воскресенье, 17.12.2017
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Вишванатан АНАНД:
«Каспаров может спать спокойно»

  Трудно найти человека более спокойного и уравновешенного, чем Ананд. Такое чувство, что он живет в каком-то другом, аккуратно вылепленном непосредственно под него уютном мире, в котором всё течет в строгом соответствии с его мягким характером. Но стоит индийцу чем-нибудь действительно заинтересоваться, как с него точно спадает пелена отрешенности, всегдашняя полуулыбка и неторопливость жестов тут же пропадают, – Виши «включается», обстреливает собеседника захлебывающейся «ураганной» речью, бурно жестикулирует и сверкает глазами из-под стекол очков. А выплеснув наружу всё то, что хотел, снова переходит в режим энергосбережения. Точно так же Ананд поступает и в шахматах…

  Четкое осознание своих сегодняшних возможностей (а не возможностей вообще) позволяет ему «выныривать» практически из любой ситуации. Уж сколько в первых турах Вейк-ан-Зее говорилось о невнятной форме Виши, о том, что он, наверное, потерял мотивацию и пробивную силу, а он на одной воле, на желании выиграл три партии кряду, да и на финише, как ни странно, оказался единственным, кто составлял реальную конкуренцию Леко.
  Ананд с полным на то основанием мог по завершении турнира сказать: «Я сделал всё, что мог!» Не получилось? Ну, это смотря с какой стороны смотреть… Да, выигрывая два года подряд, психологически неприятно оказаться на втором месте, но, учитывая ужасную форму, лучшего завершения нельзя даже представить (у Крамника, тоже начавшего турнир с поражения белыми от прямого конкурента, хватило сил лишь для того, чтобы выйти в «плюс»). Однако же на финальном банкете на Виши не было лица. Он сидел, рассеянно глядя по сторонам, изредка обмениваясь репликами с Аруной и, скорее из вежливости, с остальными. Черт возьми, какой же боец! Хоть этого качества за индийцем упорно признавать не хотят, а человек реально расстроился оттого, что не смог в последнем туре обыграть черными аутсайдера и достать конкурента. Недоработал. И такое чувство, что в голове у Виши постоянно вертелись варианты, в которых он мог довести свой перевес до победы…
  Признаться, когда спрашивал Ананда об интервью, судорожно думал: о чем же мы будем говорить? Дело в том, что в последнее время он дал такое количество интервью русскоязычной прессе (в том числе несколько раз мне), что, казалось бы, избороздил все возможные темы для бесед (да к тому же Виши категорически не любит комментировать чужие решения). Тупик. Но в этот трудный момент Ананд, рассеянно глядя на меня, сам бросил «спасательный круг»: «Хочешь спросить, почему я так плохо играл здесь?» – «Скорее наоборот», – так же рассеянно ответил я. «Нельзя выигрывать все турниры, в которых участвуешь…» – вздохнул Виши. «Некоторым это удается!» Индиец вскинул брови, но ничуть не разозлился, только, вопрошающе глянув на диктофон, спросил: «Что ж, начнем?»


  – Начнем. Что вы чувствовали по ходу турнира и как оценивали свою форму?
  – Трудный вопрос для меня. Не могу сказать, что я был в хорошей форме, – об этом говорит качество моих партий, вернее количество ошибок, которые я в них допускал; достаточно назвать хотя бы три одноходовых зевка: с Леко, Свидлером и ван Вели. С другой стороны, не могу назвать свое состояние совсем уж отвратительным – тогда становится непонятно, как я занял второе место в столь сильном турнире. Не могли же все играть из рук вон?! И пока мне удается выкручиваться из таких переделок, это означает, что всё не так уж плохо.
  Некоторые партии в Вейк-ан-Зее заставили меня задуматься. Например, о технике реализации перевеса – надо будет поработать над этим компонентом: некоторые позиции, которые раньше довел бы до победы с закрытыми глазами, на этот раз не выигрывались…
  – Могли бы вспомнить свои ощущения после партии с Леко. Как случилось, что вы проиграли позицию, которую наверняка видели не первый раз в жизни?
  – Я был подавлен, у меня просто не было слов. Проиграть партию в один ход! Такого со мной давно не случалось. Леко – сильный шахматист, ему нельзя давать таких шансов, ничего удивительного, что он «прибил» меня. Что я чувствовал? Помню, было сильное желание доказать, что это всего лишь случайный эпизод. Иными словами, это поражение «разбудило» меня, и не будь его, возможно, я и не выиграл бы затем три партии подряд. Один шаг назад – три шага вперед: проигрывать всегда неприятно, однако я согласен с таким темпом.


Леко сменил Ананда на посту
победителя Вейк-ан-Зее
  – Два последних года вы побеждали в Вейк-ан-Зее. Перед стартом не было мысли постараться выиграть и в третий раз, частично повторив «подвиги» Каспарова?
  – Это хорошая идея, но подобные «планы» не для меня. Разумеется, я всегда стремлюсь к первому месту, но «готовить» себя к победе перед стартом было бы как-то странно. Такой турнир, как Вейк-ан-Зее, – это большая нагрузка, ведь примерно половина участников так же искренне рассчитывала на победу. Никто не удивился бы, стань победителем Крамник, Топалов, Адамс или, например, Морозевич. Чьи-то планы реализовались, чьи-то нет…
  Чтобы всерьез рассчитывать на победу, должны сойтись сразу несколько факторов: надо находиться в хорошей форме (по крайней мере не болеть, что весьма актуально в Вейк-ан-Зее), иметь свежие идеи в дебюте и, наконец, нужна удача. Без нее в таком турнире никак.
  Да, на этот раз не повезло: Леко подхватил у меня знамя, и Каспаров может спать спокойно (смеется). Ни об одном рекорде нельзя говорить, что он вечен, но я не вижу, кто в ближайшем или отдаленном будущем сможет выиграть десять супертурниров подряд, как это сделал Гарри несколько лет назад. С другой стороны, у меня нет никакого повода для расстройства: я стоял «–1», а в случае победы над Соколовым в последнем туре (у меня были определенные шансы, но я их упустил) разделил бы первое место с результатом «+4».
  – Весь прошлый год вы выигрывали один турнир за другим. Получили «Оскара» за 2003 год, скорее всего получите его и за 2004-й – люди стали говорить о вас, как о первом шахматисте мира. А что вы чувствуете сейчас, когда не сумели победить?
  – Как я уже сказал, нельзя выигрывать все турниры подряд. Мне нравится выигрывать, но о какой победе могла идти речь здесь, после такого «великолепного» старта? Я собрался и показал всё, что мог: выиграл приличную партию у Адамса, очень хотел победить Соколова, но он проявил редкую цепкость для человека, который до этого потерпел шесть поражений, а во время нашей партии отставал по времени на целый час. Чудеса случаются, но не всегда.


На любом турнире Виши
трудно представить без Аруны
  Что я чувствую? Ничего особенного не случилось. Ну, не выиграл я Вейк-ан-Зее, сейчас поеду в Линарес – там будет возможность «отреваншироваться», хотя, повторяю, я никогда не брал на себя обязательств выигрывать все соревнования, в которых принимаю участие.
  – Кстати, для многих так и остался секретом ваш неожиданный отказ играть в Линаресе в 2004 году. Говорят, вы не хотели портить себе настроение после победы…
  – Гм… Будем считать, что я не заслужил этого приглашения! (Смеется.) Если серьезно, я слишком много играл в 2003 году и решил сделать небольшой перерыв. Конечно, кто-то может сказать, что по сравнению, скажем, с Вейк-ан-Зее у меня не очень идет игра в Линаресе, но для меня это никогда не было серьезным «доводом», чтобы отказаться от какого-то турнира.
  – На что рассчитываете в Испании? В последние годы вы выиграли множество турниров, но ни разу не побеждали там, где вместе с вами играл Каспаров!
  – Я всегда считал Каспарова великим шахматистом, а результаты наших встреч именно в Линаресе плачевны для меня: я не выиграл там у него ни разу и умудрился проиграть даже в победном для меня турнире 1997 года. Отлично всё понимаю, но я не фаталист: почему бы не попытаться изменить ситуацию в этом году? Да, Каспаров блестяще показал себя на последнем чемпионате России («+5» в такой компании – отличный результат), но у меня тоже есть амбиции. О’кей, не хочу загадывать наперед и говорить, что я займу в Линаресе такое-то место; главное для меня – показывать интересную игру, показывать хорошие шахматы.
  Замечательно, если получится побороться за победу, но если я не опережу Каспарова, конец света для меня не наступит: Гарри традиционно хорошо чувствует себя в Линаресе – это для него главный турнир в году. Не следует сбрасывать со счетов и Леко: после победы в Вейк-ан-Зее его можно назвать реальным претендентом на победу в любом турнире!
  – Не считаете, что ваша «большая тройка» превратилась в «большую четверку»?
  – Я не могу разбрасываться такими оценками. Безусловно, Петер показал себя исключительно сильным бойцом, и я бы принял его в «клуб». С другой стороны, было бы интересно послушать, какое мнение на этот счет у Каспарова. Все эти «тройки», «четверки» достаточно условны, а за Леко говорят его результаты – он на равных сражался с Крамником, в течение нескольких лет один за другим выиграл все крупнейшие турниры.
  – Надо будет спросить у Гарри Кимовича… Кстати, а что вы думаете о его собственном письме? И разделяете ли его мнение: то, что такой шахматист сидит дома и не играет в турнирах, плохо не столько для него самого, сколько вообще для шахмат?
  – У меня нет комментариев. Рано или поздно Каспаров должен был устать ждать, так что здесь нет ничего удивительного. Что касается его неучастия в Вейк-ан-Зее, повторюсь: Каспаров – великий игрок, и очень жаль, что мы читаем его письма, а не смотрим его партии.
  – И последнее. Чего нам ждать от Ананда в этом году? Собираетесь ли и дальше радовать нас своими победами или у вас есть какие-то другие, не шахматные планы?
  – Больших планов нет: играть, показывать хорошую игру, как это делал два последних года. Я уже не в том возрасте, когда хочется что-то существенно менять в своей жизни. У меня есть семья, есть турниры, есть интерактивная шахматная школа в Индии – забот хватает.