понедельник, 25.10.2021
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Богатыри на распутье…

  Пограничник в амстердамском аэропорту оказался любителем шахмат. Стоило в ответ на дежурный вопрос: «Цель вашей поездки» – сказать волшебное слово «Вейк-ан-Зее», как он тут же расплылся в улыбке: «А-а, вы, наверное, шахматист?» – «Нет, журналист». – «Ну, как приедете на турнир, приободрите там наших!» – и смачно поставил штамп в паспорт.

  Что ни говорите, а Голландия остается самой шахматной страной Европы. Страной с традициями, заложенными еще в 30-х годах боготворимым по сей день Максом Эйве и продолженными Доннером, Сосонко, Тимманом, Пикетом, ван Вели… А сколько народу со всего света перебывало здесь в качестве шахматных паломников! Названия маленьких голландских городков, когда-то принимавших крупные турниры, до сих пор сидят в памяти: Гаага, Тилбург, Гронинген, Бевервейк – по ним можно легко изучать географию страны.
  Вейк-ан-Зее среди них занимает особое место. Здесь родина самого старого (пожалуй, лишь Гастингс вне конкуренции) и, что немаловажно, единственного ныне действующего голландского супертурнира. Это тем более удивительно, что даже на подробной карте Голландии вы с трудом найдете (если вообще найдете) населенный пункт с таким названием. Достаточно сказать, что на поезде туда вы не доедете – только на перекладных: сперва от аэропорта до центрального вокзала Амстердама, оттуда полчаса на поезде до Бевервейка, потом на автобусе №59 – и дальше пешком, в зависимости от того, в какую гостиницу вас занесет.
  По мере приближения к пункту назначения окружающая обстановка как-то мельчает. Дома становятся ниже и «деревянней», автомобили заменяются велосипедами и мотороллерами (рядом с железнодорожной станцией Бевервейка – настоящий велопарк), постепенно из поля зрения исчезают деревья… В конце концов вы оказываетесь на продуваемом всеми ветрами зеленом плато с бесконечной, уходящей куда-то за горизонт кромкой пляжа у негостеприимного зимнего моря. Скудный пейзаж дополняется криками вечно голодных чаек.
  Это и есть Вейк-ан-Зее. Ночью из окон автобуса было видно не так много, но как только он пересек черту города – окрестности как-то враз переменились, и я попал в иной мир. То тут, то там в витринах магазинов мелькали черно-белые композиции, на стенах горели гирлянды фонариков, изображавших шахматные фигурки, а освещенный прожекторами зал, в котором проходит сам турнир, показался самым большим в Вейк-ан-Зее. В поисках своей гостиницы, проходя мимо ресторанчиков, впервые в жизни увидел необычное зрелище: множество пар, за поздним ужином или за кружкой пива, склонившихся над шахматными досками…
  С утра мираж не рассеялся. В ресторане за завтраком все постояльцы, в которых никак не чувствовалось большой шахматной силы, только и говорили, что о невыносимой политике ФИДЕ, заявлении Каспарова и о текущем положении дел в турнире «А». Вышел на улицу – та же картина: нет, под машину, анализируя позицию на карманных шахматах, никто не попадает (тут и машин-то практически нет), зато многие прохожие присутствуют как-то условно, точно не могут мысленно оторваться от каких-то анализов. Прямо какая-то «шахматная лихорадка»! И дело происходит не в 1925 году в Москве, а уже в XXI веке, в Вейк-ан-Зее…
  Найти игровой зал при свете дня оказалось просто: достаточно было присоединиться к любой процессии – и спустя некоторое время она вывела под красные знамена «Corus». В первом приближении спортзал «De Moriaan» не казался чем-то особенным: обычный белый ангар, перед которым на ветру полыхают флаги стран участников турнира, но стоило войти внутрь… как тут же ощутил себя былинным богатырем на распутье. Налево пойдешь – в шумный зал попадешь, где под аккомпанемент радиолы, веселых тостов и стучащих друг о друга пивных бокалов сидят самые обыкновенные любители; для тех из них, кому интересно, что творится в этот момент на досках, – через дорогу есть специальный ангар, в котором ежедневно кто-то из гроссмейстеров с эстрады знакомит собравшихся, а их набирается человек под 300, с партиями двух главных турниров. Прямо пойдешь – и окажешься в главном игровом зале. Каждый из нас, наверное, видел этот кадр, на котором сотни шахматистов творят, сидя спина к спине, но я и представить себе не мог, как величественно это выглядит живьем; а шахматисты, оказывается, сидят даже на том самом балкончике, с которого открывается слава Вейк-ан-Зее. Направо пойдешь (если, конечно, есть аккредитация – иначе не откроется дверь!) – в святая святых попадешь: в длинный коридор, ведущий в пресс-центр и комнату для участников турниров «А» и «B». Простые смертные, не имеющие туда доступа, разглядывают великих сквозь широкие «бойницы», разделяющие два зала.
  Опять же, много лет подряд изучая фотографии из Вейк-ан-Зее, складывалось впечатление, что элита ютится на каком-то узком пятачке, прижатая к рекламным плакатам широкими шахматными массами. На деле оказалось, что места у них хоть отбавляй, – уместилась бы целая баскетбольная площадка (о чем красноречиво говорят корзины, висящие с обеих сторон зала поверх шведских стенок), да еще и для зрителей место осталось бы. Участники главного турнира играют на небольшом возвышении, напротив каждого (между «бойницами») располагается большая электронная доска, так что зрители, находящиеся по ту сторону баррикад, могут разглядывать как самих игроков, так и положение на их досках. Наблюдать за игроками турнира «B» еще проще: они восседают буквально в метре от зрителей.
  Демократичность вообще в крови у организаторов Вейк-ан-Зее. Так, например, верхнюю одежду все участники оставляют на одной, самой обыкновенной спортивной вешалке (вспомните детство и уроки физкультуры: крючочки, вбитые в стену, а под ней – длиннющая скамейка). Один на всех чайник и холодильник с напитками. Одно на всех начало тура, когда под звуки фанфар объявляются именинники, а также победитель конкурса на лучшую партию тура (его определяет специальное жюри, а карман номинанта, показывающего свое творение журналистам в пресс-центре, становится толще на 250 евро).
  Наверное, поэтому элитные гроссмейстеры здесь доступны, как нигде в другом месте. Простой любитель, подошедший к своему кумиру с просьбой об автографе или совместной фотографии, редко когда получает отказ. Кто знает, может, именно в этом лежит разгадка главной тайны Вейк-ан-Зее. Какая, спросите, тайна? Дело в том, что в зале стоит почти полная, сюрреалистическая для огромного шахматного турнира тишина, хотя по нему постоянно дефилируют, переговариваясь на ходу, десятки игроков, а у стены располагается барная стойка, у которой ведется бойкая торговля. То ли судьи в фирменных свитерах так эффективно прикладывают палец к губам (за пределами зала «молчаливые» шахматисты тут же включают децибелы, и в холле стоит настоящий гвалт), то ли стены так здорово поглощают шум?!
  Добавьте ко всему этому еще и увлекательнейший сюжет самого турнира и вы поймете, почему все гроссмейстеры так любят Вейк-ан-Зее. Эх, Каспарова бы еще сюда…


* * *


  Дремлет притихший северный город, низкое небо над головой... Э-э, нет, это я не про Питер – про Вейк-ан-Зее.


  Да и крейсера «Аврора» здесь не сыщешь – только проплывающие время от времени паромы: до Англии отсюда рукой подать, вот они и курсируют на рейде. А посмотришь в другую сторону – и кажется, будто попал в Исландию и из окрестных скал бьют горячие гейзеры. Но нет здесь ни скал, ни гейзеров...

  Зато много велосипедов (это тот самый велопарк в Бевервейке). А в амстердамском аэропорту вас встречают такие вот симпатичные ребята. Нос провалился, в глазах муть. Уж не предупреждение ли для несдержанных туристов?

  В Вейк-ан-Зее ни о чем таком не думаешь... Это крохотный и спокойный городок в старинном голландском стиле.


  Как и заведено, церковь и ратуша – самые высокие здания в городе. А стены 99% домов, разумеется, выложены грубым красным кирпичом. Прям как в домике Петра I, деревянные стены которого разрисованы в бурую клеточку.

  А вот и следы шахматной горячки: «специальный шахматный обед» (до трех дня) всего за 10 евро и шахматные массы, пешком и на велосипедах дружно направляющиеся в сторону спортзала «De Moriaan».

  А вот, наконец, и сам зал с галереей национальных флагов по главной улице Вейк-ан-Зее. И шахматный пятачок с «растяжкой» на заднем плане, на котором так любят фотографироваться все участники и гости фестиваля.

  У входа вас встречают «Мыслитель», книжная лавка и табличка на двери, сообщающая, что вход с собаками сюда воспрещен (весьма актуальная, поскольку собак в домах Вейк-ан-Зее, наверное, не меньше, чем самих жителей).

  Налево пойдешь – в бар попадешь. Хорошенькая постановка вопроса... Популярного местного пива «Grolsсh» я пока так и не попробовал. Ну, ничего, еще будет выходной – и мы это дело исправим.

  Тот самый шатер на 300 мест, где с помощью микрофона и магнитных досок публику приобщают к прекрасному...

  ...И она сидит, не шелохнувшись, по нескольку часов, лишь изредка прикладываясь к пиву или к чашке горячего чая.

  А вот та самая, известная всем картинка главного зала Вейк-ан-Зее, где спиной к спине сидят сотни шахматистов.


  Вот другая – которую, наверное, не видел никто. Думаю, будь такая возможность, организаторы подвесили бы балкончики по всему периметру зала и усадили бы шахматистов и туда... От внешнего мира главный зал отделен стеной нарезанного полосами плотного полиэтилена, который на удивление эффективно гасит все посторонние шумы из холла.

  Прямо в зале бар, в котором можно купить сэндвич, кофе, сок или... знаменитый гороховый суп (об этом супе я еще расскажу вам). Прямо за баром – «амбразуры», сквозь которые любители и наблюдают за главными турнирами.

  Святая святых Вейк-ан-Зее – площадка турниров «A» и «B». Сюда разрешен доступ лишь игрокам и судьям. Господ журналистов выгоняют по истечении отведенных для съемки пяти минут и больше не пускают до конца тура.


  Орнамент «задника» незамысловат, но симпатичен. А барельеф при входе говорит о том, что шахматы – далеко не единственное предназначение этого зала: здесь тебе и кегли, и карты, и «два ствола»...

  Перед вами, по любимому выражению голландского судьи Герта Гийссена, «privacy territory» – место, куда не должен падать взгляд постороннего: раздевалка и пункт питания участников. Как видите, демократичней некуда!

  Наконец, каждодневное шоу для журналистов: победитель саморучно комментирует партию, признанную лучшей в туре. В день моего появления в Вейк-ан-Зее «у доски» был Морозевич. Надеюсь, его лекции станут постоянными!



Продолжение следует...