среда, 15.07.2020
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Александр ХАЛИФМАН:
«Профессионалом себя все равно не ощущаю»

  Помните историю прошлого года? Тогда из-за неразберихи с количеством участников в суперфинале чемпионата России экс-чемпиона мира Александра Валерьевича Халифмана несколько раз бросало из огня да в полымя: играет – не играет, снова играет – и, в конце концов, все-таки не играет. Он занял тогда 4-е место в питерском полуфинале, поставив себя в самое начало «кандидатского списка», но так и не поймал свою птицу удачи (а число участников суперфинала менялось трижды, остановившись на странной цифре 11).

  Другой бы после такого удара по самолюбию (особенно когда за спиной у тебя не одна яркая победа), наверное, сгоряча закончил карьеру: 38 лет – не тот возраст, когда запросто можно пропускать турниры 18-й категории. Однако Халифману не привыкать – он в своей шахматной жизни повидал всякого. И в Казань теперь поехал, что называется, «на общих основаниях», но, вполне вероятно, с особым настроением… Иначе не стал бы биться почти в каждой партии «до голых королей» и не пошел бы ва-банк в последнем туре, когда ничья (соперник был согласен в любой момент) автоматом выводила его в число суперфиналистов!
  Э, нет – он хотел что-то доказать, хотя и не признаётся в этом… Себе ли, окружающим – не так важно. И доказал! В который уже раз вернув себя из «живых классиков», лучшие произведения которых пылятся на полках нашей памяти, в действующие шахматисты.


  – С какими мыслями выходил на последнюю партию с Волковым? Вроде бы главная задача – выход в суперфинал была выполнена, и практически все считали: партии на двух первых столиках долго не продолжатся. А тут вдруг…
  – Наверное, у меня были хорошие учителя! Я никого не осуждаю: «Другое поколение – другие дела», как пел Гребенщиков. Один из этих учителей, которому я обязан очень многим в своем понимании мира и шахмат, Алексей Ермолинский, как-то сказал мне: «В любом турнире “считается” только первое место! А всё остальное, брат, так – ерунда…»
  И тут в Казани, помимо денег и призов, для меня было важно занять первое место. Бог с ними, с дополнительными показателями: Евгений Ильгизович Бареев – классный шахматист, не самая плохая компания, и то, что я проиграл ему очко Бухгольца, не особо важно. Считаю, что в этом турнире я занял первое место! Что же касается минимальной спортивной задачи, как то – выход в суперфинал, может быть, для молодых это было приоритетным. Я же поиграл и в финалах чемпионатов СССР, и чемпионаты России выигрывал – что я там не видел. Не скрою, было желание «пойти в общем строю», но в конце концов удалось заставить себя стать самостоятельным и играть в свои шахматы. И, по-моему, – уж не знаю, что скажет «Фриц», – очень неплохие шахматы. Да, черными было бы труднее, но… сам принцип: если есть шансы, борись за первое место до конца – он в жизни базовый.
  – Честно сказать, думал, что ты так хотел занять первое место в этом турнире по другой причине: после прошлогоднего фарса доказать, чего ты стоишь!
  – Во-первых, после прошлогодней истории у меня не появилось никаких комплексов. Во-вторых, не буду повторять, что любая система отбора несовершенна и что я ничуть не слабее того или иного шахматиста, который попал в суперфинал-2004. Это не столь важно.
  Мне было просто интересно играть в этом турнире, стараться занять в нем первое место. Никаких предысторий: в прошлом году было одно, сейчас – совершенно другое.
  – Показалось, что ты не выложился тут на все сто – и все равно достиг успеха.
  – А как считать: выложился я или нет? Могу сказать, что я боролся в каждой партии, – за исключением тех редких ничьих, когда не находил в себе сил отказаться. А в партии с Ластиным не надо было выкладываться? А в следующей, с Инаркиевым? А в двух предыдущих – с Бочаровым и Чупровым, в каждой из которых я провел за доской часов по шесть? Ничто легко не дается, и если уж мне где-то и повезло – жребий вывел на Волкова белыми в последнем туре, – поверь, всё это потом и кровью. В конце концов, если бы было так просто обыгрывать человека по заказу белыми, то это уже были бы какие-то другие шахматы!
  – Что стало главным сюрпризом?
  – Наверное, не надо об этом – мы хорошие друзья, но… явно не соответствующий его силе и классу результат показал Сакаев. Не буду гадать, кого из попавших в финал (все они достойные, приличные шахматисты) Костя вытеснил бы, если бы сыграл в свою силу, но его место было явно в семерке – он один из сильнейших шахматистов России. Но «не срослось».
  – А меня вот что поразило: за два тура до финиша в лидирующую группу входили 17 из 20 обладателей наивысших рейтингов и только один человек из «низов»!
  – Это говорит только о том, что рейтинги что-то да значат. Не на пустом же месте они «нарисованы» и произошли не по требованию Верховного политкорректного суда…
  – Какие общие выводы можно сделать по итогам этого чемпионата? Неудивительно ли, что впереди оказались два самых «бывалых» гроссмейстера?!
  – А это говорит о том, что старшее поколение, видимо, рановато списывать со счетов. Я с большим уважением отношусь к нашей бурно растущей молодежи, но есть какие-то вещи в шахматах, которые они еще не поняли. Им еще надо учиться, в том числе, наверное, и у нас.
  – Кто-нибудь из молодых произвел на тебя впечатление?
  – Большинство людей – и молодых, и старых – сыграло в свою силу. Если же так хочется, чтобы я назвал фамилии, то… у саратовского юноши Томашевского есть данные. Школы нет, но есть талант и желание добиться успеха. Дай Бог, чтобы они у него сохранились.
  – Кроме Томашевского никто больше не показался?
  – Честное слово, здесь в Казани, за исключением его, я не заметил, чтобы кто-то из ребят серьезно «выстрелил». Однако говорить, что у нас нет серьезных талантов, категорически не стану – их просто сразу пытаются забрасывать на «большую глубину». Вот, пожалуйста: Ильдар Хайруллин, Никита Витюгов… Я готов конкретно «обработать» таблицу и официально заявить: «Панику прекратить, не оскудела на таланты земля русская!» У нас хватает перспективных ребят – другой вопрос, как с ними работать, как их готовить.

Халифман бросает вызов Волкову. А, может, судьбе?
  Самый простой пример – Инаркиев. Ведь ему еще нет и 20, а он здесь, пока не наткнулся на старого пня (это Саша, разумеется, о себе. – Е.А.), шел очень хорошо! Всё у него есть: и счет, и фантазия, и понимание, но… как бы сказать, ему б не в Элисту, а в Питер или в Москву надо было! Там ему показали бы, что есть и другие шахматы кроме киргизских (а это уже о нынешнем тренере Эрнесто – Юртаеве, которого все всегда звали только «киргиз». – Е.А.), – нельзя играть только остро-тактически. Эрнестиньо – замечательный талант, и спортивные качества колоссальные, а школы (широко разводит руками) никакой…
  – Вернемся к тебе! Суперфинал станет каким-то особенным, показательным турниром? И, главное, хватит ли у тебя сил, мотивации, чтобы сыграть на максимуме?
  – Там будут серьезные ребята. Не хочется стать предметом, на котором набирают очки, учитывая, что я все-таки очень пожилой. Не в первый уже раз – есть опыт становиться старейшим участником турнира, но опыт, так скажем, непривычный. Буду разрабатывать стратегию, смотреть, какие «плюсы» можно получить из моего необычного положения.
  – В чем лично для тебя выражается «проблема возраста»? В конце концов, гроссмейстеру Халифману еще не 70 с лишним лет, как Корчному…
  – Корчной – это феномен (тут мы даже ничего обсуждать не будем). Ни на его, ни на каком-либо другом месте я себя не представляю. В конце концов, понятно, что сегодня Виктор Львович – не профессиональный игрок, у него хватает дел и помимо шахмат. У меня же других статей дохода нет – вернее, до последнего времени не было. Есть школа, книги, которые, тьфу-тьфу (стучит по столу), пользуются успехом. Я же мужчина, я должен достойно содержать семью, и буду заниматься тем, что поможет с этим справляться.
  – Иными словами, отправляясь на какой-то очередной турнир, думаешь о том, как бы заработать, или… едешь потому, что всё еще любишь эту игру?
  – А нельзя и то и другое? Грубо говоря, я сейчас меньше занимаюсь шахматами, потому что знаю и другие способы, как могу заработать деньги. В шахматы же играю (пусть менее профессионально, чем в былые годы), потому что люблю эту игру. Пойдет?
  – Последние годы – со времени, предшествовавшем Лас-Вегасу, – ты стал говорить, что не чувствуешь в себе желания быть профессиональным шахматистом и «завязываешь». Но с тех пор прошло шесть лет, а ты всё еще играешь и выигрываешь…
  – Тогда, в 99-м, в этом была доля лукавства, неудовлетворенности своей профессиональной судьбой… Теперь я всем доволен и реально понимаю, что настало время тех, кому лет 20–25, – от меня никаких «всплесков» ожидать, пожалуйста, не надо. В Казани я просто сыграл в свою силу, признаться, мне очень хотелось выступить как можно лучше.
  Я не Гарри Кимович и не буду делать каких-то широковещательных заявлений (они никому и не нужны) – окончательно бросать турнирные шахматы не собираюсь, но… это уже не мое время. Рад, что получился хороший турнир, – я сам получил удовольствие. Но профессионалом себя все равно не ощущаю, хотя для игры в суперфинале России придется на несколько месяцев им стать.