пятница, 03.12.2021
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Матч на первенство мира26.11

Энциклопедия

Владимир НЕЙШТАДТ

Что ни судьба, то трагедия (часть 6)


(Продолжение. Часть 5)

ПО СЕМЕЙНЫМ ПРЕДАНИЯМ

К 20 августа 1956 года в Блэкпул прибыли 32 участника изготовившегося к старту очередного чемпионата Великобритании по шахматам. Знаменитому городу-курорту графства Ланкашир уже доводилось принимать у себя British chess championship, в 1937-м. В том чемпионате «золото» взял инженер-мостостроитель Уильям Фэрхерст, прорезавшийся еще в 20-е как сильный шахматист именно здесь, в Ланкашире, на северо-западе Англии. В начале 30-х Уильям перебрался в Шотландию, стал ее многократным чемпионом, и в августовские дни 56-го он не смог вновь сразиться в Блэкпуле, поскольку готовился (как лидер шотландской дружины) к отъезду в Москву на стартующую там 1 сентября 12-ю Всемирную Олимпиаду. По этой же причине британский чемпионат-56 недосчитался Джонатана Пенроуза, Гарри Голомбека, Питера Кларка, Роберта Вейда, Стюарта Мильнер-Барри и Алана Филлипса – им предстояло постоять в советской столице за шахматную часть самой крупной из 4 стран Соединенного Королевства. Надо полагать, сильно хотелось на Олимпиаду в шахматную Мекку и Хью Александеру и Джеймсу Айткену (№2 шотландской сборной), но обоим путь на территории стран-противниц НАТО был заказан из-за опасений, что их там неровен час выкрадут «люди в штатском» как сотрудников важнейшего криптологического отдела Центра правительственной связи (сиречь штаб-квартиры радиоэлектронной разведки в Челтенхэме). Возникает вопрос, почему в таком случае не запретили поездку за железный занавес еще одному шахматному мастеру-секретоносителю – Мильнер-Барри? Ведь если бы КГБ похитил (ну, предположим) этого двухметрового гиганта, на Лубянке могли выведать у него секреты операции «Ультра», в ту пору еще ни грамма не рассекреченной. Но Стюарт, являвшийся влиятельной фигурой Уайтхолла, обошел препоны! Кто знает, может, ответственность взял на себя – разрешив ему вылет в Москву, – сам Энтони Иден, сменивший за полтора года до этого Черчилля на Даунинг-стрит.

Таблица чемпионата Британии, Блэкпул-1956

Как видим, и в отсутствие вышеназванных шестерых «олимпийцев», Александер с большим трудом (во второй и в последний раз в своей турнирной карьере) выиграл этот британский чемпионат, всего на пол-очка опередив второго призера Фрэнка Пара, четырехкратного чемпиона Острова в игре по переписке. Фрэнк и нанес Хью единственное поражение в Блэкпуле.
Опять-таки из области догадок: как минимум трое из участников того британского чемпионата в Блэкпуле могли, уединившись, вспоминать о своем совместном участии в легендарной «Ультре». Двое из них значатся во всех отложившихся в мировой сети списках «Клуба стрелков капитана Ридли» (одно из шутливых прозвищ Блетчли-парка) – Александер и Айткен. А говоря о троих, я имею в виду и Вольфганга Хейденфельда, занявшего в Блэкпуле 17-е место по Бухгольцу и представлявшего там Южно-Африканскую Республику (тогдашний британский доминион).
В 1998-м сайт Ирландской шахматной федерации дал о нем довольно большую статью, автор Марк Орр в преамбуле указывает, что «при написании этого биографического очерка он основывался на фактах из книг Хейденфельда и частично – на воспоминаниях знавших его людей» . И вот там как раз Орр и пишет, что «во время Второй мировой Хейденфельд помогал союзникам расшифровывать немецкие депеши». Именно отсюда эта краткая информация перекочевала в персоналии (как англо, так и немецкоязычные) Хейденфельда в Википедии.
Вот что еще о нем пишет Орр:
Родился в 1911-м в Берлине, изучал право и играл в турнирах. С приходом наци к власти вынужден был эмигрировать, в середине 30-х обосновался в Южной Африке и прожил там более 20 лет. Зарабатывал на жизнь как только мог, даже составлением кроссвордов. Был коммивояжером, журналистом, публиковал короткие рассказы… На досуге любил поиграть и в покер, одно время даже владел покерным клубом; собирал марки (был членом различных клубов филателистов).
Всегда был против апартеида, как немецкий еврей хорошо понимал, что значит дискриминация по нациoнальному признаку.
Сыграв в 1956-м в одном из турниров в Ирландии, он спустя год переехал в Дублин. Затем ряд лет прожил в Германии, после чего вернулся в Дублин вместе со своей новой немецкой женой (на 23 года его моложе). С 1966-го представлял свою новую родину на Всемирных Олимпиадах. И его сын Марк, родившийся в 1968-м, затем выступал за Ирландию, научившись шахматной игре от матери.
В 1979-м их семья переехала назад в Германию, в Ульм, где Вольфганг умер спустя два года…
Он выигрывал южноафриканские чемпионаты 8 раз и ирландские – 6. В 1955-м вырвал 1-е место в чемпионате ЮАР, победив в последнем туре экс-чемпиона мира Макса Эйве. Ему доводилось побеждать и других шахматистов высшего эшелона, в частности, Найдорфа и Дюрао, делал ничьи с Пахманом и т. д.
По словам его вдовы, в конце своей турнирной карьеры выполнил необходимый норматив для получения звания мастера-международника, но отказался получать его от ФИДЕ из-за своего непростого характера, сказывавшегося и в невоздержанности: давал понять более слабым игрокам, что он думает об их игре».
Добавлю – не был чужд Вольфганг и шахматной композиции. Один его довольно занятный этюд фигурирует в базе Харольда Ван дер Хейдена.

 

№1
В.Хейденфельд
1938

Выигрыш

1.b3+. Белым надо немедля воспользоваться тем, что одна из лошадок черных отнимает у своего короля важное центровое поле! Если сразу 1.d7 , то 1...Ne6 2.b3+ Kd4! 3.d8Q+ Nxd8 4.Nxd8 Kxe4 5.Nc6 Nc5 6.Nc1 ( 6.Nc3+ Kd3 7.b4 Kxc3 8.bxc5 Kc4 9.Nxe5 Kxc5 ) 6...Kd5 7.Nb4+ Kd4 8.Nba2 a5.

1...Kxb3 2.d7. Вот сейчас двинуть пешечку в ферзи – самое время, при черном короле на b3! А вот если поспешное 2.Nc1+ , то черные выкрутятся – 2...Kc2 3.d7 Nc6! 4.Nxd3 Kxd3 5.d8Q+ Nxd8 6.Nxd8 Kxe4.

2...Ne6 ( 2...Nc6 3.Na5+! ) 3.Nc1+! Nxc1 4.Nc5+! Nxc5 5.d8Q N1d3 ( 5...Nxe4 6.Qd1+ ; 5...Kxa4 6.Qe8+ ) 6.Kg2! Kc3 7.Qd6 с выигрышем.

Вероятно, так Вольфганг «обэтюдил» встретившуюся в какой-то из его партий концовочку.

И об одной неточности в статье Орра: на самом деле Хейденфельд в 1955-м выиграл у Эйве не в южноафриканском чемпионате, а на турнире в Йоханнесбурге, о чем он подробно пишет в сборнике своих избранных партий.

Таблица турнирa в Йоханнесбурге и фото его участников – из книги Хейденфельда. 

Хейденфельд – Эйве
Йоханнесбург 1955

1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bc4 Bc5 4.c3 Bb6 5.d4 Qe7 6.0-0 d6 7.h3 Nf6 8.Re1 0-0 9.a4 a6 10.Na3 Kh8 11.Nc2 Ng8 12.b4 f6 13.Ne3 Ba7 14.Ba3 Qe8 15.Qd3 Nce7 16.b5 axb5 17.axb5 Qh5 18.Nf1 Qe8 19.Re2 Ng6? Комментарий Хейденфельда: «Ужасная оплошность, правильно 19...Bb6 ; далее могло последовать 20.Rea2 Ng6 21.Bb4 Rxa2 22.Rxa2 Nf4 23.Qb1 с идеей обменять своего чернопольного слона и связкой Ф-Л уравновесить атаку черных на другом фланге. Это привело бы к равной борьбе».

20.Bc1 Bd7 21.Rea2 Qb8.

22.b6! cxb6 23.Bb5 Bxb5 24.Qxb5 N8e7 25.Ne3 Nc8 26.Nd5 Nge7 27.Nxe7 Nxe7 28.dxe5 Nc6 29.exd6 Na5 30.Ba3 Rd8 31.e5 Qc8 32.Bb4 Nc6 33.Qd5 fxe5 34.Nxe5 Nxe5 35.Qxe5 Qb8 36.Qe7 b5. 1–0

С помощью обосновавшегося в Дублине гроссмейстера Александра Бабурина я вышел на Марка Хейденфельда (его жена по имени Джига, написал Александр, – из…Калмыкии!) и поинтересовался, рассказывал ли ему что-нибудь отец о своих военных годах, причастности к дешифровальному цеху союзников?

Два ирландских мастера-международника, два тезки – Марк Куинн (на переднем плане) и Марк Хейденфельд.

Марк долго не отвечал, я уж грешным делом подумал – отмолчится… Но ответ все же пришел, причем на русском, надо полагать – в изложении Джиги. Привожу это письмо, ничего в нем не меняя:
«Уважаемый Владимир, как я вас понял, вы историк и занимаетесь исследованиями проэкта Ultra.
Мой отец умер, когда я был еще относительно юн, поэтому, к сожалению, я никогда не смог обсудить с ним лично первые главы его жизни. Однако я узнал от моей матери, что он действительно работал в Южно-Африканских войсках, где участвовал в дешифровке немецких кодов для Британской разведки.
Полагаю, это было в основном нацелено на кампанию Роммеля в Северной Африке. Был ли мой отец задействован в Bletchley Park, я не смогу ответить. Однако, как вы уже знаете, многим британским шахматистам было поручено взламывать немецкие коды.
Не могу также сказать, участвовал ли мой отец в раскрытии действий на Тихом океане (тут Марк имеет в виду дешифровку кодов японских ВМС – В.Н.), хотя я знаю, что он начал изучать японский язык во время службы в Южно-Африканских частях. К сожалению, у нас нет записей его работ, и информация, которой я с вами делюсь, основана на смутных воспоминаниях моей матери. Тем не менее надеюсь, что эта информация вами будет как-нибудь применима, желаю удачи в ваших исследованиях.
С наилучшими пожеланиями, Марк Хейденфельд».

Выходит, то, что Хейденфельд-старший имел во Вторую мировую отношение к дешифровке– основано пока лишь на семейных преданиях и документально никак не подтверждается… Военный билет бы его посмотреть!
Порассуждаем.
Во вторую мировую чуть ли не по всему миру были развернуты Y-Station, пункты по чтению сообщений «Энигмы», не исключено – и в Южно-Африканских войсках (помогавших с осени 1941-го 8-й армии британцев сражаться против Африканского корпуса Роммеля). Так что Вольфанг вполне мог быть сотрудником такой станции радиоперехвата и пеленгации, откуда выуженная из эфира зашифрованная переписка Роммеля с командованием вермахта пересылалась в Блетчли-парк посредством телетайпа. В этой цитадели криптологии имелся огромный телетайпный пункт с 350 сотрудниками!
Другой вариант.
Подполковник Фредерик Уинтерботэм – один из создателей Правительственной школы кодов и шифров на базе Блетчли-парка, в «Операции “Ультра”» пишет, что еще в период временных успехов Роммеля, он, Уинтерботэм, разместил на Ближнем Востоке четыре специализированных подразделения связи: одно находилось в Каире, второе размещалось возле штаба 8-й армии Монтгомери, третье – при командующем военно-воздушными силами в Западной пустыне маршале авиации Артуре Коннингхеме, четвертое – на Мальте, обслуживало «потребности всех трех видов вооруженных сил». Возможно, по ходу боев с Роммелем как раз в СПС при штабе 8-й армии и находился тогда сильнейший шахматист ЮАР. Ведь если под знамена Блетчли-парка созывали шахматную гвардию со всех британских островов, то в его филиалы на африканской периферии вполне могли набирать шахматистов из соединений союзников, не так ли?
А ежели еще наш герой изучал японский язык (см. вышеприведенное письмо Хейденфельда-младшего), то, скорее всего, имел отношение и к разгадке шифров Императорского флота Японии, для чего мог быть откомандирован в Блетчли-парк. Известно, что разобравшись с «волчьими стаями» Деница, Хью Александер (руководивший в том лондонском предместье хижиной №8 по взлому «Энигмы» кригсмарине) с осени 1944-го переключился на расшифровку IN25 (код японского императорского флота) и, может, ему как раз и помогал в этом Хейденфельд…

Хью Александеру не привелось в Блэкпуле сыграть ни с сотрудником 6-й хижины Station-X Айткеном, ни с возможным участником «Ультры» Хейденфельдом… Они в чемпионате-56 разминулись из-за швейцарки. А вот Айткена с Хейденфельдом она усадила друг против друга! Победил шотландец, служивший на тот момент в штаб-квартире британской радиоэлектронной разведки, по всей видимости, под началом Александера. 

Вольфганг Хейденфельд 

Фото из его книги избранных партий с самокритичным заголовком «Недостаток мастерской хватки»(1970 г.). 12 годами раньше он издал «Мою книгу развлечений и игр», собрав там свои публикации в южноафриканской прессе (от рассказов до кроссвордов). Шахматная составляющая там – небольшая толика его комбинационных партий. В этих книгах Вольфганг ничего не пишет о своих военных годах. Возможно, давал подписку о неразглашении, что служил по дешифровальной части.

Фредерик Уинтерботэм (довоенное фото)

Рассказывая, как начиналась операции «Ультра», Уинтерботэм выдал в своей знаменитой книге загадочную фразу: «В Блетчли прибыли несколько самых выдающихся математиков современности. Александер, Бэббидж, Мильнер-Барри, Гордон Уэлшмен – это были имена, о которых шептались в шахматном мире». Ну, Александер, Мильнер-Барри – понятно. Но ведь и Деннис Беббидж, и Гордон Уэлшмен, насколько известно вашему покорному слуге, были просто шахматистами-любителями.
Уинтерботэм приводит множество фактов того, как шифровки, исходившие от Африканского корпуса немцев, успешно и оперативно взламывались в «Клубе стрелков капитана Ридли». В первую очередь – разгадавшей коды Вермахта и люфтваффе 6-й хижиной...
Невероятно, но ее руководитель Мильнер-Барри мог в 1956-м (во время 12-й Всемирной Олимпиады) столкнуться на московских улицах с человеком, который, возможно, был оператором «Энигмы» при штабе «Лиса пустыни»!

РАЗВЕДЧИК С ФАНТАСТИЧЕСКОЙ СУДЬБОЙ, СТАВШИЙ ПИСАТЕЛЕМ-ФАНТАСТОМ

Всему миру известны кадры кинохроники, запечатлевшей подписание Акта о капитуляции фашистской Германии в Карлсхорсте. 

Узнаваемы на этих кадрах представители Верховного Главнокомандования Советских Вооруженных Сил и Верховного командования наших союзников, битый фельдмаршал Кейтель…
Когда немецкой делегации, прибывшей на историческую церемонию, было дозволено сесть за отдельный стол, маршал Георгий Жуков обратился к военачальникам поверженного Третьего Рейха: имеют ли они на руках акт о безоговорочной капитуляции, изучили ли его и имеют ли полномочия подписать этот акт?
«Вопрос мой на английском языке, – пишет Георгий Константинович в «Воспоминаниях и размышлениях», – повторил главный маршал авиации Теддер».
А вообще-то в тот исторический момент нашему великому полководцу ассистировал в качестве переводчика старший лейтенант Анатолий Мицкевич. 

Этот молодой офицер (в подобающей почтительной позе по правую руку от Жукова) станет затем под именем Анатолий Днепров одним из самых ярких советских писателей фантастов-шестидесятников!
До конца своих дней он состоял в редколлегии научно-популярного журнала «Техника-молодежи». В статье памяти писателя в №11 «ТМ» за 1975 год говорится, что «блестящее знание английского языка позволило ему быть переводчиком маршала Жукова» в ночь с 8 на 9 мая 1945-го в Карлсхорсте.
Но, вероятно, «наш Миц» (как ласково назвали его друзья) столь же блестяще владел и немецким языком. А как бы иначе его, советского военного разведчика, заслали шифровальщиком в роммелевские войска?! Правда, эти прямо-таки фантастические сведения из его биографической справки, растиражированной в Интернете, документально не подтверждаются.
Но все же африканский след в его разведческой судьбе, очевидно, имел место быть! Редактор, переводчик, популяризатор фантастики Бела Клюева в 36-м выпуске сборника научной фантастики за 1992 год пишет (в преамбуле к «из неопубликованного»):
«Анатолий Петрович Мицкевич, будущий А.Днепров, родился в 1919 году на Украине, на Днепре – отсюда и псевдоним писателя – и прожил жизнь неординарную, о которой сам он, к сожалению, рассказывал мало, может быть, потому, что права не имел: он был разведчиком. Во время Великой Отечественной работал против Роммеля в Африке, затем был в Италии».
Бела Григорьевна хорошо знала Анатолия Петровича и, очевидно, это написано с его слов. А в шифровальный ли отдел Роммеля он был заслан или же в противостоявшие «Лису пустыни» войска союзников (где он мог пересечься по дешифровальным делам с Хейденфельдом?!) – точный ответ могут дать только архивы Главного разведывательного управления Генштаба, по заданию которого, кстати, старлей Анатолий Мицкевич с 26 августа по 6 сентября 45-го находился в специальной группе, ускорившей капитуляцию Квантунской армии. И этот факт из его еще во многом не рассекреченной биографии – абсолютно достоверный! В наградном деле разведчика (на сайте Центрального Архива Минобороны РФ) говорится, что он «со специальными заданиями выезжал в части японских войск с опасностью для жизни, добиваясь их скорейшего разоружения». За выполнение этого особого задания Мицкевич был награжден Орденом Отечественной войны II степени, после чего возвратился в Москву для дальнейшего прохождения службы в Разведуправлении Генштаба. А вскоре туда был переведен из штаба одного из военных округов 33-летний, но уже почти весь седой, майор, выглядевший значительно старше своих лет. Что, впрочем, было неудивительно для человека, прошедшего войну от звонка до звонка…

НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ПРИЗЫВНИК

В середине 30-х годов прошлого столетия в жизни молодого москвича Бориса Сахарова произошли два важных события. Во-первых, он, без году неделя старший лаборант Государственного научно-исследовательского и проектного института редкометаллической промышленности (кратко – Гиредмет) поступил в Московский институт тонкой химической технологии им. М.В.Ломоносова. Это был продуманный и логичный выбор, ведь Борис еще в 18 получил специальность техника-химика, окончив Московский политехникум.
Второе – первый же составленный им в 1935-м шахматный этюд получил высшее отличие на Всесоюзном конкурсе, правда, в разделе для начинающих составителей. Но в те годы бурного развития советской шахматной композиции из массы новичков непросто было выделиться…

№2
Б.Сахаров
«Труд», 1935 г.
1-й приз

Выигрыш

1.Qh1+ Ke5 2.Qa1+ Ke4 3.Ng5+! Qxg5 4.Nf7 Qh4. Придерживая проходную белых и прикрывая своего владыку от смертельного шаха с углового поля. На h4 черный ферзь неподвластен размену на своего визави, а вот при другом отскоке – да, после чего белые выиграют в два счета: 4...Qg2 5.Qb1+ Kf3 6.Qb7+ Kg3 7.Qxg2+ и 8.e7 ; 4...Qe7 5.Qh1+ Ng2 6.Qxg2+ Kf4 7.Qg5+ Qxg5 8.Nxg5 Kxg5 9.e7.

Сейчас вроде решает простое 5.Qb1+ Kf3 6.Qb7+ , но конь-то черный прикроет своего короля шахом навскрышку! Нет, нужна комбинационная вспышка..

5.e7! Qxe7 6.Qe5+! Qxe5 7.Ng5# , спертый мат !

Для сравнения – главный конкурент №2 в том конкурсе.

№3
А.Нечаев
«Труд», 1935 (раздел для начинающих)
2-й приз

Выигрыш

1.g7 Bd8 2.g4+! Kh6 3.c6! Bxc6 4.Be7! Bxe7 5.g8N+! Kg6 6.Nxe7+ и 7.Nxc6.

Пожалуй, не меньше красоты, чем в первопризовом: жертвы, расставляющие черных слонов на уязвимые места, превращение в коня, шашечная тема (кстати, этот термин ввел в оборот уже появлявшийся на страницах нашего повествования друг Ефима Боголюбова мастер Алексей Селезнев и мы еще расскажем о его судьбе, достойной романа).
А почему судивший конкурс классик Василий Платов (он и вел шахматную рубрику в «Труде») все-таки дал высшее отличие Сахарову? За дерзость, наверное, ведь дирижировать ферзями составителю этюдов гораздо сложнее, чем легкими фигурами..
В «Цветах шахматного спектра» (об этой замечательной книге, изданной в 1980-м – см. 3 часть) Анатолий Кузнецов осторожно выразил этюду-первенцу своего многолетнего друга и соавтора что-то типа вотума недоверия.

Если сыграть 4...Nxe6!? (вместо 4...Qh4), то после 5.Qe5+ Kf3 6.Nxg5+ Nxg5 7.Kd3 Bf4 8.Qxf5 Kg3 9.Qg6, 10.Qxg7

и поедания последней черной пешки на крайней вертикали «возникает, – пишет Анатолий Георгиевич, – академическое соотношение «Ф – С+К». За исключением особых позиций типа «крепость» или «блокада» оно считалось теоретически выигранным для стороны, имеющей ферзя, но в последние годы это подвергнуто сомнению (см. «Шахматный бюллетень», 1978, №9)».
Нонче по EGTB Налимова планы черных попытать счастья после 4...Nxe6 в эндшпиле с «академическим соотношением» – однозначно провальные, им никакой крепости не построить.

Но все же этюд некорректен: есть побочка, указанная препарировавшим его по моей просьбе одним из лучших этюдистов мира тбилисцем Юрием Акобиа:

1.Nf7 Nxh3 2.Qd3+ Kf4 3.Qd6+ Ke4 4.Qd5+ Kf4 5.e7 Qe2+ ( 5...Kg3 6.e8Q Qe2+ 7.Kb3 +-) 6.Kb3 Kg4 7.e8Q Nf4 8.Ne5+ Kg3 9.Qdd8 Ng2 10.Qg6+ Kh2 11.Qd3 Qxd3+ 12.Nxd3 +-.

Один из богатырей отечественной композиции Василий Платов. Именно знакомство с его замечательной книгой «150 избранных современных этюдов» привело Сахарова, по свидетельству Анатолия Кузнецова, в мир этюдного творчества.

№4
Б.Сахаров
Конкурс памяти М.Чигорина, 1938-39 гг.
2-й почетный отзыв

Ничья

Заманчиво сразу бросить в бой коня, но 1.Nb6? не проходит из-за 1...Kf3 и черные выигрывают.

1.Kg4! Kf2 (а вот на 1...b4 2.Nb6! решало бы все вопросы) 2.Kf4! Ke2 3.Ke4! Kd2 4.Kd4! f5 5.Nd6! cxd6 6.c6 dxc6 – пат. Хороша финальная картинка! По мнению Анатолия Георгиевича – лучший довоенный этюд Сахарова.
МИХТИ Борис окончил с отличием, при этом по разрешению Комитета по делам высшей школы защитил свой диплом как кандидатскую диссертацию! И чуть ли не на следующий день будущему многолетнему директору Гиредмета пришла армейская повестка...
Необыкновенный призывник явился в октябре 1940-го на сборный пункт Фрунзенского райвоенкомата Москвы. Представляете – кандидат химических наук, перспективнейший ученый, он еще свободно владел (как указал, в частности, в анкете, хранящейся ныне в его фонде в Архиве Российской Академии наук) немецким и английским языками!

Копия автобиографии выдающегося ученого от 2 июня 1965 года

РАЗВЕДЧИК-АНАЛИТИК, ПРОЯВЛЯВШИЙ ЛИЧНОЕ МУЖЕСТВО В БОЕВЫХ УСЛОВИЯХ

Службу он начал курсантом в учебке 22-й отдельной бригады легких танков в Каунасе. Но танкистом не стал, переводят в разведывательный отдел при штабе 11-й армии (находившемся там же, в Каунасе): допрашивать перебежчиков из скрытно расположившейся перед Прибалтийским особым военным округом мощной немецкой группировки. С весны 41-го случаи побегов с той стороны участились…

Т-26 – основной в легкотанковых соединениях Красной Армии, в том числе и 22-й бригады ПрибОВО, в которой Сахаров прослужил с 13 ноября 1940-го по 1 февраля 1941-го.

РО армии с 1940-го возглавлял подполковник Алексей Сошальский. Возможно, это он выявил среди новобранцев легкотанковой бригады курсанта, прекрасно владеющего немецким, да к тому же кандидата наук, после чего и забрал его к себе в отдел. Сначала – переводчиком…
С 11-й, первые два года воевавшей в составе Северо-Западного фронта, будущий знаменитый шахматный этюдист прошел весь ее тяжелейший путь.
Первая его ратная награда – медаль «За боевые заслуги». Основание: помощник начальника разведотдела армии «тов. Сахаров, обладая исключительным кругозором как в общеполитическом, так и военном отношении, хорошо зная организацию германской армии, ее тактику ведения войны, обобщает имеющиеся данные о противнике и делает соответствующий вывод о намерениях его. Тов. Сахаров как рядовой боец принимал непосредственное участие в боях против германского фашизма за Ионанскую переправу (где была эта переправа, я, признаться, в инете не нашел – В.Н.)…

С августа 42-го Сахаров возглавил в разведотделе 2-е информационное (1-е-войсковая разведка) отделение, которому как раз и ставилась задача обобщать и анализировать сведения о противнике, поступавшие не только из соединений и частей армии, но и в порядке взаимного обмена – от соседей по фронту, а подчас и из Главного разведывательного управления Генштаба. С этим назначением молодой офицер попал в свою стихию! А чтобы разгадать коварные планы врага, прочитать его мысли, разведчик-аналитик нередко лез в самое пекло на передний край. Недаром же к концу войны вся грудь в крестах!
Строки из наградных документов:
«При сборе данных и их обработке в боевых условиях т. Сахаров проявил личное мужество, смелость и большую инициативу; на всем протяжении работы в РО Штарма 11 тов. Сахаров с неутомимой энергией и кропотливой работой над анализом разведданных правильно оценивает группировку и силы противника, постоянно стремится к тому, чтобы имеющиеся данные о противнике стали достоянием войск».

Полковник Алексей Сошальский возглавлял разведку 11-й армии в течение трех лет 

В наградном листе – в связи с награждением Алексея Андреевича орденом Красного Знамени (в феврале 43-го) – вкратце отражены действия вверенного ему отдела, в котором Сахаров одновременно был начальником информационного отделения и помощником руководителя РО (т. е. Сошальского):
«…В июне месяце 1941 года Армейской разведкой… был захвачен приказ по 56-му Армейскому корпусу противника, по которому были вскрыты намерения противника по разгрому наших частей, защищавших подступ к г. Ленинграду. Пользуясь этими данными, части XI армии нанесли удар противнику во фланг, уничтожив много живой силы и техники врага, сорвав этим план быстрого наступления на г. Ленинград. Разведкой армии был своевременно вскрыт план противника по окружению 34-й и XI армий в сентябре 1941 года, благодаря чему части XI армии отошли на новый рубеж, сохранив войска и всю материальную часть. Разведотдел Армии полностью вскрыл группировку противника и его силы при подготовке и проведении Старо-Русской операции в январе 1942 года, в результате чего противнику был нанесен внезапный тяжелый удар, где он понес большие потери…»

В декабре 43-го руководящие органы 11-й, входившей тогда в состав Белорусского фронта, расформировывают, непродолжительное время командовавшего ею генерал-лейтенанта Ивана Федюнинского ставят на 2-ю Ударную армию. Войска же 11-й были переданы 48-й и 63-й армиям, но Сахарова Иван Иванович забирает к себе (как, вероятно, и других особо ценных кадров из 11-й) и также вверяет ему 2-е информационное отделение армейского разведотдела. 

Фото из альбома «Победа Ленинграда: из блокады – к весне 45-го», авторы-сост. В.Давид, В.Левтов: встреча частей 2-й Ударной и 42-й армий 20 января 1944-го в районе Ропши. 

Днем раньше советские войска освободили от немецко-фашистских захватчиков этот поселок, упоминавшийся в директивах Вермахта как стратегически важная господствующая высота, с которой просматривалась панорама центральной части Ленинграда.
В фонде 1802 в Архиве РАН хранится «авторизованная машинопись» на 14 листах: «Ленинград-Нарва/январь-март 1944/». Разгром немцев под Ленинградом по показаниям пленных и данных трофейных документов». Перевод Сахарова Б.А., 31 июля 1946 г. (в то послевоенное лето майор Сахаров находился в Архангельске, см. ниже – В.Н.).
Разведчик-аналитик прошел со 2-й Ударной боевой путь от Ораниенбаумского плацдарма (начало операции по освобождению Ленинграда от блокады) до Восточной Померании. В составе 2-го Белорусского фронта армия участвовала с 16 апреля по 8 мая 45-го в Берлинской наступательной операции, в последних сражениях быстро подавила неорганизованное сопротивление немцев на островах Волен, Рюген и Узедом, откуда за три месяца до этого совершила фантастический побег на захваченном вражеском бомбардировщике группа советских военнопленных («Хейнкель» вел летчик Михаил Девятаев).
Затем 2-я ударная вошла в состав Группы советских оккупационных войск в Германии. 

Из представления к ордену Красного Знамени

Самую кровопролитную в мировой истории войну будущий член-корреспондент Академии Наук СССР окончил кавалером четырех орденов – в Берлине!

Федюнинский и Сахаров, май 45-го, Берлин (Архив РАН, ф.1802, оп.1, д.31, л.7)

Сахаров (справа), Федюнинский (получивший Звезду Героя Советского Союза еще перед Великой Отечественной – за Халхин-Гол) и английские офицеры (Архив РАН, ф.1802, оп.1, д.31, л.12). Вероятно, начальник информационного отделения РО 2-й Ударной здесь в роли переводчика…

С английскими офицерами. Будущий член-корреспондент Академии наук СССР – слева. (Архив РАН, ф.1802, оп.1, д.31, л.10)

С начала весны 46-го Сахаров – в отделе подготовки войск Архангельского военного округа, командующим которого назначен Федюнинский, уже генерал-полковник.

Предположительно, это герой нашего рассказа проверяет шахматную форму одного из старших офицеров Архангельского ВО. Из-за качества снимка трудно определить звание соперника; кажется, полковник (Архив РАН, ф.1802, оп.1, д.33, л.1)

Много позднее Сахаров рассказывал своему многолетнему соавтору по этюдному цеху:
«Понятно, в первые военные годы было не до шахмат. Но затем, когда контуры победы стали четкими, в моем блокноте нет-нет, да начали появляться шахматные странички. По окончании войны встретился с Либуркиным, который тогда был редактором отдела этюдов «Шахмат в СССР». Марк Савельевич, познакомившись с моими этюдными наметками, посоветовал не спешить, довести их «до глянца». Старался следовать совету, и кажется, в этом отношении послевоенные этюды иные» («Цвета шахматного спектра»).
И вот его первый послевоенный:

№5
Б.Сахаров
«Красная Звезда», 1946 г.

Ничья

1.Be2 Rxd2 2.Kf3! Надо взять под контроль поле е4. Если 2.Kf2? , то 2...Rd6! 3.Bc4 Rd4! , под угрозой взятия слона задерживая пешку.

2...Nb3 (собираясь шахнуть на d4...) 3.e7! ( 3.Ke3 спасает? Нет! 3...Rd6 4.Bc4 Na5 5.Ba2 Nc6 ) 3...Nd4+ 4.Kf4! Rxe2 5.e8Q Ne6+ 6.Kf3! Nd4+ 7.Kf4 и т. д. При минимуме фигур – весьма интересный сюжет.

В начале 47-го Федюнинский уезжает в Москву на курсы при Военной Академии Генштаба. А вскоре переводят в столицу одного из самых образованных офицеров Архангельского ВО, да и всей советской армии…

РАЗГАДЫВАЛ ПЛАНЫ НАТО?

 

Ключ к хотя бы частичной разгадке некогда полностью засекреченной послевоенной службы Сахарова – следующие записи в копии его военного билета, также присланной вашему покорному слуге из Архива РАН (Фонд 1802, оп.1, д.15, л.14-17):

23.5.1947-30.08 1947 – в распоряжении Разведупра Генштаба

30.8 1947-8.1948 –  ст. пом. нач-ка 5 отд. 6 управл., Комитет информации при Сов. Мин. СССР

26.8.1948-28.2.1949 –зам. н-ка 5 отд. 6 упр., Комитет информации при Совете Мин. СССР

28.2.1949-10.2. 1950 –ст. научный сотрудник, 2-е Гл. Упр. Ген.штаба ВС

10.2.1950-10.4.1950 –военный советник по информации при Болгарской арм. – 2 Главн. Управл. Ген. Штаба СА

25.4.1950-4.5.1953 – ст. научный сотрудник отдела – 2-е Главн. управл. Ген. Штаба СА

4.5.1953- 23.1953 –в распоряжении ГУК (очевидно, Главного управления кадров – В.Н.) СА…

Скан копии странички военного билета полковника запаса Б.Сахарова («род войск – штабной, состав – командный», указано в билете).

Попробую кое-что пояснить.

Вячеслав Молотов – открытка 1951 года 

Этот старейший член партийного ареопага в начале холодной войны обратился к И.Сталину: янки взялись объединять гражданские и военные разведслужбы, мы должны ответить тем же, иначе они могут нас переиграть. Вождь дал добро, и сам же глава советской внешней политики и возглавил новый орган, учрежденный 30 мая 1947-го и туманно названный Комитетом информации при Совете Министров СССР.
В начале 1949-го арестовывают супругу Молотова П.Жемчужину, и вскоре его убирают с поста министра иностранных дел. Новый глава МИДа А.Вышинский унаследовал и пост руководителя КИ…
О структуре нашей военной разведки в конце 40-х – начале 50-х, как я понимаю, известно весьма немного (желающие удостовериться могут, например, загуглить «Главное разведывательное управление»). Соответствующие документы того периода все еще, как пишут – «на ведомственном пользовании». Ввиду недостатка информации некоторые российские исследователи обращаются к сведениям на этот счет, якобы выкачанным западными спецслужбами из шпиона Пеньковского, бывшего полковника ГРУ.
А исходя из отметок в военном билете Сахарова, можно предположить, что в составе КИ военная разведка именовалась 6-м управлением.
В 1949-м ее передают из КИ обратно в Генштаб, в состав 2-го Главного управления (разведывательного).

Уроженец моего родного Барнаула (о нем рассказывалось в 7-й части моего повествования "Человек,скрывавший лицо"), занимавший во второй половине 40-х пост начальника информационного отдела – но не Разведупра, а Первого главного управлении МГБ, проживший долгую жизнь, генерал-лейтенант, вспоминал: «Объединение двух разноплановых служб – политической разведки и разведки военной – оказалось нежизненной затеей. Резкое различие в стиле работ двух составных частей новой организации быстро привело к тому, что деятельность новой разведывательной структуры оказалась малоэффективной». И, может, это опрометчивое копирование Вячеславом Михайловичем заокеанского монстра разведки впоследствии побудило Сталина назвать свою бывшую тень американским шпионом?
В автобиографиях Бориса Андреевича (полученных мною из Архива РАН) вообще-то, увы, ни намека, каков же был круг его обязанностей как в оказавшемся малоэффективным детище Молотова, так и после возвращения военной разведки в Вооруженные Силы... Но, возможно, руководивший в Великую Отечественную информационными отделениями войсковой разведки, он и в 5-м отделе 6-го управления КИ занимался информационно-аналитической проблематикой, и то, что потом какое-то время был военным советником по информации при Болгарской армии – тому подтверждение.
И еще. Из разведупра ГШ Сахаров перешел в Комитет информации 30 сентября 1947 года. Это соответствует сведениям одного из известных интернет-источников по российским спецслужбам, что добывающие и аналитические управления ГРУ вошли в КИ в сентябре 1947-го. И косвенно подтверждает, что герой нашего повествования занимался в структурах послевоенной советской внешней разведки аналитикой.
…2 сентября 1945-го весь мир облетела новость, что в 9.02 по токийскому времени в Токийском заливе на борту американского линкора «Миссури» был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Японии. От советской стороны этот Акт скрепил своей подписью представитель Ставки Верховного Главнокомандования генерал Кузьма Деревянко. 

2 сентября 45-го, союзники на борту «Миссури», крайний справа – Деревянко, чей славный ратный путь был отмечен многими высшими наградами Родины, полководческими орденами: Кутузова I степени – 1945 г., Богдана Хмельницкого I ст. – 1945, Cуворова II ст. – 1944, Кутузова II ст. – 1943.

(Фотография, где генерал Деревянко ставит свою подпись под Актом о капитуляции Японии, приведена в 4-й части моего повествования «Страсть и военная тайна гроссмейстера Ройбена Файна»).
У человека, который своей рукой подвел черту под Второй мировой, разведчик-аналитик, будущий выдающийся ученый и мастер шахматного этюда Сахаров достаточно долгое время находился в подчинении! С июля 40-го по июнь 41-го – когда Деревянко (еще полковник) был заместителем начальника Разведотдела Прибалтийского особого военного округа, и затем с 27 июня 41-го по май 1942-го, в эту пору Кузьма Николаевич возглавлял РО Северо-Западного фронта.
Генерал-лейтенант Деревянко скончался в 1954-м возрасте 50 лет от неизлечимой болезни. В некрологе в центральной печати, под которым стояли подписи Маршалов Советского Союза А.Василевского, Г.Жукова, В.Соколовского, И.Конева, С.Тимошенко, Р.Малиновского, М.Захарова, многих других выдающихся военачальников, по соображениям секретности не называлась конкретно последняя высокая должность покойного в Вооруженных Силах. Но теперь уже не секрет – с 1951-го этот опытнейший разведчик возглавлял Управление информации 2-го Главного управления (с 53-го – Главное разведывательное управление) Генштаба, объединившее информационно-аналитические структуры военной разведки.
И как мне представляется, после двухмесячной командировки в Болгарию в начале 50-х Сахарова определили старшим научным сотрудником как раз в Управление информации – под начало бывшего начальника по Северо-Западному фронту.
В 1949-м появился блок НАТО, международная обстановка еще больше осложнилась… Догадка напрашивается сама собой: аналитики 2-го Главного Управления (ГРУ) и полковник Сахаров в их числе в первую очередь готовили тогда изыскания по военному потенциалу, стратегической концепции Североатлантического альянса и его планам в отношении СССР.

ПЕРЕСЕКАЛИСЬ ПО СЛУЖБЕ В ГРУ?

…Молодой химик по имени Пьер Мюрдаль, искатель приключений, едет из Парижа по объявлению к черту на кулички – в Северную Африку, срубить деньжат в каком-то институте, занимающемся таинственными экспериментами в этой пустыне. Какими – новенького это поначалу не колышет…
Однако в силу ряда обстоятельств до него, наконец, доходит, что руководитель института доктор Грабер ставит чудовищные опыты над людьми, замещая им углеродную основу организма кремниевой. На испытательном полигоне в бесчувственных несчастных подопытных («идеальных солдат для будущей ядерной войны»), лишенных к тому же дара речи, стреляют, но пули им нипочем. Лишь один из кремниевых людей стонет от боли – это еще не совсем окаменевший соотечественник Мюрдаля, ученый, решивший бежать из этого «гнусного гнезда», но схваченный охраной… Раскрывшему зловещую тайну института молодому химику грозит аналогичное насильственное замещение углеродной основы его бренного тела кремнийорганикой, но тем временем туземцы, живущие окрест, решают покончить с негодяями-экспериментаторами. Те бросают против повстанцев своих каменных истуканов, исход противостояния неясен… И тут находчивый Мюрдаль, проникнув ночью на водокачку, отключает – а что делать? – покорных Граберу кремниевых людей от едкого калия, не позволяющего им окаменеть окончательно, и заодно вводит в водопроводное ответвление к директору института и его подручным катализатор, от которого человеческие существа каменеют. На следующий день кремнийорганическая пехота превращается вообще в статуи, а подохнувший Грабер весь исходит на глину…
Таково вкратце содержание повести писателя-фантаста Анатолия Днепрова «Глиняный бог», увидевшей свет в 1963-м. Заметим, в тот год доктор наук Сахаров был назначен директором Гиредмета, а как исследователь – давно уже занимался разработкой промышленной технологии производства полупроводникового кремния. Запатентовал ряд изобретений по кремнию, выступил с докладом на конференции Гиредмета по второму по распространенности (после кислорода) в земной коре химическому элементу… Понимаете, к чему клоню? Сдается мне, что, работая над «Глиняным богом», автор увлекательной повести консультировался с крупнейшим в стране знатоком кремния и своим бывшим сослуживцем. А может, в ГРУ у них даже был общий рабочий кабинет…

Подопытные изувера Грабера – «глиняного бога» (илл. В.Юдин)

Писатель-фантаст А.Днепров прослужил в Главном разведывательном управлении 13 лет, с 1943-го по 1956-й. Как и Сахаров, демобилизовался в звании полковника и отлично владел английским и немецким, а знание иностранных языков, между прочим, аналитикам 2-го Главного управления (ГРУ) Генштаба было просто необходимо. Ведь им нужно было черпать информацию и из многочисленных иностранных источников – как открытых, так и закрытых, добывавшихся резидентурами.

Кстати, генерал Деревянко свободно владел английским и японским, и для возглавляемого им Управления информации такой офицер как Анатолий Мицкевич подходил идеально!
А теперь – строки из Википедии, в персоналии «Владимир Осипович (Иосифович) Богомолов (до 1953 года Войтинский) – о послевоенной биографии знаменитого писателя:
«…после увольнения в запас в конце 1949 г., согласно некоторым интервью в течение 1950-1952 гг. служил в АНАЛИТИЧЕСКОМ ОТДЕЛЕ ГРУ (выделено мной – В.Н.) по американской оккупационной зоне в Западном Берлине. В течение 1950-1951 гг. (более вероятно, с 1949 г.) капитан Разведуправления Штаба Группы Советских Войск в Германии или Генштаба, далее в подчинении Комитета информации при Совете Министров, образованного путем слияния служб военной и внешней разведки, в Берлине. После возвращения функций военной разведки из Комитета информации в Генеральный Штаб Советской Армии – в ГРУ Генштаба…»
Получается, и с будущим автором культового романа «Момент истины (В августе 1944-го…)» будущий выдающийся ученый, возможно, пересекался по службе в ГРУ! А находились информационно-аналитические структуры разведывательного управления Генштаба, как указывается в ряде изданий, в старинном доме №6 по Гоголевскому бульвару, стало быть, в двух шагах от Центрального шахматного клуба. Но! ЦШК-то существует с 1956-го, а Сахаров тремя годам ранее вернулся в Гиредмет.

3-Й ЧЕМПИОНАТ СССР И ТРИ МЕТАЛЛУРГА

Так что на нижеследующих снимках полковник ГРУ первокатегорник довоенной закваски Сахаров (он здесь в штатском), скорее всего, сражается в одном из турниров в Центральном шахматном клубе Вооруженных Сил. 

Сахаров среди играющих – третий слева…

….и крайний справа (Архив РАН, Фонд 1802, оп.1, д.33, л.1-3)

ЦДСА им. М.В.Фрунзе (фото 70-х) – здесь находился главный шахматный очаг Советской Армии

…Открыв свежий номер «Шахмат в СССР» с итогами 3-го чемпионата СССР по разделу этюдов, Борис Андреевич, надо полагать, был разочарован.
На две предыдущие всесоюзные смотрины композиций (опубликованных в 1946-1947-1948 годах) ему просто нечего было дать. Лишь к этой старший научный сотрудник одного из самых засекреченных в мире ведомств смог создать вполне конкурентоспособный этюд. Но, увы, не прошел он, выходит, отбор взыскательных судей (одним из них был ныне здравствующий гроссмейстер Юрий Авербах).
Впрочем, это были еще только предварительные итоги. А к окончательным не уцелели три этюда – из 25, отобранных в зачетные! Во-первых, оказалось с «дырой» выдвинутое на 1-е место интереснейшее произведение Генриха Каспаряна (о чем уже упоминалось во 2-й части нашего повествования), в нем нашел побочку Виталий Чеховер. Но и один из чеховеровских этюдов погорел, мастер-практик «с самой длинной фамилией» Александр Константинопольский подметил в нем изъян. Обнаружился также дефект и в одном из опусов Зиновия Бирнова.
Вместо выбывших из игры судьи добавили из ближайшего резерва этюды уральца Павла Бабича, тбилисца Гиа Надареишвили и нижеследующий… 

№6
Б.Сахаров
3-й чемпионат СССР, 1952 г., 23-е место
Конкурс памяти М.Чигорина, 1949-1950
3-й почетный отзыв

Ничья

1.Nc7+ Kb7 2.Nd6+! (сразу двинуть проходную не получится – 2.f7? Bd1+ 3.Kb4 Be7+ 4.Ka5 Bb3! и черные побеждают) 2...Kxb6 3.f7! (Теперь – вперед! А 3.Nc8+? для белого короля убийственно: 3...Kxc7 4.f7 Be1! 5.f8Q Bd1# ) 3...Bd1+ 4.Kb4 Be7 5.Nd5+! cxd5 6.f8Q Bxf8 – зеркальный пат в центре доски со связкой коня. Как писал Анатолий Кузнецов, этот этюд был у Бориса Андреевича в любимцах...

Три видных металлурга участвовали в том чемпионате.
«Золото» в разделе четырех- и многоходовых задач завоевал Андрей Немцов, зарекомендовавший себя грамотнейшим инженером на металлургических заводах Юга страны и заслуженно выдвинутый на ответственную работу в Министерство черной металлургии СССР. Андрей Васильевич к тому времени стал бесспорным лидером в еще новом для советских шахматных композиторов и сложном многоходовом жанре...

Предвоенный снимок награжденного орденом «Знак Почета» главного инженера одного из донбасских металлургических заводов Андрея Немцова – «за ударную работу на производственном посту».

Александр Гуляев, профессор, автор классического учебника по металловедению (см. 2-ю часть нашего рассказа), взял «бронзу» по трехходовкам.
У дебютанта – этюдиста Бориса Сахарова, специалиста по химии и металлургии редких металлов, в том числе металлов высокой чистоты, результат в 3-м чемпионате гораздо скромнее: 13-е место при 15 участниках. Его главные достижения – и в науке, и в шахматной поэзии – еще впереди.
Гуляеву судьба отмерит долгий срок, почти 90! Немцов и Сахаров уйдут после неизлечимой болезни в возрасте, когда еще жить да жить. И творить…

Продолжение следует

 

Последние турниры

14.10.2021

Финальный турнир серии Challengers Chess Tour.

09.10.2021

Общий призовой фонд – 11 000 000 рублей.

06.10.2021

Призовой фонд $194 000.

27.09.2021

.

25.09.2021

Champions Chess Tour, финал.

23.09.2021

Мальмё, Швеция.

18.09.2021

36-й клубный Кубок Европы.

08.09.2021

Призовой фонд – 150 тысяч долларов.

07.09.2021

В случае ничьей проводится Армагеддон.

28.08.2021

9-й турнир серии Champions Chess Tour.

26.08.2021

23 лучших участника получают право выступать в Кубке мира.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум