пятница, 22.09.2017
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Остров Мэн23.09
Клубный Кубок Европы07.10
Командный чемпионат Европы27.10

Москва. Мемориал Таля. Репортаж

Илья ОДЕССКИЙ,
международный мастер

НОВЫЕ СОЗРЕЮТ НАМ ДРУЗЬЯ...

В Москву наконец-то пришла зимушка-зима. Холодно, снег в лицо, на плечи. Тяжело ходить. Зато нет этой чавкающей жижи под ногами. Голосую «за».

Город убрался в белое. Дома, улицы – все в белом. Единственный цвет, на котором не устают глаза. Спокойный, умиротворяющий.

В четвертом туре Мемориала Таля белые ни в чем не смогли превзойти черных. Царил мир.

Турнир посетил Евгений Эллинович Свешников. Наш шахматный дон Кихот. Я сделал несколько снимков. Почти на всех – Евгений Эллинович бодр, энергичен. Рвется в бой. «Наша постель – попона боевого коня!»

Но один снимок выбивается из общего ряда. На нем – дон Кихот, уставший воевать с ветряными мельницами.

А на следующем снимке – тоже герой. Но немножко другого жанра. Другого рода войск.

Подполковник Станислав Железный, бессменный шахматный обозреватель газеты «Красная звезда». Сколько раз наблюдал эту картину: начало или середина тура, новостей нет, журналисты пребывают в праздности и неге – один Железный сидит, что-то пишет.

Подхожу ближе, достаю фотоаппарат. Отмахивается, бурча себе под нос: «Не мешай, не мешай, не видишь, что ли – отвечаю на письма читателей». И – снова весь в работе.

Времени мало. Работы еще много.

«...Сидит, да пишет – и дремотой
Знать во всю ночь он не смыкал очей.

Как я люблю его спокойный вид,
Когда, душой в минувшем погруженный,
Он летопись свою ведет; и часто
Я угадать хотел, о чем он пишет?»

А ведь интересно. У Пушкина написано: «как я люблю его спокойный вид». А у Мусоргского: «как я люблю его смиренный вид». У Пушкина просто, деловито: «он летопись свою ведет». А у Мусоргского: «Спокойный, величавый он летопись свою...»

Персонаж один. А увидели они его по-разному.

Станислав Петрович, конечно, не величавый. Он – Железный.

Спасибо ему за это.

А ваш корреспондент все-таки порядочный дуремар. Только сегодня я узнал, что без вспышки фотографировать можно все время тура, а не только первые пять минут. Я-то думал, что нельзя. Оказывается – можно.

Отлично, коли так. Захожу в турнирный зал. Участники думают.

Думает и Таль. Дымится сигарета, и подбородок упирается в ладони.

Это – тоже Таль. Но уже не один из них, а – над ними. «Вы играете в мою честь, ребятки. Так уж постарайтесь».

Гроссмейстеры думают над ходом. Руки участвуют. Кто обхватил ими голову, кто прикрыл рот, будто не желая подсказывать сопернику.

А если серьезно – почему так? Ведь когда мы кого слушаем или просто сидим за партой, то руки оставляем в покое.

Почему во время обдумывания хода руки сами тянутся к голове? Зачем руки – мозгам? Может, кто из читателей знает? У меня есть кое-какие бредовые мысли на сей счет. Оставлю их пока при себе.

Думает Гельфанд.

Думает Камский.

Думает Митя Яковенко.

Очень по-своему думают Широв и Иванчук.

Руки участвуют.

В зал запустили мальков. Усадили в последнем ряду партера, снимают для телевидения. Детишки не робеют, скорее всего – просто терпят. Особенно вот этот, в очках. Второй справа.

Ему кажется, взрослые – такие дураки!

А крайний слева напомнил мне меня самого. Когда был маленький, и тренер звал на большой турнир, всегда приходил с ручкой и тетрадкой. Не рисовать – ходы записывать. Запишу, потом в своей партии обязательно пробую повторить. Выходил, конечно, шиш.

Хожу по игровому залу, машинально запоминаю всякие необязательные мелочи. У Бориса Гельфанда – до блеска начищенные туфли благородного темно-бордового цвета. Хотя от гостиницы до ЦШК идти-то всего ничего, не мог Борис Абрамович не посадить хотя бы пятнышка.

Значит, туфли – сменные. До ЦШК идет в ботинках, оставляет их где-нибудь в прихожей, и – для публики, может, и для своего комфорта, одно с другим всегда взаимосвязано – надевает туфли.

А у Владимира Крамника на столике – высокий пустой стакан. А еще минуту назад там была налита бурая жидкость с пузыриками. Не иначе, кола. Сразу вспоминаю пресс-конференцию в Элисте. Владимиру Борисовичу задают вопрос, он аристократически морщится: «Терпеть не могу эту колу! Но надо: тонизирует!» В общем, маленький разрешенный допинг.

А в первом ряду партера сидит женщина. У нее такое лицо – не идеально красивое, но, по-моему, очень красивое. Запоминающееся.

Когда перевожу объектив фотоаппарата с профиля на анфас, замечаю, что выражение лица у этой женщины не очень понятное. Брезгливое, а то, пожалуй, и презрительное. Мол, здоровые мужики, а вот какой ерундой занимаются.

Допустим. А тогда что же ты сама тут сидишь, голубушка?

Потом Наталья Ивановна Шустаева скажет мне, чего она тут сидит. Но это секрет.

В фойе царствует Генна Сосонко. По-моему, он везде; и уж точно – там, где идет интересная беседа. Это ведь не так просто: вести беседу. Знаком по крайней мере с одним человеком – умным, обладающим энциклопедическими знаниями – но разговаривать с ним решительно невозможно. Его все время хочется стукнуть по башке.

А с Генной хочется разговаривать. Хочется тянуться. Иногда даже получается что-то, может быть, не совсем бездарное.

Давеча Генна рассказывал – уже не помню о чем. Но только затребовалась ему цитата... даже не цитата, а ударная концовка фразы в виде цитаты. Вот как она звучит: «...И, потирая руки, засмеялся, довольный».

– Откуда это? – спросил Генна, и не давая мне рта открыть, продолжал, – из Горького, очерк «В.И. Ленин». То знаменитое место, где он говорит о Толстом: «Какая глыба, какой матерый человечище». А дальше Горький пишет: «Потом, глядя на меня прищуренными глазками, Ленин спросил: «Кого в Европе можно поставить рядом с ним?» Сам себе ответил: «Некого».

И, потирая руки, засмеялся, довольный.

Тогда я, изо всех сил пытаясь сохранить нейтральную интонацию (это важнее всего: «расколешься» раньше времени – пропал весь эффект) говорю:

– А, по-моему, это могла быть последняя фраза рассказа Тургенева «Муму».

Как Генна хохотал! Потом сказал:

– Илья, сегодняшний вечер для меня не потерян.

Высшая похвала.

В 90-е годы бытовал каламбур: «Где Постовский, там победа». Имея в виду череду успехов нашей мужской сборной – на Олимпиадах, чемпионатах мира, Европы. И все – под руководством Бориса Наумовича.

Мне кажется, применительно к Мемориалу Таля пора вводить новый каламбур.

Где Сосонко – там беседа.

Возвращаюсь в турнирный зал. Там разные картинки мало-помалу сменяются одной. Вот такой.

Гроссмейстеры – кто парами, кто поврозь – перемещаются из игрового зала в пресс-центр. Первая пара: Мамедьяров и Карлсен. Шахрияр говорит, что по-настоящему его обеспокоил только один момент.

Последним ходом черные направили коня на b6. Угрожает Nb6-c4. Шахрияр говорит, что кое-чего не учел. А именно, ресурса 14.Bg1! Угроза обезврежена: на 14...Nc4 15.Qd3 Nxb2 следует 16.Qb5. Либо конь теряется, либо качество.

Для читателей «Chesspro» это не новость. Об этом в прямом эфире им рассказал международный мастер Максим Геннадьевич Ноткин.

А вот для Карлсена это была еще какая новость. Он только развел руками. И ничего не сказал.

Следующая пара: Крамник и Камский.

Начиная форсированную операцию: 13.Bxf6 (прежде играли 13.Bd3 и 13.Ba2) 13...Bxf6 14.d5, Камский...  зевнул самый естественный ответ 14...Ne7. Рассчитывал только на 14...Ne5. О чем и рассказал, от души смеясь.

Почему смеясь? Так Крамник же не выиграл. С двумя слонами и лишней пешкой, задарма полученной аж на 15-м ходу.

Зловещее получилось фото. Похоже на обложку какой-нибудь книжки... ну, хотя бы пьесы Евгения Шварца «Тень».

Кстати, Шварц, наверное, был никудышным шахматистом. Это следует из диалога все в той же пьесе «Тень». Помните, Министр финансов и Первый министр играют в шахматы. Что говорит Министр финансов?

– Шах королю.

А что отвечает Первый министр?

– Рокируюсь.

Ага, щас. А дисквалификацию от Дубова не хотите? Тогда учите кодекс, мальчики.

У предыдущей фотографии есть дубль посветлее. Не зловещий. Просто небольшой сюр.

Третья пара: Леко и Алексеев. Критический момент в партии наступил на 28-м ходу.

Оба соперника сошлись на том, что после 28.a4! можно говорить лишь о степени превосходства белых. Но само преимущество – несомненно.

Леко предпочел 28.Rd2. После 28...a4! 29.Rxb8 Rxb8 у белых, по словам венгерского гроссмейстера, руки оказались связаны защитой пешки b2. Отсюда – скорая ничья.

Гельфанд и Яковенко пришли вместе, но поначалу за двоих отдувался Борис.

Он рассказал про дебют (острейший Венский вариант).

Митя молчит.

Борис перешел к миттельшпилю. Указал первоисточник, партию Гулько – Салов (Линарес 1990), указал, в каком месте отклонились от первоисточника. Объяснил общие идеи с обеих сторон. Привел конкретные варианты. Не забывал оценить позицию.

Митя молчит.

Борис дошел уже до 25-го хода. Наконец, сделал паузу. Больше мимикой, чем жестами, обратился к партнеру: может, скажешь чего-нибудь... 

Тогда Митя негромко, но твердо сказал:

– Эта позиция стояла у меня при подготовке. Вердикт: если черные успевают поставить коня на е5, их трудности позади.

Мимика Бориса в ответ на это сообщение оказалась столь жива и разнообразна, что я не смог запечатлеть ее на фото.

Широв (белые), на мой взгляд, прокомментировал свою партию с Иванчуком блестяще. Получилась мини-лекция на тему «испанки»: четкая, содержательная, учебная.

Как хорошо, что на «Chesspro» есть динамическая доска. Призываю читателей не лениться. И проиграть все варианты на доске. Будет польза.

Итак: комментирует Алексей ШИРОВ:

1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4.Ba4 Nf6 5.0-0 Be7 6.Re1 b5 7.Bb3 0-0. Василий в очередной раз спекулирует Атакой Маршалла. В предыдущих случаях я на эту спекуляцию попадался и играл здесь 8.h3.

На этот раз решил: хорошо, пусть будет Атака Маршалла! Пошел 8.c3. Как вдруг последовало 8...d6 с переходом на совсем другие варианты Испанской партии.

9.h3 Bb7 (вариант Зайцева) 10.d4 Re8 11.Ng5 Rf8 12.Nf3 Re8. Поскольку я заранее знал, что попаду в жесточайший цейтнот, то с удовольствием один раз повторил позицию. С удовольствием повторил бы и во второй (13.Ng5 Rf8 14.Nf3 Re8). Но решил, что не имею морального права. Такой турнир... 

Поэтому пришлось пойти 13.a4, как я обычно хожу. Здесь, кстати, интересно, что большинство людей выбирает такой порядок ходов: 13.Nbd2 Bf8 14.a4, что предоставляет черным дополнительные возможности. Появляется, скажем, ход 14...Na5.

А при 13.a4 Bf8 уже у меня появляется дополнительная идея – 14.Bg5!? (вместо 14.Nbd2). Тут интересная игра, я ее изучал.

13...h6 14.Nbd2. И тут все «автоматом» играют 14...Bf8. После 15.Bc2 получается стандартная позиция варианта Зайцева. Там столько теории, что рассказывать ее нет смысла. В прошлом году мне удалось выиграть у Яковенко в испанской лиге, так что воспоминания о варианте Зайцева у меня достаточно хорошие.

Но Василий сыграл то, что я, честно скажу, не знал.

14...ed!? 15.cd. Немного подумал о взятии конем: 15.Nxd4. Но после 15...Bf8 у черных позиция хорошая. Поэтому взял пешкой.

15...Nb4. Когда со мной играют что-то незнакомое, я, как правило, делаю самый примитивный ход. Соперник хочет провести с7-с5 – я отвечаю 16.d5. Ход, наверное, отвратительный, поскольку после ответного 16...Bf8 я за себя уже хорошего хода не видел.

Скажем, можно пойти 17.Nd4. Но я не понимаю, что мне делать дальше. Скажем, 17...c5 18.dxc6 Nxc6. Или 17...Qd7. Мне казалось, что у черных везде хорошая игра.

Но даже теперь казалось, что я неплохо придумал, пойдя 17.Nf1. На е4 не висит: после 17...Nxe4 находится 18.Qd4. Я по пять раз пересчитывал возникающие варианты – боялся просчитаться. Но вроде бы все верно, и взятия на е4 нет.

Если играть стандартно: 17...g6 18.Ng3 Bg7, то я, безусловно, успеваю как-то консолидироваться и начинаю бороться за перевес. Может, 19.Ra3, может, пока 19.Nd4. В таких позициях пришедший на g3 конь означает, что у белых уже чуть получше.

Но Василий сыграл намного сильнее.

17...c6! Этот ход я, безусловно, недооценил. Я даже не успеваю реально взять на b5: 18.ab, потому что помимо 18...ab нужно считаться с 18...cd!? Мне казалось, что пешка b5 рано или поздно упадет, и тогда – у черных пешка в центре, у меня – с краю...  Не знаю. Но даже и после 18...ab 19.Rxa8 Qxa8 мне моя позиция совсем не нравилась. Центр разлетается.

Я очень хотел пойти 18.Qd2. Потому что после 18...c5 я получаю нормальную по структуре позицию. Которую с удовольствием бы играл. Но проблема-то в том, что черные играют не 18...c5, а 18...a5!, и на 19.ab бьют к центру: 19...cd. Здесь мне позиция тоже не нравилась. Показалось, что просто хуже.

Поэтому я и потратил все свое время на следующий ход. Потому что искал хоть какую-нибудь сложную позицию с обоюдными шансами. Искал, но не находил. В конце концов махнул рукой и пошел на чуть худший эндшпиль.

18.Bd2 Nd3 19.dc. Здесь очень интересный момент. Дело в том, что если черные забирают ладью, то у белых сильная компенсация: 19...Nxe1 20.cb Nxf3+ 21.Qxf3 Rb8 22.ab ab. Может быть, компьютер со мной не согласится, но мне казалось, что у меня здесь очень хорошо. Я хотел пойти 23.Ng3!? Пешка пока неприкосновенна: 23...Rxb7 24.e5. У белых консолидированы фигуры, и есть шансы на атаку.

Этот вариант мне нравился. Даже несмотря на то, что нет ни времени, ни материала, я был готов его играть.

(с сожалением) Но Василий решил на этот вариант не идти.

19...Bxc6 20.Bxf7+ Kxf7 21.Qb3+ d5 22.Qxd3 de. Василий заставил меня сделать единственный ход: 23.Qc3. Конечно, можно было уйти в полный пассив: 23.Qxd8 Raxd8 24.ab Bxb5 25.N3h2, и может быть, даже сделать ничью. И все же играть такую позицию без двух слонов мне было бы крайне неприятно.

Ход 23.Qc3 точнее, потому что вынуждает черных пойти на дальнейшие упрощения.

23...ef 24.Qxc6 fg 25.Qxg2. Вероятно, точнее 25.Kxg2 – в любых эндшпилях король был бы расположен ближе к центру. Но я уже начал всего бояться, и предпочел более надежное взятие.

25...Qd5 26.Rxe8. Конечно, хотелось бы перейти в эндшпиль в какой-то более выгодной редакции. Но я не видел, как это возможно.

26...Rxe8 27.Qxd5+ Nxd5 28.ab ab 29.Ra5 Rb8.

Этот эндшпиль на самом деле мне казался довольно неприятным. Он выглядит совершенно ничейным, но из-за этих пешечных слабостей – f2, h3 – белым надо проявлять аккуратность. Кроме того, мне казалось, что если я буду делать просто какие-то ходы, то черные консолидируются, и позиция станет уже очень неприятной.

30.Ne3. Хочу поменять коней. И здесь Василий меня очень удивил, пойдя 30...Nxe3. Мне ясно, что без коней белые не должны здесь проиграть.

Я побаивался и хода 30...Ke6, и хода 30...Nf4. А после 30...Nxe3 31.Bxe3 реальных шансов на выигрыш у черных нет. Дальше была более-менее бессмысленная игра; разве что в один момент я так «заснул», что у меня оставалось 7 секунд на ход. Но обошлось.

Самым заинтересованным слушателем на этой лекции был Олег Грицак – гроссмейстер, секундант Василия Иванчука (сами Василий Михайлович, как всегда, отсутствовали). Рядом с ним на фото – москвич Евгений Наер. Иначе говоря, Маэстро.

Я подошел. Поинтересовался у Ореста, что же все-таки означал ход 38...Q:e5 во вчерашней партии Василия Михайловича.

– Ход действительно символический, – ответил Орест. – Черные хотели продемонстрировать, насколько плохо они играли всю партию.

Мы разговорились. В какой-то момент Маэстро дал мне пас на ход, упомянув о хандре одного нашего общего знакомого.

Я не мог не воспользоваться таким шикарным пасом. И процитировал на память отрывок из моего любимого – письма Пушкина Плетневу. Вот же оно целиком:

Опять хандришь. Эй, смотри: хандра хуже холеры, одна убивает только тело, другая убивает душу.

Дельвиг умер, Молчанов умер, погоди, умрет и Жуковский, умрем и мы. Но жизнь все еще богата! Мы встретим еще новых знакомцев, новые созреют нам друзья. Дочь у тебя будет расти, вырастет невестой; мы будем старые хрычи, жены наши – старые хрычовки; детки будут славные, молодые, веселые ребята. Мальчики станут повесничать, девчонки сентиментальничать; а нам то и любо.

Вздор, душа моя! Не хандри – холера на днях пройдет; были бы мы живы, будем когда-нибудь и веселы...

По-моему, лучшего окончания сегодняшнего репортажа и быть не может.

Последние турниры

Мемориал Таля

07.06.2012

Мемориал Таля проходит с 7 по 18 июня в Москве, в Доме Пашкова

Чемпионат США

07.05.2012

Чемпионат США проходит в Сент-Луисе с 7 по 20 мая по круговой системе при 12 участниках.

Мемориал Капабланки

03.05.2012

Организуемый в 47-й раз Мемориал Капабланки проходит в Гаване с 3 по 14 мая.

Матч Аронян – Крамник

21.04.2012

Матч из 6 партий между Левоном Ароняном (Армения, 2820) и Владимиром Крамником (Россия, 2801) проходит в Цюрихе с 21 по 28 апреля.

Командный чемпионат России

08.04.2012

Командный чемпионат России проходит в Лоо с 8 по 16 апреля в 7 туров.

Чемпионат Европы

19.03.2012

Чемпионат Европы проходит в Пловдиве (Болгария) с 19 по 31 марта по швейцарской системе в 11 туров.

Чемпионат Европы среди женщин

02.03.2012

Чемпионаты Европы среди женщин по классическим шахматам, быстрым шахматам и блицу проходят в Газиантепе с 1 по 19 марта.

Кубок АШП по быстрым шахматам среди женщин

17.02.2012

Кубок АШП по быстрым шахматам среди женщин проходит в Тбилиси с 17 по 22 февраля.

Aeroflot Open

06.02.2012

Aeroflot Open проходит с 6 по 17 февраля в Москве, в гостинице «Космос», пр. Мира, 150.

Гибралтар

23.01.2012

Юбилейный десятый фестиваль проходит на Гибралтаре с 23 января по 2 февраля.

Вейк-ан-Зее

13.01.2012

Фестиваль Tata Steel Chess проходит в Вейк-ан-Зее с 13 по 29 января.

Все материалы

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум