среда, 13.12.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Антуанета СТЕФАНОВА:
«Я – оптимистка, о плохом стараюсь не думать...»

  Антуанета Стефанова – десятая шахматная королева! То, что накануне определилось на уровне эмоций, в третий день финала стало достоянием истории. На 51-м ходу Екатерина Ковалевская, которая играла белыми фигурами, исчерпала ресурсы игры на победу, протянула сопернице руку и тут же поздравила ее с победой в чемпионате. В первый момент, кажется, болгарка даже не поняла, что с ней произошло – машинально подписала бланк, перебросилась несколькими словами по содержанию партии, уточнила что-то у главного арбитра Гийссена, и только поднявшись из-за столика, наконец-то, вымучено улыбнулась…

  Все! Тяжелейший пятнадцатидневный марафон женского чемпионата мира в Элисте остался позади. Теперь не надо проводить бессонные ночи за анализом творчества соперниц, не надо каждое утро силой поднимать себя с постели – и играть, играть, играть… На заключительной пресс-конференции, куда Стефанова впервые пришла не без удовольствия, ее тут же спросили: «Вы уже почувствовали, что стали чемпионкой мира?» – Антуанета, на секунду задумалась и пожала плечами: «Наверное, еще нет. Пока я чувствую только усталость…»
  Интересно, какой будет новая чемпионка? Два года назад казалось, что мужской гроссмейстер из Болгарии уже созрела для больших свершений – она с блеском выиграла чемпионат Европы в Варне, со своим Эло 2560 более чем на 50 очков оторвалась в рейтинге от преследовательниц… Но именно в этот момент у Стефановой начался длительный и где-то объяснимый спад: от нее теперь ждали только побед, видя в ней новую Юдит Полгар, она же хотела просто жить в свое удовольствие. Так же и играть в шахматы.
  После Элисты ситуация для Антуанеты скорее всего изменится – ответственность все-таки уже другая. Благодаря ей (хотя можно сказать, благодаря Ковалевской, которая обыграла индианку Конеру) после долгого перерыва чемпионская корона из Азии вернулась в Европу. И глубоко символично, что по дороге к успеху именно она обыграла пятикратную чемпионку мира Чибурданидзе. Ведь после того как в 2000 году Се Цзюнь в первом женском «нокауте» в Дели подтвердила право называться лучшей, ни одна будущая шахматная королева не удостоилась чести встретится со своей предшественницей.
  В 2002 году китаянка ждала пополнения в семействе и не вышла на старт московского чемпионата, через два года ее примеру последовала Чжу Чень… Так что вольно или невольно, от Стефановой ждут своеобразного «подтверждения» титула. А, может, калмыцкий чемпионат снял все вопросы?


  – После победной третьей партии финала вы сказали, что еще не почувствовали, что стали чемпионкой мира. Когда пришло это чувство, на сцене во время награждения?
  – Скорее всего – церемония закрытия чемпионата была очень торжественной. Я стояла на сцене с короной и лавровым венком, на меня были направлены десятки телекамер… Незабываемые впечатления, сохраню их на всю жизнь. На самом деле, уже когда ничья в третьей партии с Ковалевской стала неизбежной, я начала понимать, что в моей жизни произошло нечто особенное. Но толком не смогла ничего почувствовать – все эмоции забрала усталость. Я и сейчас, по прошествии нескольких дней, ощущаю в основном усталость, но теперь к ней примешивается чувство гордости за то, что совершила, сумела реализовать все свои шансы…
  – Сразу после окончания заключительной партии вы взяли мобильный телефон и принялись названивать. Чей номер набрали первым?
  – Конечно, прежде всего, позвонила родителям. Они поздравили меня, сказали, что счастливы и очень гордятся мной. Кстати, отец – мой первый, а можно сказать и единственный, шахматный тренер, так что в завоевании короны есть и его немалая заслуга.
  – Во время подготовки к третьей, как потом оказалось, решающей партии не мешала мысль, что достаточно сделать ничью – и вы чемпионка!
  – Почти все партии финала складывались для меня непросто, потому и к третьей готовилась как к трудному поединку. Игра подтвердила мои опасения. У Ковалевской была хорошая позиция, была буквально в шаге от поражения – но все обошлось, и я выиграла матч.
  – А на протяжении чемпионата посещала мысль: все, я вылетаю из турнира?
  – По натуре я – оптимистка, потому о плохом стараюсь не думать. К тому же ни разу по ходу чемпионата не уступала в счете! Как ни странно, самым трудным для меня был матч… второго круга с Татьяной Василевич. Не смогла победить белыми в первой партии, потом чудом «соскочила» на ничью во второй, и лишь после нескольких напряженных ничьих сумела победить в блице. Пожалуй, это был единственный момент в чемпионате, когда я серьезно переживала за свою турнирную судьбу. Так часто бывает: проскакиваешь скользкий момент, а потом у тебя все уже все идет как по маслу… С той же Жуковой было уже легче.
  – Что скажете о своих матчах с грузинками?
  – Скажу, что я победила. Вы все сами видели. Оба матча складывались нелегко, но в решающий момент удавалось собраться и достигнуть результата. И Нана Дзагнидзе, и Майя Чибурданидзе дали мне шанс – не случайно, что обе партии я выиграла черными.
  – У людей, которые становились чемпионами мира, часто было предчувствие, что они смогут взойти на вершину. У вас когда-нибудь было такое ощущение?
  – Я никогда не задумывалась о том, что должна выиграть тот или иной турнир – просто выходила на старт, и пыталась показать все, на что способна. Но после победы на личном чемпионате Европы в Варне-2002 и Кубка мира в Хайдарабаде, где я дошла до финала, мои амбиции значительно выросли. Тогда я начала задумываться о своих шансах в нокаут-чемпионате мира, о том, что выиграть этот турнир для меня отнюдь не невозможно. Но, как известно, дистанция от мечты до результата довольно велика… Нет, не буду говорить, что перед отъездом в Элисту чувствовала какую-то предопределенность. Я просто играла.
  – То есть перед стартом чувства, что этот турнир «ваш» не было?
  – Повторяю, ни о чем таком я не думала. Много ли ты достигнешь, если постоянно будешь бредить титулом, тем более в «нокауте». Играла матч за матчем, решая конкретные проблемы. Больше волнения появилось когда оказалась в финале и до победы оставался один шаг.
  – Если взглянуть на себя со стороны, сегодня вы играете сильнее, чем когда-либо?
  – Возможно. Очень сложно сравнивать, например, с 2002 годом, когда я выиграла несколько сильных турниров. Тогда у меня и рейтинг был самым высоким в моей карьере – 2560. Свою форму оцениваю достаточно высоко, если мне удастся сохранить ту игру, что я показывала в Элисте, думаю, у меня будут хорошие шансы перекрыть прежние достижения.
  – Долгие годы звание чемпионки мира налагало на ее обладательниц большую ответственность. Гаприндашвили 15 лет была действительно сильнейшей шахматисткой планеты, затем 15 лет доминировала Чибурданидзе. Та же Се Цзюнь царствовала шесть лет… Считаете ли, что чемпионка должна превосходить конкуренток на голову?
  – Времена меняются, сложно представить, что в наши дни какая-то одна шахматистка будет доминировать над остальными (если это, конечно, не Юдит Полгар). По-моему, чемпионка мира – это шахматистка, которая выиграла чемпионат мира. В этом определении нет ничего обидного ни для самой чемпионки, ни для ее соперниц. Это вовсе не значит, что я собираюсь просто так распрощаться со своим титулом в следующем чемпионате мира, но надо быть реалисткой, особенно, когда предстоит играть в непредсказуемом «нокауте».
  – Вы не считаете, что «при наличии» Юдит Полгар, которая не играет с женщинами, титул чемпионки мира по шахматам в известной степени обесценился?
  – Конечно, это так. Но, как я уже говорила, не стоит придавать этому титулу какого-то сакрального значения, чемпионка мира – это победительница чемпионата мира. Не больше…
  – Нет ли у вас мысли вызвать Полгар на матч, чтобы определить кто сильнее?
  – Не думаю, что это очень удачная идея и это будет не совсем корректно. В качестве объективного фактора силы игры выступает рейтинг Эло, а он у Полгар за 2700! Но лично мне было бы очень интересно сыграть с Юдит если не матч, то хотя бы несколько партий…
  – Если позабыть о Юдит, можно смело сказать, что вы достигли в шахматах вершины. Чего бы вам хотелось добиться в них еще?
  – Всегда можно выбирать для себя новые цели. Для меня приоритетными остается – улучшение собственной игры, увеличение рейтинга… А, кроме того, хочется подольше защищать свой титул. Конечно, быть наверху по 15 лет, как раньше не получится, но все-таки.
  – А вам не хотелось бы качественно изменить ситуацию в женских шахматах?
  – Я была бы счастлива, если бы мне удалось повысить их престиж, а то в последнее время о нас, женщинах практически забыли – кроме чемпионата мира не осталось ни одного мало-мальски серьезно соревнования! Хотелось бы сделать так, чтобы лучшие шахматистки могли бы зарабатывать своей игрой, а не побираться и не думать о возможной смене профессии. Шахматы – это прекрасная игра, которую любят миллионы, однако сегодня она в глубоком кризисе, и мне, как чемпионке, хочется сделать что-то полезное для нашей игры.
  – Вы говорите «повысить рейтинг», «отстоять звание», при этом в последние годы вы играете довольно неровно – то очень хорошо, как в 2002-м, то неожиданно плохо, как в 2003-м. Отчего это зависит и хочется ли вам стабильности?
  – Каждый шахматист, в первую очередь стремится к стабильности… Несколько лет назад мне удалось выйти на новый уровень и за это говорят мои результаты в 2002 году. В прошлом же году у моих неудач были объективные причины – все свободное время я отдавала учебе, на шахматы просто не оставалось сил. Теперь я снова стала много заниматься, поставила перед собой новые, более высокие цели, и, как видите, пока все идет успешно. Стараюсь больше концентрироваться на игре, ни на что не отвлекаться во время турниров, но ни о каком прогнозируемом успехе говорить, конечно, нельзя – соперницы заряжены на результат не меньше моего, а от ошибок не застрахован никто. Мы не машины.
  Еще одна причина отдельных моих неудач – это повышенное внимание к моей персоне. После того как я стала чемпионкой Европы, все вокруг стали ждать от меня только побед – выдерживать такое давление весьма нелегко. Но теперь у меня уже есть определенный опыт.
  – Какую роль в вашей жизни играют шахматы, можете ли назвать себя фанатиком?
  – Я люблю шахматы, я люблю играть в турнирах, ездить по миру, во многом они определили мою сегодняшнюю жизнь, но назвать себя фанатиком, человеком, для которого существуют только шахматы, не могу. Признаться, мне трудно представить себя занимающейся день и ночь. В конце концов, жизнь намного богаче, чем 64 клетки черно-белой доски.
  – А представить свою жизнь без шахмат способны?
  – Гипотетический вопрос. Я отдала им столько лет, так что жизни, в которой у меня вообще не было шахмат, представить не могу. После интенсивных занятий или после неудачного турнира, случается, не хочется вообще прикасаться к ним, но проходит некоторое время, и я начинаю замечать, что чего-то в моей жизни не хватает. Не хватает шахмат…
  – Вы ведете жизнь шахматного профи, вам нравится постоянно быть «на колесах»?
  – В общем, да – я вижу много нового и интересного, знакомлюсь с большим количеством людей, играю много увлекательных партий. Как вы можете заметить, люблю посещать экзотические страны… Но иногда, конечно, бывает трудно. Все время новая обстановка – не успеваешь обжиться на каком-то месте, как снова надо ехать, таскать багаж. Все в жизни имеет свою лицевую и оборотную сторону: когда много мотаешься по миру, начинаешь особенно ценить семейный уют, домашний очаг. Поэтому, когда возвращаюсь в Софию, меня бывает не вытащить из дома или из компании старых друзей.
  – Могли бы представить себя несколько месяцев подряд сидящей дома?
  – Честно сказать, нет. Всю жизнь путешествую – уже привыкла…
  – А как вы отдыхаете, проводите свободное время?
  – Встречаюсь с друзьями, много гуляю, хожу в кино и на дискотеки. Чтобы держать себя в тонусе, стараюсь посещать фитнесс-клуб. Ну и, конечно, чаще бывать в кругу семьи, ведь мои родные и так видят меня слишком редко… Что еще? Слушаю музыку, очень много читаю… Без книг вообще не могу представить своей жизни. Книги самые разнообразные – могу читать научные издания по аутотренингу и психоанализу и одновременно – какой-нибудь триллер или, например, классику. На турнирах обычно предпочитаю легкое «чтиво».
  Мой папа – художник, естественно, люблю рисовать – в основном пишу портреты. Не равнодушна я и к животным, хотя мама против того, чтобы я завела дома кошку или собаку, она спрашивает: «А кто будет за ними ухаживать, когда тебя нет дома?!»
  – Вы любите встречи, новые знакомства. А вообще у вас много друзей?
  – Настоящих друзей не может быть много, в основном это мои сверстники, с которыми я знакома с самого детства. А просто знакомых у меня, конечно, очень много.
  – Есть ли друзья среди шахматистов?
  – Не думаю, что стоит делить людей на шахматистов и не шахматистов.
  – Задам вопрос иначе: много ли шахматистов помогают вам?
  – Если говорить о каком-то постоянном тренере, то могу назвать только своего отца… Он научил меня играть в шахматы, он отлично знает все мои сильные и слабые стороны. Пусть у него нет гроссмейстерского класса, но он помогает мне весьма квалифицировано.
  Что касается конкретных помощников на турнирах, то у меня их было несколько. Одно время мне много помогал Суат Аталик – с ним я выиграла Европу и была второй на Кубке мира. Мы с ним хорошие друзья, а это только помогает в работе. Володя Георгиев помогал мне в Элисте, но, надеюсь, мы сможем поработать еще в будущем. На самом деле отсутствие постоянного тренера или спарринг-партнера – это большая проблема, но не могу же я возить его с собой по всем турнирам, в которых играю. Это было бы очень накладно…
  – Кстати, какова роль в победе в Элисте вашего секунданта Владимира Георгиева?
  – О, очень велика! Он не только оказывал мне большую шахматную помощь, но и был тем человеком, с которым я могла общаться на протяжении всего турнира, он поддерживал меня, как друг и советчик. Благодарна президенту нашей федерации Василу Божкову, который помогает мне материально, и я смогла воспользоваться поддержкой Георгиева в Элисте. Пятнадцать дней – это большой срок, пройти в одиночку такой турнир было бы нереально.
  – Считаете ли себя работоспособной? И что больше нравится играть или заниматься?
  – В разное время хочется разного. Когда много занимаешься, так и тянет сесть за доску, а когда много играешь – хочется спокойно поанализировать, например, поискать какие-то новые направления в дебюте, причем сделать это не под тиканье часов!
  – Скажите тогда, а как можно стать чемпионкой мира, играя белыми 1.d4 и 2.Bg5?
  – Имеете в виду, что этого недостаточно для получения дебютного перевеса? Не знаю, что ответить на этот вопрос – у каждого свой дебютный репертуар. Играя подобным образом, мне удается ставить проблемы перед соперницами. С меня достаточно, надо быть практичной.
  – Но, если вы не получаете перевеса в дебюте, то в чем состоит ваша сила?
  – Мне кажется, я неплохо ориентируюсь в том, что происходит на доске, а, кроме того, я – боец, стараюсь из каждой ситуации извлечь максимальную пользу. Нисколько не боюсь ни равных, ни чуть худших позиций. В конце концов, все будет решаться непосредственно за шахматной доской – поэтому надо собраться и выложиться до конца. Как показал чемпионат в Элисте, такая тактика весьма хороша для «нокаута» – здесь не важно, каким цветом ты играешь, какая у тебя позиция… Если ты не хочешь вылететь, должна сделать для победы все!
  – Удается ли сохранить спокойствие во время игры, легко ли себя контролируете?
  – Да, это обязательное условие. Какой прок от знаний, если во время игры «теряешь голову» и перестаешь контролировать события, на доске?! Это я крепко усвоила с детства.
  – Кстати, расскажите, пожалуйста, о своих родителях…
  – Моя мама – врач-невролог, отец – художник. Кстати, он большой любитель шахмат, и как я уже говорила, именно он научил меня играть, а потом стал моим тренером. Помню, через несколько месяцев, когда мы с сестрой уже чего-то умели, он отвел нас в шахматный клуб – и мы обыграли там всех детей нашего возраста и даже тех, кто был постарше… Папа много сделал для меня: дал очень много ценных советов, дарил хорошие книги. Вы можете оценить его шахматный вкус, поскольку моей первой книгой стала «Моя система» Нимцовича.
  – Когда решили, что станете шахматным профессионалом?
  – У каждого игрока наступает момент, когда он начинает задумывается о том, что для него значат шахматы. Для меня он наступил в 13 лет, когда надо было выбирать между элитной школой и далее университетом и шахматами. Я выбрала то, что мне было больше по душе.
  – Никогда не жалели о том, что выбрали шахматы?
  – В последние годы, бывало, сожалела о сделанном выборе, ведь профессия шахматного профессионала – весьма малооплачиваемая. Тем более тяжело приходится шахматисткам.
  – Поэтому, наверное, в основном и играете в мужских турнирах?
  – Да. Помимо всего прочего, играть в них легче: там я не обязана побеждать, а в женских соревнованиях от меня ждут результата. Да и сама настраиваюсь соответственно.
  – Не думала, что мужчинам играть с тобой сложней еще и потому, что в течение нескольких часов они видят напротив себя симпатичную девушку?
  – Как мне кажется, это преувеличение – мужчины думают только о том, как бы победить!
  – А вот многие мужчины в Элисте болели в чемпионате за вас именно поэтому!
  – Я даже и не знала, что у меня было много поклонников! Если так, то большое им за это спасибо… Приятно, когда посторонние люди уделяют внимание, болеют за тебя.
  – У вас, кстати, есть шахматный кумир?
  – Сейчас – нет. В детстве меня восхищали партии Фишера и Капабланки.
  – Вы знакомы с Веселимом Топаловым? Приходилось встречались с ним за доской?
  – Веселина знаю с детства. Раньше мы много общались, сейчас же гораздо меньше, так большую часть времени он проводит в Испании. Играть же с ним, к сожалению, не довелось.
  – Да, Веселин редко бывает на родине, отказался даже играть за олимпийскую команду. О вас же в Болгарии, наверное, только и говорят! Представляете, как вас встретят?
  – Когда во время финального матча перезванивалась с мамой, она сказала, что интерес к нашему турниру большой и многие за меня болеют. Потому уверена: встреча будет очень радушной! Главное только чтобы не «перегнули палку», как два года назад, после чемпионата Европы. Тогда болгарские СМИ активно освещали это событие, но большинство журналистов интересовали вовсе не шахматы, а моя личная жизнь, какие-то скандалы, связанные с моим именем. Мне это активно не нравилось. Надеюсь, такого «негатива» не повторится…
  – Вас не смущает, что после победы в Элисте ваша жизнь никогда не будет прежней – вы вошли в когорту избранных, теперь будут следить за каждым вашим шагом?
  – Все в порядке. Не думаю, что эта победа помешает мне быть прежней: жить своей жизнью, делать то, что мне нравится. Конечно, теперь мне все время придется быть на виду, но… если не хотеть стать чемпионкой, для чего вообще играть в шахматы?