пятница, 20.09.2019
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Grand Swiss08.10
Командный чемпионат Европы23.10

Интервью

   

ЭМИЛЬ СУТОВСКИЙ: ФИДЕ МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ, часть 1

Эмиль Сутовский, гроссмейстер и многолетний президент Ассоциации Шахматных Профессионалов (АШП), уже полгода работает Генеральным директором Международной шахматной федерации ФИДЕ. Должность новая – и не только для него, но и для самой ФИДЕ, ранее ее в явном виде не существовало. Де-факто Эмиль является одним из самых активных и влиятельных деятелей шахматного мира. Он также популярный блогер, в своем фейсбуке регулярно высказывается на самые разные темы.

Возникла идея представить в более-менее систематическом виде его мысли по самому широкому кругу вопросов, волнующих шахматное сообщество. В том числе и тех вопросов, которые обычно не затрагиваются в интервью с официальными лицами и могут выглядеть с чьей-то точки зрения наивными, но активно обсуждаются профессионалами и любителями. В процессе наших бесед, состоявшихся в несколько заходов в январе-феврале этого года, стало ясно: угнаться за потоком новостей, которые новая команда ФИДЕ с активным участием Эмиля генерирует чуть ли не ежедневно, невозможно (при том, что мы попытались это сделать – даже некоторые апрельские новости добавлены). Лучше сосредоточиться на фундаментальных взглядах, идеях, намерениях. И обсудить их не спеша, во всех возможных в данном формате деталях.

Первая часть нашего разговора получилась более «информационная» по духу, вторая будет более «проблемная».

Валерий АДЖИЕВ

Фото: Давид Льяда

 

ЧАСТЬ 1

 

ПРЕДВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ

Я предлагаю начать с самого начала. Как вообще Вы оказались на этой должности? Вас ведь не было в предвыборном тикете Дворковича. Вы, как я понимаю, подключились к кампании довольно поздно, хотя не единожды публично выражали неудовольствие деятельностью ФИДЕ и лично Макропулоса. То, что он пошел на выборы во главе новой команды, Вас, очевидно, не вдохновляло. Когда пришла мысль самому включиться в кампанию?

Еще в 2017 году мы в АШП заявили, что поддержим кандидата против тогдашнего фидевского руководства, потому что чаша недовольства им переполнилась, и нам было очевидно, что продолжать так дальше просто невозможно. ФИДЕ увязла в междоусобицах: блок Макро против блока Кирсана, дела, которые должны были делаться, фактически отошли на второй план. Было ясно, что в последние два-три года вся основная деятельность сводилась к тому, чтобы повысить статус того или иного кандидата на предстоящих выборах. Все наши обращения в адрес ФИДЕ игнорировались, и стало ясно, что политические моменты, слабо связанные с реальной шахматной жизнью, так и будут превалировать. Тогда еще не было ни малейшей информации о кандидатуре Дворковича, но мне было очевидно, что если появится новый кандидат, то его надо поддержать. И секрета из этого я не делал.

 Вы были готовы поддержать кандидатуру Найджела Шорта?

Да, безусловно. Другое дело, насколько была бы велика степень моей личной вовлеченности. Собственно, и моя вовлеченность в кампанию Аркадия Владимировича была на первых порах опосредованной, так как я не предполагал, что буду непосредственно участвовать. Он пригласил меня на встречу в Москву, и я озвучил целый список тем и мыслей, которые АШП всегда отстаивала – то, что мы считали важным и абсолютно критичным для развития профессиональных шахмат.

Наверное, это сыграло роль, и через достаточно короткий срок последовало предложение присоединиться к команде, которая уже вела предвыборную кампанию. Могу абсолютно точно и с полной ответственностью заявить, что я не был наемным работником на этой кампании, я не получил за это ни единой копейки, мне не была обещана какая-либо должность. Я для себя в этом плане очень четко решил, что будучи президентом АШП, не имею морального права поступить иначе. Для меня была важна возможность делать то, что я считал в тот момент единственно правильным для будущего шахмат. Так что все делалось на энтузиазме, и он, я считаю, и помог достичь результатов.

Эта вовлеченность не ограничивалась ведь Вашими публичными выступлениями в фейсбуке (где у Вас большая аудитория) и выражением симпатий в интервью? Вы и за сценой действовали? С кем-то разговаривали, куда-то ездили... Интересна эта real politics, которая в шахматах обычно скрыта.

Это была не realpolitik, которая обычно означает, что надо поступаться принципами ради решения каких-то вопросов... В моем случае это было не так. У меня хорошие отношения с широким кругом шахматных людей – среди них руководители многих федераций, особенно европейских, фигуры, имеющие достаточно большой вес. Для меня было важно, что в этих разговорах мне не надо было уходить от своих принципов, от того, во что я сам верю.

А когда Вам была предложена должность гендиректора?

Предложение было сделано после выборов – при том, что сама должность с этим названием в то время еще не была официально заявлена. Она формально возникла в ноябре.

А каковы вообще Ваши впечатления об этой выборной кампании? Было ведь много негатива и взаимных обвинений. Традиционные упреки в покупке голосов, Дворковича упрекали в давлении на федерации в некоторых странах через звонки из российских посольств. По Вашим ощущениям, эта кампания была более-менее нормальной?

Скажем так. Я не участвовал непосредственно в других президентских кампаниях, мне трудно сравнивать. Но основываясь на том, что я знаю про закулисные дела и разговоры в предыдущих кампаниях 2006, 2010 и 2014 годов, считаю, что эта кампания была более чистой. Я, конечно, могу говорить про тот периметр, в котором я сам работал. Не было какого-то безудержного использования административного ресурса. Более того: первоначальное общение с Дворковичем меня несколько удивило тем, что он собирался вести кампанию в белых перчатках. При том, что совсем уж в белых перчатках у предыдущей власти, наверное, вряд ли можно было выиграть. Но насколько это возможно, это было сделано.

НОВАЯ ФИДЕ

 Давайте поговорим теперь о сфере Вашей ответственности в ФИДЕ. И вообще о новой ФИДЕ. Со стороны кажется, что изменилось многое: новые структуры, подразделения, должности. Не говоря о новых людях, совсем не похожих на старых. Трудно разобраться, как это все теперь работает. Мы знали насчет прошлой ФИДЕ: есть президент Илюмжинов, его правая рука Макропулос, по должности заместитель президента, который по общему мнению осуществлял реальное руководство, были такие известные деятели как Джеффри Борг и Найджел Фримэн, вовлеченные в организацию соревнований и финансовые дела, может быть, еще несколько имен. Сейчас такое впечатление, что людей на важных позициях стало много больше. Одних вице-президентов 12, четыре "почетных вице-президента", все эти комиссии... Трудно понять, кто будет работать штатно, кто на общественных началах. Понятно, что Дворкович – президент, на нем вся ответственность. Он новый Илюмжинов. А Вы кто – новый Макропулос? Или новый Джеффри Борг?

(смеется): Довольно oбидныe Ваши слова… Чуть позже поведаю о своих функциях, что касается команды: количество официальных должностей, в частности, вице-, остается примерно таким же много лет. Скорее уменьшилось, ибо мы сократили общее число комиссий на треть. Просто многие имена были не на слуху, все крутилось вокруг чрезвычайно узкого круга людей. Макропулос решал практически все вопросы повседневной деятельности ФИДЕ, Борг помогал всему этому обрести какой-то смысл, не будем уточнять какой... Кирсан Николаевич уже многие годы выполнял в основном представительские функции, он не занимался конкретными вопросами функционирования ФИДЕ.

А Дворкович занимается?

Дворкович совсем другой президент: многие считали, что он как президент будет доставать денежку, и на этом его обязанности будут исчерпаны. Абсолютно не так. Меня с самого начала поразило, что он во все дела, будь то финансирование чемпионата мира или использование какого-то дополнительного показателя в швейцарке, вникает сам. И ко всему подходит серьезно. Возможно, это так на начальном этапе работы, и в будущем ему придется сосредоточиться только на самых важных делах, но пока – так. И работает в таком режиме практически ежедневно.

По должности, новый Макропулос тогда – это Башар Куатли? Если Дворкович по каким-то причинам не сможет выполнять свои обязанности, то именно Куатли его заместит?

Наверное, это так. Но не хочется такой сценарий рассматривать, давайте Аркадию Владимировичу пожелаем здоровья. Но такой позиции как у Макропулоса, в новой системе просто нет. Макропулосу была делегирована львиная доля полномочий президента. Президент Дворкович свои полномочия в таком или даже сопоставимом объеме не делегирует. С формальной точки зрения Куатли – первый заместитель Президента. У Башара, кстати, большой запас идей в области популяризации шахмат. Он считает, что будущее шахмат зависит от того, насколько удачно они будут вписываться в различные социальные проекты. Но при этом, например, у нас с ним сильно разнятся взгляды на профессиональные шахматы.

Можно несколько слов о том, как устроены руководящие органы ФИДЕ?

Две главные структуры: Президентский Совет, который по статусу рассматривает и утверждает все значимые решения, в который входят и все вице-президенты, и президенты континентов, и чемпионы мира – Карлсен и Цзюй. И Management Board – это новая структура, не знаю, как ее назвать по-русски точнее – Совет Менеджеров (или Совет Директоров?) – несет ответственность за каждодневную работу. В этот Совет, помимо президента, который его возглавляет, входим, в частности, мы с Виорелом Бологаном (исполнительным Директором ФИДЕ), а также Игорь Коган – координатор деятельности Совета, Вилли Иклики – глава аппарата ФИДЕ, казначей Чжу Чень, Директор международных программ Мод Аль-Мудакха, советник президента Берик Балгабаев и секретарь Вадим Цыпин. И Александр Мартынов, главный юрист ФИДЕ – у него в этот переходный период особенно большое поле работы. Постоянную работу ведут также многочисленные комиссии, их 19.

Кстати, не разъясните: некоторые персоналии в комиссиях ФИДЕ обозначены как councillors, а некоторые как members. В чем разница?

Каунселы – это в принципе более высокий статус, что-то между руководителем комиссии и рядовыми членами.

А работа в комиссиях – оплачиваемая?

Насколько я помню, в каждой комиссии есть человек, который получает зарплату, но подавляющее большинство работаeт на общественных началах. Тем не менее, работа кипит – уж очень много изменений назрело, и для их претворения в жизнь нужна зачастую координированная работа нескольких комиссий.

Можно ли сказать, что члены Совета Менеджеров – это штатные сотрудники на зарплате?

За всех не стану отвечать – тем более, что трудоустройство сотрудников и их контракты – не моя сфера деятельности. Могу про себя сказать – это действительно работа с полной занятостью. И рабочий график очень напряженный – думаю, меньше чем 60 рабочих часов в неделю за эти месяцы у меня не было. У каждого из членов Совета свой участок работы. Каждую неделю Совет заседает, типичная повестка – десяток пунктов, в начале заседания каждый из нас рапортует, что на его участке за прошедшую неделю сделано, какие подвижки по конкретным вопросам. Скажем, Бологан отчитывается о работе, связанной с комиссиями и национальными федерациями, программой FIDE Development, Чень по финансовым вопросам, а я – по своим направлениям, связанным с розыгрышем Цикла, по новым партнерствам, встречам с потенциальными спонсорами и организаторами... Проводится обсуждение и вырабатываются планы на следующую неделю. Так что четко видно, кто за что отвечает и как идут дела. Обсуждение достаточно откровенное – не то, что прошлись по повестке, одобрили, и каждый пошёл дальше заниматься своим делом. Постоянно возникают дискуссии – в этих спорах, может, и не рождается истина, но возникают новые идеи.

А новая штаб-квартира в Лозанне уже функционирует?

В ноябре как раз в Лозанне мы принимали участие в конференции МОК, где встречаются представители федераций олимпийских и неолимпийских видов спорта. Мы встречались и с руководством МОК, и с мэрией города. Удалось договориться о двухгодичной аренде офиса в Лозанне, причем бесплатно. И офис ФИДЕ начал функционировать, как и было в программе Дворковича обещано. В чем многие сомневались. Офис в Лозанне будет центром административной работы, за которую отвечает Вилли Иклики как COO.

Значит ли это, что Вы переедете в Лозанну, сядете там в кабинет... У Вас будет (или уже есть) какой-то аппарат, референт, секретарша...

Что касается меня, то переезд в Лозанну в ближайшие планы не входит – то есть я могу назначить какую-то встречу с партнерами в нашем офисе. Но чаще – это всё же встречи на местах.

Фото: Давид Льяда

КОМИССИЯ ПО ГЛОБАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ

«Ваша» комиссия – Комиссия по глобальной стратегии. Это ведь новый орган?

Да, и это самая важная сфера моей работы. Название, конечно, пафосное – но точное: необходимо понять, куда шахматы должны двигаться в ближайшие годы, да и в среднесрочной перспективе. И все вопросы, связанные с проведением чемпионатов мира, Олимпиад и других важнейших соревнований. Ну и целый спектр вопросов, касающихся взаимоотношений ФИДЕ с внешним миром. В комиссии семь человек, помимо меня наибольшую нагрузку несет ее секретарь Павел Трегубов.

А можно подробнее о направлениях работы?

Прежде всего – разработка всего, что связано с розыгрышем чемпионатов мира: система претендентского отбора, построение календаря и форматов официальных соревнований ФИДЕ, их непосредственной организации. Количество турниров невероятно разрослось (и это ХОРОШО!), все время требуется внимательное согласование календаря. Огромное количество положений о соревнованиях требуют радикального пересмотра или разработки по новой. К примеру, уже в этом году намечаем три новых проекта – чемпионат мира по шахматам Фишера, Гранд Свисс и турнир лучших университетов мира. Второе направление – все, что связано с глобальным развитием, куда шахматы идут. Для начала – надо понять, где мы находимся.

Несколько лет назад ФИДЕ (или ее уполномоченная фирма Агон?) заказывали социологической фирме YouGov весьма глобальный опрос. После чего появилась цифра в 600 миллионов активно играющих. Насколько я понимаю, были большие претензии и к методологии этого опроса, к корректности выборки опрашиваемых, и к последующей экстраполяции полученных для нескольких стран итогов на весь мир.

607 миллионов. Методология там такая, что можно еще подкрутить и получился бы миллиард.

Они, грубо говоря, экстраполировали на весь мир то, что в некоторых избранных странах происходило.

Да, один проблематичный момент – это выборка, потому что если проверять в России или Индии – это одно, а в Индонезии или Нигерии – будет совсем другое. Другой момент – вопрос "Играете ли вы в шахматы хотя бы один раз в год?" – это непонятно о чем. Мы к соцопросам собираемся подойти очень серьезно, это большая трудоемкая задача получить реальные цифры. Для этого надо задать правильные вопросы. Всю шахматную общественность можно разбить на три категории. Условно, есть игроки, присутствующие в рейтинг-листе ФИДЕ. Вот про них ФИДЕ знает очень многое. Не все, конечно, но очень многое. В каких играют турнирах и насколько часто, какой рейтинг, сколько лет играют, сколько им лет, какова гендерная разбивка. Но мы не знаем, хотели бы они играть больше или меньше, какой формат турниров предпочли бы, какие у них заработки и т.д.

Но это самый маленький пласт – чуть более полумиллиона игроков.

Вторая категория – она по численности гораздо больше, чем тех, которые на учете в ФИДЕ. Миллионов 20-30 играют в шахматы онлайн более-менее регулярно. Кстати, тот факт, что сегодня этот пласт мы можем лишь оценивать, опираясь на данные коммерческих онлайн-платформ, говорит о многом. Условно говоря, из этих 25 миллионов примерно 20 абсолютно не интересует, что происходит в шахматах после того, как они отыграли свои партии онлайн – зашли, сыграли и ушли. Мы не знаем про этих людей ничего – возможно, матч на первенство мира им интересен, но и только, а даже супертурниры – нет. Мы не знаем, интересна ли им классика, или, может, они только смотрят ролики с партиями блиц. Мы не знаем, какие платные сервисы для таких любителей привлекательны.

Самая популярная модель из существующих платных сервисов – это freemium, когда основной режим бесплатный, но могут присоединяться и платные опции. Это чаще всего анонимные пользователи, мы не знаем их разбивку ни по возрасту, ни по социальному статусу, гендеру, ни сколько даже часов они играют в шахматы, потому что они могут играть на разных платформах и данные эти не стекаются в одну таблицу.

И есть третий, самый большой пласт – это любители, которые с удовольствием читают, смотрят, просто краем уха слышат про шахматы, им это интересно. Особенно, конечно, следят за матчами на первенство мира. Я говорил со Стивеном Моссом, обозревателем Гардиан (кстати, автор книги о шахматах и шахматистах, хотя он журналист более широкого профиля) – он сказал, что их приятно удивил интерес людей к матчу на первенство мира (который их газета освещала), и даже по ходу матча Карлсен – Каруана газета Гардиан завела блог с постоянными апдейтами с места событий...

И если взять, скажем, Индию, где огромное количество детей занимается, и даже Россию – мы понимаем, что интерес там очень большой, но все равно знаем недостаточно. А, например, Штаты – огромный и к тому же быстрорастущий шахматный рынок, про который мы вообще мало знаем. Или Южная Корея – где, казалось бы, шахмат вообще нет, да? А оказывается, там уже сегодня около 50 тысяч детей и юношей занимаются шахматами.

Всё это требует изучения, требуется серьёзное исследование. Как я и говорил, мы разработали подробный опросник (он отличается для каждого из вышеназванных пластов) и пригласили, пожалуй, самую уважаемую компанию в этой отрасли – Nielsen, которая займется предметным изучением рынка и к концу лета предоставит нам подробный отчёт.

Такого рода социология всегда интересна, но в чем ее практический смысл для ФИДЕ?

Если я завтра приду говорить с серьезным спонсором, не таким, кому дано указание спонсировать, а кто будет делать это из коммерческих соображений, то у меня пока не будет точных ответов на напрашивающиеся вопросы об аудитории шахмат. Ее размерах и характере. Конечно, оставляя в стороне политику и геополитику, нас должно радовать, что есть такие страны, в которых связанные с государством компании спонсируют шахматы в добровольно-принудительном порядке, за это им, конечно, спасибо. Но не может вся деятельность ФИДЕ вертеться вокруг этого. И надо понимать, что разные страны имеют разную специфику. Но сейчас у меня нет твердых цифр. И мы ведем переговоры с Хуавэй, причем на достаточно продвинутом этапе, и при этом у нас по некоторым позициям нет даже приблизительных цифр, которые вызывали бы доверие. Даже по последнему матчу Карлсен – Каруана нет точных цифр, сколько людей наблюдали за партиями.

С моей точки зрения, весьма репрезентативная цифра – это сколько народу в каждый данный момент слушали онлайн-комментарии на ведущих сайтах. Эти цифры можно было наблюдать во время трансляций и они вполне достоверны. Конечно, люди могли подключаться не на каждую партию и не на всю ее продолжительность, приходили, уходили, надо корректно мультиплицировать и экстраполировать. В любом случае, эти цифры не внушали оптимизма. Ясно только, что они чрезвычайно далеки от безумных цифр, которые публично называли руководители Агона – World Chess, когда речь шла чуть ли не о миллиарде.

Так, на официальном сайте, где очень качественно работала Юдит Полгар, типичная единовременная аудитория была в районе 5 тысяч; у популярного русскоязычного комментатора Сергея Шипова ближе к концу матча был достигнут рекорд в 20 тысяч. На сайте Chess24 суперкоманда Свидлер, Грищук и Гири имела единовременную англоязычную аудиторию на пике интереса тысяч в 50. Учитываем, что репортажи были и на ряде других ресурсов, экстраполируем – получаем ну миллион, ну несколько (если быть оптимистами) – это те, кто интересовались не просто результатом супер-матча, но хоть как-то следили за процессом.

Оптимизма эти цифры не внушают. Но нам нужно понять реальную картину. Мы знаем, что на Chess.com несколько миллионов разных пользователей играют каждый месяц. Даже эта цифра варьируется – называют и три, и 14 миллионов. Компания частная, они не обязаны предоставлять полную статистику. Но сколько из них смотрели трансляции матча, сколько регулярно смотрят трансляции других турниров – неясно. Но опять-таки: если мы говорим про реальный рынок тех, кто смотрит такого рода трансляции – только ли это важно? А может быть, важно, сколько детей пойдут заниматься шахматами в следующем году? А может быть, важно, сколько онлайн-партий будут сыграны любителями? Вот у меня есть ощущение, что для 80% любителей интересно только (не прежде всего, а только!) зайти онлайн и поиграть там часок. Разве это не интерес к шахматам? Разве это не может быть использовано при работе с потенциальным рекламодателем?

В целом, безусловно: для того, чтобы работать серьезно, нужно опираться на знание. Мы с самого начала взяли с места в карьер. В ноябре была крупная конференция в Шотландии, в Глазго, и мы должны были хаотично готовить хоть какую-то презентацию, чтобы показать, что такое ФИДЕ, что мы делаем, кого мы объединяем, сколько людей, как мы считаем, играют в шахматы, из чего состоит шахматный мир, что такое шахматная олимпиада, и т.д., и т.п. Реальных данных не было. У меня в этой связи двоякие ощущения возникают, потому что мне удалось в нашу комиссию глобального развития привлечь Кеннета Рогоффа. Он поможет контактами с крупнейшими западными компаниями и организациями, он может вывести на тех людей, которые смогут работать с ФИДЕ в долговременном плане, если поймут, что шахматы заслуживают, чтобы на них делать ставку, что здесь может быть коммерческий интерес. Но опять-таки, для этого нужны внятно сформулированные проекты, которые будут опираться на цифры, данные.

Чем еще занимаетесь?

Еще одно важнейшее направление – понять, куда мы движемся с точки зрения форматов. Должны ли мы оставаться в той нише, где сейчас находимся, должны ли попытаться ускоряться и во имя чего? Мне кажется, нужны какие-то испытательные полигоны, которые позволят тестировать разные альтернативы. Безусловно работаем в этом направлении. Все знают меня как приверженца классики, но безусловно, надо всё время испытывать новые идеи. Только не в духе отмены классических шахмат и традиционных форматов – а в дополнение, постепенно. Всё же не на кошках тренируемся. Да, где-то будем обжигаться. Но движение будет. Перевод Гран При на нокаут-систему, к примеру, позволит сделать весь этот розыгрыш значительно более привлекательным. Гранд Свисс – это огромный проект, который я давно вынашивал, или чемпионат мира по фишеровским – тоже долгое время не решались, а вот он, стартует, и Карлсен подтвердил участие в финальной стадии... Есть и другие задумки – никто в руководстве не собирается чинно восседать в кресле.

Повестка недавнего заседания Вашей Комиссии в Вейке была на сайте ФИДЕ опубликована. Но без подробностей. Можете рассказать, что еще обсуждалось? Вы ведь целый день заседали.

Полтора дня. Один день просто с утра до ночи. За две недели я разослал всем членам Комиссии предлагаемую повестку и попросил ее дополнять. Так что люди прибыли подготовленные, с идеями. Возможно, самый принципиальный вопрос – обсуждение процедуры биддинга на матчи на первенство мира. Чтобы принятые решения были максимально понятными и прозрачными, а не казались принятыми на основе каких-то закулисных соображений.

ЧИТЕРСТВО

Вы знаете, какой вопрос я в повестке не нашел, хотя и ожидал: читерство. Это такой вопрос, который лично Вы активно пытались продвинуть при прежнем руководстве, и без большого успеха. Это теперь не Ваш вопрос в ФИДЕ?

Это вопрос античитерской Комиссии, которая переименована в Комиссию по Fair Play. Но даже безотносительно к деятельности этой Комиссии, уже постановлено, что на каждом официальном соревновании ФИДЕ высокого уровня будет задействована специальная античитерская бригада, вооруженная нелинейными локаторами (не просто металлоискателями), которые достаточно эффективны. И это выполняется – и в Питере, и в Астане уже были специальные арбитры с соответствующим оборудованием. На каждом топовом официальном ивенте ФИДЕ так будет. Другое дело, что проблема куда шире, чем просто чемпионаты мира или этапы Гран При. Тут нет простых решений. Могу заверить, что общий вектор изменился. Кстати, возможно, потенциальные читеры это почувствовали – во всяком случае, в последние полгода о таких случаях не слышно. Это не значит, что их можно искоренить одной лишь суровой риторикой – но могу пообещать, что будем жестче следить, и я лично буду настаивать на максимально строгих санкциях в отношении пойманных.

ФИДЕ будет закупать эту технику или обязывать это делать организаторов?

Еще при прошлом руководстве было закуплено шесть таких локаторов. Не знаю, каков будет порядок их использования, это Античитерская комиссия должна отработать – вероятно, будут сдаваться в аренду организаторам. Ну и все другие возможные меры будут задействованы, это безусловно. Вообще, конечно, это очень большая проблема. Я недавно наблюдал на Гибралтаре, насколько плохо там были защищены участники. Как гендиректор, я буду настаивать, чтобы работа Античитерской комиссии всячески поддерживалась, чтобы было надлежащее финансирование, чтобы были введены правила, которые бы позволили с этой проблемой реально бороться.

А не боитесь, что ФИДЕ увязнет в судебных процессах?

Вот предыдущее руководство именно этого и боялось. И избегало принимать решения. Мы должны найти легитимный путь, чтобы можно было ловить читера с поличным. Шахматисты не должны бояться высказывать подозрения, и должны нормально относиться к тому, что их могут проверить на наличие запрещенных устройств. В конце концов, если в хоккее во время матчей можно измерять длину клюшек (помните знаменитые матчи СССР – Канада?), то почему нельзя применять аналогичные меры в шахматах? Почему в футболе за симуляцию (читай: жульничество) дают желтую карточку, а в шахматах мы, видите ли, не можем посчитать, что кто-то играет нечестно? И наказания должны быть действительно строгие. Другое дело, что у игроков должно быть ограничение на количество подобных жалоб. А то у нас особо подозрительные товарищи начнут каждого второго соперника во время партии обвинять… Все должно быть надлежащим образом прописано, в том числе в положениях о конкретных турнирах. Конечно, это непростая работа, все надо делать с умом, в том числе учитывая уровень и масштаб турнира.

ФИДЕ И ФИНАНСЫ

Понимаю, что это не Ваша епархия. Но тем не менее. Всем известно, что ситуация с деньгами в ФИДЕ была очень непрозрачна. Звучали и более сильные определения – такие как «коррупция». Найджел Шорт особенно на это в предвыборный период напирал и обещал, что обязательно будет всесторонний аудит. Возможно, новой команде, для которой главное – будущее, а не прошлое, не совсем удобно оглядываться назад. И все же: такой аудит состоялся?

Долгое время фирма Ernst&Young была аудитором ФИДЕ, из практики бизнеса известно, что в таких случаях глаз аудитора замыливается. Мы рассматривали возможность полностью сменить компанию-аудитора – это оказалось очень дорогим решением. Тогда мы перешли к другому аудитору внутри той же компании. Это абсолютно другие люди, и мы уверены в их профессиональной компетенции и добросовестности.

А вообще о прозрачности финансовых дел? Будет ли публиковаться детальный финансовый отчет с источниками поступления денег, или ФИДЕ, как многие коммерческие структуры, будет в этом смысле закрывать информацию?

Мы – общественная структура, закрытость не для нас, все будет публиковаться. Думаю, на Генассамблее, которая пройдет осенью 2019 года, такая информация будет предъявлена и представителям национальных федераций, и широкой публике. Кстати, генассамблеи с полным отчетом о проделанной работе будут проходить каждый год, а не каждые два года, как раньше.

Бюджет ФИДЕ на 2019 год увеличен более чем в два раза по сравнению с предыдущим годом. Было 2.3, теперь 5.9 млн евро. Объявлены и увеличенные призовые фонды для официальных соревнований.. Но не объявлено, а откуда эти деньги приходят.

Ну вот для чемпионата мира по рапиду и блицу в Питере призовой фонд был изначально заявлен в миллион. Но удалось добиться новых денежных поступлений, еще на 150 тысяч призовой фонд увеличили – хотя мы не были обязаны это делать. Это к тому, как расходуются деньги.

Это замечательно, тем более, что в последние годы призы в официальных соревнованиях ФИДЕ, даже и на главном матче, были в районе нижней допустимой границы. Но источники...

Их много. И это не только российские компании – например, при проведении чемпионата мира в Питере нам удалось договориться о сохранении серьёзного (хоть и урезанного ввиду переноса) спонсорствa со стороны саудитов. Мы близки к подписанию соглашения с Хуавэй, мы обсуждаем соглашение с Рено, мы увеличили отчисления от организаторов турниров за счет большего количества проводимых ивентов (но не за счет величины процента, полагающегося ФИДЕ).

Могу только сказать: мы работаем с партнерами и спонсорами, отсюда и деньги, ряд контрактов должен быть в близком будущем подписан – мне сейчас не совсем удобно разглашать детали. К примеру, предметные разговоры ведутся с настолько большой западной компанией, что её даже не буду называть вслух – не потому что нельзя, а чтоб не сглазить. Могу только заверить, что все будет прозрачно. Так же, как прозрачно будет сокращение взносов с игроков и федераций – за обсчет турниров, присвоение званий, участие в детских и ветеранских чемпионатах – все эти взносы будут урезаны в среднем на 40-50% уже в этом году!

НОВЫЙ ФОРМАТ ОФИЦИАЛЬНЫХ СОРЕВНОВАНИЙ
 

Насколько можно судить, структура и формат официальных соревнований ФИДЕ уже разработаны.

Если мы говорим о цикле мужского чемпионата мира 2020 г., то все опубликовано давно. Формирование состава турнира претендентов – это всегда критический вопрос. Как Вы знаете, объявлено, что два места идут Кубку мира, как это и было, два места – победителям серии Гран При, одно место – из большой отборочной швейцарки, одно – по рейтингу, ну и Каруана. Самое проблематичное – это последнее место, которое в последние годы отдавалось на усмотрение организаторов – с wildcard. Наша цель – отойти от такой практики. В женских шахматах их уже в этом цикле нет, и Вы знаете, что теперь в мужском цикле получение wildcard обставлено максимально жесткими условиями.

Несколько слов о женском чемпионате. И с ним уже все ясно?

В этом году сетка достаточно упрощенная, потому что просто не было времени для нормального переходного периода к новой системе. Мы руководствовались простыми принципами: собрать всех сильнейших уже в ближайшем турнире претенденток. Поэтому, кстати, отменили wildcard. А в следующем цикле все будет как у мужчин – Кубок мира, Гран при, планируем «большую швейцарку» и, видимо, кто-то попадет по рейтингу.

Уже неоднократно разъяснялось, что в текущем цикле интересы тех, кто отобрался в рамках предыдущего формата розыгрыша, не пострадают. Но были «открытые письма» и заявления нескольких известных шахматисток – в частности, что слишком много мест в турнире претенденток ушло по рейтингу. Можете подвести здесь черту?

Мы старались, чтобы подавляющее большинство шахматисток быстро ощутили изменения к лучшему, и конечно же, чтобы задним числом никакие права не отбирались. Но все требования удовлетворить было просто невозможно. Да, шахматистки, отобравшиеся в нокаут-чемпионат, попадут теперь в Кубок мира. При этом финансово никто не пострадает. Конечно, можно говорить, что статус турнира изменился, но это совершенно неизбежно в условиях сжатого переходного периода к новой системе. Тот факт, что появятся, причем с гарантией, новые турниры, куда большие призовые, с лихвой компенсирует некоторые неудобные моменты, которых, повторю, было невозможно избежать.

Для нас важно было выстроить систему, при которой ведущие шахматистки мира могли понимать, ради чего они работают над шахматами, совершенствуются. Вам напомнить, сколько девочек ушло из шахмат в совсем молодом возрасте? В том числе, и выдающихся шахматисток. Нам надо сделать всё, чтоб у женщин оставалась мотивация совершенствоваться, выходить на новый уровень. Напомню Вам, что прошлое руководство ФИДЕ не смогло запустить серию Гран При в 2017 году, и все, даже самые сильные игроки-женщины, остались без турниров. Редкие партии за команду и опены со скромными условиями. Конечно, в такой ситуации у женских шахмат не будет никаких перспектив развития. В новом розыгрыше – и турнир претенденток с общим призовым фондом в 200 тысяч евро, и матч, где на кону полмиллиона, да и этапы женского Гран При, который не просто возрождается, а с достойными призовыми (по 100 тысяч на каждом этапе) – всё это создает совсем другую картину.

Можно сказать, что все эти новые принципы, форматы, структуры, правила для выборов организаторов и их работы уже четко определены на какое-то количество лет вперед, и стабильность в этом отношении появится?

Да, правила будут стабильными на то время, что наша команда находится у руководства ФИДЕ. Конечно, какие-то небольшие изменения возможны, но костяк останется таким.

Недавно Аркадий Владимирович проехался по Беларуси, по Казахстану, в итоге было объявлено, что в этих странах будут проводиться несколько крупнейших соревнований. Это прекрасно, страны с большими традициями, шахматы там популярны. Но есть ощущение, что как-то очень кучно ложатся снаряды – опять мы в достаточно узком геополитическом пространстве концентрируемся, причем соревнования распределяются оптом.

Вы разве не знаете, что кандидатура Беларуси на проведение женского и мужского Кубков мира и Олимпиады была одобрена и утверждена на Генассамблее 2018 года еще до прихода нашей команды? Мы это решение должны были реализовать, несколько месяцев работали над контрактом, и я в этом принимал участие. И вот недавно контракт был подписан. А заявка на командный чемпионат мира была изначально от Польши, но сорвалась и перешла в Казахстан. Когда надо турниры спасать – как это было и с чемпионатом по рапиду и блицу, то в условиях нехватки времени нам было проще найти организаторов в России и вокруг нее.

Но мы безусловно будем расширять географию, не будем зацикливаться на постсоветском пространстве. Это видно по уже объявленным местам проведения турниров. На заседании нашей комиссии по глобальной стратегии в Вейке мы этому вопросу уделили особое внимание. Про остров Мэн в контексте Гранд Свисс я уже говорил. На днях я вернулся из Бостона – и там договорились о сотрудничестве – шахматные клубы Гарварда и МIT примут участие в новом проекте ФИДЕ, объединяющем лучшие университеты мира (кстати, Кембридж тоже уже дал свое предварительное согласие на участие). Кроме того, планируем проведение одного из наших топовых официальных соревнований в Президентском музее-библиотеке в Бостоне. А Президент ФИДЕ встречался в Карлсруэ с немецкими организаторами, и тоже есть желание работать вместе – причем не на уровне "ты меня уважаешь?", а на уровне конкретного обсуждения конкретных соревнований календаря.

Фото: Константин Киселев

 

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ЧАСТНЫМИ И КОРПОРАТИВНЫМИ ПАРТНЕРАМИ

А принципы сотрудничества ФИДЕ с крупными компаниями Вы в Вашей Комиссии обсуждаете? Ведь до недавнего времени репутация ФИДЕ, ее непрозрачность просто отпугивали западных спонсоров.

Член нашей Комиссии, один из известнейших экономистов мира Кен Рогофф как раз специально выступал по этой теме. Он считает, что потенциал здесь огромный. Надо шаг за шагом восстанавливать репутацию ФИДЕ как предсказуемого партнера, готового работать в режиме полной открытости. Чтобы наши бизнес-партнеры не волновались о репутационных рисках. У нас в этом плане не очень хорошая "кредитная история" – и нам предстоит немало поработать, чтоб имидж ФИДЕ не так сильно отставал от собственно имиджа шахмат.

До недавнего времени мы видели, что два потока – официальные и частные турниры – существуют как бы отдельно, иногда пересекаются во времени.

Я Вам расскажу, в чем проблема. Всем хочется турниров, на которые организаторы дают серьезные средства. Таковы Вейк-ан-Зее и некоторые другие. При том, что в недавнем прошлом регулярно возникали ситуации, что даже на турнир претендентов деньги находились с трудом. Эту проблему необходимо было решать – негоже официальному турниру самого высокого ранга (чемпионату мира, турниру претендентов, Кубку мира) каждый раз какими-то правдами и неправдами в последний момент добиваться финансирования. Сейчас у нас есть полное понимание того, что мы будем работать по-другому, и не только понимание, но и конкретные планы. Уже в следующем цикле ситуация радикально изменится.

Один момент мне не совсем ясен: если возьмем эту глобальную швейцарку на острове Мэн, то имеем превращение коммерческого частного турнира в официальное соревнование ФИДЕ. Это необычно. Значит ли это, что есть желание «забирать» независимые турниры под крыло официальной организации?

Мне кажется, что в данном конкретном случае происходит взаимовыгодный размен. Абсолютно не согласен с тем, что мы "забрали" турнир. Мы много обсуждали все детали с организаторами, которые согласились в итоге изменить формат и увеличить бюджет более, чем в полтора раза. Для них это сотрудничество очевидно имеет смысл. Иначе они бы просто на него не пошли. Мы получаем опытных организаторов с отличным финансированием и налаженной инфраструктурой, а они получают возможность еще более повысить статус турнира, сделать его куда более престижным. А Вы думаете, случайно они стали работать именно с нами? Ведь турнир проводился уже пять лет до того...

Я слышал сомнения об этом тренде, когда независимые турниры становятся официальными, все встраивается в единую «сетку», унифицируется. Не будет ли разнообразие шахматных событий от такой унификации страдать, тем более, что речь о турнирах, в которых участвуют сильнейшие.

Нет, опасности унификации не вижу, это дело добровольное и конкретное, независимых турниров много больше, чем может вместиться в официальную сетку. Я считаю, что если организаторы таких соревнований будут видеть преимущества от такого сотрудничества, что в свою очередь будет определяться качеством работы ФИДЕ – то какие проблемы? При предыдущем руководстве такого желания ни у кого не возникало.

В соревнованиях официального розыгрыша первенства мира участвует все-таки ограниченное количество шахматистов. Остальные хотят играть тоже. Не будет ли так, что слишком много независимых организаторов будет отвлекать официальный отбор?

Забавно, что такие мысли озвучиваются на фоне появления нового турнира, где смогут сыграть аж 120 приглашенных ФИДЕ участников. Кстати, общее число будет примерно таким же, как в прошлые годы, ибо квота организаторов составит около 40 человек – и они собираются позвать лучших юниоров, сильнейших женщин, и конечно же, местных игроков.

Вдумайтесь, раньше у очень сильного игрока, даже с рейтингом 2720, единственный шанс отобраться в претенденты был бы через Кубок мира. А тут – швейцарка, с практически всеми сильнейшими. Как по мне, это самый интересный турнир года. Но да, я уже давно осознал, что при любом раскладе кто-то останется недовольным. Этого просто не избежать. Но обратите внимание, что происходит. Вот у нас в этом году рекордное число турниров. И фидевских официальных, и Гранд Чесс Тур, и других традиционных супертурниров... К чему это привело? К тому, что люди, не входящие в топ-30, получили возможность сыграть в турнирах, куда их раньше не звали. Майнд Геймз, условный – куда в этом году сразу несколько людей с рейтингом под 2700 попали ввиду того, что появились свободные места. Или мы летом проводим сильный круговик в Израиле. Призовой фонд 100 тысяч долларов. Только Домингес и Свидлер из топ-30. У всех остальных – слишком плотный график. И это не плохо. Это хорошо. Значит, для других достойных, но чуть менее рейтинговых людей, появятся места...

И будет согласование официальной сетки соревнований ФИДЕ с неофициальными турнирами?

Более чем. Это одна из моих основных головных болей. Я примерно каждое утро начинаю со взгляда в календарь. Он у нас сейчас невероятно плотный, никогда такого количества турниров самого разного сорта не было. И Grand Chess Tour, и Гран При, и Кубок мира, и те турниры, которые только появляются, в том числе по нашей инициативе – и все это в дополнение к традиционным (Вейк, Шамкир, Гренке, Ставангер и прочим) – их все надо развести во времени, да и в пространстве. В том числе и потому, что некоторые в принципе нельзя по времени совместить, ибо одни и те же игроки задействованы там и там.

Прошлое руководство этой проблемой не было особенно озабочено.

Да, это так. К сожалению, очень часто по ходу беседы я вынужден пинать прежнее руководство, но ведь есть за что. Задача – иметь четко выстроенную турнирную сетку на два года вперед. И я думаю, что к июню мы сетку официальных турниров на 2020 и 2021 годы будем иметь. И тогда организаторы частных турниров смогут на нее ориентироваться без того риска, который был раньше. Соответственно, и игроки будут заранее знать будущие турниры и смогут сознательно подписываться на те, в которых им интересно или просто нужно участвовать. Вообще, у игроков много лет была такая проблема, что не хватало турниров. Сейчас, скорее, проблема обратная. И мне не кажется, что это плохо.

Я правильно понимаю. что с людьми типа Синкфилда и его сотрудников, с организаторами других ведущих независимых турниров, такими как Малкольм Пейн, Вы находитесь в контакте?

Безусловно, просто со всеми организаторами ведущих турниров я работаю – с некоторыми общаюсь регулярно.

ПЕЙН И КАСПАРОВ

Кстати, о Малкольме Пейне. Он был задействован в кампании Макропулоса и был весьма активен, но и сам по себе уважаемый в шахматном мире человек, организатор очень успешных турниров, и более того, он в Британии выстраивает то, о чем Вы касательно Куатли рассказывали в связи с Францией – социально ориентированную систему развития детских шахмат в школах. Топор войны, который был столь всем виден во время президентской кампании – и не только с Найджелом Шортом, но и с теми, кто после победы стал "руководством ФИДЕ" – он закопан?

С Найджелом у них непростые отношения, это правда. Сразу после подведения итогов выборов Малкольм был, по-моему, в несколько обескураженном таком состоянии, я бы даже сказал, извините, был фраппирован итогами, но я уже тогда подошел к нему и заверил, что мы будем готовы к сотрудничеству. Уже вскоре после выборов, на матче в Лондоне мы разговаривали, и потом тоже регулярно. Да, у него была во время кампании такая политическая антироссийская повестка, пару раз его критика выходила за рамки приличий, но Аркадий в этом плане абсолютно лишен предрассудков, он относился к этим эксцессам как к элементу предвыборной борьбы. Так что мы не то что не воюем, а обсуждаем вопросы широкого сотрудничества, была, например, идея проводить в Лондоне матч на женское первенство мира.

И этим планам не помешает, что во время кампании Пейн не скрывал, что его участие в этой кампании (в команде с лидером, которого он сам на протяжении многих лет резко критиковал) определялось тем, что через 4 года он собирался сам баллотироваться на высший пост ФИДЕ, и Макро, вроде бы, обязывался освободить ему дорогу после первого срока? Можно предположить, что пусть не через 4 года, а через 8 (коль скоро Президент ФИДЕ теперь не сможет работать больше двух сроков) он один из тех немногих, кто имеет амбиции возглавить в будущем ФИДЕ. Это не смущает?

Не смущает. К тому же, я думаю, что в наше время планировать такие вещи на 8 лет вперед не очень реально. Он глава английской федерации, организатор очень важных турниров, известный журналист, он на своем месте. А что будет через 8 лет, поживем – увидим.

И ведь он был одним из самых известных критиков ФИДЕ в предыдущей инкарнации...

Да, это было достаточно забавно, потому что он критиковал-критиковал, но не выкритиковал. А затем придумал себе отмазку, что Кирсан гораздо хуже Макро, хотя грехи их, если уж говорить в таком духе, сопоставимы – но при этом Кирсан долгие годы давал или доставал деньги, а Макро...

Тут естественно перейти к Гарри Каспарову. Что было заметно во время предвыборной кампании – Каспаров один раз резко высказался о Дворковиче в самом ее начале, а потом его почти не было слышно. С другой стороны, мы видим, что одним из вице-президентов ФИДЕ стал Михаил Ходарковский, его долголетний соратник, главный менеджер Kasparov Chess Foundation. Я не знаю, что это может означать на практике, но как минимум опыт деятельности этого Фонда – а она не политическая, а чисто шахматная – может, наверное, быть использован ФИДЕ.

Да, конечно, она чисто шахматная – даже если ничего чисто шахматного не бывает...

Нравится это кому или нет – но Каспаров остается тем большим именем, с которым шахматы в мире продолжают ассоциироваться. Да и практически работать в шахматах он продолжает – как руководитель этого самого глобального Фонда своего имени, как видный эксперт в искусственном интеллекте (с которым теперь компьютерные шахматы так связаны), как чуть ли не главный советник Синкфилда и т.д. Независимо от его политической и прочей деятельности. Означает ли это, что так или иначе он будет вовлечен в новую деятельность ФИДЕ?

Могу однозначно заявить: никакой войны с Гарри Кимовичем нет и никакой враждебности по отношению к нему быть не может. Мы его с удовольствием привлекли бы в официальном качестве, например, "посла шахмат", хотя я не уверен, что ему это нужно с учетом его собственной обширной общественной, лекторской и организационно-шахматной работы. Мы несомненно будем реализовывать уже во многом согласованные проекты по сотрудничеству с Grand Chess Tour, где Каспаров не на последних ролях.

Возможно, и Вашей Комиссии по глобальной стратегии послушать такого человека было бы полезно.

Безусловно. Собственно, уже вскоре после начала моей работы в ФИДЕ мы с Гарри имели достаточное количество телефонных разговоров, в декабре у нас была и личная встреча. А в январе вообще чуть ли не каждый день созванивались по вопросам календаря и возможного взаимодействия ФИДЕ и Гранд Чесс Тура. Так что мы более-менее регулярно общаемся. В чем-то у нас есть несогласия, но в целом есть понимание, что надо делать общее дело. Политические и мировоззренческие вопросы мы на этих встречах не обсуждаем, и я считаю, это правильно. Лично я не готов примкнуть к лагерю Гарри Кимовича с его пламенной риторикой; с другой стороны, я точно не отношусь к тем, кто порицает его за политическую деятельность. А за шахматные достижения уважаю его безмерно, и конечно, как масштабную личность – пусть и со своими недостатками. Но главное – у нас общий интерес, чтобы шахматы в мире развивались, и фигура Каспарова остается в этом плане очень значимой – пусть и не столь доминантной, как сколько-то лет назад.

ФИДЕ И ПИАР

Худшей прессы, чем имела ФИДЕ многие годы, сложно себе представить.

Ужасно, просто ужасно дело было поставлено, ФИДЕ вообще не заботилась о своем имидже.

И что Вы собираетесь в этом плане менять?

Прежде всего, мы собираемся работать так, чтобы мы заслуживали объективно хороших оценок, а не пропагандистских агиток собственного производства. Вот была подготовлена презентация о первых 100 днях новой ФИДЕ – и стало очевидно, что есть о чем рассказать. А уж с тех пор... Пресс-служба полностью реорганизуется. Раньше была только Анастасия Карлович в роли "пресс-офицера", теперь штат увеличивается. К работе подключились Давид Льяда (он сейчас ответственен за маркетинг и PR ФИДЕ), Янник Пелетье.

Уже видно, что на сайте ФИДЕ выходят регулярные пресс-релизы. Но проблема была не только в освещении деятельности ФИДЕ.

Конечно. Нам надо не только о деятельности ФИДЕ рассказывать, но о шахматах вообще. Надо научиться делать события из шахматных новостей. Например, связанные с успехами юных шахматистов, особенно в странах, где шахматные традиции не очень... Вот в Израиле девочка выиграла чемпионат Европы до 8 лет. Сразу столько шума возникло. Или в Штатах – мальчик из семьи нигерийских беженцев выиграл чемпионат Нью-Йорка среди детей, сразу столько внимания прессы... Конечно, тут надо работать с профессионалами, чтоб понимать, из чего можно сделать историю и как её преподать красиво.

Да и о собственной деятельности надо лучше рассказывать. У нас огромный проект помощи развивающимся странам. Да, я понимаю, люди, рожденные в Союзе, скептически к этому относятся. Но это реальная помощь. Реальным людям. Не в карман руководителей федераций, а на проведение турниров, чемпионатов, закупку досок и часов, отправку детей на чемпионаты... Пока есть ощущение, что недорабатываем. Делаем много, а рапортуем скромно. Ничего, научимся.

Глядя со стороны видно: Дворкович издавна активен в твиттере. Вы очень активны в фейсбуке. А кто еще? Неочевидно.

Есть твиттер фиде, официальная страничка в фейсбуке, инстаграм достаточно активно начал функционировать, канал в ютубе, twitch… всё это требует большой работы – но по крайней мере, она началась. Так что, я считаю, мы намного лучше стали работать, хотя освещаем свою деятельность пока недостаточно.

Какой-то регулярный информационный бюллетень?

Одна из идей – выпускать ежемесячное newsletter... Много есть идей по этому поводу, но главное пока – подобрать хорошую команду. Мы понимаем, что недоброжелателей, и даже тех, кто захотят облить нас помоями, будет достаточно. И часто безосновательно. Мы должны наладить информационную деятельность.

Мы знаем, что у Дворковича есть много лет работающие с ним соратники, и как я понимаю, кто-то из них пришел с ним в ФИДЕ. В частности, Игорь Коган, банкир и бизнесмен. Кстати, из моих наблюдений за шахматными форумами: люди видят на сайте ФИДЕ новые фамилии, того же Когана, и удивляются: «Кто такой? Мы его не знаем». Хотя, конечно, многие и знают, у Когана есть история работы с РШФ в бытность Дворковича ее президентом. Почему бы не представлять таких ключевых людей публично?

Не совсем с Вами согласен. Вы найдете Игоря на сайте ФИДЕ в списке членов Management Board. Тайных людей там нет. А отдельной страницы на сайте нет и у меня.

Ну так Вас все знают. А его нет. И там – только фамилия и должность в ФИДЕ. И он не один такой. Вадим Цыпин, например, тоже не самое известное имя.

Наверное, нужно дать более детальную информацию. Но Вы не представляете, какой сейчас у всех объем работы, сколько проектов необходимо срочно воплотить – просто руки до чего-то не доходят.

Приказали долго жить такие популярные награды как шахматные Оскары. Пусть они не имели прямого отношения к ФИДЕ, но это же очень хорошо для здорового пиара. Как есть Американская Академия киноискусства со своими Оскарами, так может быть и Шахматная Академия, куда можно было бы избирать уважаемых в шахматном сообществе людей, не обязательно профессиональных шахматистов.

Да, я думаю, что шахматные Оскары должны быть, и церемония должна быть масштабной и красочной... Так вот, уже в этом году мы планируем церемонию вроде настоящего Оскара. Не с одной наградой, а с двумя десятками, в самых разных номинациях. Игрокам, тренерам, организаторам, федерациям... Скорее всего, это мероприятие пройдет во время Генеральной Ассамблеи осенью 2019 г.

А какой-то "Попечительский Совет", с какими-то селебритис, которые как раз могут быть теми самыми "послами шахмат"...

Не уверен насчет селебритис, но известных людей из мира бизнеса, экономики мы уже привлекаем к продвижению шахмат. Не обязательно в качестве «кошельков», но как экспертов, как деятелей с большим практическим опытом, возможностями и связями.

Окончание следует

В Части 2 будут обсуждены следующие темы: «Шахматы и политика», «Как надо и как не надо продавать шахматы (Агон)», «АШП», «Дресскод». 

 

Последние турниры

10.08.2019

Четвертый этап Grand Chess Tour.

09.08.2019

Общий призовой фонд – 10 000 000 рублей.

02.08.2019

Победитель получает $13000.

27.07.2019

Третий этап Grand Chess Tour.

20.07.2019

Общий призовой фонд – 30500 франков, победитель получает 10000.

13.07.2019

Традиционный турнир проходит в 47-й раз.

11.07.2019

Второй этап серии.

26.06.2019

Второй этап Тура.

26.06.2019

Занявшие первые 5 мест выходят в Суперфинал.

23.06.2019

Общий призовой фонд 100 тысяч долларов, победитель получает 25 тысяч.

06.06.2019

 Общий призовой фонд – 1 375 000 рублей.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум