четверг, 19.04.2018
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07
 ХИТ-ПАРАД 

А.ШИРОВ - А.ВОЛОКИТИН
Дагомыс 2006



Бурный переход в эндшпиль


И.ХАЙРУЛЛИН - В.БОЛОГАН
Дагомыс 2006



Всем миром - на короля


Э. ИНАРКИЕВ - А. ДЕВЯТКИН
Дагомыс 2006



Комод со слонами на 3-ем ряду!


Е.КОРНЕВ - М.КОРОТЫЛЕВ
Бор 2000



Против бивня нет приема


Е.ЛАГНО - М.КАРЛСЕН
Вейк-ан-Зее 2006



Терпеть нет больше сил


КРАМНИК - ШИРОВ
Касорла, 9-я партия матча, 1998



21...Qb6! - король под косым дождем


МАЛАХОВ - МОИСЕЕНКО
Поляница-Здруй 1995



Нет, это не зевок ферзя!


КРАСЕНКОВ – ДЕ ФИРМИАН
Поляница-Здруй 1995



Апофеоз стратегии 2-х слабостей!


БОЛОГАН – ШИРОВ
Эдмонтон 2005



Не принимая «дар» – 14...Be7!


СУТОВСКИЙ – МОРОЗЕВИЧ
Вест-Бромвич 2004



Ферзь – один за всех: 16.Qd3!


НАЙДИЧ – ЛЕКО
Дортмунд 2005



Разящий удар из тыла – 26.Bxa6!!


КАРЯКИН – РАДЖАБОВ
Варшава 2005



Игра широким фронтом – 19.b4!


ДРЕЕВ – АЗМАЙПАРАШВИЛИ
Москва 1989



К пешкам еще и конь – 20.Nf5!!


СУТОВСКИЙ – КУНТЕ
Пуне 2004



«Прямое попадание» – 20.Rxd7!

АНАНД – БАРЕЕВ
Вейк-ан-Зее 2004



Вступление к атаке – 29.Bc2!
Rambler's Top100
Михаил КРАСЕНКОВ,
гроссмейстер

Дела давно минувших дней

  Ну прямо руки чешутся, чтобы начать статью с дежурного «Это было как вчера» – ан нет, не буду кривить душой! Прошло, увы, десять лет. Сливаются образы – ведь после того памятного турнира мне довелось еще четыре раза играть в Полянице. Первый большой успех – 2 место в сильном, по тем временам, турнире (аж 14-й категории!) – сейчас вызывает лишь улыбку (были успехи и покрупнее). Кстати, выиграл турнир Веселин Топалов, а кто был третьим? Нет, без базы не вспомнить! Странно выглядят теперь и мои тогдашние проблемы (ну, например, как несколько лет не мог преодолеть «заколдованный» рейтинговый барьер 2600). Забываются некоторые партии («неужели это я играл?!»). Но не все. Две запомню навсегда. Вторая – это победа в последнем туре над Топаловым, открывшая новую главу в теории челябинского варианта («Ну не могу играть в 9 утра!» – сетовал после партии Веселин. Эх, коллега, а кто может?!). А первая? Первую вы сейчас увидите.

  В Польше я уже жил больше трех лет, но на самый престижный в стране турнир был приглашен впервые. Мемориал Рубинштейна – турнир с историей. Легенда гласит, что когда после смерти великого Акибы Польская шахматная федерация обратилась к властям с предложением организовать фестиваль его памяти, реакция была довольно холодная: Рубинштейн? Шахматный герой буржуазной Польши? Еврей и эмигрант? И в Польской Народной Республике его Мемориал? Не знаем, не знаем... Потом, однако, появились сведения, что Мемориал «великого русского шахматиста Акибы Кивелевича Рубинштейна» собирается проводить Шахматная Федерация СССР – и власти ПНР решили все же опередить советских «друзей».
  В сорокалетней истории Мемориала много замечательных людей внесли вклад в его организацию. Первым в этом ряду был Ежи Арламовский, а фестивали, в которых мне довелось участвовать, организовали Анджей Филипович и Мирослав Сосницкий. В 1998 и 2000 годах главный гроссмейстерский турнир достиг высокой, 17-й категории, а кроме того в рамках фестиваля проводился опен с высокими призами, турниры по быстрым шахматам и т.д. Увы, на этом все и закончилось. В силу ряда причин (среди которой не последней была зависть и подметные письма) Сосницкому пришлось уйти, а новых желающих взвалить на себя ношу не оказалось. Сейчас «главный турнир» фестиваля памяти Рубинштейна – скромный опен, с первым призом чуть больше тысячи долларов...
  И еще одна история. В конце 70-х годов я, юный московский шахматист, был зачислен в школу Смыслова. Это тогда была такая мода – вслед за школой Ботвинника, организованной спортобществом «Труд», другие ДСО (расшифровка для молодых – «добровольные спортивные общества») в рамках «социалистического соревнования» тоже начали организовывать школы своих выдающихся шахматистов. В «Буревестнике» был Смыслов и... замечательный организатор Борис Наумович Постовский – остальное ясно! Так вот. Главным тренером на сессиях школы, вопреки названию, был не Смыслов, а Юрий Сергеевич Разуваев. А он тогда писал замечательную книгу о Рубинштейне. И в своих лекциях раскрывал нам, желторотым юнцам, прекрасный мир позиционной игры в исполнении этого шахматного гения. Не знаю, как для других, а для меня это было настоящим откровением (как, впрочем, и прочитанная в те же годы «Моя система» Нимцовича). С тех пор тонкие позиционные партии вызывают у меня особое восхищение. Увы, вышло так, что сам я играю в другом стиле и таких партий сыграл немного, поэтому каждая мне очень дорога, а особенно сыгранная на Мемориале Рубинштейна!
  После этого длинного вступления пора перейти к делу.

Защита модерн-Бенони A70
Михаил КРАСЕНКОВ (POL) – Ник ДЕ ФИРМИАН (USA)
Мемориал А.Рубинштейна, Поляница-Здруй 1995

  1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nf3 c5 4.d5 exd5 5.cxd5 d6 6.Nc3 g6 7.h3. Этот скромный ход я стал делать в начале 90-х годов и сразу же почувствовал его огромные достоинства: во-первых, у черных фигур отнято поле g4, во-вторых (что не менее важно), белый король после рокировки будет иметь форточку!
  7…Bg7 8.e4 0-0 9.Bd3 b5. Безусловно сильнейший ход в данной позиции. Черные обязаны активной игрой использовать темп, потраченный белыми на 7.h3 – иначе белые сохранят пространственный перевес без всякой компенсации.
  10.Nxb5 Re8 11.0-0 Nxe4 12.Re1 a6 13.Qa4. В то время это была новинка. Белые пока не предрешают, куда отойдет конь с b5, а ферзь давит на позицию противника.
  13...Bd7. Естественно, но слабо! Слон здесь мешает развитию коня и вообще стоит крайне неуклюже. Год спустя Веселин Топалов продемонстрировал правильный путь: 13...Nd7! 14.Rxe4 Rxe4 15.Qxe4 Nf6 16.Qh4 axb5 17.Bxb5 Qb6 18.a4 Bb7, и черные отыгрывают пешку с уравнением (Лоброн – Топалов, Дортмунд 1996).
  14.Qa3 Qb6 15.Nc3 Nxc3 (или 15...Nf6 16.Bf4 с последующим 17.Nd2) 16.Rxe8+ Bxe8 17.bxc3 Nd7 18.Bf4.
  Итак, по дебюту белые получили стабильный плюс – преимущество в пространстве. Что делать дальше, нас учил великий Нимцович, а на практике не раз показывал Рубинштейн: создавать у соперника слабости, причем на двух флангах, и по возможности избегать разменов. Легко, просто и приятно! Одна слабость (пока потенциальная) – линия «b», вторую надо создать на королевском фланге.
  18...Qc7 19.Rb1 Nb6 20.c4 a5 21.Ng5. С угрозой 22.Ne4, которую черные легко парируют. Конечно, здесь белые могут себе позволить небольшую потерю времени, но точнее было все же профилактическое 21.Bf1.
  21...Nd7! 22.Bf1 Ne5 23.Nf3. Приходится возвращаться. Бессмысленно 23.Ne4, хотя бы ввиду 23...h6 с последующим 24...f5.
  23...Nxf3+ 24.Qxf3 Rb8 25.Re1! Больше никаких разменов! То, что линией «b» пока владеют черные, не должно нас смущать: если удастся отвлечь черные фигуры (и в частности, но не обязательно, ладью) на защиту королевского фланга, линию можно будет перехватить. В знаменитой партии Карпов – Камский (Москва 1992) белые перехватили даже линию, по которой черные сдвоили ладьи! Все благодаря перевесу в пространстве...
  25...Bd7 26.Qg3 Bf8 27.Bd3 Re8 (может быть, стоило сыграть 27...Rb2!?, вынуждая 28.Ra1) 28.Rf1 Ba4 (бедный слон; только здесь он не мешает остальным черным фигурам) 29.h4.
  29...Qe7? Вот так незаметно подошел критический момент партии... и черные его прозевали. Необходимо было 29...h5. Тогда, чтобы прорваться на королевском фланге, белым пришлось бы готовить g2-g4. Успех такой акции был бы весьма гадателен. Ник, впрочем, считал, что его позиция и так достаточно надежна – и был неправ!
  30.Bg5 Qc7 31.h5 Bg7 32.Bf4 Bf8. В случае 32...Be5 33.Bxe5 у черных неприятный выбор: 33...Rxe5 позволяет белым продолжить атаку путем 34.hxg6 fxg6 35.f4, затем 36.f5 и т.д.; 33...dxe5 создает белым сильную проходную, а черным – слабость на c5. К тому же слабовата и большая диагональ, так что мучения как в сталинских застенках черным обеспечены: 34.Rb1 Rb8 35.Re1 Re8 36.Bb1, затем Qg3-c3 и т.д.
  Так что Ник продолжает держаться пассивно, как бы задавая вопрос: и что ты со мной сделаешь? Ведь пункт g6 надежно защищен...
  33.h6! А вот и решение загадки. После того, как черный слон был вынужден покинуть диагональ a1-h8, белые собираются захватить эту важнейшую артерию.
  33...Qe7 34.Bg5 f6. Размен ферзей? Пожалуйста: 34...Qe5 35.Qxe5 Rxe5 36.Bf4 с последующим 37.Rb1 и... прочитайте примечание к 25 ходу белых!
  35.Bd2! Kf7 36.Rb1 Qc7 37.Bc3 Rb8 (37...Bxh6? 38.Qh4) 38.Rf1 Bd7 39.Qh4 Qd8.
  40.g4! Узел затягивается. После 40...Be7 41.f4 белые подготовят g4-g5, а при случае и f4-f5. В цейтноте соперник облегчает мне задачу, и я сразу получаю позицию, к которой стремился.
  40...f5?! 41.g5! Дальнейший план ясен: сдвоить по большой диагонали ферзя и слона (отвлекая тем самым черную ладью на g8), а затем занять линию «b».
  41...a4 42.f4 Be7 43.Qg3 (с планом Qe3-d2, Ba1, Qc3; преждевременно 43.Qe1? ввиду 43...Bxg5!) 43...Qc8 44.Qe1 Qa6 45.Ba1 Rg8 46.Qc3. Интересно, что два дня спустя я выиграл у Любомира Фтачника, и тоже при помощи захвата большой диагонали. «Шаблонно играете – не балуете соперников разнообразием планов» – заметил по этому поводу Генна Сосонко.
  46...Bd8 47.Rb1 Be7 48.Kf2. На Мемориале Рубинштейна я, конечно, помнил, что в подавляющих позициях великий Акиба никогда не торопился. При переходе в эндшпиль король будет нужен на ферзевом фланге.
  48...Qa7 49.Ke2 Qa6 50.Qb2 Qa7 51.Qb7 Ra8. Черные упорно защищаются. Ничего не дает белым теперь 52.Qxa7 Rxa7 53.Rb8 Be8. И все же видно, что это последний рубеж. В таких ситуациях и Рубинштейн, и Нимцович, бывало, загоняли противников в цугцванг...
  52.Qb2 Rg8 53.Kd1. А вот, собственно говоря, и он! Как черным играть? После 53...a3 эта пешка долго не проживет; в вариантах 53...Qa6 54.Qb7 Bc8 55.Qc7 и 53...Qa8 54.Qb7 Rd8 55.Qc7 решающее вторжение белой ладьи неизбежно. Остается ход в партии.
  Вместо 53.Kd1 неплохо было и 53.Bc2 с последующим 54.Kd3. Цугцванг никуда не денется!
  53...Qc7 54.Qb7 Rc8 (еще не все кончено: на 55.Qa6 последует 55...Rb8) 55.Bc2!
  Второй и решающий цугцванг, настоящий апофеоз «стратегии двух слабостей»! Любой ход слоном или королем, блокирующий восьмой ряд, проигрывает из-за 56.Qb2. Безнадежно и 55...Qd8 56.Qb2 Qf8 57.Qg7+ Qxg7 58.hxg7. Приходится менять ферзей, но тогда теряется пешка a4.
  55...Qb7 56.Rb7 Ke8 57.Ra7 Bd8 58.Bxa4?! Белые, похоже, так «вошли в образ» Рубинштейна, что допускают неточность, типичную для великого Акибы, которая серьезно затрудняет им задачу.
  Рубинштейн нередко упускал тактические удары. Он «строил» партию, как здание, не отвлекаясь на «детали». Вот и я поленился посчитать 58.Bxf5!, что было бы эффектным завершением стратегии белых: 58...Bxf5 (58...gxf5 59.g6!) 59.Rxh7 Rb8 60.Rh8+! Kd7 61.Bf6 Rb1+ 62.Ke2 Ba5 (62...Bxf6 63.gxf6) 63.Rh7+! Kc8 64.Ra7 Bg4+ 65.Kf2 – белый король легко убегает от шахов, а пешка h6 проходит в ферзи.
  58...Bxa4+ (58...Rc7 59.Bxd7+ Kxd7 60.Ra6 – см. следующее примечание) 59.Rxa4 Bb6?! Ведет к потере важного темпа. Следовало играть 59...Kd7! с идеей Bd8-b6, Kd7-c7 и Rc8-e8, защищая все поля вторжения. Размен ладей (или ладей и слонов) ведет к победе белых, только если их король успеет занять поле b5. Если белые меняют только слонов, то черные могут поставить короля на c7 и ладью на линию «b» – и как тогда прорываться?
  Естественное 60.Ra6 (препятствуя 60...Bb6), возможно, вообще упускает победу ввиду 60...Bc7!, например, 61.Bc3 (или 61.a4 Rb8) 61...Rb8 (но не 61...Re8 62.Ra7 Kc8 63.Ba5 Bxa5 64.Ra8+ Kd7 65.Rxa5+–), и теперь:
  a) 62.Ra3 Bb6 и 63...Re8;
  b) 62.Kc2 Kc8 63.a4 (63.Ba5 Bxa5 64.Rxa5 Kb7) 63...Kb7 64.Rc6 Ra8! 65.Kb3 Ra6, и не выигрывает ни 66.Rxa6 Kxa6, ни 66.a5 Rxc6 67.dxc6+ Kxc6 68.Ka4 Bb8 69.Bg7 Bc7 70.Bf6 Bb8 71.Bd8 Ba7 72.a6 Bb6;
  c) 62.a4 Kc8 с теми же вариантами;
  d) 62.Ba5 Bxa5 63.Rxa5 Kc7 и т.д.
  Так что же, черные могли спастись? Естественный ход 58.Bxa4 разрушил все, что белые создавали в течение предыдущих 40 ходов, а единственным путем к победе был тактический удар (пусть даже не случайный, логичный и т.п.) 58.Bxf5!? Бред какой-то! Тарраш говорил, что при правильной стратегии комбинация вообще не нужна. Конечно, «буржуазный догматик, разоблаченный передовой советской шахматной школой» (молодежь этого не поймет – и слава Богу!), был неправ, но не до такой же степени! И действительно, белые после 59...Kd7 выигрывали, хотя и довольно тонким путем:
  60.Ra7+!! Этот «абсурдный» шах нарушает координацию черных фигур. Далее возможно:
  a) 60...Bc7 61.Bc3 Kd8 62.a4 Rb8 63.a5 Kc8 64.a6 Kd8 65.Kc2 Kc8 66.Ba5! Bxa5 67.Rxh7+–
  b) 60...Rc7 61.Ra6! Небольшая разница (ладья на с7, а не на с8) – а черные уже не успевают перестроиться: 61...Rb7 (61...Kc8 62.Ra8+) 62.Bc3 Bc7 (62...Bb6 63.Ra8), и теперь можно как 63.a4 Rb6 64.Ra7 Kc8 65.a5 Rb7 66.Ra6 Rb8 67.Rc6 и возникает позиция из партии, так и 63.Ra8, поскольку в случае 63...Rb8 64.Rxb8 Bxb8 65.Kc2 Kc7 66.Kb3 Kb6 67.Ka4 Ka6 68.Ba5! черные проигрывают из-за плохой позиции слона.
  Конечно, я всего этого во время партии не видел. Нашел бы, если бы соперник сыграл 59...Kd7? Не знаю.
  Вернемся к партии.
  60.Ra6! Rb8 (это тот темп, который черным приходится потерять) 61.a4 Kd7 62.a5 Bc7 63.Bc3 Kc8 64.Rc6. Пешку нужно срочно догнать до a6. 64.Kc2?? ведет к ничьей после 64...Kb7 65.Rc6 Ra8.
  64...Kd7 65.Kc2 Kc8 66.a6 Kd7.
  Черные заняли последнюю линию обороны. Но после всего, что белые уже совершили в этой партии, остальное – детская игра. Нужно только снова вспомнить о «принципе двух слабостей» и, используя пешку «а» для отвлечения черных фигур, прорваться по линии «е».
  67.a7 Ra8 68.Ra6 Kc8 69.Ra1 (неплохо и 69.Kb3 Kb7 70.Ra1) 69...Bd8. Или 69...Bb6 70.Re1 Kd7 71.Bf6 Rxa7 (71...Bd8 72.Bxd8 Kxd8 73.Ra1 Kc7 74.Ra6) 72.Re7+ Kc8 73.Re8+ Kb7 74.Rh8 Ka6 75.Bg7+–.
  70.Bf6! Kb7 (менять слонов на f6 нельзя: 70...Bxf6 71.gxf6 Kd7 72.Re1 или 71...Kd8 72.Rb1+–) 71.Re1. Черные сдались.

  Трудно описать радость, которая охватила меня по окончании партии. Тонкие маневры, последовательная игра на двух флангах, наконец, огромная редкость – цугцванг в миттельшпиле. Было чем гордиться! Увы, аплодисментов услышать не довелось. Зрители, которым надоел скучный эндшпиль, давно покинули зал игры. Остались два старика. Один другого спросил: «Кто выиграл?» – и, получив ответ, произнес: «Ну что ж, теперь пошли на пиво!»

  И думал я, окидывая взглядом пустой зал: «Зачем мы вообще играем в шахматы? И для кого?» Но это уже тема для другой статьи...