воскресенье, 28.05.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Чемпионат Европы29.05
Norway Chess05.06

Книги

Михаил МАРИН,
гроссмейстер

«УЧИТЕСЬ У ШАХМАТНЫХ ЛЕГЕНД»
(главы из книги)

В издательстве «Russian Chess House» вышла книга румынского гроссмейстера Михаила Марина «Учитесь у шахматных легенд». Предлагаем вашему вниманию фрагменты, посвященные творчеству Роберта Фишера.

ОТ АВТОРА

На протяжении всей шахматной истории великие чемпионы вызывали восхищение любителей шахмат и диктовали моду своего времени, но, что еще более важно, они оставили последующим поколениям бесценный материал для изучения. Конечно, у каждого из них были свои особенности, определенные области игры, в которых они действовали как подлинные виртуозы, их игра в такие моменты стала легендарной. Отсюда и название моей работы.

Каждая глава этой книги посвящена трактовке тем или иным шахматистом малофигурных позиций с примерным материальным равновесием (слон против коня, легкая фигура против ладьи, ферзь с ладьей против ферзя с ладьей и т.п.). Единственное исключение составляет глава, посвященная Виктору Корчному, она является своеобразным подведением итогов всей книги.

Я обратился к творчеству восьми великих шахматистов. Шестерым из них на пике своей карьеры удавалось добиться официального признания их сильнейшими шахматистами планеты. Что касается двух других, то лишь прихоти Каиссы помешали им стать чемпионами мира. Тем не менее, их искусство достойно уважения не меньше, чем искусство их коллег.

Разумеется, галерея великих шахматных чемпионов включает значительно большее число выдающихся личностей, чем избранная мною восьмерка. Но я не собирался писать книгу по истории шахмат. Основной идеей было сосредоточиться на тех игроках, чье творчество оказало большое влияние на меня на разных этапах моей шахматной карьеры. Знакомство с творчеством многих классиков пришлось на мою юность, образцы их мастерства сыграли огромную роль в моем становлении как игрока. В ряде случаев я постарался проиллюстрировать на конкретных примерах это влияние, включая в текст один или два фрагмента из своих партий.

В то время, когда я уже самостоятельно работал над каждой главой, мне приходилось принимать во внимание одно важное, хотя и не совсем очевидное обстоятельство. Когда имеешь дело с партиями, взятыми из практики одного отдельного игрока, то главная опасность в том, что они представляют собой случайное собрание шахматных поединков. Меня спасло обилие практических примеров у моих любимых чемпионов в интересующих меня типах позиций. Нужно было лишь подобрать партии таким образом, чтобы они органично вплетались в канву повествования соответствующей главы. Кроме того, я попытался убедить читателя, что подбор партий просто не мог быть другим.

Для меня большая честь, что выдающийся тренер и автор шахматных книг Марк Дворецкий заинтересовался анализами некоторых позиций. Он пригласил меня обменяться мнениями, и я надеюсь, что этот обмен был взаимовыгоден.

Я надеюсь, что «Легенды» доставят Вам удовольствие и принесут практическую пользу.

Когда я думаю о своем детстве, стараясь вспомнить, как я относился к шахматам в те счастливые годы, единственное, что четко всплывает в памяти, это – «матч века»: чемпион мира из СССР Борис Спасский против феноменального претендента из США Роберта Джеймса Фишера.

В 1972 году мне было семь лет, и я уже неплохо разбирался в шахматной нотации. Поэтому я мог следить за перипетиями матча, читая соответствующий раздел румынской спортивной газеты, все партии в ней печатались на следующий день после того, как были сыграны. По меркам того времени, по оперативности это примерно соответствует сегодняшней прямой трансляции через Интернет.

То, что я рос под знаком такого выдающегося события, стало надежной гарантией, что вся моя жизнь будет тесно связана с шахматами. Разве мог я всерьез думать о другой профессии после того, как стал свидетелем такого великолепного зрелища высококлассных шахмат? Правда, позже я окончил политехнический институт, но это было сделано, скорее, из общеобразовательных целей, чем являлось попыткой сделать карьеру, поскольку я не имел ни малейшего намерения работать инженером.

К сожалению, как это часто случается в жизни, обратная сторона медали тоже давала о себе знать. Уникальные достижения Фишера и общий уровень его игры в дальнейшем мешали моему шахматному развитию. После просмотра его партий я был твердо убежден, что ни один игрок никогда не сможет достичь такого же совершенства в игре. Должен сознаться, что с годами мое отношение к Фишеру не сильно изменилось. Даже сейчас, когда разбираешь партии Фишера, создается впечатление, что это предел человеческих возможностей и лучше играть просто невозможно. В юном возрасте не верилось, что я могу даже приблизиться в своей игре к этому эталону.

Самые важные открытия в шахматной истории

В юношеском возрасте я стал понимать важность изучения творчества классиков (а Фишер в 1972 году, после своего добровольного отказа от участия в соревнованиях, неожиданно сразу стал одним из них). И тут я столкнулся с парадоксальной психологической проблемой. Я мог досконально изучить партии великих шахматистов прошлого, но мне никак не удавалось тщательно проанализировать творчество Фишера. Вероятно, дело было в том, что я просто не чувствовал себя готовым к такому дерзкому интеллектуальному вызову. Сначала мне пришлось досконально изучить и запомнить все, что было сыграно до Фишера, иначе не было шансов понять наследие одиннадцатого чемпиона мира – подлинной квинтэссенции самых важных открытий в шахматной истории.

Вскоре после того, как я стал гроссмейстером, мне все же удалось продвинуться в этой области, казавшейся ранее совершенно недоступной. Я приобрел великолепно написанную книгу о славной карьере Фишера под названием «744 партии Бобби Фишера». Подозреваю, что авторов книги (A. Голубев и Л. Гутцайт) не слишком заботил такой вопрос, как уважение к авторскому праву, но нельзя не признать, что их работа содержит очень ценный материал.

Юрий Балашов: самый компетентный комментатор партий Фишера

Среди множества анализов в этой книге меня особенно глубоко поразили подробные комментарии Юрия Балашова к четвертой партии матча Фишер – Тайманов. Балашов был одним из секундантов Тайманова во время этого драматического состязания и тонко прочувствовал все нюансы весьма поучительного окончания этой партии. Между прочим, выпускная дипломная работа Балашова в Институте физкультуры была посвящена тщательному анализу стиля игры Фишера. Так что вряд ли можно найти более компетентного в данной области комментатора.

Комментарии Балашова не только доказали мне, что партии Фишера можно изучать и успешно в них разбираться, но и помогли нащупать конкретное направление исследований. В упомянутой партии Фишер продемонстрировал феноменальную технику при реализации едва заметного перевеса в окончании «слон против коня».

Вскоре я обратил внимание на то, что подобные позиции были своего рода «специализацией» Фишера. Я также заметил, что Фишер питал пристрастие к королевскому слону (имеются в виду белопольный слон у белых и чернопольный слон у черных). Эта психологическая склонность не вызывает особого удивления, поскольку одними из его любимых начал были староиндийская защита и атака Созина в сицилианской защите, в них королевский слон является ключевой фигурой с точки зрения влияния на характер позиции.

Эта привязанность к слону проявлялась не только в эндшпиле. Вот замечательный пример, отличающийся нестандартным использованием белопольного слона в сложном миттельшпиле.

Фишер - Каган
Нетанья 1968

1.e4 c6 2.Nc3 d5 3.Nf3 Bg4 4.h3

Один из любимых способов игры Фишера против защиты Каро-Канн. Белые намерены получить двух слонов в самом начале партии, когда еще не совсем ясно, является ли это реальным преимуществом.

4...Bxf3 5.Qxf3 Nf6 6.d3 e6

Дальнейшая стратегия черных довольно проста. Они ставят почти все свои пешки на белые поля, ограничивая активность белого слона. Поначалу создается впечатление, что их стратегия превосходит прямолинейную игру белых. Вся глубина понимания Фишером позиции раскрывается только в заключительной фазе партии (см. комментарии к 21-му ходу).

7.a3!?

Важный момент. Когда Фишер впервые участвовал в турнире претендентов (1959 год), он неизменно избирал 7.g3, стремясь как можно быстрее перейти к староиндийскому построению. Однако после 7...Bb4 8.Bd2 d4 9.Nb1 Qb6 он регулярно сталкивался с трудностями. Показательно, что даже такой убежденный сторонник классических систем испанской партии, как Керес, стал против Фишера играть защиту Каро-Канн, именно чтобы использовать это слабое место в его дебютном репертуаре.

Скромный на вид ход 7.a3 предотвращает размен чернопольных слонов. Без помощи своего коллеги белопольный слон рискует стать пассивно расположенной фигурой, как неоднократно было в партиях Фишера в 1959 году. Да и вообще любой размен фигур, в принципе, на руку черным, так как у них несколько стесненное положение.

7...Nbd7 8.g4

Это не атакующий ход. Белые просто захватывают пространство на королевском фланге, одновременно отбивая охоту у соперника рокировать в короткую сторону.

8...Bd6 9.g5 Ng8 10.h4 Ne7 11.h5 Qb6 12.Bh3

Снова сыграно без особых агрессивных намерений. Пункты e6 и g6 достаточно защищены от тактических ударов, например, от g5-g6. Помимо подготовки короткой рокировки, идея последнего хода Фишера состоит в том, чтобы помешать черным в их намерениях вскрыть позицию на королевском фланге, для этого и оказывается давление на пункт e6.

12...0-0-0 13.a4

Поскольку черные определили местоположение короля, Фишер начинает типичную диверсию. Черные вынуждены немедленно определиться с пешечной структурой на ферзевом фланге.

13...a5

Наиболее естественная реакция, не позволяющая белым захватить пространство на этом участке доски. Между тем, позднее эта пешка будет единственной, заблокированной на черном поле, что даст белым возможность развить решающую атаку.

Возможно, более разумным ходом было сдержанное 13...a6.

14.0-0 Rhf8 15.Kh1 f5

Несмотря на то, что белый король рокировался в короткую сторону, в дальнейшем именно белые имеют возможность устроить пешечный штурм на этом участке доски. Поэтому Каган решил обезопасить себя от подобной агрессии, одновременно еще больше ограничивая слона соперника.

16.Qg2!

Белые совсем не собираются мешать планам противника. Вскрывать позицию путем 16.gxf6? было бы весьма рискованно и дало бы черным возможность получить активную игру по линии «f» после 16...Rxf6.

Последним ходом Фишер освобождает дорогу пешке «f», собираясь захватить пространство в центре.

16...g6

17.h6

Продолжая ту же стратегию: черные лишены возможности проявить активность на королевском фланге. Кроме того, серьезный перевес белых на этом участке в случае массовых разменов представлял бы для черных определенную опасность. Тогда относительную слабость королевского фланга черных подчеркнуло бы возможное в определенный момент Bh5!

17...Kb8 18.f4 Rfe8

Трудно сказать, разгадал ли Каган в этот момент главный план Фишера. Но пока в позиции сохраняется напряжение, черным приходится постоянно учитывать возможное со стороны белых вскрытие игры в центре путем Re1 и exf5. Поэтому их последние ходы вполне логичны, хотя и оказываются бесполезными после того, как центр будет заперт.

19.e5!

Сначала этот ход может показаться весьма нелогичным. Ведь белые окончательно лишают себя надежды активизировать белопольного слона.

19...Bc5 20.Qf3 Nc8 21.Bg2

Зачем же Фишер потратил два темпа на перевод слона на диагональ, где у него так же мало перспектив, как и раньше?

Пора разъяснить стратегию белых. Потенциальная сила белого слона заставила черных поставить пешки на белые поля. Но эта стратегия также серьезно ограничила и активные возможности самих черных. Они так и не перешли демаркационную линию, позволив белым добиться значительного пространственного перевеса. Вопреки тому, что мы видим на доске, можно сказать, что черные вовсе не ограничили слона, совсем наоборот!

Ход 21.Bg2 является продолжением той же стратегии сдерживания. Черные могут теперь забыть о проявлении активности в центре. Слон не будет играть значительной роли в решающей фазе партии, и полученное преимущество будет реализовано без его помощи. Но план белых, основанный на вскрытии ферзевого фланга, оказывается удивительно эффективным. Испытывая нехватку пространства для маневров, черные не успевают вовремя перестроиться.

21...Kc7

Хорошо спланированная, но слишком медленная акция. Король пытается убежать на другой фланг, конь же переводится на a6 с целью притормозить атаку белых на ферзевом фланге. Во всяком случае, вряд ли можно посоветовать черным что-то лучшее.

22.Ne2 Nb8 23.c3 Kd7 24.Bd2!

Белые не тратят темп на защиту пешки b2, так как 24...Qxb2? неожиданно приводит к мату: 25.Rfb1 Qxd2 26.Rxb7 #. Финальная позиция является прекрасной иллюстрацией недостатка пространства у черных. Положение ладьи на e8, полезное еще несколько ходов назад, имеет роковые последствия для короля.

24...Na6 25.Rfb1 Bf8

Еще один признак беспомощного положения черных. Король не может пересечь диагональ a3–f8, так как после d3-d4 черные потеряют слона с5.

26.b4!

Сигнал к началу решающего штурма.

26...axb4 27.cxb4 Bxb4?!

Сразу вскрывая линию «b», черные упрощают задачу Фишеру. Правда, они могли лишь затянуть сопротивление путем 27...Ke7 28.b5 Nc5 29.a5 Qc7 30.bxc6 bxc6 (30...Qxc6 проигрывает материал: 31.Rc1 Qb5 32.Nd4 Qxd3 33.Bb4) 31.a6, и пешку вряд ли можно остановить.

28.a5 Qc5 29.d4 Qf8 30.Bxb4 Nxb4 31.Qc3 Na6 32.Rxb7+ Nc7 33.Nc1 Re7 34.a6

Черные просрочили время. 1-0

Возвращаясь к нашей главной теме, исследованию эндшпиля, необходимо сделать ряд общих замечаний.

Большинство примеров в главном разделе этой главы относятся к периоду 1970–72 годов, т.е. к восхождению Фишера на королевский престол. Среди его противников были сильнейшие игроки того времени. Я посчитал, что только в этом случае данная глава сможет оправдать ожидания самых требовательных читателей.

Что касается легендарной точности Фишера в эндшпиле, то достаточно красноречив тот факт, что он не пользовался услугами секунданта во время матчей претендентов в 1971 году. Многочисленным членам советских делегаций пришлось признать, что проводимый Фишером в одиночку анализ отложенных партий обычно оказывался лучше их коллективных усилий.

А теперь давайте рассмотрим ряд типичных ситуаций, когда слон превосходит коня в силе.

Когда слон сильнее коня

Дальнобойный слон может лишить коня ходов, когда тот находится на краю доски, без помощи других фигур и пешек. В следующем примере это можно наблюдать в чистом виде.

Фишер - Аддисон
Открытый чемпионат США, Кливленд 1957

Черные не могут менять все фигуры, так как худшая пешечная структура приведет их к поражению в пешечном эндшпиле. Опасаясь, что конь будет стреножен на линии «h» в случае размена на e5, Аддисон сыграл:

27...Nf6

В принципе, черным желательно избегать размена ладей, но после, скажем, 27...Rc8 белые смогут использовать пассивное положение коня: 28.Re6+ Kf7 29.Rh6 Ng7 (как ни печально, но другого хода нет) 30.Rxh7 Rg8 31.Rxg7+, добиваясь легко выигранного пешечного окончания.

