понедельник, 25.10.2021
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Закрытие «пляжного» сезона

  «Дарю шутку, – с ухмылкой сказал корреспондент «Спорт-экспресса» Юрий Васильев. – Знаешь, в Вейк-ан-Зее живут такие здоровые люди, что в городе даже нет аптеки!» По всей видимости, к шахматистам это не относится: от несносных вечных сквозняков и ветра, который, случается, даже сдувает людей с тротуара, рано или поздно народ начинает болеть.

  Выбыла из турнира «C» Теа Босбём-Ланчава, слегли с температурой жена Леко и мама Карякина, а разговоры в пресс-центре ближе к концу всё чаще прерывались громкими чихами и раскатистым кашлем. Заболел даже я, хваставшийся своим прошлым «моржа» и тем, что ни разу не подхватывал простуду. Ха! Посидите-ка изо дня в день по нескольку часов в продуваемом всеми ветрами баре великолепного «De Moriaan», где любители с утра до поздней ночи гоняют блиц (пресс-центр заботливо закрывают ровно через час после окончания последней партии тура, получить же выход в интернет из гостиницы – для голландской деревеньки недостижимая роскошь), и вы тоже загрустите о своем некогда богатырском здоровье.
  К чему такое медицинское вступление – ведь турнир-то уже давно закончился? Да именно поэтому: ваш корреспондент, даже несколько перевыполнив свою программу по части интервью и фотографирования, слег на три дня с жестоким гриппом – и вы читаете эти строки только сейчас. Предусмотрительный Данаилов, когда договаривался с ним об интервью, заметил: «Только не в пресс-центре, там у вас настоящий рассадник болезней!»
  Ничего не поделаешь: цепная реакция. Поработали, пообщались, покашляли друг на друга – и разъехались по домам, с шеями, замотанными шарфами, с платочками у текущих носов.
  Признаться, меня поразила метаморфоза: с какой страстью рвался в Вейк-ан-Зее, как был очарован этим шахматным городком в первые дни – столь же тяжелая депрессия и нездоровье обрушились ближе к концу турнира. Вывод? Надо одеваться теплее (как это делал, например, Грищук, позировавший местному фотографу в ушанке) или брать с собой… секунданта!


  Но прежде чем перейти к самому турниру (его решающей части), несколько слов о «градообразующем» и в не меньшей степени «турнирообразующем» предприятии Вейк-ан-Зее – сталелитейном (и Бог весть еще каком) концерне «Corus».


  Красные флажки с его символикой понатыканы по всему городку с такой частотой, что кажется, будто находишься на первомайской демонстрации. Если же говорить про турнирный зал, там и вовсе всё красным-красно – хорошо еще, что сам «De Moriaan» носит традиционный гороховый наряд. Ну, а для тех, кто до конца не осознал, что такое «Corus», в шатре, где собирается основная зрительская масса, стоит металлический каркас авто с гордой надписью на табличке: «Powered by Corus».
  А стоит подняться повыше в горку, откуда видна полная панорама Вейк-ан-Зее, возникает ощущение, будто городок силой втиснут в узкое пространство, с трех сторон ограниченное трубами и цехами заводов, а с четвертой – Северным морем.
  Кстати, несмотря на обилие высоченных труб, обоняние не в силах распознать во вдыхаемом воздухе заводские выхлопы, отличить их от бриза. Как будто в цехах «Corus’а» варят не сталь, а какую-нибудь карамель, и белые клубы дыма, рельефно выделяющиеся на фоне серого неба, предназначены исключительно для того, чтобы составлять забавные фигурки на радость туристам…

  О чем бы еще рассказать, чтобы подогреть ваше нетерпение? Наверное, о людях, которые во многом определяют внутренний мир каждого соревнования, но, как правило, остаются за кадром. Пока их мужья и подопечные в свете софитов сражаются за шахматной доской, они тихонько ждут их в стороне. Да, конечно – я о секундантах, женах, подругах…
  Без них в Вейк-ан-Зее – смерть от скуки. И не случайно, наверное, победителем в турнире вышел тот, чья группа поддержки оказалась самой многочисленной. Жена и тесть Леко находились в пресс-центре «от звонка до звонка». Пока Петер крушил соперников на сцене.
  Когда Аршак был рядом, Софа подолгу о чем-то расспрашивала отца, а когда он на время уходил из комнаты или оказывался в обществе какого-нибудь старинного друга (например, Генны Сосонко), она меланхолично запускала руку в волосы и разглядывала позиции…
  Аруна Вишванатановна давно нашла для себя занятие, пока ее муж на сцене. Она не шибко разбирается в положении фигур на доске, редко когда смотрит в монитор и никогда не спрашивает у окружающих: как там стоит ее муж? Кажется, она полностью поглощена чтением – причем у нее в руках может оказаться как томик Шекспира, так и кровожадный детектив, – но стоит кому-нибудь о чем-нибудь спросить ее, Аруна тут же откладывает книгу, расплывается в улыбке и вступает в беседу. А как только Виши заканчивает свою партию, никого другого вокруг для нее уже не остается – прямо-таки идеальная пара.
  Вся в движении, в разговорах жена ван Вели, а вот мама Карякина почти все время около экрана монитора: смотрит за партией сына, читает новости, ведет обширную переписку… Но все они, такие разные – члены одного «клуба». И даже если в этот день их мужья или дети сражаются друг с другом, они будут так же мило общаться и слать улыбки друг другу!

  Любопытно, что «группа поддержки» Крамника – исключительно мужская: Карстен Хензель (один на двоих менеджер с Леко), Йозеф – крупный русско-немецкий бизнесмен, старающийся не пропускать турниры с участием Володи (вот и сейчас он приехал лишь на пару последних дней), и Бареев – секундант, который вполне мог бы и сам играть в этом турнире.

  Совсем иного рода отношения у журналистов, хотя они столь же милы и предупредительны друг к другу. Что ни говори, а они – прямые конкуренты: удача одного – это упущение для другого! Самая забавная картинка последнего дня турнира – столпотворение вокруг Аршака Петросяна. Все: Рошаль («64»), Васильев («СЭ»), Макарычева (НТВ+) и еще с десяток работников пера и топора подходили к тренеру Леко с одним и тем же вопросом-утверждением: «Аршак, ты понимаешь, что я должен быть первым?» Тот понимающе кивал: «Да-да, конечно!» Спас его только менеджер Петера – Хензель, который, многозначительно вынув из нагрудного кармана пронумерованный листок, сказал: «Кому требуется интервью с Леко, просьба записываться!» – и вставлял фамилии в получасовые интервалы.


  Два, наверное, самых известных западных шахматных журналиста – Дирк Ян тен Гейзендам («New in Chess») и Фредерик Фридель (ChessBase.com) – в этот момент и бровью не повели, плечом к плечу строчили репортажи для своих изданий (между прочим, наших партнеров). А третий «кит» пера – Дирк Полдауф («Schach») брал интервью у Топалова.
  О снимающей братии я здесь не заикаюсь. Каждый из нас (и я в том числе) жаждет запоминающихся кадров, но когда из-за фотографов, плотным кольцом окруживших столик, игрок не может пройти на свое рабочее место, право, встает извечный вопрос о курице и яйце. Так дипломатичной Юдит, в последнем туре игравшей со своим сиятельным соотечественником, чтобы оказаться-таки за одним столиком с Петером, пришлось идти в обход…

  И, наконец, третья группа соучастников действа, которой не нужно писать репортажи или искать удачный ракурс, – шахматные политики и организаторы, приехавшие на турнир единственно для того, чтобы встретиться там с игроками и другими организаторами.
  Именно в Вейк-ан-Зее собирал состав для Дортмунда Штефан Кот, вел переговоры с игроками организатор «фишеровского» фестиваля в Майнце Ханс-Вальтер Шмит. Прилетел в Голландию архитектор Пражских соглашений Ясер Сейраван и президент Ассоциации шахматных профессионалов Жоэль Лотье, исполнительный директор РШФ и «Аэрофлот-опена» Александр Бах. «По долгу службы» находились тут топ-менеджеры Хензель и Данаилов.


  Весьма богатая почва для разного рода переговоров и исторических решений. Иначе ради чего такой большой сбор?! Уж не изменения ли в мировой шахматной иерархии собирались обсуждать эти влиятельные господа: итоги Вейк-ан-Зее дали им пищу для размышлений…

  Действительно, кто хотя бы полгода назад мог предположить, что Петер Леко выдвинется на первые роли? То есть на самые первые! Большинство считало, что он будет трудным, но вполне «проходимым» соперником для Крамника и ставить его в один ряд с ним, с Каспаровым или Анандом преждевременно. Венгру пока не хватало стабильности, хотя уровень понимания шахмат вкупе с блестящей теоретической подготовкой делали его очень опасным, а за плечами были победы в Линаресе и Дортмунде. Не было одной – в Вейк-ан-Зее.
  После 12 напряженных туров, которые он преодолел буквально на одном дыхании (взяв, что предлагали соперники, и не подарив ничего сам), до нее оставался буквально один шаг. Даже полшага! Догнать Леко мог только разыгравшийся на финише Ананд, но, во-первых, в случае дележа Петер все равно оставался впереди (хоть в Голландии и не принято называть единоличного победителя, личная встреча кое-что да значит), а во-вторых, Виши надо было еще выиграть черными у Соколова. То, что Полгар не будет рвать жилы, было понятно…


  Так всё и получилось: Петер с Юдит быстренько разошлись миром – и Леко отправился на импровизированную пресс-конференцию, где под общий ропот одобрения поведал секреты своего взлета. А секретов, собственно, никаких и нет: надо много работать – не только за шахматной доской, но и в спортзале; стараться использовать свои шансы. А главное, не забивать себе голову «политикой»: чем меньше думаешь о возможности попасть в какой-то цикл, стать претендентом на что-то, тем лучше для твоих результатов!
  Против правды не попрешь, и Леко, взобравшийся практически на самую вершину пирамиды, продолжает смотреть вверх. Петер присматривается к новым вершинам: «Я не стремлюсь к званию чемпиона мира, как к высшему благу, но мне хотелось бы стать сильнейшим шахматистом мира и доказывать это результатами. Это – моя настоящая цель!»


  Ананд и Крамник в планы венгра отлично посвящены: в свое время оба перевернули шахматный мир под таким же лозунгом. Сейчас у них есть повод задуматься. По окончании церемонии закрытия Виши, который выигрывал турнир в Вейк-ан-Зее два последних года подряд, дипломатично притормозил перед лесенкой, предлагая победителю-05 первым спуститься со сцены. А перед финальным банкетом Крамник взял стул и на пару минут присел рядом со столиком Ананда, будто спрашивая: «Ну, как теперь будем жить, Виши?»
  Есть над чем задуматься, поскольку на закрытии Леко вел себя так, словно он каждый день берет первые призы в супертурнирах и выдает пространные речи с трибуны. В общем, Петер смотрелся! Когда показал пару фотографий Хензелю, тот только удовлетворенно цокнул языком: «Леко выглядит на трибуне, как настоящий политик!» Наверняка надолго запомнит эту церемонию и дама, которая вручала главный приз – видимо, очень дорогую брошь: под одобрительный ропот и аплодисменты Петер чмокнул ее в обе щеки.

А тут никакой подписи не надо, всё и так ясно. Счастливое семейство: Аршак, Софа и Петер.
  Победа Петера кажется настолько закономерной, что не так-то просто выбрать из двух с лишним дюжин участников Вейк-ан-Зее его будущего преемника…
Может быть, им станет юный Сергей Карякин, с блеском выигравший турнир «B»?


  Ни мэр Вейк-ан-Зее, ни главный организатор шахматного фестиваля, ни многочисленные гости, собравшиеся в последний день в шахматном шатре, ответа на этот вопрос не знали.

  А может, не стоит торопить время? Лучше просто расслабиться под звуки национального ансамбля. Через год в Вейк-ан-Зее будет новый турнир – страшно сказать, 68-й по счету! – и у него будут свои законы. Тогда и поговорим…



Продолжение следует...