандидатом в мастера, который давно преподает шахматы и потому считает, что хорошо в них разбирается. (Кстати, стандартное заблуждение: большой опыт, имеющийся у многих тренеров, отнюдь не равнозначен успешному опыту и потому рекомендации на его основе зачастую неудачны.)

Даже столь явные нелепости, увы, неочевидны многим читателям в силу некритического подхода к изучаемому материалу или недостаточной шахматной квалификации. Тем более они склонны доверять утверждениям и рекомендациям именитых шахматистов и тренеров, которые, вроде бы, должны в совершенстве разбираться в том, что излагают. На самом деле, далеко не все, написанное такими авторами, заслуживает внимания и изучения, особенно при склонности подменять конкретное описание произошедших в партии событий попытками подогнать их под ту или иную теорию.

Обходиться вообще без теорий, ограничиваясь одним лишь анализом вариантов, непродуктивно. Занимаясь шахматами, мы имеем дело с огромной массой разнообразнейших конкретных ситуаций. Осознать и запомнить весь этот хаос невозможно, и мы выделяем из него типичные, повторяющиеся элементы, организуем наши наблюдения, преобразуя их в теории или отдельные правила - ведь только в такой форме мы способны познавать сложнейшую систему, какой являются шахматы, и передавать наши наблюдения другим. То есть, теории нужны, но важно понимать, что они - лишь инструмент познания, а отнюдь не абсолютные истины, действующие при любых обстоятельствах.

Существуют шахматные труды, авторы которых пропагандируют придуманные ими "простые системы", призванные дать шахматисту ключ к решению всех проблем за доской. Подобные попытки в глазах специалиста выглядят убого, хоть и способны "охмурить" многих недостаточно искушенных читателей - ведь так заманчиво получить панацею от всех трудностей.

Примером могут послужить книги, написанные гроссмейстером Иосифом Дорфманом. Дорфман - очень сильный шахматист с тонким пониманием игры, успешный тренер. В своих работах он пытается свести шахматы к небольшому набору простых формул, утверждая, что любой шахматист, используя его теорию, сможет без особого труда решать проблемы позиции.

Увы, среди тех примеров из его книг, в которые я углубился (изучать остальные уже не захотелось), мне не удалось найти ни одного, показывающего полезность его подхода при разгадывании тайн позиции. Отчасти это вызвано интеллектуальной нечестностью автора: он не тратил время на поиск партий и фрагментов, убедительно иллюстрирующих его идеи, а, напротив, попытался привязать свои тезисы к почти случайно выбранным положениям, где они, если и действуют, то лишь формально, ничем не помогая шахматисту в принятии решения. Чтобы "уговорить" читателей, Дорфман приводит лишь "кооперативные" варианты, опуская те, что ставят под сомнение или даже опровергают его логику.

Но главная, принципиальная причина неудачи книг Дорфмана в том, что любые "универсальные рецепты" на самом деле отнюдь не универсальны, применимы лишь в отдельных случаях. Надо не натягивать свои формулы на все случаи жизни, а разрабатывать их, искать границы применения, изучать исключения, которые сами порой легко превращаются в правила, и т.д.

Проиллюстрирую сказанное несколькими конкретными примерами из его работ.

В самом начале книги "Метод в шахматах – динамика и статика" предлагается следующее рассуждение:

Есть грубый метод, позволяющий получить немедленно статическую оценку позиции:
     анализируется, возможна ли эволюция собственной позиции независимо от неприятельской;
     анализируется, возможна ли эволюция неприятельской позиции независимо от вашей.

Статически лучше та позиция, которая готова к эволюции.

Не будем придираться к формулировкам, хотя слово "эволюция" в данном контексте режет глаз. (Много лет назад при знакомстве с материалами шахматной лаборатории, руководимой Владимиром Алаторцевым, меня поразило, что вместо простого слова "ход" всюду употребляется "целенаправленное действие". Может быть, автор рассчитывал такой заменой повысить научный уровень текста?!)

Теоретическая выкладка Дорфмана поясняется примером из его партии.

Муршед - Дорфман
Пальма де Майорка 1989

1.d4 d6 2.c4 e5 3.Nc3 ed 4.Qxd4 Nc6 5.Qd2 g6 6.b3 Bg7 7.Bb2 Nf6 8.g3 0-0 9.Nh3

Здесь со стороны белых можно наметить эволюцию посредством Nf4, Bg2, 0-0.

Со стороны черных ничего подобного не существует. Значит, белые владеют статическим преимуществом. Поэтому черные пошли на решительные меры. Обоюдоострая ситуация возникла после

9...a5 10.Nf4 a4 11.Nxa4 Ne4 12.Qc1 Nd4 13.Bg2 Re8 14.0-0 Bg4 15.f3 g5.

Попробуйте непредвзято применить "метод" Дорфмана к позиции на диаграмме. Ходы белых, завершающие развитие фигур, вы, конечно, найдете легко. Но как понять, что за черных "не существует ничего подобного"? Разве ходы Bf5 (или Bg4), Qd7, Re8 не улучшают их позиции?

Теперь представьте себе, что ферзевый конь белых стоит на b1 или a3, пешка на c3, а черная пешка на d5. В преимуществе черных тогда не было бы ни малейших сомнений. А между тем, с точки зрения возможных "эволюций" все оставалось по-прежнему.

Любой комментатор, не связанный сверхзадачей пропагандировать собственные теории, дал бы иные, более внятные пояснения.

Если белые беспрепятственно разовьют свои фигуры, их позиция станет более предпочтительной вследствие пространственного преимущества и обладания форпостом d5 на открытой линии. (Кстати, в классической монографии Арона Нимцовича "Моя система", во 2-й главе, посвященной открытым линиям, первая же диаграмма в разделе 6 "Форпост" иллюстрирует подобную ситуацию.)

Но они отстали в развитии, и черным желательно использовать этот фактор, немедленно развернув тем или иным способом активные действия.

Приведенное рассуждение опирается на стандартные идеи и оценки, знакомые большинству шахматистов, и может быть сравнительно легко проделано за доской. Сложнее выбрать конкретный способ проявления активности. Дорфман не предлагает никаких пояснений к своим ходам, тем самым давая понять читателю, что они наилучшие или, во всяком случае, достаточно сильные. А позиция, на которой текст партии обрывается, очевидно, знаменует апофеоз стратегии черных, тем более, что она снабжена диаграммой.

Б?

Если читатель над ней задумается, то, вероятно, найдет ход 16.Rd1! (в партии было сыграно слабее: 16.e3?! Nxf3+ 17.Bxf3 Bxf3 18.Rxf3 gf +=). Материальные потери становятся для черных неизбежными. Безнадежно 16...c5 17.Bxd4 Bxd4+ 18.Rxd4 cd 19.Nd5. А на 16...gf можно ответить как 17.Rxd4 Bxd4+ 18.Bxd4, так и 17.Bxd4 fg 18.fe – в обоих случаях с подавляющим преимуществом у белых.

Что же тогда получается? То ли логика Дорфмана была ошибочной, то ли он неточно проводил в жизнь свою агрессивную стратегию? Автор ответа не дает. От себя замечу лишь, что после 9...a5 10.Nf4 в нескольких партиях успешно испытывалось 10...Ne5 11.Bg2, и только теперь 11...a4.

Задумайтесь, имеет ли данный пример в том виде, в каком он приведен в книге, хотя бы минимальную методическую ценность? Автор ведь лишь продекларировал свои идеи, но не сумел показать их в действии.

А между тем концепция, которую Дорфман плохо сформулировал и проиллюстрировал, имеет определенное практическое значение. Встречаются, хоть и нечасто, неясные на первый взгляд ситуации, когда одна из сторон, в отличие от противника, способна очевидными ходами усиливать положение. В таких случаях важно своевременно распознать грозящую стратегическую опасность и найти конкретные ресурсы, переламывающие неблагоприятную тенденцию. Неплохим примером на эту тему может послужить следующий фрагмент, взятый из моей книги "Школа высшего мастерства 2 – Комбинационная игра", глава "Психология защиты".

Дворецкий - Хачатуров
Москва 1972

Ч?

Процитирую (с некоторыми сокращениями) самого себя.

Я полагал, что партия завершится повторением ходов: 23...Rc2 24.Rf2 Rc1+ 25.Rf1 Rc2. Однако мастер Андрей Хачатуров сыграл иначе: 23...d5!.

После сделанного соперником хода я, к счастью, сразу же почувствовал, что стою хуже. Черные намечают 24...Bd6 (приковывая ладью к защите пешки f4) и лишь затем 25...Rс2. Активность ладьи позволит им либо выиграть пешку, либо, атаковав слона d4, привести в движение проходную "d". Белый конь пока не вправе покинуть поле g3, так как невыгодно пускать неприятельского коня на f5. А тот, напротив, при случае может прыгнуть и на g4, как например в вариантах 24.Rb1 Rc2 25.Rb2 Rc1+ 26.Kf2 Ng4+ или 24.Rd1 Rc2 25.Be3? Ng4.

За доской я не нашел надежного плана обороны и, поняв, что "приблизительная" игра ход за ходом может привести белых к катастрофе, после двадцатиминутного раздумья решился на...

Как сыграли белые, вы узнаете, обратившись к книге. Там же, в главе "Навстречу буре" вы найдете другие примеры на эту тему.

Снова слово Дорфману.

Применим метод в следующем положении.

Ботвинник - Доннер
Амстердам 1963

Б?

Это критический момент, так как необходимо определиться с возможным разменом 14.Nd4.

Статический баланс не дает перевеса ни одной из сторон. К тому же черные могут улучшить свою позицию после 14...a5 или 14...b5. Значит...

Тем, кто верит в теорию Дорфмана, предлагаю проверить ее на практике: сделать на основании приведенных выше рассуждений тот же вывод, что и ее автор (или хоть какой-нибудь вывод).

Продолжу цитату.

Значит, белые либо поддерживают равенство, либо играют на преимущество посредством 14.Nd4.

Восхитительно! Как, благодаря теории, сузился выбор белых: борьба за преимущество или сохранение равновесия! Без нее мы бы, пожалуй, сыграли на проигрыш: а что еще остается? И кстати, почему именно ход Nd4 позволяет белым претендовать на перевес, как это связано с логикой Дорфмана?

Для добросовестного автора должно быть естественно хоть иногда окидывать свежим взглядом написанный им текст, чтобы проверить, насколько логична и убедительна его аргументация, не вызовет ли она законного недоумения у читателей. Жаль, что Дорфман, очевидно, не способен на подобную проверку – она освободила бы его книги от изрядной доли содержащегося там вздора.

Для сравнения приведу короткое и ясное объяснение, данное Михаилом Ботвинником.

Размен белопольных слонов, к которому черные откровенно стремились, обернется к выгоде белых, так как ослабится поле с6 и его легче будет захватить.

Дальнейшее течение партии, которое я даю с краткими примечаниями, демонстрирует огромную силу коня, вторгнувшегося на с6.

14.Nd4! Bxg2 15.Kxg2 Qc7 16.Qb3

Белые хотят на 16...Qb7+ ответить 17.Qf3 - размен ферзей явно в их пользу.

16...Rfc8 17.Rfc1 Qb7+ 18.Qf3 Nd5 19.e4 N5f6 20.b5!

20...a6

В случае 20...Ne5 21.Qe2 черные должны считаться с неизбежностью отступления своего централизованного коня после f2-f4 (Ботвинник).

Полагаю, что черным стоило сыграть именно так, и далее продолжить 21...Bd6!?. В случае 22.f4 Ng6 противнику пришлось бы затратить темп на отражение угрозы 23...Bxf4, а слон бы встал на c5. Если же 22.Kg1, то 22...Ne8 23.f4 Nd7, намереваясь встретить 24.Nc6 посредством 24...Bc5+ 25.Kg2 Nb8. По сравнению с тем, что случилось в партии, здесь белым труднее наращивать свое преимущество.

21.Nc6 Bf8 (лучше 21...Bc5) 22.a4 ab 23.ab Rxa1 24.Rxa1 Ra8 25.Rd1!

Решающий партию ход. По линии "а" одинокая ладья неопасна, а по линии "d" белая ладья в тесном контакте с другими фигурами будет играть главную роль (Ботвинник).

25...Ne8 26.Nc4 Nc5 27.e5 Rc8 (27...Nc7? 28.Rd7! Nxd7 29.Ne7+) 28.Ra1 Rc7 29.Ra7 Qxa7 30.Nxa7 Rxa7 31.Nxb6 Черные сдались.

Партия Ботвинника служит классическим образцом проведения плана, направленного на захват конем пункта с6. Результатом подобной стратегии обычно является резкое ограничение подвижности неприятельских фигур, и прежде всего – ладей.

Познакомившись с новой для себя идеей, полезно закрепить полученные знания, рассмотрев дополнительные примеры на ту же тему. Я ограничусь лишь одним простым фрагментом, взятым из моей картотеки упражнений.

Георгиу - Ларсен
Лондон 1980

Б?

Напрашивалась позиционная жертва пешки 31.Nb4! Qxc4 32.Nc6 Qxf1+ (вынуждено в связи с угрозой 33.Ne7+) 33.Kxf1. Позиция черных тяжелая. Конь на с6 явно сильнее стреляющего в пустоту слона, черная ладья заперта в собственном лагере. Продолжая 34.Ra6, белые выиграют пешку b6 и получат грозную проходную.

А в партии было сыграно 31.Ra4? Kg7 32.Qd3 h4 33.Kg2 hg 34.hg Bg5 =+. Между прочим, возникшая ситуация иллюстрирует обсуждавшуюся ранее тему (наличие ясного плана действий у одной из сторон при отсутствии такового у другой). Черные угрожают создать атаку посредством Rh8 и Qd7, тогда как за белых не видно активных возможностей.

Все материалы

Марк Дворецкий:
«Уроки стратегии»
«Уроки одного проигрыша»
«Ловушки для комментаторов»
«"Неизвестная" партия Михаила Таля»
«Как помогать молодым талантам»
«Эмоции и сила игры»
«Юсупов и Долматов – путь наверх. Часть 2»
«Юсупов и Долматов – путь наверх. Часть 1»
«Не все то золото, что блестит»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 4»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 3»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 2»
«Обогащение стратегического арсенала. Часть 1»
«Борьба равных»
«Критические моменты борьбы. Часть 2»
«Критические моменты борьбы»
«Когда подводит техника»
«"Плавание" в теории»
«Ладья и слон против ладьи»
«Этюды Вотавы»
«Этюды для практиков»
«Промежуточные ходы в эндшпиле»
«Контрольная работа»
«Шахматная ботаника - вариантные дебри 2»
«Шахматная ботаника - вариантные дебри»
«Шахматная ботаника - 'кустарник'»
«Шахматная ботаника - 'Ствол'»
«Идеальная партия»
«Сюрпризы при расчете-2»
«Сюрпризы при расчете вариантов»
«Хаос на доске»
«Съесть пешку, или...»
«Терпеливая защита»
«Спасительные комбинации»
«Приглашение к анализу»

Игорь Январев:
«Партии-призраки»
«Анализ после анализа»
«"TN" в эндшпиле!?»

Олег Перваков:
«Обреченная идти вперед»

Эмиль Сутовский:
«Безумство храбрых»

И.Лысый, А.Кузнецов:
«Картотека комментатора-3»
«Картотека комментатора-2»
«Картотека комментатора»

Илья Одесский:
«Душа души моей»
«Земляничная поляна навсегда»

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум