среда, 20.09.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Москва. Мемориал Таля. Репортаж

Илья ОДЕССКИЙ,
международный мастер

ЧТО-ТО ОСОБЕННОЕ

Первые три тура позади. Подводить итоги смехотворно рано. Поговорить о сбывшихся и несбывшихся ожиданиях – пожалуй, самое время.

Предлагаю сузить тему. Поговорим об ожиданиях со знаком «минус». Иначе говоря, опасениях. Которые – теперь уже можно сказать со всей определенностью – не сбылись.

Гости съезжались на дачу. Шахматисты слетались в Москву. Выдающиеся гроссмейстеры, их родные и близкие, секунданты.

Некоторые летят из Мехико, с матч-турнира на звание чемпиона мира. «Что-то долго летят», – съязвит иной читатель.

Я так не думаю.

Некоторые летят с острова Крит, с командного чемпионата Европы. А на долю Мити Яковенко выпала двойная тягота. Он работал и там, и там.

Сколько сил отнимает чемпионат мира? Чемпионат Европы? «Много» – в данном случае вполне конкретная цифра. Если у спортсмена отнять много сил, он не сможет выступить в полную силу.

Кроме того, люди летают не только откуда, но и куда. Я имею в виду Кубок мира. Прошу прощения, но там на кону немалые деньги. В Москве первый приз – тридцать тысяч, последний – полторы. Можно предположить, что в деле фигурируют экстра-гонорары, но можно предположить также, что их нет. Официально сетка такова: от тридцати до полутора. В Ханты-Мансийске сетка погуще. И какая-никакая, а возможность включиться в борьбу за звание чемпиона мира.

Были опасения, что Мемориал Таля станет заурядным соревнованием. Перевалочным пунктом. Номером в гостинице близ аэропорта, где перекантовываются одну ночь и наутро улетают дальше.

Эти опасения не оправдались.

– Я опасываюсь, что вы не будете играть в полную силу, – скучным голосом сказал Аба и положил на скатерть бородатое брезгливое лицо, – я опасываюсь, что вы заберете мой карбач и улетите с ним в Ханты-Мансийск, и откроете там оптовое дело на мой карбач... Оптовое дело, – сказал Аба, пожевал презрительными губами и потянул к себе газету, лежавшую на столе.

И. Бабель «Первая любовь»

Было и другое опасение.

Просто супертурнир подразумевает просто суперигру. Что такое игра в турнире, скажем, XX категории? Это игра на уровне двух крестов. «Я обязуюсь играть сильно. И отстаньте от меня!»

Какую игру подразумевает Мемориал Таля?

«Красивую». Но что такое красота?

Жертва ферзя – это красиво. В одной партии. Жертва ферзя в девяти партиях подряд – это верная дорога в желтый дом. Многие прошли этой дорогой до самого конца.

Королевский гамбит – это может быть красиво. Но что-то не припомню, чтобы Таль злоупотреблял королевским гамбитом. Он мог начать партию ходом 1.с2-с4 – и все равно дать мат по вертикали «h».

Длинная партия, где соперники оказались достойны друг друга, красива. Но не обязательно. Малое число ходов указывает на расписную ничью. Опять же, не обязательно. Бывают партии, сотканные длинными простынями ходов – и ни одного хода, что остался бы в памяти. Бывают короткие партии, в которых каждый ход, как бритва, оставляет след на доске.

Что такое красота в шахматах?

Давно хотел рассказать одну историю. Все не было подходящего случая. Попробую сейчас.

Начало 90-х годов. Москва, Мемориал, но только не Таля – Алехина. Играется партия Карпов – Камский. Защита Грюнфельда. Карпов играет тонко. Партнер – крепок, как скала. Четвертый час борьбы на исходе. Ничего не ясно.

Я сижу в зале. В двух рядах впереди меня – Выдающийся Тренер, рядом с ним – умудренные гроссмейстеры, перспективная молодежь. Обсуждают положение на доске. Молодежь сыплет вариантами, опытные гроссы оценивают положение общо. Все сходятся на том, что возможен любой исход. В фигурах Карпова больше гармонии, но они ютятся на узком пятачке шахматного пространства. Фигуры Камского разбросаны по доске, но часть из них проникла на территорию противника.

Чья возьмет? Никто не берется дать прогноз.

И тут Карпов... делает нечто. Что же он делает? Жертвует ферзя? Нет, он ничего не жертвует. Может быть, он ставит коня на h1? Нет, никаких экзотических ходов он не делает тоже. Что же тогда?

За два хода Карпов меняет четыре ладьи. И теперь даже я понимаю, что позиция Камского стала безнадежной.

Может ли элементарный размен ладей быть красив?

На самом деле, не стоит преувеличивать сложность проблемы. Приведу одну цитату. Когда-то я уже приводил ее в печати, но тогда у меня была совсем маленькая аудитория. Не грех повторить.

Рассказывает великий филолог Михаил Леонович Гаспаров:

Когда в 1962 году готовилась первая конференция по семиотике, я получил приглашение в ней участвовать. Это меня смутило. Слово это я слышал часто, но понимал плохо. Случайно я встретил в библиотеке Падучеву. Я спросил:

– Что такое семиотика?

Она твердо ответила:

– Никто не знает.

Я спросил:

– А ритмика трехударного дольника – это семиотика?

Она так же твердо ответила:

– Конечно.

Это произвело на меня впечатление.

Я думаю, Гаспаров (как всегда) прав. Люди часто не могут сформулировать свое отношение, дать определение той или иной сущности. Но когда эта сущность возникает у них перед глазами, на вопрос: это то или не то – как правило, дается интуитивно совершенно верный ответ.

Не буду говорить за всех. Скажу лично за себя.

От Мемориала Таля я жду... чего-то особенного. Талевского, не талевского... Сыграл как Таль, не сыграл как Таль... Словеса. А если Мамедьяров хочет играть как Мамедьяров?

Я жду чего-то особенного. При этом плохо представляю, как это что-то особенное выглядит.

Видел ли я это что-то особенное в первых трех турах?

Да.

Это настоящий Мемориал Таля?

Да.

Впечатления от третьего тура не желают выстроиться в ряд. Стройного рассказа не будет. Будут – фотографии и подписи к ним. Будут шахматные диаграммы.

Лица в фойе. Это – Олег Стецко.

А это – академик Леонид Абалкин.

Виктор Львович Корчной. Сегодня – само благодушие. Ну, разве что один раз при всем честном народе назвал Крамника «усталым больным человеком». За то, что тот не сделал ход, который рекомендовал Виктор Львович.

Один раз – не считается.

Петросяны – отец и дочь. Пока начало тура, можно поговорить на посторонние темы.

У дочери Софии в руках – то ли блокнот, то ли ученическая тетрадка. Время от времени София отходит к окошку, поворачивается ко всем спиной, смотрит в тетрадку. Там записаны иностранные слова.

София говорит на пяти языках. Ее муж, Петр Леко – на шести. Надо догонять.

Сергей Воронков и Дмитрий Плисецкий.

Сергей закончил свою новую книгу. И пребывает в отличнейшем настроении. Мне знакомо это чувство. Оно сродни чувству каторжника, к ногам которого в наказание непонятно за какие грехи было пристегнуто чугунное ядро. И вот найден ключ от замка. Ключ подошел; цепь упала; ядро пудовой ношей осталось лежать где-то там, позади. А человек снова может свободно шагать по земле. И ему так легко!

Дмитрий прочел мою статью о Вере Небольсиной. Но, видимо, не дочитал до конца. А, может, он просто оптимист.

Хотя, судя по фотографии, оптимист как раз Сергей. Или оба?..

Гера Таль, сын Михаила Нехемьевича Таля. Я фотографировал его на открытии Мемориала. Тогда же признался читателям «Chesspro», что не знаю, от какого имени образована уменьшительная форма «Гера».

Сегодня, извинившись, спросил у него самого. Гера оказался очень приятным, располагающим к себе собеседником. Сказал, что его полное имя Георгий. И чтобы я не допустил новых ошибок, поспешил добавить: «Михайлович».

К нам присоединился Генна Сосонко. В его присутствии Гера еще раз рассказал историю, случившуюся с ним уже здесь, в Москве. Ему нужно было оформить московскую сим-карту. Девушка в конторе задавала вопросы, на слух заполняя форму. В первой графе, как и положено, был вопрос о фамилии, во второй – имени, третьей – отчестве.

– Таль Георгий Михалыч, – четко ответил Гера.

Девушка записала.

Когда процедура окончилась, она распечатала формуляр и протянула его Гере:

– Распишитесь.

Гера поднес формуляр к глазам. В первых графах было напечатано: фамилия – «Таль». Имя – «Георгий». Отчество – «Михалыч».

Наступила пауза. Гера не знал, как ему быть. Девушка терпеливо ждала.

Не знаю, чем кончилась эта история. Но она послужила поводом для нашего разговора. Я вкратце пересказал содержание статьи профессора Пешковского «Школьная и научная точка зрения на язык». Суть ее заключается в том, что если девушка хочет писать «Михайлович» через «ы», то пусть пишет. Потому что язык – живой организм, и закостенелые правила ему только во вред.

От такой широты допущений – прямая дорога к языку падонков. Я был убежден, что мои собеседники в принципе не знают, о чем речь. Гера удивленно посмотрел на меня. Затем ласково сказал:

– Жывотное...

– ...В Бобруйск! – подхватил Сосонко. Вернее будет сказать, что в Бобруйск они отправляли меня уже хором.

Гера рассказал о своем юношеском увлечении неподцензурной русской частушкой. Сосонко тоже рассказал, но... поставил на своем рассказе гриф «не для печати».

Сосонко – писатель, летописец. И как подобает летописцу, не терпит неточного отношения к времени. Генна никогда не начинает рассказа с расплывчатого «однажды». Он говорит так:

– В 1973 году, когда вы (поворот головы ко мне) делали первые робкие попытки появиться на свет, а вы (поворот головы к Гере и некоторая пауза, которую прерывает Герина суфлерская скороговорка: «готовился к вступлению в комсомол») готовились поступить в комсомол, мы с Мишей отправились в Вейк-ан-Зее. А там...

Гроссмейстеры Владимир Поткин и Константин Ланда. Приехали из Серпухова, с финала Кубка России. И привезли очень плохую весть. Попросили меня пока не разглашать подробности.

Но делу уже дан ход. Официальное заявление в Российскую шахматную Федерацию подано. Совсем скоро скандал, разгоревшийся нынешней зимой и уже было потухший, разгорится вновь. С новым фигурантом и на этот раз, вроде бы, несомненными доказательствами. Ждать осталось недолго.

Шахрияр Мамедьяров. Только что девочка из телекомпании «ТВЦ» залезла ему под свитер и прицепила куда-то внутрь невидимый микрофон. Сейчас у него будут брать интервью.

Показалось, что Шахрияр немного боится щекотки. Чего он точно не боится – так это Иванчука. Которого в течение всего комментария называл «Васей».

Момент истины. – Белые могут сыграть на «плюс-равно»: 19.dc Bxc6 20.Bd5. Риска никакого, – рисовал перспективу Мамедьяров. – А могут сыграть на максимум. Я варианты посчитал. Позицию оценил. И сыграл 19.d6!?

Через двадцать ходов белые выиграют.

Журналистов, собравшихся в пресс-центре, в этой позиции интересовало только одно: ход 38...Qxe5 действительно был сделан или это какой-то сбой в трансляции? Может, Василий Михайлович давно уже сдался, но, не успев остановить часы, локтем задел ферзя и тот упал точнехонько на пешку е5?

Шахрияр, не удивившись вопросу, ответил просто. Да, ход 38...Qxe5 действительно был исполнен на доске.

За Иванчука стало как-то тревожно.

Борис Постовский и Анатолий Кременецкий.

Мастер Кременецкий – самый деликатный человек на свете. Кто-нибудь хочет возразить?

А потом в пресс-центр пришел Карлсен.

Самое интересное, что он действительно больше всего похож на Малыша. Он высокий, причем пропорционально высокий (у него длинные руки, ноги и длинное туловище), вероятно, будет расти еще. Но это ничего не значит. Черты лица у него абсолютно малышовые.

И почему-то все время открыт рот. Хотя говорит мало.

Партию Магнус комментировал по-английски. Переводила сперва Эля Мирзоева, затем ей на выручку пришел Джек Атаров. Но даже в два голоса они не смогли донести главное: когда Митя Яковенко упустил сперва перевес (вроде бы полагающийся белым перед первым ходом), а затем и равенство.

Комментировал Магнус монотонно; рассказ его утопал в длинных, сложных и большей частью сухо-позиционных вариантах. Единственный всплеск эмоций произошел в самом конце.

Карлсен сыграл 31...hg. И сам же показал, что белые не могут последовать его примеру: на 32.Rxg4 заготовлено 32...Bxc4! 33.Qxc4 Qxa1 или 33.Bxc4 Rd2, в обоих случаях с выигрышем.

Нельзя и 32.Rac1 ввиду 32...Qf4+ 33.Kh1 Qh6!

Митя ответил 32.Rab1, на что последовало тематическое 32...Bxc4! Исход борьбы стал очевиден.

А я обратился к эксперту. Так в какой момент белые начали «заплыв»?

– Ретроспективно весьма сомнительным представляется их 22-й ход, – делится своими соображениями Ян Непомнящий.

– Ход 22.a4, – излагает Ян, – позволил Карлсену без помех осуществить выгодную перестановку сил: Bc4-a6 и Nb6-с4. При пешке на а2 белые всегда могут потрогать слона, скажем, ферзем с а3 или а4. А после 22.a4 вертикаль «а» для белых закрывается.

Прав ли Ян – пусть каждый решит сам. А от себя добавлю, что после 22...Ba6 23.Qa2 Rfd8 24.a5 Nc4 25.Bf1 e5 26.g4 Qg6 27.Bxc4 ef 28.Bd5 f3 29.c4 h5 30.Kh2 Qf6 31.Rg1 возникло положение, изображенное на предыдущей диаграмме. Безнадежное для белых.

Максим Геннадьевич Ноткин. Ему переводчик не нужен. Он английский знает не хуже, чем я – меню в траттории «Венеция» (что на Пушкинской площади). А оно там на семнадцати листах.

Башар Куатли (Франция) и отец Карлсена. Все забываю спросить, как его зовут.

Отец комментарий сына слушал очень внимательно и на внешние раздражители (вспышки фотокамер, суета телевизионщиков) не реагировал. Я, правда, так и не понял: то ли он действительно разбирается в шахматах, то ли просто гордится сыном, затаив дыхание. То ли нечто третье.

А на то место, где еще позавчера стояла Мадонна, пришел Василий Иванчук.

Первый раз Василий Михайлович захотел войти примерно час назад. Он даже открыл дверь и, просунув голову, спросил: есть ли здесь Интернет. В принципе, логично: в комнате, на двери которой написано «пресс-центр», вполне может оказаться Интернет.

Так получилось, что крайним с этой стороны двери оказался я. Врать (говорить неправду) гениальному шахматисту я не мог. Поэтому честно ответил: Интернета нету. Иванчук сказал: ну, тогда я пошел. И очень вежливо, не хлопая, закрыл дверь.

Он пошел, но, как видите, вернулся. Комментарий Мамедьярова к их собственной партии он пропустил. Комментарий Карлсена – тоже. Но куда-то же он смотрел?!

Куда-то смотрел. Куда обычно смотрят гении? Внутрь.

Карлсена у демонстрационной доски сменили Гельфанд с Алексеевым. Борис Абрамович, мигом расставив начальные ходы Московского варианта, обронил:

– Мы в Москве, вариант Московский. Выбор дебюта, я считаю, правильный.

Гельфанд не скупился на похвалы в адрес своего молодого коллеги. Чуть ли ни каждый ход Жени он встречал одобрительным кивком и словесным поощрением. Особенно ему понравился 16-й ход белых.

Как сказал Борис Абрамович, он поверхностно рассчитывал на 16.Bxc4 Bxf3 17.gf ed 18.ed a5 «с полной компенсацией». Но Алексеев пешку не съел, а предпочел нагнетать давление: 16.Qb5. Если перевести Борины комплименты на сухой язык знаков, то этому ходу полагается «!».

Одно мне осталось непонятным. Если 16-й ход белых так хорош, да и последующие по меньшей мере недурны, то почему, как признал сам Алексеев, после 24-го он встал перед необходимостью предложить ничью?

16...ed 17.Nxd4 Nb6 18.Bf3 Bxf3 19.Nxf3 Qc5 20.Ra6 Rfb8 21.Nd4 Qxb5 22.Ncxb5 Rb7 23.g3 Nd7 24.Rc1. Ничья.

Евгений Алексеев: «У вас вариант – Московский, а у нас “Зенит” – чемпион!»

А потом в пресс-центр буквально ворвался Камский. Метеором дошел до демонстрационной доски, покружил возле нее, метнулся к двери, вышел, снова зашел, повторил весь маневр... Он явно не находил себе места. Из журналистов никто ничего не понимал. На мониторе отобразилось, что последним ходом Гата оставил коня под боем и, не дожидаясь очевидного взятия, остановил часы. Но могло ли это быть взаправду?

– Нет, – отрезал Камский. – Я просрочил время.

Надо отдать должное Гате Рустамовичу: он остался в пресс-центре и на пару с Шировым комментировал свою же проигранную партию. Вскоре обнаружилась причина (может быть, не главная; а главная – человеческое благородство) такого поведения: Камский хотел проверить одну идею.

Но прежде – о дебюте.

1.d4 d5 2.Bg5. Дебют Левитского (Тромповского, Чепукайтиса...), но я бы сказал – дебют Ходжсона. Дело в том, что не так давно я редактировал книгу об этом дебюте. Увлекшись, вышел за рамки чисто редакторской работы: настолько нетривиальны и любопытны оказались заложенные в этот дебют идеи.

В ходе работы у меня сложилось впечатление, что лишь один человек знает, как на самом деле надо играть этот дебют: английский гроссмейстер Джулиан Ходжсон. И тот, судя по всему, уже несколько лет как оставил шахматы.

Главная идея белых – вы будете смеяться – провести е2-е4!

2...h6 3.Bh4 c5 4.dc. Тем, кто заинтересуется дебютом всерьез, могу рекомендовать изучить ход 4.e4!? уже в этой позиции.

4...g5. Одна из многочисленных ловушек дебюта заключена в варианте 4...Qa5+ 5.Nc3 e6 6.e4! (конечно!) 6...de 7.b4!, и при желании черные совсем скоро могут получить мат: 7...Qc7 8.Nb5 Qd7 9.Qxd7+ Bxd7 10.Nc7 X.

5.Bg3 Bg7 6.c3 Na6. Осторожнее 6...Nf6 – разумеется, чтобы воспрепятствовать е2-е4!

7.Qa4+. Можете счесть мое заявление слишком смелым, и, тем не менее: после этого хода партия утрачивает теоретическое значение. Какова бы ни была реальная оценка позиции, ход у белых только один: 7.e4!? Широв бегло обозначил такой вариант: 7...de 8.Qxd8+ Kxd8 9.Bxa6 ba 10.Na3 f5 11.0-0-0+ Ke8 12.Bc7 Be6 с действительно хорошей позицией у черных. Думаю, однако, что это лишь начало большого разговора... 

А то, что Гата неспроста задержался у демонстрационной доски, стало ясно, когда гроссмейстеры подошли к позиции после 7...Bd7 8.Qa3 Qc8 9.c6 Bxc6 10.Nd2 e5 11.e4 Ne7 12.Ngf3 f6 13.ed Bxd5 14.Bb5+ Kf7 15.c4 Bc6 16.0-0 Rd8 17.Rad1 Qd7 18.h4 g4 19.Nh2 Qd4 20.Rfe1 h5 21.Nhf1 Qc5 22.Qa4 Bxb5 23.cb Qb4 24.Qc2 Qxb5.

Продумав все оставшееся время и так и не решившись пожертвовать фигуру, Камский сыграл 25.Nc4. После 25...Qc6 26.Qb3 Kf8 27.Na5 Qc7 28.Qb5 Qc5 его часы показали «0.00». Загадка, откуда на мониторе взялся нелепый ход 29.Qb3.

Проверить же Гата хотел идею жертвы фигуры: 25.Bxe5!? fe 26.Ne4. На удивление, Широв не смог найти достойную защиту от, казалось бы, не слишком опасной атаки белых. В полнейшее же расстройство привело Алексея Дмитриевича то обстоятельство, что у него нет запасного выхода: на 25...Qd3 (с намерением поменять ферзей) Камский показал 26.Qc1! fe 27.Ne4, и белые разворачивают свои силы по прежней схеме.

...Признаюсь, меня не вполне удовлетворили ответы Широва на дебютные закавыки. Я вышел вслед за ним в фойе. И уже открыл было рот, чтобы задать вопрос. Как вдруг...

– А я вас знаю! – перехватил инициативу Алексей. – Вас зовут Илья Одесский. Так?

Неожиданность, впрочем, не сулившая неприятностей. «Наверняка хочет похвалить какую-нибудь статью. А то, чего доброго, и книжку», – подумал я.

– Да, меня так зовут.

И тут Широв удивил по-настоящему.

– Мы с вами встречались в Риге в 1985 году, на матч-турнире союзных республик!

Елки зеленые! 85-й год – это ж 22 года тому назад. Ну и память у человека. Мне тогда было 12 лет, следовательно, Широву – максимум 13. Сколько с тех пор в его жизни было всяких событий. И чтоб такую ерунду упомнить?!

Но я решил не отставать. А показать, что я тоже помню – гостиницу «Даугава», мост и троллейбус на мосту через речку с одноименным названием, тяжелого приземистого Ленина с литыми буквами «LENINS» на боку, фантастически талантливого вихрастого мальчишку Алешу Широва, еще одного мальчи... Да, точно! Ведь был еще один талант!

– А за вашу команду играл Каспарс Рамма!

Широв повел головой: дескать, ты тоже кое-что помнишь...

Мы проговорили с полчаса. Алексей Дмитриевич рассказал о многом. О том, что Каспарс Рамма давно оставил шахматы. О своем нынешнем секунданте Мануэле Пересе Канделарио. О сопернике в следующем туре – Иванчуке. О шансах в Ханты-Мансийске. И даже о переменах в своей личной жизни. Меня, кстати, совсем не обрадовавших.

Вот только снимок Широва я так и не сделал. Знаете, как-то неловко было.

Оставалась одна партия: Крамник – Леко. Мне было ясно, что Крамник выиграет. Такие позиции он играет руками, а не головой, и руки в конце концов сами подскажут лучший ход. Но также было ясно, что партия затягивается надолго.

Я пошел слоняться в поисках новостей.

Это французские телевизионщики берут интервью у Влада Ткачева. Какой-то на этом снимке он вышел молоденький. В жизни-то он постарше.

Интервью Влад давал на чистом французском. То есть произношение у него наше, это точно. Но слова он выстреливал с пулеметной скоростью. Значит, словарный запас о-го-го какой. И француз кивал – значит, слова Влад подбирал те, что нужно.

А я, кроме «авек плезир», никаких других слов по-французски и не знаю. Ну, может, знаю еще два-три.

Это парадная лестница. Действительно, выглядит довольно парадно.

А это сошедший с парадной лестницы к нам в фойе Виктор Аркадьевич Черный. Мой первый тренер. Личность выдающаяся.

Я представил Черного новому главному редактору журнала «64» Марку Глуховскому. На фото видно, что сперва мужчины вроде как напрягли друг друга. И даже Ян Непомнящий на втором плане подсобрался и окаменел.

Но Виктор Аркадьевич знаменит не в последнюю очередь тем, что имеет в запасе много добрых немудрящих шуток. Похоже, время достать из запасника одну из них. Взглянем на следующее фото.

Ну вот, совсем другое дело! Теперь одна проблема: со смеха не лопнуть. Потому что Черный – садист с сорокалетним тренерским стажем. Может байки травить, пока люди на пол не повалятся от колик. Тут нужна особая закалка.

Если Ян задумал стать по-настоящему сильным гроссмейстером – проверку Черным пройти должен.

Всё, Крамник выиграл. Почти все уже разошлись, остались самые стойкие. В награду – несколько эксклюзивных снимков.

Первые мгновения после капитуляции.

К разбору полетов подключается Аршак Петросян. Все вместе доходят до позиции, которую (если ничего не путаю) гроссмейстер Сергей Загребельный в онлайне «Chesspro» оценил как выигранную за белых.

Судя по пластике крамниковских рук, у Владимира Борисовича к этой позиции еще остаются вопросы.

И напоследок – блиц-комментарий от Крамника:

– Я применил новинку. Потом... была борьба. Но я очень доволен, что Леко перешел в эндшпиль. Равенства в этом эндшпиле нет.

Дальше я несколько раз играл неточно. В частности, есть претензии к 40.f3?! И вместо 49.а5, по-видимому, точнее сразу 49.с6. Но выигрыш, тем не менее, вроде бы, не упустил. По крайней мере, мы сейчас ничью за черных нигде не нашли.

Почему после Бриссаго Леко не выиграл у меня ни одной партии в классические шахматы? Ну... потому что ему со мной тяжело.

Последние турниры

Мемориал Таля

07.06.2012

Мемориал Таля проходит с 7 по 18 июня в Москве, в Доме Пашкова

Чемпионат США

07.05.2012

Чемпионат США проходит в Сент-Луисе с 7 по 20 мая по круговой системе при 12 участниках.

Мемориал Капабланки

03.05.2012

Организуемый в 47-й раз Мемориал Капабланки проходит в Гаване с 3 по 14 мая.

Матч Аронян – Крамник

21.04.2012

Матч из 6 партий между Левоном Ароняном (Армения, 2820) и Владимиром Крамником (Россия, 2801) проходит в Цюрихе с 21 по 28 апреля.

Командный чемпионат России

08.04.2012

Командный чемпионат России проходит в Лоо с 8 по 16 апреля в 7 туров.

Чемпионат Европы

19.03.2012

Чемпионат Европы проходит в Пловдиве (Болгария) с 19 по 31 марта по швейцарской системе в 11 туров.

Чемпионат Европы среди женщин

02.03.2012

Чемпионаты Европы среди женщин по классическим шахматам, быстрым шахматам и блицу проходят в Газиантепе с 1 по 19 марта.

Кубок АШП по быстрым шахматам среди женщин

17.02.2012

Кубок АШП по быстрым шахматам среди женщин проходит в Тбилиси с 17 по 22 февраля.

Aeroflot Open

06.02.2012

Aeroflot Open проходит с 6 по 17 февраля в Москве, в гостинице «Космос», пр. Мира, 150.

Гибралтар

23.01.2012

Юбилейный десятый фестиваль проходит на Гибралтаре с 23 января по 2 февраля.

Вейк-ан-Зее

13.01.2012

Фестиваль Tata Steel Chess проходит в Вейк-ан-Зее с 13 по 29 января.

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум