пятница, 20.09.2019
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Grand Swiss08.10
Командный чемпионат Европы23.10

Интервью

   

ЭМИЛЬ СУТОВСКИЙ: ФИДЕ МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ, часть 2

(Окончание,  часть 1)

ШАХМАТЫ И ПОЛИТИКА

Мы все помним, на чем строилась предвыборная кампания команды Макропулоса: дескать, настало время нивелировать слишком большое политическое влияние России на мировые шахматы. И проблема-де с Дворковичем именно в том, что он со своим бэкграундом очевидным образом связан с российскими властями. Отсюда естественный вопрос (на который Макро с компанией, конечно же, давали и удобный им ответ) – будет ли Дворкович президентом всех шахматистов и всех стран, или будет служить инструментом для продвижения российских интересов? Что такое "российские интересы в шахматах" – это сам по себе интересный вопрос, но тем не менее такая эмоция настойчиво звучала...

Давайте я с "российских интересов" и начну. Я не россиянин, и более того, те, кто следит за моим фейсбуком, знают, что я позволяю себе достаточно фрондистски относиться к каким-то аспектам политики России... Но какие "российские интересы в шахматах"? Провести чемпионат мира по рапиду и блицу в Петербурге так, чтобы все сказали: ого, как круто в России? Ну давайте проведем плохо, и от этого кому-то будет лучше? Или для российских игроков введут иные правила, или их будут пускать вперед других в какие-то турниры?.. Мне действительно хочется понять. При том, что все могут видеть, что взят твердый курс на отмену wildcards. Мы в принципе настроены на главенство спортивного принципа, чтобы закончить разговоры о чьих-либо привилегиях.

Вот эта волна насчет потакания "российским интересам" (а ее можно ощутить и за пределами выборной кампании) – она меня удивляет. Правда, удивляет. Если говорить о выборах, то озвученный Вами политический аспект действительно был важен для некоторых стран – может быть, для десятка. Но подавляющее большинство федераций, включая большинство европейских, большинство шахматных деятелей, шахматистов мыслят другими категориями.


фото: Владимир Барский

Но многие апеллировали не к геополитике, не к тому, какая в России политическая власть. А именно к шахматной политике. Дескать, есть впечатление, что чуть ли не половина мировой шахматной жизни проходит в России, что вряд ли отражает текущую объективную ситуацию в шахматах. Слишком много официальных турниров проводится в России, спонсоры в основном российские (возьмите последние матчи на первенство мира). Что это означает: руководство ФИДЕ, вместе с уполномоченным оператором Агон – World Chess было просто неспособно выйти в этом смысле за пределы российских границ?

Конечно, это удобно для российских зрителей и для российских шахматистов. Вы видели недавно публичные претензии, что больше половины участников на чемпионате мира по рапиду и блицу в Петербурге были россияне – и не потому, что представители других стран дискриминировались, а потому что россиянам было удобнее и легче туда прибыть – это для них ближе и дешевле, чем шахматистам из других стран.

Этот сентимент я, конечно, понимаю, и могу ответственно заявить, что порядка 80% турниров, относящихся к официальным, не будут проходить в России. Это касается и Гран-При, и турнирa на острове Мэн, которые тоже будут частью новой системы, и женского матча на первенство мира. Рановато говорить о турнире претендентов и Матче у мужчин, но думаю, что и они пройдут не в России. Так что география будет весьма широка.

Но конкретно по питерскому чемпионату...

С ним был выбор – из-за известных проблем в Саудовской Аравии не проводить его вообще или провести в России. И нам удалось (не пришлось, а именно удалось) провести это соревнование в России, без какой-либо дискриминации и с высоким призовым фондом. Ни одного негативного отклика от приехавших иностранцев я не слышал, а вот очень положительные и даже восторженные слышал. Да, я понимаю, для шахматистов некоторых стран, прежде всего украинских, могло возникнуть ощущение некоего дискомфорта. И если кто-то из украинских шахматистов решил не участвовать — это всё же был их выбор, а не решение организаторов, как в предыдущем году. Кстати, самая многочисленная иностранная делегация на питерском чемпионате была именно из Украины. Буду очень рад, если Украина возьмется провести один из топовых официальных турниров у себя.

А с женскими турнирами ведь ситуация еще более выразительная – сколько их проводится в России!

Вот мы объявили женский турнир претенденток, турнир, аналога которому не было, с рекордным призовым фондом в 200 тыс. евро. С большими расходами – это крупный длительный турнир с общим бюджетом свыше полумиллиона евро. Да, в России. Но что, было бы лучше провести этот турнир в другом месте, где бюджет был бы в разы меньше? Я не уверен. А точнее – уверен, что нет, не лучше.

Но принципиальный курс на расширение географии взят, и это не просто слова – посмотрите на места проведения заявленных этапов Гран При. Конечно, нам надо расширять географию – и не только за счет западных стран – та же Индия давно не проводила никаких официальных турниров ФИДЕ.

Во всяком случае, руководство ФИДЕ понимает, что проблема есть. И так или иначе над ее решением надо работать. 

Безусловно. Но эта дилемма, у кого и какие деньги брать, будет всегда. При этом надо понимать, что у нас самые влиятельные СМИ находятся в США и Англии, а в то же время спонсорство шахматное там достаточно ограничено – в Штатах проходит много топовых турниров, но за всеми ними стоит ровно один меценат... Сейчас очень плотно работаем с Китаем. Но да, нам завтра могут сказать, что Хуавэй тоже под санкциями Госдепартамента – и тут нам всё же надо находить баланс. Мы не можем функционирование всего шахматного мира выстроить в русле западной геополитики. Есть какие-то совсем токсичные деньги, от которых лучше держаться подальше, однако в то же время необходим здравый смысл.

Еще один аспект шахматной политики, от которого не уйти. И я позволю себе развернутый вопрос. Не секрет, что шахматы пользуются государственной поддержкой в некоторых выдающихся в шахматном отношении странах. Но в глазах многих, во всяком случае на Западе, некоторые лидеры и правительства этих стран рассматриваются как недемократические, авторитарные, а то и диктаторские. Можно слышать голоса, что правящие режимы в такого рода странах рассматривают успехи в шахматах как свои выставочные достижения. Опять же, не очень понятно, какие из этого выводы можно сделать. Но проблема есть, так как ассоциация шахмат именно с такого рода режимами была очевидным негативным фактором в привлечении западных корпоративных спонсоров... Но с другой стороны, убери эту господдержку, и наверное, многое хорошее исчезнет.

В то же время в западных странах государства вообще не принимают никакого участия в поддержке шахмат, там почти исключительно работают частные и общественные инициативы. С абстрактной точки зрения, хотелось бы, чтобы в шахматы вкладывались все. Но на практике, какой баланс здесь желателен и возможен? 

Баланс здесь соблюсти очень трудно. Если смотреть глобально, то о каком балансе речь? Мы с неизбежностью упремся в мировоззренческую дилемму. С одной стороны, вроде бы вопрос естественный: ну как это в стране, в которой нет свободы слова в западном понимании, развивать шахматы? А каков ответ: не развивать вообще? Глупо. С другой стороны, если задавать вопрос, как, собственно, люди даже и на Западе заработали свои миллиарды? Это же не всегда Гейтсы, Брины и Цукерберги, да? Тут будут всегда вопросы мировоззрения, которые и определяют отношение того или иного человека... Но с практической точки зрения нужно стремиться, чтобы шахматы вышли на такой уровень, когда компаниям будет выгодно их спонсировать. Это именно то, что является одним из основных направлений моей работы. Тут надо находить какие-то решения, подходы. Вот почему у шахмат никогда не было серьёзного спонсора, связанного с кофе? Ведь очень прочная связь, очевидная. Работаем сейчас над этим. Или, например, классический кейс, когда матчи одной из команд по американскому футболу начинались не в 7 вечера, а в 7:11, потому что спонсором выступила известная сеть SevenEleven. Рекламные воззвания в духе “сделай умный ход” можно встретить на каждом шагу – но почему “умные машины” или “умные банки” ни разу не были частью спонсорских соглашений ФИДЕ? Надо находить подходы, выстраивать какую-то общую стратегию, и в то же время не упускать возможностей, которые могут показаться случайными. В общем, похоже на игру в шахматы на высоком уровне. Это сложно, и в прошлом почти никогда ни у кого не получалось.

А почему не получалось?

По нескольким причинам. Прежде всего, потому что всегда было гораздо проще пойти к большим начальникам и просить их найти деньги по разнарядке, чем добыть их самим. Гораздо проще – и будет так и оставаться. Насколько это плохо? Наверное, в каждом конкретном случае следует оценивать по-разному.

Вопрос в том, где провести границу приемлемости. Для одних она будет пролегать по одним принципам, для других – более широко. Есть такая проблема. Но мне кажется, что она немножечко педалируется искусственно, потому что мы очень часто забывaем, что, скажем, то, что называется западными демократическими ценностями, они таковыми не являются для большинства народов, собственно, являются для меньшинства. Западная Европа, Штаты, ну некоторые другие страны. Эти ценности мне близки и понятны, я их в очень большой степени сам разделяю.

Но ФИДЕ – это международная организация, членство в которой гораздо шире по всем параметрам, в том числе мировоззренческим и политическим. Так что и особенности незападных стран и культур, их интересы необходимо учитывать. Но в то же время я всегда считал, что именно западные корпоративные спонсоры с их влиянием в мире, их технологиями, телевидением, интернетом, коммерческими интересами их партнеров и да, их ценностями, очень для шахмат важны, и нам надо именно с ними пытаться работать. Я так и раньше считал, и эта точка зрения не изменилась из-за того, что у меня теперь поменялось место работы.

Частный, но важный аспект – учитывая, какое влияние он оказал на ФИДЕ в недалеком прошлом – межгосударственные санкции, особенно американские...

Это правда. Но заявлять, что мы не будем работать со странами, чьи должностные лица или корпорации находятся под американскими санкциями, это тоже неправильно. Невозможно все время оглядываться на геополитику. Конечно, когда говорят "спорт вне политики" – это или лукавство, или идиотизм. Спорт всегда был рядом с политикой, а то и ее частью. И на Западе спорт – инструмент политики. В том числе и корпоративной политики – интересы производителей одежды, инвентаря, витаминов и добавок очень жестко лоббируются (институт лоббирования официально существует!), в том числе в политических кругах.

Я убежден, что надо быть прагматиками и искать баланс. Здесь существует некая система противовесов, принципов и прагматики, которая всегда динамична, и колеблется то в одну, то в другую сторону как маятник. Так что нет здесь четкого ответа. Но я твердо знаю, что необходимо стремиться вывести шахматы на такой уровень, чтобы не надо было всё время просить деньги у меценатов без обязательств их возврата. При том, что спасибо большое и меценатам, в частности, Рексу Синкфилду – без него шахматный мир был бы сейчас другим.

Насколько я понимаю, руководство ФИДЕ взяло курс на деполитизацию мировых шахмат – и в этом принципиальное отличие от времен Кирсана Николаевича, который, как известно, водил дружбу с лидерами самых одиозных по западным представлениям режимов и иногда выполнял деликатные дипломатические поручения российского правительства в своих фирменных вояжах в Сирию, Ливию, Иран, Ирак. Эти его визиты подавались под соусом развития шахмат, но все ведь понимали, что там и другие вопросы далеко за пределами шахмат обсуждаются.

Думаю, такого больше не будет. Собственно, мне непонятно, почему масса умных информированных людей проводят параллели между Илюмжиновым и Дворковичем только потому, что они оба работали во властных структурах России. Абсолютно разные люди, во всем. Достаточно поговорить две-три минуты, чтобы понять: очень мало того, что их роднит. И во взглядах на жизнь, и в том, как они делали карьеру, и в манере работы. Дворкович – в хорошем смысле слова технократ. Получил образование в Штатах, у него до сих пор очень хорошие отношения с западными коллегами. Тот же Кен Рогофф с ним немало общался в его предыдущих ипостасях. Я считаю, что очень важна репутация в этом плане. Кстати, вообще поделюсь наблюдением: очень многие решения на самом высоком уровне принимаются на уровне доверия и симпатии к партнеру на переговорах, к собеседнику. Во время самого первого контакта может возникнуть "химия", и дальше уже куда легче работается. И сильные мира сего очень часто доверяют своей интуиции, и довольно редко ошибаются. Мне кажется, что наша новая команда легко находит язык – как с западными, так и с восточными партнерами, и имидж ФИДЕ значительно улучшился уже за первые полгода.


фото: Владимир Барский

Наверное, только время позволит этим представлениям (или даже предрассудкам?) – связанным с ассоциацией шахмат с не самыми либеральными режимами – постепенно рассеяться...

Простите, перебью. Нет, эти ассоциации полностью не рассеются. Ведь шахматы в принципе – это мудрейшая из игр, игра королей – еще у халифов были придворные шахматисты. Это давняя традиция, что для сильных мира сего ассоциироваться с шахматами – имиджево хорошо. Это было и есть. Да, некоторые автократические режимы не прочь потратить деньги на шахматы. Но вопрос: а почему это плохо? Я не вижу в этом такого уж ужаса. Это просто один аспект объективно существующей шахматной жизни. Только это не должно быть единственным или даже основным способом привлечения финансов в нашу игру.

Это, может, объективно – и абстрактно – и неплохо. Но когда прямо сразу после прогремевшего на весь мир убийства оппозиционного саудовского журналиста, случившегося в посольстве в Турции, проводится официальный чемпионат ФИДЕ, у которого прямо в титуле стоит отсылка на те самые саудовские власти, которых в этом преступлении не без оснований обвиняют, то общественное мнение и СМИ неизбежно станут эти токсичные ассоциации педалировать. Все-таки хотелось бы, чтобы титульные спонсоры крупнейших турниров выбирались с учетом такого рода аспектов, и вообще были бы разнообразнее, чем сидящие на нефтяных деньгах.

Я полностью с Вами согласен, не должно быть такого рода перекосов. И конечно же, отборочный цикл ФИДЕ не должен быть чемпионатом России и Закавказья, и Олимпиада – не Спартакиада, чтоб проходить исключительно в братских республиках. Полагаю, что Олимпиада-2024 пройдет вообще не в Европе – нам кажется, что подобная ротация давно назрела. Баланс будет находиться. И у меня как раз задача построить такую систему, найти такие механизмы, чтобы через 5 и 10 лет шахматы если и не стали такими же привлекательными для инвесторов, как футбол, но стали бы конкурентоспособными в терминах коммерческого интереса. Еще раз повторю – мы не планируем, а уже находимся в переговорах с крупными западными (да и восточными) компаниями по поводу именно коммерческого спонсорства.

Вот этот все время звучащий аргумент – что частные и корпоративные деньги не идут в ФИДЕ из-за ее негативного имиджа, ассоциирующегося с токсичными режимами – этот аргумент должен исчезнуть в обозримом будущем?

Он уже исчезает. Давайте объективно посмотрим. Да, была проблема в связи с визитами Илюмжинова в эти страны. Проблема с личными санкциями. Но сейчас такой проблемы нет. И кстати, посмотрите, в какие страны Аркадий Владимирович и другие деятели ФИДЕ, тот же Найджел Шорт, в этом плане очень активный, наносят визиты. Cреди самых активных наших партнеров сейчас – остров Мэн, норвежцы, Вейк, Бостон...

Еще один широко обсуждаемый аспект: дело-де не только в самом факте, что руководитель ФИДЕ – россиянин, причем с обширными связями. И это, собственно, хорошо, что он такие связи имеет. Но это означает, что опять пойдут деньги условного Газпрома. Прекрасно. Но это можно понимать и так, что можно не работать над поиском других денег.

Нет, нельзя не работать. Это путь заведомо тупиковый, в один прекрасный момент этот источник может исчерпаться – по самым разным причинам. И политическим и чисто экономическим. Поэтому нужно искать и другие источники. Нужен, повторяю, баланс. Не надо чураться вовлеченности госкомпаний, вкладывание денег в шахматы – это полезно и для их имиджа, и для шахмат.

Так что повторяю: мы приветствуем спонсорство из самых разных, конечно же, легитимных источников. Но мы понимаем, что большее разнообразие необходимо и будем этого последовательно добиваться. Более того, я лично считаю, что самое топовое соревнование в шахматах – матч на первенство мира – колоссально недооценено финансово. И это именно коммерческие деньги. И когда я сейчас был в Штатах, много говорил с серьёзными людьми на эту тему. Вдумайтесь, событие, за которым следят десятки миллионов зрителей на протяжении трёх недель! Знаете, сколько стоит провести одну сколько-нибудь масштабную конференцию, о которой будут писать специализированные издания в течение недели? А тут такой статусный матч. Думаю, что тут у нас очень большой задел на будущее – и постараемся уже в 2020 году реализовать некоторые задумки, связанные с титульным матчем.

О «ПРОДАЖЕ» ШАХМАТ (АГОН – WORLD CHESS)

После заключения нового Соглашения с компанией World Chess (будем для удобства употреблять и ее старое, более известное имя Агон) радикально изменилась роль этого коммерческого партнера ФИДЕ, она стала весьма ограниченной. Хотелось бы обсудить эту тему с двух сторон: во-первых, конкретика, прошлая и будущая, взаимоотношений ФИДЕ с Агоном, а во-вторых, более общий вопрос: как Вам видится «продажа» шахмат в широком смысле слова?

Итак, в чем суть нового Соглашения с World Chess: по горячим следам Илья Мерензон утверждал, что сообщение о «разрыве контракта», которое будто бы шло от Вас, некорректно. Что тут правда и что неправда?

Я хотел бы остаться дипломатичным. Это были достаточно трудные переговоры, начались они сразу после выборов. Естественно, у World Chess были свои интересы, у ФИДЕ – свои, мне кажется, Соглашение, которое было достигнуто, является разумным компромиссом, приемлемым для обеих сторон. Суть Соглашения была изложена в пресс-релизе ФИДЕ. Самое главное: права на проведение матча на первенства мира и претендентских турниров вернулись в ФИДЕ. Мы теперь будем там полноправными хозяевами и правообладателями. Что касается World Chess, то за ними осталась роль организатора серии Гран При в 2019 и 2021 годах, права на ФИДЕ онлайн-Арену, выданные прошлым руководством, а также несколько аспектов, которые не связаны непосредственно с организацией турниров высшего уровня. ФИДЕ теперь имеет возможность на своих главных соревнованиях совершенно иначе выстраивать взаимоотношения как с организаторами и спонсорами, так и с шахматным миром.

Всех в первую очередь интересует политика касательно трансляций.

В общем плане детальную нашу политику касательно прав трансляций и прочего еще предстоит разработать. Но я считаю, что копирайт на ходы не имеет перспектив. Как с сущностной, так и с юридической точки зрения.

Ну, это подтверждено неоднократными судебными решениями, причем в разных странах, включая США и Россию.

Главное, что как концепт, за что клиенты готовы платить, копирайт на ходы оказался просто нежизнеспособным. Что, впрочем, было очевидно с самого начала. А вот продажа качественной картинки, качественного медиа-контента со всеми профессионально сделанными компонентами (комментарий и прочее), – дело перспективное. У Агона были интересные наработки по этому направлению, но по факту не очень получилось. На предыдущих матчах на первенство мира трансляции продавались, но объемы продаж были не те, которых эти события заслуживали.

Для меня самое удивительное во взаимоотношениях Агона с шахматным сообществом было то, что они очень быстро испортили отношения буквально со всеми ведущими шахматными ресурсами. Т.е. со своими основными потенциальными клиентами. И никаких усилий к восстановлению этих отношений не прилагали. Будто это так и надо. Я правильно понимаю, что подход ФИДЕ будет теперь совершенно другой? Например, условия трансляций будут публично обсуждаться и становиться известными не за несколько дней до начала события, а сильно раньше.

Безусловно, наш подход будет принципиально другим. Собственно, уже сейчас можно сказать, что у нас сложились очень хорошие отношения практически со всeми организаторами, сайтами, порталами... Ведь мы делаем общее дело, и на это и будут направлены наши усилия. Мы не собираемся ультимативно выдвигать свои условия, будем прислушиваться к мнению многих. Главное – обеспечить высокий уровень сервисов, которые будет предоставлять ФИДЕ. Тогда они будут востребованы. Я не хочу комментировать работу Агона, они имели карт-бланш и делали дело как считали нужным. Мы точно будем работать по-другому.

Насколько я понимаю, ФИДЕ будет устраивать тендеры на право организации крупнейших событий, права будут делегироваться их победителям, но условия и параметры трансляций будут задаваться ФИДЕ.

Не обязательно. В зависимости от ситуации могут быть разные схемы и разный объем делегируемых прав. Матч на первенство мира – это настолько важное событие, что мы должны быть уверены, что все будет на уровне. Так что будем жестко регулировать, качество продукта на выходе для нас очень важно.


фото: Niki Riga

Из своих разговоров с людьми из самых ведущих сайтов знаю, что они не переставали удивляться: ОК, Агон является правообладателем, коммерческой фирмой и все такое, но эта фирма проиграла суды по конкретному вопросу трансляции ходов. Именно этот частный вопрос был камнем преткновения, лежавшим на пути трансляций на мировую шахматную аудиторию. Так вот: они не понимали, почему ФИДЕ не вмешивалась – решения судов есть, очевидные проблемы с главными мировыми ресурсами налицо – и ничего не происходило. При том, что это сильно отражалось на репутации ФИДЕ. Есть надежда, что такое не повторится?

Еще раз повторюсь – у нас другой взгляд на эти вопросы. В целом, World Chess – частная компания, и вполне логично, что их главной задачей является извлечение прибыли. У ФИДЕ – другие приоритеты.

Коммерческая философия Агона состояла в том, что с одной стороны, они пытались заработать на продажах прав на трансляции – насколько я понимаю, основной доход шел от норвежской телекомпании, и коммерческого гения, чтобы заключить этот контракт, по понятным причинам не требовалось. Другой их акцент был на технологии. Все время Илья Мерензон говорил: мы привносим в шахматы самые современные и модные технические решения, сайт с виртуальной реальностью, какие-то приборы, которые игроки, как предполагалось, будут на себе носить, и все физиологические параметры, частота сердцебиения и прочие, станут публично видимыми, и это будет для зрителей так интересно, что они будут за это платить.

Но практика показала, что все эти гаджеты, виджеты и картинки с эротическим месседжем (сами по себе, возможно, очень художественные), к основной деятельности имеют очень опосредованное отношение. Точно так же в качестве огромного прорыва подавалось размещение разовых публикаций в ведущих изданиях мира. При этом не только у меня возникало впечатление, что никакого реального воздействия такие пиар-акции на развитие шахмат не оказывали, а интересы шахматного мира оставались в стороне.

Ну тут надо понимать, что Илья и его компания – они не из шахматного мира, они оценивали свою деятельность в терминах маркетинга, пиар-технологий, продвижения имиджа своей компании, непосредственной монетизации... Понимания шахматных нюансов, будь то запросы профессионалов или аудитории у них или не было – или они сознательно игнорировали мнение шахматной общественности. Коль скоро прошлое руководство так работать им позволяло, что ж, значит они были в своем праве. Сейчас ситуация изменилась. Я тоже за внедрение новых технологий, новых идей. У Агона было несколько противоречивых, но интересных дизайнерских решений. Но как мне кажется, они нередко ошибались в оценке того, что шахматный мир от фирмы на их месте ожидал. У нас, думаю, соберется команда, прямо ориентированная не cтолько на коммерческие показатели, сколько на интересы шахмат, профессионалов и любителей.

А у Вас есть представление, как вообще получилось, что ФИДЕ заключила контракт именно с Агоном, в весьма туманных обстоятельствах и на довольно необычных условиях? Как он вообще возник?

Есть. Но, пожалуй, сейчас об этом не будет уместно подробно говорить.

Я-то имею в виду, что многие ожидают серьезного аудита финансовых аспектов взаимоотношений ФИДЕ и Агона. Найджел Шорт так вообще сделал это требование одним из центральных пунктов своей предвыборной программы. Например, была информация, что Агон не выплачивал ФИДЕ столько, сколько должен был согласно контрактам.

Могу только сказать, что коль скоро мы заключили новые соглашения, то я ожидаю, что они будут добросовестно соблюдаться. Все-таки выяснение, кто и в чем виноват в прошлом – это сейчас не наш приоритет.

Но ведь вопрос не в том, кто абстрактно виноват. Речь о конкретных деньгах ФИДЕ.

Конечно, во время переговоров это все обсуждалось, и повлияло на их исход.

Еще один момент, касающийся Агона, который многим казался странным. И его стоит осмыслить, чтобы это не повторялось в будущем. С одной стороны, коммерческой компании делегированы все права на организацию соревнований ФИДЕ. С другой – по факту получалось, что компания сама не всегда была в состоянии найти, скажем, спонсоров. И тогда ей помогали люди из ФИДЕ и других структур, таких как РШФ. Понятно, почему – ведь официальные соревнования нельзя сорвать, а конечная ответственность на ФИДЕ. Но при этом компания продолжала распоряжаться своими доходами от этой по существу совместной работы, как будто она преуспевала сама по себе.

Думаю, этот вопрос в новых условиях потеряет свою актуальность. Вот сейчас ФИДЕ решила добавить 280 тысяч евро призовых для Гран При – при том, что World Chess эту серию организует. И это было абсолютно вне связи с новым соглашением – просто мы посчитали, что это будет правильно, чтобы был больший стимул участвовать у сильнейших шахматистов. В принципе, такие взаимоотношения партнеров, между которыми есть здоровое сотрудничество, могут в определенных ситуациях быть и нормальными. Но если наши партнеры поведут себя недобросовестно, то ФИДЕ немедленно примет меры. В будущем таких моментов будет возникать все меньше и меньше, потому что уже ясно, что недостатка в заявках на проведение наших соревнований, прежде всего матча на первенство мира, не будет. Как следствие, призовой фонд титульного матча, да и других наших главных турниров, будет ощутимо выше, чем в недавнем прошлом.

Коль скоро ФИДЕ берет сейчас в свои руки организацию значительной части своих важнейших соревнований, означает ли это, что при ФИДЕ будет создана собственная коммерческая структура? Собственно, Агон – World Chess избавлял ФИДЕ, организацию общественную, от необходимости заниматься оргработой и коммерцией. Что, будут приглашаться профессиональные менеджеры и бизнесмены? Условные «Бессел Кок» и «Артем Тарасов» снова придут из бизнес-мира рулить этими делами?

Увы, реальный Артем Тарасов уже рулить ничем не будет... Все-таки ФИДЕ в ближайшем будущем не сама будет проводить соревнования – наше дело провести тендеры, определить организаторов и контрактные взаимоотношения с ними, в том числе и финансовые. А непосредственно проводить события будут они – хотя и с нашим активным участием и помощью. Ситуация, когда ФИДЕ все отдавала на откуп организаторам (т.е. конкретно Агону) не повторится. Т.е. мы будем мониторить, мы будем нанимать профессиональных людей. Скажем, мы уже работаем с одним очень профессиональным «ивентологом», которого привлек Аркадий Владимирович – он работал на чемпионате мира по футболу. Подобный эксперт нам поможет очертить общую структуру проведения турниров высокого уровня и разработать схему, при которой будут гарантированно соблюдаться определенные стандарты. Или вот пример – мы сейчас работаем с известным маркетинговым агентством Havas, который прорабатывает для нас варианты спонсорских пакетов к титульному Матчу. Там очень много тонкостей, на самом деле. Однако, если удастся хорошо выстроить работу со спонсорами, тогда рассмотрим и вариант, при котором ФИДЕ сама берет на себя всю нагрузку по проведению топовых ивентов, но при этом полностью контролирует продажу спонсорских и медийных пакетов.

В заключение этой всем интересной темы – более общий вопрос. Когда Агон только возник на шахматном горизонте, его тогдашний глава, ныне покойный, Эндрю Полсон провозгласил, что собирается продавать корпоративному миру саму идею, имидж шахмат – как респектабельной интеллектуальной игры элиты, с которой престижно ассоциироваться. При этом, странным образом не только простые любители, но даже и сильнейшие профессионалы оказывались на обочине этого будущего праздника жизни. Помню, как на лондонском турнире претендентов 2013 года даже портретов участников нигде не висело, а турнирная таблица была в формате обычного листа бумаги, лежавшего на столе в фойе.

Илья Мерензон тоже как-то заявил, что он не слишком заинтересован в зрителях на месте событий, и как следствие, в мероприятиях для них – зачем, ведь все есть онлайн. И тоже сосредоточил усилия на пиаре как таковом, рапортуя как об основном достижении, что матч на первенство мира посетили несколько голливудских звезд второго ряда. Это заметила пресса – значит, все прекрасно.

Но есть и другой подход, который ставит во главу угла социально-образовательную функцию шахмат. Этот взгляд разделяют уже упомянутые нами ранее Пейн, Куатли, Каспаров, наконец. Да и российская федерация старается работать в этом русле. А какова будет стратегия ФИДЕ?

Безусловно, это один из главных моментов нашей философии. И мы уже начали претворять ее в практику: вспомните, что происходило во время чемпионата мира по рапиду и блицу в Питере. Мы тщательно проработали обширный список мероприятий для зрителей. И как результат – был такой наплыв людей, которого мы и сами не ожидали. Масса превосходных отзывов и отличное паблисити. И фундамент на будущее, потому что эти тысячи детей – это и будущие игроки, и аудитория, а в отдаленном будущем и спонсоры шахматных событий. И тут сошлось много факторов: и удачное место проведения – вместительный и удобный для таких мероприятий Манеж, и привлекательный для зрителей формат турниров, и кооперация с Российской и Санкт-Петербургской федерациями... И, конечно, насыщенная программа. Безусловно, мы будем в таком духе действовать и дальше. Проведение наших соревнований просто должно сопровождаться разнообразными программами, в том числе – и особенно – для детей. Это будет в условиях контрактов.

Да, было приятно увидеть, что навязшая в зубах мантра, будто полные залы – это советское прошлое, которое не вернуть, оказалась опровергнутой на практике. То же самое мы видели и в Лондоне на London Classic и Grand Chess Tour, да и на матче на первенство мира – несмотря на выбранное место, куда просто не могли поместиться все желающие.

И вновь возвращаясь к мысли, что продавать шахматы корпоративным спонсорам очень важно: перспективный путь до них достучаться – это показать, что у нас полные залы зрителей всех возрастов и социальных слоев. Современный бизнес очень озабочен, чтобы быть социально ответственным. И на этом надо играть.

АССОЦИАЦИЯ ШАХМАТНЫХ ПРОФЕССИОНАЛОВ

АШП – это большая часть Вашей общественно-шахматной жизни. А нужна ли она теперь – коль скоро ее многолетний президент стал одним из руководителей ФИДЕ, а меры, предлагавшиеся АШП, теперь стали существенной частью политики ФИДЕ?

Я сознательно и полностью отстранился от какого-либо участия в процессе выборов нового руководства АШП. Чтобы не оказывать никакого влияния на их исход. АШП безусловно нужна в качестве независимой от ФИДЕ организации, которая может указать, что что-то делается не так. Да и сфера ее собственной компетенции, в пределах которой она должна сама разруливать многие вопросы, никуда не делась. Конечно, при не очень хорошо работающей ФИДЕ, поле деятельности для АШП яснее. Но мне кажется, что и при хорошо работающей ФИДЕ все равно найдутся темы и возникнут вопросы, где именно АШП сможет помочь игрокам-профессионалам.


фото: facebook Эмиля Сутовского

Давайте я заострю вопрос: противоречия между шахматным официозом и шахматным профсоюзом не могут не возникнуть, по самой их природе. Это верно для любой индустрии. И Вы теперь – на другой стороне баррикад.

Нет, не соглашусь. И формулировка Ваша насчет баррикад мне не нравится, я считаю ее просто неверной. Хотя бы потому, что нынешняя ФИДЕ использует большое количество идей той АШП, которую я возглавлял. За что мы много лет боролись – сейчас будем претворять в жизнь.

Дело-то не только в принципах, но и в конкретных вопросах и конфликтах, которые неизбежно возникнут между шахматными трудящимися и их, так сказать, работодателями, не говоря о бюрократах. Интересы тех и других не обязательно будут всегда совпадать.

Безусловно, но найти гармонию этих интересов, их баланс должно быть возможно. Ведь профессиональная часть того, что начала делать ФИДЕ – это, повторю, то, за что АШП боролась многие годы.

Ну, пока что Вы в начале пути. Когда разгребаются очевидные проблемы, делаются хорошие дела и еще более хорошие декларации, то все бывают довольны. Посмотрим, что будет дальше.

Правильно. Поэтому АШП и должна существовать. И если ФИДЕ будет допускать ошибки, кому на них указывать, как не полномочным представителям профессионалов. Так что я надеюсь, что АШП сохранит свой авторитет.

Не знаю, вопрос ли это ФИДЕ или больше АШП, но мне кажется, что пока не очень слышны (и соответственно, не очень учитываются) голоса некоторых категорий профессионалов, не только элиты. Кажется, интересы ветеранов и детей более-менее принимаются во внимание. Но, скажем, голос шахматной молодежи...

Вы все на своих должностях матерые заслуженные люди. Но понимаете ли вы, например, специфические интересы тех шахматистов, кому чуть больше или чуть меньше двадцати? У которых нет еще человеческого авторитета в профессиональной среде, нет и стабильного заработка, зато есть неопределенность с планированием собственной жизни. В том числе с вопросом: а не уйти ли из шахмат? Среди них есть общественно неравнодушные и независимо мыслящие люди, скажем, нынешний чемпион мира по рапиду Даниил Дубов, который умеет формулировать нечто важное: чуть не каждое его интервью – событие. И помимо молодежи достаточно категорий шахматистов, которые полагают, что их не слышат. Нет планов вовлекать таких людей в служение шахматному сообществу?

Лозунг «Партия – дай порулить» в последние 30 лет не слишком поменялся... На самом деле, Даня Дубов чуть ли не единственный такой пример из молодого поколения...

Ну почему. Например, Федосеев тоже активно высказывается, в том же фейсбуке, и другие неравнодушные люди заметны, конечно, не только молодые (в Вашем фейсбуке, например, Петер Хейне Нильсен не дает Вам покоя) – другое дело, кто их спрашивает?

Я спрашиваю в своем фейсбуке. И как Вы прекрасно знаете, все время поднимаю там самые актуальные темы для обсуждения. Наверное, это не совсем правильно делать на частной площадке. И конечно же, ФИДЕ должна постоянно держать руку на пульсе, это понятно, мы это и с Аркадием Владимировичем обсуждали. На сегодня у ФИДЕ нет такого публичного пространства в виде популярного сайта с форумом или чем-то в этом роде. Но я безусловно нахожусь в постоянном контакте с игроками, говорю с ними и за кулисами событий, во время и между турниров. Чтобы знать, что происходит, какие темы волнуют, какие являются проблемными. Я понимаю, что все не могут быть довольны всем, что мы сделаем. Но это жизнь. И все шахматисты знают, что уж ко мне можно без проблем обратиться по любому вопросу, и ответ будет получен быстро. И с Даней я разговаривал недавно, и Володя Федосеев обращался по одному вопросу... Более того, полагаю, что уже в этом году в нашу команду вольются молодые ребята – называть имен пока не буду, но младшему из них всего 23 года. Абсолютно уверен, что нам нужно понимание молодежной аудитории – и хотя средний возраст менеджмента ФИДЕ не достигает и 45 лет, нужно идти в ногу со временем – и слышать ребят поколения Z. Но специальный «Совет молодежи»? Мне кажется несколько искусственным это деление на «категории».

ДРЕСС-КОД

Вопрос частный, но получивший немалый резонанс. Чуть ли не первая манифестация несогласия широких масс шахматистов и функционеров ФИДЕ – это спор вокруг дресс-кода на чемпионате мира по блицу и рапиду в Питере. Спор был весьма публичный, в том числе в Вашем фейсбуке было сломано немало копий. И многие негативно оценивали эту политику ФИДЕ и спорили с Вами. Причем, дело-то было не во введении дресс-кода как такового – подавляющему большинству понятно, что на крупных официальных соревнованиях с массой зрителей и видеотрансляциями участники должны выглядеть прилично. Но многих удивила жесткость новых правил, только костюм «смарт-кажуал» или классический, ничего иного.

Неправда. Не только костюм. Возможно, стоило бы сделать обязательным только костюм, и не было бы дискуссий. А так – начали спорить, являются ли джинсы частью смарт-кажуала, или нет.

Ваш ответ был четкий – что нет.

На самом деле, ситуация здесь простая. Можно было пойти по пути введения требования носить только максимально формальную одежду – это то, что мы собираемся сделать и в турнирах Гран При, и на Кубке мира. Это будет записано в положениях. А на первенстве мира в Питере мы как раз решили не обязывать игроков быть обязательно в пиджаках – хотя, возможно, это было бы и правильным решением. Учитывая погодные условия, решили чуть смягчить – вот это смягчение и привело к тому, что на нас посыпались упреки, что недостаточно четко дресс-код прописан. На самом деле, не существует четкого канона ни «смарт-кажуала», ни «бизнес-смарт»...

Так именно об этом и речь. Что канона не существует, а попытка его ввести – была.

В нашей попытке смягчить дресс-код мы недоработали, появилась неопределенность, отсюда и споры. Я считаю, что участие в чемпионате мира ко многому обязывает само по себе. И логика, которую мы слышали от некоторых, что, дескать, я не собираюсь бороться за призы, а значит, могу выглядеть как хочу, мне кажется неуместной. Мне также кажется, что Вы эту некоторую конфликтность преувеличиваете, большинство ничего против не имело. Кстати, в Саудовской Аравии годом раньше как раз было более жесткое требование формального костюма, и все выглядели очень достойно и не возмущались.

С моей точки зрения, тут более общая проблема. Почему, собственно, молодых симпатичных шахматистов, модных молодых людей нужно наряжать в унифицированные костюмы (а костюм – всегда унифицирован), которые ассоциируются с определенным возрастом, а в смысле профессий – с бизнесменами, клерками и бюрократами. Почему Аронян не может надеть свои знаменитые красные штаны, а Кажгалеев – зеленые? Эти замечательные гроссмейстеры не носят что попало, у них свой стиль, который часть их имиджа. И это привлекательный имидж. Современный имидж шахмат. Конечно, шорты и рваные джинсы, не говоря о несвежей одежде, неуместны. Но разве не будет лучше, если шахматисты будут одеваться современно, и те же джинсы – это не только удобная, но и модная (часто и дорогая) одежда.

Это извечный спор между консерваторами и либералами... На самом деле, ситуация здесь простая: на ком-то яркие штаны и красивые джинсы будут смотреться замечательно. Но реальность такова, что в подавляющем большинстве брюки будут выглядеть лучше, чем джинсы. Потому что многие считают, что в джинсах допустимо ходить грязных и помятых. Это факт. А с брюками с большей вероятностью все будет цивильнее. Посмотрите фотографии с церемоний закрытия разных турниров. Очень прискорбно, когда сильные игроки порой одеваются так, что бывает стыдно за шахматы.

Ну, церемония закрытия – это особый случай, там и смокинги можно потребовать. Но речь о рабочей обстановке.

Это да, но у нас здесь было телевидение, прямая трансляция... Задача ФИДЕ – обеспечить отличные игровые условия. Тогда, я считаю, можно и требования к внешнему виду участников предъявлять.

Но я бы акцент не на "отличные" условия ставил (разве это не само собой разумеется?), а на образ шахмат. Что такого привлекательного в образе шеренги людей в безличной бизнес-одежде?

Просто тут просматриваются два разных концепта. Можно спорить, что привлекательнее – и затем в том же духе начать дискутировать, играть ли партии с классическим контролем – или по 15 минут, это модно и быстро. Это тоже часть того же дискурса, однозначно правильного ответа здесь нет. На сегодняшний день нам кажется, что коль скоро шахматы остаются в нише респектабельной классической игры и привлекают внимание спонсоров именно этим, то и классический стиль одежды будет уместнее, чем нерегламентированная хипстерская мода.

Читая горячие дискуссии на эту тему, я пришел к выводу: страстность высказываний по, казалось бы, не самому важному вопросу определялась тем, что многие шахматисты почувствовали: по какой-то причине и новое руководство ФИДЕ захотело их, что называется, выстроить. Манифестировать вертикаль власти. И проблема на ровном месте возникла из-за ее этакой авторитарно-директивной подачи. Без различения оттенков.

Не согласен. Совсем. И повторю: не так уж многие возмущались, а из ведущих и вовсе почти никто. А соцсети вообще склонны создавать иллюзию глобальной проблемы даже там, где речь о техническом моменте.

Ведущие шахматисты вообще не очень склонны конфликтовать с функционерами, они умеют свои интересы защитить непублично.

Нет, это потому, что они считают такие требования нормальными. Тем более, что ничего нового в этих требованиях нет, во многих соревнованиях они и раньше действовали. Так что мне кажется, что проблема во многом высосана из пальца.

В этой связи интересны командные соревнования, типа Олимпиад, где представители некоторых стран бывают одеты в национальную одежду, порой весьма экзотическую. А некоторые команды – в чисто спортивные костюмы.

Олимпиада – это прежде всего огромный фестиваль всего мира, 170 стран, и национальный колорит там уместен. Вот там не нужен формализм, и стоит только радоваться многообразию красок.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ...

Пара личных вопросов. Вы значительную часть жизни были не то что «свободным художником» – все-таки, работали в АШП, как тренер и в других ипостасях, но почти ни от кого не зависели. Сейчас Вы работаете совершенно в другом режиме, как я убедился, когда мы договаривались и передоговаривались о времени наших разговоров, Вы себе более не принадлежите. Как проходит этот переход к новому стилю жизни по личностным ощущениям?

Тяжело проходит. Если бы я не получал удовольствия от этой работы, то не стал бы ее делать ни за какие деньги. Это действительно абсолютно другой образ жизни, необходимость постоянно работать в команде, находиться в контакте с массой людей, все время быть готовым к вопросам и запросам, постоянно готовить какие-то материалы, ездить на переговоры, общаться с самыми разными людьми... И при этом степень ответственности гораздо больше. Вы правильно сказали, что шахматист, будь он игрок или даже тренер – свободный художник. И это огромное преимущество. Но для меня очень важно, что то, что я делаю сейчас – «makes difference». Работа нашей команды улучшит, надеюсь, шахматный мир... Причем мы стремимся не к косметическим улучшениям, а к реальным сдвигам. Тут как ни скажешь – получается пафосно. Но это правда.


Самый последний вопрос: гроссмейстер Сутовский будет в своей новой ипостаси играть сам?


фото: Марк Лившиц

Как шахматист, я всегда получал массу удовольствия от своей деятельности. Даже последние выигранные мною турниры – Биль, Тбилиси, Пойковский – это огромная радость и, наверное, до сих пор несравнимая с какими-то должностными успехами... Но конечно, пока я работаю в таком режиме, о серьезной игре речи нет. Даже если я бы захотел сыграть во время отпуска, то не будет времени готовиться. А играть плохо – не хочется, все-таки я играл на достаточно высоком уровне, чтобы самим фактом участия удовлетвориться. Но мне только 41 год, контракт у меня не пожизненный, так что я не зарекаюсь и о завершении карьеры не говорю. Если я почувствую, что работа на нынешней должности меня не устраивает или кого-то не устраивает, как я работаю – то вернусь в шахматы!

Лично мне будет интересно наблюдать, как будет идти у Вас работа, каковы будут достижения и неудачи, возникнут ли противоречия между членами Вашей команды и какого рода... Но это оставим для будущего. Спасибо, Эмиль!

Беседу вел Валерий АДЖИЕВ

P.S.: Вот такая запись появилась в фейсбуке Эмиля 5 апреля ):


фото: facebook Эмиля Сутовского

«9.5 из 11. Мой лучший результат за всю историю выступлений в израильской лиге. Восемь побед и три ничьи, играя на 1-3 досках. Партии последнего тура еще играются, но очень надеюсь, что команда Ашдод, за которую я выступаю много лет, удержит отрыв и вновь станет чемпионом.
Эта лига была совершенно необычной, поскольку совершенно не было времени готовиться к партиям. Зато был аппетит к игре. И, садясь по пятницам-субботам (11 раз за три месяца) за игровой стол, частенько чувствовал просто желание сыграть хорошую партию. Два моих поединка, сыгранных в феврале, вошли в топ-10 партий месяца (а партия с Женей Постным поделила второе место в этом престижном конкурсе). Почему? Разве раньше такого не было? Было. А еще я готовился, тщательно подбирал дебюты, относился максимально профессионально к каждой партии... Но такого результата почему-то не было. Даже здесь не существует, Постум, правил.»

 

Последние турниры

10.08.2019

Четвертый этап Grand Chess Tour.

09.08.2019

Общий призовой фонд – 10 000 000 рублей.

02.08.2019

Победитель получает $13000.

27.07.2019

Третий этап Grand Chess Tour.

20.07.2019

Общий призовой фонд – 30500 франков, победитель получает 10000.

13.07.2019

Традиционный турнир проходит в 47-й раз.

11.07.2019

Второй этап серии.

26.06.2019

Второй этап Тура.

26.06.2019

Занявшие первые 5 мест выходят в Суперфинал.

23.06.2019

Общий призовой фонд 100 тысяч долларов, победитель получает 25 тысяч.

06.06.2019

 Общий призовой фонд – 1 375 000 рублей.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум