среда, 30.09.2020
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Высшая лига чемпионата России08.10

Мнение

Евгений ГЛЕЙЗЕРОВ,
гроссмейстер

У Рубикона

обсудить

Глобальный кризис, связанный с пандемией коронавируса и мерами, принятыми в этой связи, нанёс по шахматам, как и по другим видам спорта, тяжелейший удар. Запрет на массовые мероприятия, закрытие границ, порождённый локдаунами всемирный экономический спад —  у этого дракона целых три головы. Проведение шахматных соревнований в таких условиях крайне затруднено. И хотя лето по сравнению с весной принесло некоторые положительные сдвиги — ограничения постепенно ослабевают, кое-какие турниры начинают проводиться — до настоящей нормализации ситуации ещё очень далеко.

На этом фоне всё громче звучат голоса, требующие переноса шахматных соревнований в онлайн. Дошло до того, что известные в шахматном мире люди призывают провести онлайн второй круг Турнира претендентов! Впрочем, турниры онлайн и так постоянно проводятся, просто пока они не носят официального характера. Это и суперрапиды имени Рекса Синкфилда и Магнуса Карлсена с огромным по шахматным меркам призовым фондом, и массовые турниры вроде «Titled Tuesday» с призами очень скромными. Тем не менее, вторые постоянно сотрясаются читерскими скандалами. В первых это, к счастью, не происходит, что вполне понятно. Репутация элитных игроков стоит семизначные суммы в долларах, для них неприемлема даже тень подозрения. Уже на чуть более низком уровне это не работает, остаётся полагаться лишь на совесть и порядочность. Понятно, что в этом случае торжество бессовестных и непорядочных неизбежно.

Читерство стало бедой и язвой шахмат задолго до 2020 года. Долгое игнорирование этой проблемы прежним руководством ФИДЕ привело к тому, что болезнь оказалась сильно запущена. После прихода новой команды, в которой оказалось большое количество профессиональных шахматистов, понимающих степень угрозы, начались серьёзные подвижки к лучшему. Казалось, что шахматный мир на верном пути, ещё год-два — и мошенники окажутся прижатыми к стенке, а проблема станет маргинальной. Увы, коронавирусный кризис развернул ситуацию на 180 градусов.

Следует чётко осознавать принципиальную разницу между онлайном и живыми шахматами в плане античитерской работы. При игре вживую существует такое мощное средство, как физический контроль. Металлоискатели, детекторы сигнала — всё это стоит совсем недорого (да и затраты это разовые), а затрудняет читерство в высочайшей степени. Добавим к этому право личного досмотра для судей (юридические проблемы, полагаю, разрешимы через подписание игроками согласия как условие участия в турнире), добавим суровые наказания (многолетние дисквалификации, обнуление рейтингов и званий) за один-единственный доказанный случай читерства — и проблема решена на 99%.

Однако физический контроль в условиях онлайна невозможен. Поэтому невозможны действительно достаточные доказательства вины. Попытка решения этой проблемы через некие «алгоритмы», выявляющие использование компьютерной помощи, не будет успешной. Выявить и отсеять удастся лишь самых примитивных читеров, тупо выставляющих вместо себя движок. В то же время для профессионала, как неоднократно указывалось, достаточно одной-единственной подсказки за партию, сделанной в критический момент, чтобы получить решающее преимущество — не обязательно в отдельной партии, но в турнире. Процитирую совершенно чёткие формулировки братьев Джобава из их известного интервью:

БААДУР: Вот сейчас мы с Бегларом будем в каждом турнире в тройке, если захотим. Я буду играть сам первые 20-30 ходов. Пойду, скажем, 1.b3 – там чёрт голову сломит. Потом в один момент скажу: ага, вот здесь пора подглянуть, он мне скажет один ход и оценку – всё, дальше я сам закончу. Очень просто.

БЕГЛАР: Да, у нас есть такая идея. Там эти товарищи говорят, что у них есть какое-то подобие искусственного интеллекта, они могут что-то определять. Вот мы сядем вдвоём с Баадуром и двадцать партий по три минуты. И пусть они скажут, в скольких партиях мы использовали компьютер.

БААДУР: И в какой момент.

БЕГЛАР: А иначе это голословно. Они говорят, что искусственный интеллект сможет отслеживать даже стиль шахматиста – вот, типа, тут он обычно не атакует, а начал атаковать, значит странно. Это же сказки братьев Гримм! Этому никто не будет верить.

Всё это совершенно очевидные вещи для любого специалиста. Таким образом, борьба с читерством с помощью «алгоритмов» приведёт к многочисленным дисквалификациям читеров-любителей (при этом неизбежно будут и «ложные срабатывания»), что послужит лишь дымовой завесой для читеров-профессионалов. В итоге профессиональное читерство станет неизбежным условием высоких спортивных результатов. Шахматы превратятся в разновидность игры в напёрстки.

Перед лицом этой страшной угрозы, на мой взгляд, ФИДЕ должна сделать следующее:

1. Официально заявить, что так как эффективный античитерский контроль в онлайне невозможен, она не признаёт и не планирует признавать онлайн-соревнования частью шахматного спорта. Разумеется, частные лица вольны проводить их сколько угодно. Как вольны проводить, скажем, соревнования по тяжёлой атлетике без допинг-контроля и устанавливать любые призы — вот только официального статуса такие соревнования никогда не получат, а установленные на них «рекорды» никогда не будут зарегистрированы.

2. Ужесточить требования к физическому контролю игроков на официальных соревнованиях (металлоискатели и детекторы сигнала должны стать обязательным их атрибутом) и настоятельно рекомендовать соблюдение данных требований организаторам всех прочих соревнований, обсчитываемых рейтингом.

3. Ужесточить наказания за доказанное читерство. Например, отказ от личного досмотра, отказ от предъявления телефона к досмотру, обнаружение на находящемся при игроке телефоне позиции из текущей партии должны стать основанием не для исключения из турнира, а для многолетней дисквалификации. То же самое — при обнаружении микронаушника или любого другого специально предназначенного для читерства устройства (но не телефона — тут возможна простая забывчивость).

Указанные меры позволят сделать читерство слишком дорогостоящим и опасным занятием, чтобы оно имело какой-либо смысл. Однако не менее важно не допустить появления невинно пострадавших. Никакой борьбы с читерством по принципу «лес рубят — щепки летят» быть не должно. Алгоритмы для выявления компьютерной помощи очень полезны, но они должны применяться не для наказания, а для внесения игроков, на которых указывают, в особый список (негласный, конечно) античитерских комиссий. Такие игроки (как и резко прогрессирующие по загадочным причинам) должны стать объектом особого судейского внимания и физического контроля. Собственно, уже есть образец такого подхода —  разоблачение Раусиса.

Давление в пользу придания онлайн-турнирам официального статуса, введения онлайн-званий и онлайн-рейтингов очень велико. Исходит оно как от наивных людей, не понимающих суть проблемы, так, полагаю, и от тех, кого перспектива безнаказанного мошенничества не пугает, а привлекает. На ФИДЕ лежит огромная ответственность. Нынешнее руководство может войти в историю как спасители шахмат, а может — как их погубители. Выбор за ним.

 

Последние турниры

04.09.2020

Россия, Челябинск.

21.08.2020

В турнире приняли участие 163 команды.

09.08.2020

Финальный этап Magnus Carlsen Tour.

21.07.2020

4-й этап Magnus Carlsen Tour.

18.07.2020

Три сета: классика, рапид, блиц.

20.06.2020

3-й этап Magnus Carlsen Tour.

06.06.2020

Призовой фонд $265 000.

26.05.2020

Призовой фонд –  $100 000.

19.05.2020

2-й этап Magnus Carlsen Tour.

15.05.2020

Призовой фонд €30,000.

05.05.2020

Призовой фонд $180 000.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум