суббота, 25.11.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
London Chess Classic01.12
Суперфинал чемпионата России02.12
«Щелкунчик»18.12

Москва. Мемориал Таля. Репортаж

Илья ОДЕССКИЙ,
международный мастер

ВСЕ ДОВОЛЬНЫ, ВСЕМ СПАСИБО

Почему выходной день по-английски будет «rest day»? То есть, я хотел спросить: слова «rest» и «restaurant» ведь явно общего корня, да? А почему? Взять для сравнения русский язык: слова «отдых» и «ресторан» в нем хотя и близкие, но все же не однокоренные. Да и близкие – не сказать, чтобы всегда. Иногда близкие, иногда... так отдохнешь, что ни с какой работой не сравнится.

Наверное, у англичан все не так. У них уж если «rest», значит, «rest». Пришел в приличное заведение – сиди тихо, не бузи. Отдыхай, но в меру. Половинь, не части, закусывай пудингом. А захотел побузить – снимайся с якоря, уходи из «restaurant» прямиком в какой-нибудь «pub».

Говорят, такие же фокусы проделывал пьяный Есенин. Обедать ходил в дорогой фешенебельный ресторан. А затем шел в ресторан попроще – сквернословить и драться.
Сергей Довлатов

Все-таки русский язык гуманнее. Язык стихийной философской мысли. Англичанам невдомек, что отдых – не место, а состояние души. Можешь пойти в курительную. Или в поительную. Или в едательную. Но будешь ли там отдыхать или, наоборот, напрягаться, русский язык предоставляет решать тебе самому. Язык тебя уважает. Знает, что ты и на скамеечке можешь отдохнуть, и в подъезде. Захотел отдохнуть – отдохнешь! Совсем припрет – на газетке разложишь. Не надо никакого «restaurant». Какие могут быть «отдыхательные»? Что за буржуйские выдумки?!

Русский язык хороший. Мы с ним ладим. Нам вдвоем хорошо. Может, и английский язык тоже ничего.

Я не знаю.

Участники Мемориала Таля уходили на отдых кучно. Первое место от последнего отделяло всего полтора очка. Но главное не это, а то, что на турнире появился единоличный лидер.

Им стал Владимир Крамник. В репортаже с открытия Мемориала я приводил слова Игоря Бурштейна, бизнесмена и мецената. «Володя выиграет, причем легко. Он хорошо отдохнул после Мехико». К тем словам я отнесся скептически. Хотя и понимал, что деловые люди такого ранга в прогнозах не ошибаются.

Похоже, что прогноз сбывается. Крамник – из тех спортсменов, что догоняют натужно. Но уж если сам захватил бровку – никому ее не отдаст. Тем более в турнире, где «+3», вероятно, обеспечат чистое первое место. Это любимые турнирные расклады Владимира Борисовича: «+2» – первое место в дележе, «+3» – чистое первое. О том, как добиваться нужного результата при таких раскладах, Крамник может диссертацию написать. Это же не безумные «+5» или «+6». Это все родное, знакомое.

Другая новость не в пример хуже. Главный судья, голландец Герт Гийссен сломал ногу. Криминальные версии не рассматриваются. Просто шел человек вечером по Сивцеву Вражку, поскользнулся и упал. Очень неудачно. Боль дикая. На счастье – если в такой ситуации может быть счастье – подбежавшая женщина знала французский, а подошедший мужчина был на колесах. Гийссен, как мог, объяснил, кто он и откуда. Женщина перевела, мужчина довез до гостиницы. Там уже вызвали скорую. Отвезли в Боткинскую. Диагноз – перелом шейки бедра. Серьезный диагноз, а если учесть, что Гийссену 72 года, то серьезней некуда. Врачи говорят, как минимум неделю его будут готовить к операции, и недели 2-3 – если операция пройдет успешно – подержат в стационаре под наблюдением. В эти дни решается вопрос о приезде родных и близких. Может, уже решился.

Ну, что тут скажешь? Во-первых, надо пожелать выздоровления. Пусть не скорейшего, но капитального. Пусть все косточки срастутся как надо. Потом – попросить, чтобы Гийссен не затаил на нашу страну, куда в последние годы он приезжал часто и охотно. И в калмыцкой степи судил, и на Севере судил – ничего плохого, кроме хорошего, с ним никогда не случалось. Понятно, что размышляя, может быть, о своей судьбе, он меньше всего ожидал поломаться именно на Сивцевом Вражке. Но на то она и судьба. Ее наперед не узнаешь.

Я, кстати, совсем не удивлен. Центр столицы убирается из рук вон плохо. Кроме, разумеется, тех маршрутов, по которым тузовые люди ходят... не знаю, куда. Куда им надо. Вот эти минимальные отрезки пути свободны от снега и льда. И присыпаны песочком. Сахарным. А так – везде каток: ушибы, переломы. У меня в Зюзино узбеки скребут асфальт с шести утра – я еще не ложусь, а они уже выходят на работу. Наверняка за сущие копейки. И все равно скользко. Хотя и не так, как в центре. В центре, небось, их не нанимают – чтобы не мозолили глаза кому не надо. Своим полезным нелегальным трудом. А из коренных жителей Сивцева Вражка что-то не растет очередь в дворники записываться. Ну, вот, пока все не попадают, ничего не изменится.

Вернемся к шахматам. Что у меня есть для репортажа?

Фотографии – их немного. То есть их штук двести, но показать хоть как-то можно не более полутора-двух десятков. Затем зарисовки у демонстрационной доски. Плюс блиц-ответы на блиц-вопросы. Чего у меня нет – так это желания предаваться каким бы то ни было формальным изыскам. Поэтому пусть все будет просто. Сперва фото, затем диаграммы.

Этого человека мы на турнире больше не увидим. А мобильники все равно отключать надо.

Гийссена на посту главного судьи сменил Анатолий Быховский. На снимке он наблюдает за партией Бориса Гельфанда.

Не хочу каркать и наводить порчу. Уж если так случилось, что работа главного судьи оказалась травмоопасной, желаю Анатолию Авраамовичу тихо и спокойно доработать до конца срока. Приходилось слышать и от футбольных комментаторов, и от баскетбольных, что лучший судья – это судья незаметный. Вряд ли шахматы являются исключением из общего правила.

Из этого снимка видно, что интерес зрителей в пятом туре распределился неравномерно.

Взгляды простых болельщиков были направлены в основном на партию Яковенко – Леко. Ладья на е3, конь на f5, слон на а2 – еще со времен противостояния Каспарова с Карповым эти приметы в испанской партии означали одно: мат не за горами.

Встреча Иванчука с Карлсеном также привлекла к себе повышенное внимание. Заслуга в этом целиком и полностью принадлежит Иванчуку. Когда великий шахматист пальцами одной руки что есть силы расковыривает себе нос, а пальцами другой в то же самое время пытается отодрать у себя бровь – это всегда интересно.

Телевизионные камеры направлены на партию Крамник – Широв. Пусть позиция из тех, от которых мухи дохнут на лету, магия авторитета делает свое дело. Камера брала лица крупным планом – на лицах отображалась игра страстей. Что еще в телевизоре надо?

Партии Мамедьяров – Гельфанд и Алексеев – Камский ажиотажа в турнирном зале не вызвали. Хотя у Камского с Алексеевым, например, кони некоторое время располагались на h5 и h4. Но это не стало сенсацией.

Девушка, выглядывающая из-за спин, – София Леко. В шахматы она не играет, но, как Надежда Смыслова, позицию оценить может.

Без зрительского ажиотажа, наверное, даже лучше. Можно спокойно подумать. А подумать в партии Алексеев – Камский есть над чем.

Камский, конечно, производит впечатление. Даже снял для верности пиджак. А какая посадка за доской! Правда, видали мы и другого Камского. Когда уронил флаг в партии с Шировым, он метался по пресс-центру как... нормальный человек. У которого душа уязвлена и болит. К нему даже можно было испытывать какие-то чувства.

Но потом собрался, включил регенеративную функцию и снова стал Терминатор.

Можно подумать, у Шахрияра позиция так себе, а у Алексея все под контролем. Реальность, увы, отличается от изображения на картинке.

А здесь – полное впечатление, что Карлсен думает над ходом, а Иванчук релаксирует после манипуляций с бровями и носом.

И вновь – обман. Приглядитесь: Карлсен только что отвел слона на h6, а это значит, что ход белых. Через мгновение Иванчук цапнет пешку а5! Только ее и видели. Лицо Василия Михайловича при этом будет выражать простые эмоции... «С каким пацером приходится сидеть за одним столом» – это еще не самое жесткое выражение, которое можно прочесть на его лице.

Что, кстати, отнюдь не бесспорно. Ведь, если верить официальной статистике, счет результативных встреч до сего дня был 3:0 не в пользу Иванчука. Забегая вперед, скажем, что счет он в итоге так и не размочил.

Перемещаемся в пресс-центр.

На орбите – Юрий Алексеевич Васильев. Классик отечественной журналистики.

Глаза Шахрияра Мамедьярова прикрыты. Может, от вспышки фотоаппарата, но, может, и от удовольствия. Как-никак, интервью берет Мэтр.

Виктор Львович Корчной, как всегда, добр, кроток и очень мил. Все его любят, и он платит тем же. Наверняка приготовил очередной комплимент выступающим у демонстрационной доски. Только еще не решил, какой именно. Их у него так много.

А так улыбается Мамедьяров. Чуть снисходительно. На другой половине экрана Гельфанд в это время объясняет зрителям и журналистам какие-то тонкости меранского варианта.

«Говори, говори, – как бы показывает своей улыбкой Шахрияр, – я в десять раз больше могу сказать. Но не скажу».

«Между нами, профессорами...» Справа – Александр Матрос, когда-то шведский, потом английский, а теперь вот питтсбургский профессор экономики. Московской шахматной тусовке его представлять не надо. У меня до сих пор болит тот участок мозга, который отвечает за защиту Пирца-Уфимцева. В 1994 году в клубе «Октябрьский» Саша нанес ей непоправимый удар.

В центре – Володя Смирнов, тоже профессор экономики, но только университета Сиднейского. Саша и Володя приезжали в Москву, читать лекции. Кому?! О чем?! Как стянуть у людей нефтяную вышку и вставить себе золотые зубы?!

Завтра уезжают обратно.

А слева – Борис Наумович Постовский. Если и не профессор, то достоин этого звания как минимум Honoris causa.

Свирепая челюсть Александра Хузмана (слева), как и предполагал в одном из предыдущих репортажей, оказалась элементом грима. Наподобие усиков, что наклеивал Штирлиц, выходя на сеанс связи. Стоило гроссмейстеру Хузману улыбнуться – и вопрос, почему именно с ним долгие годы работает Борис Гельфанд, отпал сам собой.

Константину Сакаеву (справа) работа секунданта, может быть, в новинку. Он приехал из Серпухова на помощь Жене Алексееву. Раньше не мог – играл в Кубке России.

Честно говоря, Женя его заждался. Я просто не хотел об этом писать раньше срока.

Постовский вручает Крамнику книгу в качестве какого-то приза.

Честно говоря, в сюжет этой истории я не вникал. Какой приз, что за книга... И что за дядя на заднем плане, тоже не пойму.

Но когда Постовский просит сделать кадр – как откажешь?!

Этот кадр я делал с удовольствием. Воспользовался, можно сказать, служебным положением.

Саша Щетинин (слева) – замечательный детский тренер. Люди его склада чаще всего остаются в тени. И когда ученики берут медали и кубки, обязательно найдется кто-то, кто и одет иначе, и говорит живо и весело. Камера как-то сама высветит его лицо. А Саша тихонечко отойдет в сторонку.

А какие стихи он пишет? А было ли хоть раз так, что Сашу о чем попросишь, а он не сделает?

Здоровья, Саша. Талантливых и порядочных учеников. Вменяемых родителей. И хоть немножко славы – которую давно заслужил и которую носят другие, ни к чему не годные люди. Но прежде всего – здоровья.

Справа – сербский мастер Филип Костич.

Петр Леко. Никак не может уйти из ЦШК. Он давно одет, София и Аршак одеты, до двери два шага, а – никак. Сперва французские телевизионщики пытали, потом я со своими вопросами... Теперь вот какой-то ненасытный любитель шахмат захотел узнать, почему Леко пешку не съел.

Потому и не съел, что он Леко. Съел бы – мат получил. И любителя не посылает на любом из известных ему шести языков тоже потому, что он – Леко. «Вы знаете, какой он добрый? – давеча втолковывала мне София. – Но, кроме того, что он добрый, он еще, знаете, какой? Он – ровный. Он – все равно, кто перед ним, начальник или совсем простой человек – никогда не позволит себе ничего такого. Вот он какой!»

Теперь вижу.

Все ушли. Остались Карлсен, Иванчук и пара-тройка журналистов. Снимать больше нечего и некого. Все камеры – на них.

Василий Михайлович мог выиграть битых два часа назад. И час назад мог выиграть тоже. Наверное. И сейчас у него все еще выиграно.

Но его трясет. Его трясет, и трясет, и трясет. Как будто под его стулом провели электрический ток не самой малой мощности. Смотреть на это больно, прекратить – нельзя.

Карлсен ведет себя идеально. По часам не стучит, ходы записывает даже тогда, когда на часах остается меньше минуты. Сериями не играет, ходы делает подчеркнуто аккуратно.

Он все прекрасно понимает. Шансов нет, но они есть. Они – не на доске, а там, в душе его соперника. Карлсен, как лягушка из сказки Гаршина, делает еще ход, и еще... Сдаться он всегда успеет.

Мне трудно передать словами то, что я видел. Зрелище было ужасное. Никакие шахматы этого не стоят. В первую очередь имеют ценность физическое здоровье и душевное равновесие, а потом уже спортивные достижения и все остальное.

Что я видел в эти минуты? Только то, что шахматы действуют разрушительно. Много снимал. Давать в эфир эти кадры – значит, делать контрпропаганду шахматам. Отобрал три снимка, самых-самых нейтральных. На них – Иванчук пытается обрести себя. Ведь на доске всего-то по ферзю, слону и наши две пешки! Тщетно. Он делает ход, который так и не станет для него победным.

Для чего все это?!

Перейдем к демонстрационной доске.

Первая пара: Мамедьяров – Гельфанд.

В принципе, гроссмейстер Сергей Загребельный все, что нужно, читателям уже рассказал по поводу этой позиции – сперва в обзорной статье про дела на острове Крит, потом в онлайне. Но поскольку Гельфанд остановился на этой позиции, остановимся еще раз и мы.

Итак, партия с острова Крит: 19.Nc5? Qxc5 20.Ba6 Nc3?? 21.bc. Черные сдались.

– А кто играл-то? – спросили у Бориса.

– Гроссмейстеры играли. Рейтинг – под 2600. Но цирк не в этом, вернее, не только в этом. Но еще и в том, что после 20...Qb6 сдаваться надо белым: 21.Bxb7 Qxb7 22.Qa4+ Nd7 23.Qxa7, и теперь не 23...Qxa7 24.Rc8 X, а 23...Qb8!

19.Bf1 Nd7 20.a3 0-0 21.Bd2 Rb8 22.Qb3 Ba8 23.Rc4 Ne5 24.Rc5 Qd8 25.ab.

25...d3! Этот ход Мамедьяров очень хвалил. Проскочив вариант 26.Bxd3 Nxb4!, он обратился к 26.Nc3 (после чего нельзя 26...Rxb4? 27.Rxd5), и начал показывать красивый вариант 26...Qh4 27.h3 Nf3+ 28.gf Bd4 с нападением на f2 и с5. Как вдруг... заметил 29.Ne4!, и обе угрозы отражены.

Показалось, что Шахрияр растерялся. По крайней мере, замолчал, а, поскольку в этот момент у доски солировал он, повисла пауза.

– Я совсем не собирался играть 26...Qh4, – пришел на выручку своему молодому коллеге Гельфанд. Гораздо интереснее 26...Ng4!?, после чего висит вообще все: Qd8-h4, Bg7-d4 и т.д. На 27.h3 наверняка проходит комбинация 27...Nxf2!? 28.Kxf2 Bd4+.

26.Qd1 (белые берут под контроль поле g4) 26...Nd7 27.Rc4 Ne5 28.Rc5. В пресс-центре некоторые гроссмейстеры выражали неудовольствие отсутствием боевитости у белых. Предлагался вариант 28.Rce4 Nc6 29.Bxd3. Однако оба участника были солидарны: после 29...Ndxb4 перевес у черных.

28...Nd7 29.Rc4 Ne5. Ничья повторением ходов.

– Борис, где же белые упустили перевес в этой партии, – спросил я.

– Нигде! – последовала моментальная реакция. – Его у них не было!

Алексеев – Камский.

Гата продолжает убегать от теории, которую не знает и знать не желает. От Алексеева убежал удачно:

1.d4 d5 2.Nf3 Nf6 3.c4 c6 4.Nc3 a6 5.c5 Bf5 6.Bf4 Nbd7 7.e3, и вместо набившего оскомину 7...e6 – вдруг 7...g6!? После 8.h3 Bg7 9.Be2 Be4 выяснилась идея черных. На 10.0-0 Камский собирался играть просто 10...Bxf3 11.Bxf3 0-0, затем черные быстро-быстро проводят е7-е5.

Алексеев ответил профилактическим 10.Nh4, однако недооценил 10...e5! 11.de Nh5. Начиная с этого момента и до конца партии, на победу будут играть только черные.

12.Nf3 Bxf3 13.Bxf3 Nxf4 14.ef Nxc5 15.0-0 0-0 16.Re1.

Первый важный момент. Его показал Камский. Черные сыграли 16...Kh8. Ненужная профилактика обернулась потерей темпа. Надо было сразу играть 16...f6! Гате не понравился ответ 17.e6 Re8 18.b4, мерещились миражи типа 18...Nxe6 19.Nxd5 cd 20.Bxd5 Qb6 21.f5 gf 22.Qe2 Kf7 23.Qh5+ и т.д. Но вместо 19...cd намного сильнее 19...f5! У черных фактически лишняя пешка, да и легкие фигуры превосходят оппонентов в активности.

Второй важный момент показал Алексеев.

17.g3 f6 18.Bg4 Qb6 19.Qd4 Rae8 20.Rad1 a5 21.a3 fe 22.fe h5 23.b4 ab 24.ab Na4 25.Nxa4 Qxd4 26.Rxd4 Rxe5 27.Rxe5 Bxe5 28.Rd1 hg 29.hg Ra8 30.Nc5 Bc3 31.Rb1 b6 32.Nd3 Kg7 33.Kg2 g5 34.Kf3.

Оказывается, черные...  вправе поиграть на мат! При столь малом количестве фигур матовая сеть, тем не менее, угадывается без труда.

Для начала надо было сделать ход 34...Bd4! Крайне важно, как подчеркнул Женя, взять под контроль поле d4. Дальнейшее просто: ладья прямоугольным зигзагом перемещается на d2, пешка с6 маршем доходит до с4, отбрасывается конь и... всё. Мат.

Радикальной защиты от этого плана Алексеев и Камский во время пребывания у демонстрационной доски так и не нашли.

34...Ra3 35.Ke3 (скорей на поле е3, пока не отняли!) 35...Kf6 36.f4 Ra8 37.Rh1 Re8+ 38.Kf3 Bd4 39.fg+ Kxg5. Ничья по предложению Камского.

Крамник – Широв.

В пресс-центр пришли оба. Такая партия! Народу в комнату набилось – тьма. Дворкович тоже: сзади встал вежливо, стоит – смотрит.

И все смотрят...

А дальше – как в прощальной симфонии Гайдна. После первой части (дебют) ушла примерно треть. Не музыкантов – зрителей. Еще треть не смогла досидеть до конца миттельшпиля. А когда гроссмейстеры стали возить по доске коневой эндшпиль, в зале осталось не больше десятка самых стойких. Клевали носом, кивая выступающим. Дворкович ушел к ходу примерно 28-му.

Хороший шахматист Крамник. Но стадионы он не соберет.

Я был в панике. Что делать? Срывалась партия дня, и на звезданутость соперников кивать не приходится: пришли-то оба, вон стоят, двигают фигуры по доске. Оба под два метра. Доску загораживают почти целиком. Вполголоса переговариваясь между собой.

Выглядит это примерно так:

Что мне читателям говорить? Я ведь ничегошеньки из того, что они говорят, не понимаю!

– Не понимаешь, как Крамник выиграл этот эндшпиль? – спешит на выручку Борис Наумович Постовский. – А как выигрывали такие эндшпиля Капабланка, Карпов... Магия!

Видя, что такое объяснение меня не очень радует (хорош бы я был, объясняя читателям суть партии: магия, мол – и все дела), Борис Наумович выдвигает иную версию. Прозаическую.

– Представь, что эндшпиль примерно равный. Ну, может, на полкопейки у белых лучше. Еще полкопейки – в счет того, что Крамник лучше понимает этот каталонский эндшпиль. И полкопейки – в знак того, что он конкретно лучше Широва играет в шахматы!

Пол, да пол, да еще пол – это будет уже полторы копейки. А полторы копейки, милый мой – это уже приличная сумма...

Начинаю тихо скулить. И тут, как всегда, бесценный совет дает Генна Сосонко:

– Илья, зачем писать о том, что происходит там (кивок в сторону демонстрационной доски). Там они возобновили анализ бесконечной партии, она длится годами – да, да, можешь мне поверить! Напиши о том, что происходит – здесь (обводит пальцем редеющие ход от хода стайки болельщиков).

Ну вот. Как мог – описал.

Яковенко и Леко (не говоря уже о Иванчуке с Карлсеном) к журналистам так и не вышли. Я отловил Петера внизу, в гардеробе.

– Все довольны! – сказал чуть раскрасневшийся Леко. – Я доволен, что не проиграл в дебюте компьютеру (имеется в виду, очевидно, глубокая домашняя подготовка Мити). Яковенко доволен, что не проиграл трудный эндшпиль. Ну, что еще сказать? Когда такая партия – все довольны!

Если все довольны – тогда всем спасибо.

Последние турниры

Мемориал Таля

07.06.2012

Мемориал Таля проходит с 7 по 18 июня в Москве, в Доме Пашкова

Чемпионат США

07.05.2012

Чемпионат США проходит в Сент-Луисе с 7 по 20 мая по круговой системе при 12 участниках.

Мемориал Капабланки

03.05.2012

Организуемый в 47-й раз Мемориал Капабланки проходит в Гаване с 3 по 14 мая.

Матч Аронян – Крамник

21.04.2012

Матч из 6 партий между Левоном Ароняном (Армения, 2820) и Владимиром Крамником (Россия, 2801) проходит в Цюрихе с 21 по 28 апреля.

Командный чемпионат России

08.04.2012

Командный чемпионат России проходит в Лоо с 8 по 16 апреля в 7 туров.

Чемпионат Европы

19.03.2012

Чемпионат Европы проходит в Пловдиве (Болгария) с 19 по 31 марта по швейцарской системе в 11 туров.

Чемпионат Европы среди женщин

02.03.2012

Чемпионаты Европы среди женщин по классическим шахматам, быстрым шахматам и блицу проходят в Газиантепе с 1 по 19 марта.

Кубок АШП по быстрым шахматам среди женщин

17.02.2012

Кубок АШП по быстрым шахматам среди женщин проходит в Тбилиси с 17 по 22 февраля.

Aeroflot Open

06.02.2012

Aeroflot Open проходит с 6 по 17 февраля в Москве, в гостинице «Космос», пр. Мира, 150.

Гибралтар

23.01.2012

Юбилейный десятый фестиваль проходит на Гибралтаре с 23 января по 2 февраля.

Вейк-ан-Зее

13.01.2012

Фестиваль Tata Steel Chess проходит в Вейк-ан-Зее с 13 по 29 января.

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум