среда, 15.07.2020
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Евгений БАРЕЕВ:
«Готовлю себе плацдармы для отступления»

  Евгений Бареев – чемпион России. Пускай и неофициальный, не имеет значения – РШФ для чего-то сделала всё, чтобы считать «высшую лигу» в Казани исключительно отборочным мероприятием к московскому суперфиналу. Кто бы мог представить, что один из сильнейших на протяжении последних десяти лет шахматистов страны покорит эту вершину на 39-м году жизни, потихоньку уже прощаясь с большими шахматами. Да еще в острейшем поединке коэффициентов со своим сверстником – Халифманом, шутя оставив за спиной десятки молодых и перспективных гроссмейстеров, которые, по идее, пришли ему на смену.

  В Казань Бареев ехал за первым местом. Не только как Эло-фаворит, но и как шахматист, для которого после длинной череды неудач наступила мучительная пора определиться, по какую сторону баррикад он теперь находится. Был и еще один момент – в Татарстане Евгений Ильгизович почти что свой: и родился по соседству – в маленьком Еманжелинске, что в Челябинской области, и корни имеет самые что ни на есть татарские. Да там министр спорта, кстати, серьезно переживающий за шахматы, почти его однофамилец – Бариев!
  И завоевал первое место, хотя после трех туров, когда поражение отшвырнуло его метров на сто от первого столика, в это слабо верилось. Здесь, в который уже раз, проявилась его холодная уверенность в своих силах, умение оставаться спокойным и объективным в моменты, когда даже у зрителей голова шла кругом. С каждым днем он поднимался всё выше, пока в предпоследнем туре не добрался наконец до поста №1 – а в последнем без малейших сомнений ввязался в драку, совсем не думая, что может принести ему победа. Сама безупречность…


  – Какую задачу ставил перед собой в этом турнире и добился ли того, чего хотел?
  – Еще на пресс-конференции перед началом турнира честно сообщил местным журналистам, что хочу занять первое место и другой задачи перед собой не ставлю. Можно сказать, что я ее выполнил, хотя окажись мой коэффициент хуже, чем у Халифмана, первое место в дележе меня тоже вполне устроило бы.
  – Было принципиально важно выиграть этот турнир?
  – В Казани мне было принципиально важно найти свою игру – это была первоочередная задача. Без «игры» победить в таком турнире невозможно.
  – А куда она делась и, что значительно интересней, как она нашлась?
  – Ну, не могу же я накануне суперфинала делиться со всеми профессиональными секретами – соперники возьмут их «на карандаш» и с легкостью меня нейтрализуют.
  – Хотеть стать первым и действительно победить – разные вещи. Что помогло осуществить задуманное?
  – У меня есть опыт, а перед турниром удалось еще хорошо поработать и отдохнуть. Сплав всех этих компонентов и дал хороший итоговый результат.
  – Сразу удалось настроиться на нужную волну?
  – На самом деле мне очень помогло поражение в третьем туре. Перед той партией я хотел только выиграть, а Кобалия заставил к желанию прибавить еще и полную мобилизацию.
  – Проигрыш белыми после столь уверенного старта стал ударом?
  – Да что там – настоящим шоком. После этого я ночь не спал…
  – Поражение было следствием сильной игры соперника или собственных ошибок?
  – Я играл белыми, а белыми просто так не проиграешь – надо много для этого сделать. Будем объективными: я неприлично много ошибался в этой партии. Было досадно…
  – В тот момент не ощущал паники, что все планы рушатся?
  – Реально у меня был только один план на этот турнир – найти свою игру, а ее в первых турах и не было. А дальше… Ощущение было такое: что всё у меня получится, только надо хорошо сосредоточиться, ни на что не отвлекаться – и работать, работать…

Момент истины для Бареева – партия с Бочаровым
  – Косте Сакаеву, который, правда, проиграл в первом туре, понадобилось дня два, чтобы прийти в себя и начать выигрывать. Тебе удалось собраться гораздо быстрее!
  – Во многом это был вопрос удачи. Мне повезло, что мой соперник (Луговой) действовал очень неудачно. Я играл черными и при случае мог упереться в непробиваемую стену… На следующий день (против Белова), чтобы склонить чашу весов в свою сторону, мне уже пришлось пойти на дикий риск. Там у белых ничего по дебюту не было – пришлось осложнять позицию ради осложнений. Эти два дня оказались для меня очень тяжелыми, когда же вышел в небольшой «плюс», стало уже легче. До «семерки» было рукой подать, а простой выход в суперфинал – это уже не полный провал. Оставалось выиграть еще одну партию…
  – Со стороны показалось, что победа над Харловым далась очень легко!
  – Если забыть о том, что готовился к ней часов пять-шесть, то да… Я угадал с дебютом, а Андрей – нет, вот и результат. Вся эта внешняя легкость обычно видимая.
  – Не было желания в этот момент сказать себе: всё, хватит?
  – Нет, потому что, повторю, ехал в Казань несколько с иными целями…
  – То есть пошел бы на борьбу в последнем туре, даже если бы получил черные?
  – Нет, если бы мне достались черные фигуры и я получил предложение ничьей, пожалуй, бороться не стал – это был бы перебор. А белыми, с Бочаровым…
  – Это был как сигнал к атаке?
  – Точно! Хотя «гладенько» у меня не вышло. Перед обоими соперниками стояли весьма сложные проблемы – перед черными, может, чуть сложнее. И… в какой-то момент с моим соперником случился коллапс: он ход за ходом стал принимать не самые удачные решения. Я уже выигрывал в один ход, но не смог обойтись без приключений – и грубо зевнул. К счастью, Бочаров в ответ зевнул не менее грубо, после чего всё было уже кончено.
  – Насколько для тебя, как шахматиста старшего поколения, было важно, что вы с Халифманом оказались единственными в группе «+3», которые в последнем туре боролись за победу в турнире – и в итоге разделили успех?
  – То, что такие зрелые шахматисты как мы с Халифманом (я пока не стал бы причислять нас к «старшему» поколению – за доску всё еще садятся люди и постарше нас) по-прежнему способны показывать классную игру, безусловно, вдохновляет.
  – Это говорит о вашей силе или о том, что настоящей смены пока еще нет?
  – В данном турнире Халифман очень сильно играл белым цветом, а у меня в какой-то момент всё стало получаться – везение то или моя реальная сила, не знаю… Не хочу ни защищать, ни обвинять других (в частности молодых) шахматистов – просто так получилось.
  – Было приятно, хотя бы по коэффициенту, выиграть первенство страны (пусть это «всего лишь» отбор к суперфиналу), ведь ты никогда не был чемпионом России?
  – Для меня это не имеет никакого значения – стал бы вторым в дележе, нисколько не расстроился бы. К тому же это действительно еще не совсем первенство России.
  А насчет того, что никогда не выигрывал чемпионат России, то мне много чего в жизни не удалось сделать. Я не завоевал Кубок мира, не дошел до полуфинала в нокаут-чемпионате ФИДЕ, проиграл в финале Кубка мира по быстрым шахматам и т.д. и т.п. В конце концов, второе место – это тоже место, и то, чего я добился, меня вполне удовлетворяет!
  – В последнее время не раз от тебя слышал разговоры об окончании карьеры…
  – Они верны – я потихоньку ухожу от практической игры. Я не могу в один день стремительно взять и перестать играть в шахматы, но в целом готовлюсь к этому… Готовлю себе плацдармы для отступления, перестраиваю себя на какой-то иной род деятельности.
  – Этот «иной род деятельности», скорее всего, будет связан с шахматами?
  – Трудно сказать. Им может оказаться и детская шахматная школа, и что-то совсем иное.
  – Работая с ребятишками, чувствуешь тягу к этому занятию или «Школа Бареева» – это наиболее комфортный вариант продолжения шахматной деятельности?
  – Я пробую себя. Если понравится, пойдет, – это может стать занятием на годы. Я не могу сегодня громко заявить о своем призвании, просто хочется попробовать себя в ином амплуа.
  – Мог бы оценить итоги этого турнира с точки зрения тренера?
  – С точки зрения тренера пусть на этот чемпионат лучше Долматов смотрит – все-таки скоро будет командный чемпионат мира. Я же работаю с ребятишками, никто из них здесь не играл, а поэтому могу позволить себе не смотреть на турнир с этой точки зрения – смотрю с точки зрения шахматиста-практика, получающего удовольствие от самой игры. Если судить по таблице, то хорошо сыграл Томашевский. Правда, его партий я еще не смотрел…
  – И последнее. В прошлом году суперфинал, будем откровенны, тебе не очень удался. С каким настроением поедешь в декабре на второй такой турнир?
  – Ничего особенного от него не жду и никаких особых планов не строю. Плохо сыграть в прошлом году было немудрено – тогда я едва вернулся с матча Крамника против Леко, и мне было в принципе не до шахмат. В этом всё будет зависеть от того, в каком состоянии подойду к турниру. Форма – это что-то такое ускользающее, и что со мной будет через три месяца, понятия не имею. Хотелось бы сыграть хорошо. Всегда хочется.
  – Но в любом случае – суперфинал будет для тебя главным турниром года?
  – Для меня в этом году каждое соревнование, которое еще не началось, – главное. Кажется, проиграл все турниры, в которых участвовал… До этого, в Казани. А что, это замечательно: уступить на старте, догонять всех и в итоге занять первое место!