28.Rxe8 Nxe8 29.Be5!

Выясняется, что конь только поменял одну тюрьму на другую.

29...Kh5

Отчаянная попытка завязать контригру. Как уже отмечалось, 29...Nf6 проигрывает ввиду 30.Bxf6 Kxf6. Например: 31.Kd3 Ke5 32.Kc4 с последующим продвижением пешек ферзевого фланга.

30.Kd3 g4 31.b4 a6 32.a4 gxf3 33.gxf3 Kh4 34.b5 axb5

На 34...a5 последует 35.b6! и 36.c6.

35.a5!

Самое простое. После тематического прорыва с5-c6 черные не смогут остановить пешку «a» даже ценой коня.

35...Kh3 36.c6! 1–0

Конечно, это крайний случай. Вот более сложный пример превосходства слона над конем.

Сам факт, что черные здесь проиграли теоретически ничейную позицию, свидетельствует о больших практических трудностях, с которыми сталкивается игрок, имеющий коня.

Фишер - Тайманов
2-я партия четвертьфинального матча претендентов,
Ванкувер 1971

Фишер упустил элементарный выигрыш сразу после откладывания (что совсем не типично для него). Великолепная защита Тайманова в трудном положении была почти вознаграждена. Положение на диаграмме теоретически должно привести к ничьей.

Однако утомление от трудной защиты, а также психологический груз предыдущих поражений (счет был уже 0–2, так как отложенная партия доигрывалась после завершения третьего поединка) повлияли на игру Тайманова. Он автоматически направил короля в сторону пешки:

81...Ke4?

После этого хода белые уже могут добиться победы. Как обычно, Фишер не упустил свой шанс. Сделав несколько «единственных ходов», он завоевал третье в матче очко.

Для достижения ничьей черным можно было сделать три хода:

a) 81...Kd6 82.Be2. Одному слону трудно полностью стреножить находящегося в центре коня. Пока поле e2 наиболее удачно подходит для этой цели. Прежде всего, коня нельзя пускать на f3. Но теперь конь может пойти на d7.

82...Nd7+ 83.Kf7 Ke5 84.h4 Nf6 85.Ba6

В этом положении, помимо активного 85...Kf4, что сразу форсирует ничью, черные могут защищаться и пассивно:

85...Nh7 86.Bc8 Nf6 87.Bh3 (если 87.Kg6, то 87...Nd5! 88.h5 Nf4+, уничтожая пешку). Кажется, что белые добились позиции цугцванга, но конь продолжает творить чудеса:

87...Nh7 88.Kg7 Nf6 89.Kg6 Nd5!, и нельзя 90.h5 ввиду 90...Nf4+.

b) 81...Nd3 82.h4 Nf4. Вероятно, наиболее простой путь. Черные пользуются тем, что поле превращения пешки не контролируется слоном. Белый король отвлекается, чтобы освободить путь черному монарху в спасительный угол.

83.Kf5 Kd6 84.Kxf4 Ke7. Поскольку белые не могут помешать королю достигнуть поля h8, ничья очевидна.

И последняя возможность:

c) 81...Kd4. Та же идея, что и в партии, но король ступает на лучшее поле. На черной клетке он не попадает под удар слона.

82.Bd1 (либо 82.Bc8 Nf3, блокируя движение пешки, и не опасно 83.Bb7 Nh4 84.Kg5 ввиду 84...Ke5! 85.Kxh4 Kf6, стремясь к полю h8).

82...Nd7+ 83.Kf5 Kd5 84.h4 Kd6 85.Kg6 (в случае 85.h5 Ke7 черный король успевает вовремя).

85...Ne5+ 86.Kg7 Ke7 87.h5 Nd7 88.h6 Nf6!

88...Nf8 было бы слишком пассивно и давало белым возможность победить: 89.Bg4 Ke8 90.Bc8 Ke7 91.Bd7!!

Настоящее торжество слона над конем.

89.Bb3. Белые снова максимально активно расположили фигуры, но конь простыми шахами вынуждает ничью: 89...Nh5+ 90.Kg8 Nf6+.

82.Bc8!

Фишер демонстрирует свойственную ему точность в выборе хода. 82.Kg5 Nf7+ или 82.Bd1 Nd7+ 83.Kg5 Nc5 84.h4 Ne6+ 85.Kg4 Nf4 позволяло черным спастись.

Ход Фишера – сильнейший. Слон уводится подальше от возможного нападения, при этом сохраняя контроль над ключевыми полями. Пункты g4 и d7 контролируются напрямую, тогда как поля f3 и d3 защищены косвенно (см. также следующий комментарий).

82...Kf4

Из-за неудачного расположения короля нельзя играть 82...Nf3 (с целью как можно быстрее заблокировать пешку) ввиду 83.Bb7+. Плохо и 82...Nd3 (с идеей Nf4) 83.Bf5+ и 84.Bxd3.

83.h4 Nf3

Вариант 83...Ng4+ 84.Kg7 Nh2 85.h5 Nf3 86.h6 Ng5 87.Kg6 приводит к позиции цугцванга; на этот раз это полный цугцванг!

84.h5 Ng5 85.Bf5!

Еще один важный ход, лишающий коня возможности дать шах на h7 или e4.

85...Nf3 86.h6 Ng5 87.Kg6

Черные в цугцванге. Слон отбирает поля как у коня, так и у короля (нет таких ходов, как 87...Kg4 или 87...Ne6 с идеей на 88.h7 ответить 88...Nf8+).

87...Nf3 88.h7 Ne5+ 89.Kf6 1–0

Интересно, что задолго до этой партии в другом поединке этих же соперников встретилась позиция, в которой защищаться приходилось уже Фишеру.

Тайманов - Фишер
Буэнос-Айрес 1960

Тот, кто слабо знаком с теорией слоновых окончаний, интуитивно попытается поставить короля перед пешкой. В определенном смысле именно это и делал Тайманов во второй партии матча в Ванкувере, когда резко двинул короля в сторону пешки. Фишер, не колеблясь ни минуты, избирает другой (разумеется, верный) путь и без труда добивается ничьей.

81...Kf4 82.b5 Ke4 83.Bd4 Bc7 84.Kc5 Kd3 85.Kc6 Kc4 86.Bb6 Bf4 87.Ba7 Bc7 Ничья.

Хотя далее в этой главе в основном будут рассматриваться чистые окончания «слон против коня», читатель все же заметит, что практически в каждой начальной позиции присутствует, по меньшей мере, по ладье с каждой стороны.

Причина такой подачи материала заключается в том, что умение выбрать оптимальный момент для размена и перехода в нужный эндшпиль не менее важно, чем умение разыгрывать полученное окончание. Между прочим, главная сила Фишера проявлялась как раз в способности умело связать эти две фазы рассматриваемого нами типа окончаний.

Продолжение следует

Часть 2

Часть 3

Книги



Сергей Воронков:

«Не счесть алмазов в каменных пещерах - 3»

«Не счесть алмазов в каменных пещерах - 2»

«Не счесть алмазов в каменных пещерах»

«Гастрономический оргазм» («Невозможное начало»)

«Белые начинают и… играют!» («Дебют по Ананду»)

«Компьютером – по лжи и лицемерию!» (Каспаров, IV том)

«ФИШЕР плюс КАСПАРОВ – гремучая смесь!» («Мои великие предшественники» IV том)



Владимир Барский:

«Щит, перекованный в секиру»

Книжный архив

«Вот такой сумбур...»
«Автопортрет учителя шахмат»
«Энциклопедия 2-й свежести»
«На "интуиции" не уедешь...»
«Проект "Костров и Ко"»
«Книг много, новинок мало»

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум