среда, 17.04.2024
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Всему свой черед...

  Заблуждается тот, кто считает, что на крупных соревнованиях настоящая работа начинается с первым ходом в партии. Для того чтобы все прошло без сучка и задоринки, все были довольны – гости, журналисты и просто зрители могли наслаждаться шоу, надо постараться...

  Когда в день партии я к 11 утра прихожу в Centro Dannemann, там уже полно народу, занятых на организации матча. Проводят какие-то заседания, проверяют технику, наводят последний марафет. Около 12 берутся за работу повара – и начинают действовать всем на желудок. Где-то к часу дня появляются судьи. Их, прямо как в футболе, трое: швейцарец Маркус Анст, Анджей Филипович из Польши и Альберт Вассе из Голландии. За ними – комментаторы матча Артур Юсупов и Хельмут Пфлегер. Постепенно заполняется пресс-центр (ближе к концу журналистов становится все больше, пришлось даже оборудовать еще один зал), а где-то к двум начинают подтягиваться первые зрители. Примерно половина из них оправляется в зал дожидаться появления «матадоров», другая – идет прямиком в ресторан, где в шумной компании под пиво и хороший бифштекс будет наблюдать за развитием событий на доске по большому монитору… И вот, где-то минут за 10, прибывают сами участники.



<-- Ж.Лотье и А.Филипович  Р.Пьерантогети и Ж.Верице -->
  Это какое-то швейцарское ноу-хау или же желание самих Крамника с Леко, но тут в Centro Dannemann у них одна на двоих комната отдыха, один на двоих диван, один на двоих, извините, туалет. И, вполне может случиться, что если один из них в ожидании хода засидится там, а другой, сделав ход, тут же решит уйти со сцены, они встретятся. В комнатке, конечно!

  До пуска часов остается минут пять, последние приготовления закончены. И тут директор матча Жоэль Лотье берет в руки микрофон, выходит на середину сцены и хорошо поставленным голосом по-английски (а мог бы и по-французски, по-немецки или по-итальянски – что публике понравится) начинает рассказывать о положении в матче. О том, например, почему Крамник не смог одолеть Леко в 10-й партии и чего мы можем ожидать от этой…
  Затем в зале гаснет свет и Жоэль, точно боксерский глашатай на ринге, растягивая слова, объявляет: «А теперь, дамы и господа, перед вами чемпион мира, Вла-ади-ими-ир Кра-а-амник!» – и прожектор выхватывает из темноты фигуру Крамника, стремительно направляющегося к сцене. Тот рассеяно пробегается взглядом по лицам, пожимает руку директору, садится за столик, приступает к сложной процедуре заполнения бланка (плюс к тому же Володя минуты две, наверное, из-за волнения, из внутреннего кармана пиджака не мог извлечь ручку) и тут же попадает под массированный обстрел теле- и фотокамер.
  Итак, Крамник на месте! Тут Лотье делает хорошую театральную паузу, свет снова гаснет, и не менее зычно произносит: «Мы приглашаем претендента, Пи-итэ-эра Ле-еко-о-о!» – прожектор шарит по задней стенке зала и никого не обнаруживает… Минута-другая проходит в замешательстве (Крамник все пытается извлечь из кармана эту чертову ручку), свет в зале медленно начинает зажигаться, а Леко все нет. И вот, наконец-то, он в сопровождении своего менеджера (и менеджера Крамника тоже!) Карстена Хэнзеля появляется в зале.
  С легкостью запрыгивает на сцену, подходит к столику и протягивает руку сопернику – и в этот момент время едва ли не останавливается. Пространство в несколько квадратных метров, на котором уместились два шахматиста и несколько десятков репортеров заполнено жуткой энергетикой: безостановочно щелкают затворы фотокамер, от блицев слепит глаза – все внимание на две руки, разрезающие пространство и сходящиеся где-то над полем e4.

  Рукопожатие состоялось, и нервный тонус медленно спадает: Крамник, чуть откинувшись на спинку стула, рассеянно смотрит, как его соперник с редкой дотошностью заполняет свой бланк, пробегается пальцами по фигурам – и, к восторгу, ни на секунду не прекращающих своей работы репортеров, двигает вперед ферзевую пешку. Все, партия началась!


  А осада сцены продолжается: фотографы и операторы, словно в толкучке метро, наваливаясь друг друга, извиваясь и занимая совсем уж немыслимые позы, стремятся отыскать тот единственный ракурс, достойный величия момента: как же, матч за корону! Под общую фото-истерию подпадает даже благообразный, седенький главный арбитр, что как нашкодивший школьник, незаметно из-за спины вынимает маленький аппаратик, и с лихорадочной быстротой начинает делать кадр за кадром. И сперва даже не понимает, что происходит, когда другой арбитр по прошествии пяти минут после начала, разрешенных для съемки со вспышкой, начинает его, как и прочих репортеров, мягко, но весьма настойчиво выдворять со сцены.

  Еще пара минут легкой суматохи – и Крамник с Леко, а также зрители в зале могут спокойно вздохнуть, принять непринужденные позы – игра началась. В зале достаточно темно, только сцену освещают мощные лампы, а по бокам у проходов стоят маленькие «светлячки». По краям – несколько больших мониторов с позицией (один из них – прямо над столиком), а в конце зала будка, из которой Юсупов и Пфлегер рассказывают зрителям (на входе можно взять наушники) о происходящем в партии. Интересно, что перед гроссмейстерами стоит один лишь монитор с позицией – никаких там баз данных или подключенных «фрицев»!

  Прошло минут 15, все успокоилось – теперь можно с чистой совестью подкрасться к сцене из зрительного зала и, не переступая черты, охраняемой судьями, снимать (без вспышки) сколько душе угодно. А если надоест смотреть на не меняющуюся картину и вовсе отчалить из зала.

  В Centro Dannemann в этот момент происходят не менее интересные вещи. Например, вы когда-нибудь видели, как ручками катается настоящая кубинск… ой, бразильская сигара? О, нет – это не Женуария из первого показанного в Союзе бразильского сериала о рабыне Изауре. Вполне цивилизованная дама, говорящая сразу не нескольких языках.

  Оказывается, наблюдая за «сигародельем» можно легко проворонить окончание партии… Едва псевдо-Женуария скатала вторую сигарку и аккуратно положила ее в коробочку, пронесся слух, что вот-вот будет подписано мирное соглашение в 11-й партии: позиция повторилась уже дважды. Вбегаю в зал: глаза не обманывают: Леко в одиночестве сидит за столиком и обдумывает, повторять ли ему позицию еще раз, теряя очередной белый цвет? Наконец – через 40(!) минут – он делает-таки свой выбор. И уходит. Крамник возвращается из комнаты отдыха, быстро делает ответный ход – и тут же быстро уходит…


  На сцене никого вообще нет – соперники находятся в общей комнате отдыха! Часы Леко продолжают идти…


  Проходит одна минута, другая, третья… В зале уже начинают тихонько хихикать. Наконец, Леко (чуть впереди – все-таки сейчас его очередь хода) и Крамник выходят, направляются на сцену. Едва добравшись до столика, они пожимают руки – ничья.

  Из зала по-немецки отчетливо несется недовольный возглас зрителя: «И это все?» Но соперники уже обмениваются впечатлениями о только что сыгранной партии. Леко при этом озабочен, а Крамник всем своим видом показывает, что доволен ничейным итогом партии.

  Бланки подписаны, соперники с облегчением встают из-за столика – и тут же, перед первым вопросом пресс-конференции, принимают угрюмый вид: теперь ведь надо как-то объяснить недовольным зрителям произошедшее в партии! И очередную короткую ничью…

  Леко, очевидно, было обидно, что все так закончилось, и он, глядя в стол, стал монотонно объяснять, почему партия так быстро завершилась вничью. А «в компенсацию» за то, что не сумел ничего показать за доской, даже рассказал о несостоявшемся усилении, которое заготовил по сравнению с партией Тимман – Крамник из последнего Вейк-ан-Зее. Крамник, который выглядел значительно лучше, чем на предыдущей пресс-конференции, рассуждать о партии пространно не стал. Добавил только, что, несмотря на положение в матче не собирается играть против логики – и если позиция ничейна, то, даже отставая в счете бессмысленно пытаться играть ее на выигрыш. Так можно только проиграть. И добавил, что эта ничья полностью вписывается в его стратегию на оставшуюся часть матча: мол, у него есть два белых цвета – вот в них он и поборется за победу… Очень, знаете ли, хотелось бы!

  «Отдуваться» за Крамника и Леко пришлось Лотье и Юсупову, которые подробно и весело прокомментировали ход 11-й партии, а также вашему покорному слуге, которому, насколько возможно, пришлось компенсировать отсутствие фронта работ для нашего комментатора, Шипова. (Сергей даже попросил убрать с главной страницы словосочетание «подробный комментарий».) Что ж, будем надеяться, что оставшиеся три партии подарят нам больше положительных эмоций…

Продолжение следует...