суббота, 26.09.2020
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Вот уйдем – и кто останется?

  Что ни говорите, а к своему внутреннему голосу иногда полезно прислушиваться. Вот уж не знаю, что на меня нашло тогда после седьмого тура: даже после массового кровопролития не отпускало ощущение, что всё еще далеко не ясно. Не смутили и полный штиль в восьмом, лишь уточнивший «порядок выхода публики с трибун», и жеребьевка девятого.

  А что, собственно, такого было в этой жеребьевке? Пустые клеточки протокола для проставления «половинок» напротив отдельных фамилий? В конце концов, сами же и объявили нынешний турнир отборочным – без присвоения победителю звания чемпиона России. Так кому бы пришло в голову в последний день рисковать главной задачей – выходом в суперфинал – ради эфемерного первого места, ничего, кроме морального удовлетворения (и, разумеется, более высокого приза), не приносившего? (Здесь в текст так и ломится старинная фраза Тиграна Петросяна, оправдывавшего нездоровые отрывы Фишера от наших участников в межзональных турнирах: «Советским гроссмейстерам настолько часто приходится играть в отборочных соревнованиях, что они разучились бороться за первое место!»)
  Оказывается, в Казани кое-кому пришло! И не одному…
  На последний тур многие из тех, кто претендовал на повышение, пришли с густо исписанными листочками бумаги – накануне Наер, выиграв у Кобалия, испортил идиллию, превратив семерку претендентов в восьмерку, а поскольку первым коэффициентом при распределении мест был «усеченный Бухгольц», народ и взялся за авторучки. Бухгольц – штука банальная, это сумма очков всех твоих соперников по ходу турнира. Усеченный Бухгольц – то же самое, но только без результата слабейшего. Но, и в этом вся хитрость ситуации, – сосчитать его можно только по завершении всех партий турнира. Играют твои соперники хорошо – радуешься, плохо – слезы льешь. Вот только помочь им уже никак не можешь.
  Беспокойства обладателям «+3» добавляло и то, что имевшим на пол-очка меньше соперникам терять, в общем-то, было нечего: результативность, а с ней и число претендентов, неминуемо должна была вырасти (в тот самый момент Коротылев с Тимофеевым сошлись не на жизнь, а на смерть; Томашевский мучил Смирнова; Звягинцев, наделавший кучу ничьих, жертвовал ладью Шариязданову). Уже это должно было подтолкнуть сомневающихся к действиям, но… не прошло и десяти минут, как Мотылев с Наером и Яковенко с Рублевским (все по «+3») покинули зал. Те, кто играл на двух первых столах, даже не шелохнулись.
  Поначалу это не удивило – не обязаны же люди тут же срываться с мест – и с общего настроя не сбило. Перед туром, судя по беззаботному виду и улыбкам Волкова (приготовившегося к аудиенции у Халифмана) и Бареева (которого дожидался Бочаров), казалось, что они не задержатся за доской, но через какое-то время, приглядевшись к позициям, возникли первые сомнения: зачем такая острота для «протокола»?
  Чем дальше, тем яснее становилось: ничьих не будет, «старая гвардия» вышла на тропу войны! Было в этом что-то необычное. Который год Россия напряженно ждет появления молодых талантов, а на баррикады идут те, кому и по возрасту, и по былым заслугам давно пора, лежа в гамаке и попивая коктейли, рассказывать восторженным, еще не нюхавшим пороху юнцам о горячих баталиях времен своей молодости. А они (между прочим, оба – действующие тренеры) не желают жить прошлым и не в пример расчетливой молодежи, невзирая на возраст, всё продолжают мечтать о первых местах и «чемпионских поясах». Что еще особенно важно в этой ситуации – они могут не только мечтать, но и завоевывать их!
  Первым «отстрелялся» Бареев. Его соперник – один из главных возмутителей спокойствия на этом чемпионате, Дима Бочаров, который и от Халифмана черными ушел, и Ткачева убрал с дороги, запутался в хитросплетении фигур, созданном его соперником, и отложил, по крайней мере, на год свой выход в высший свет российских шахмат. Улыбнувшись, Евгений Ильгизович, твердо уверенный, что взял серебряную медаль, отправился в номера.
  А судьба «золота», как всем в тот момент казалось, решалась в партии Халифмана: Александр Валерьевич, еще в дебюте «чисто» пожертвовав фигуру, двигал вперед легионы белых пешек. Сам же, пытаясь успокоиться, широким шагом прогуливался по залу. Его соперник Сергей Волков, еще несколько часов назад мысленно примерявший чемпионские эполеты, не разгибая спины, в окружении всё прибывавших зрителей, сидел за столиком… И вот неизбежное свершается-таки: Халифман подписывает бланк, принимает с десяток дружеских рукопожатий, шлепков по плечу и приветствий – и не торопясь, словно пытаясь получше запечатлеть в памяти победный антураж «Баскет-холла», уходит. Победителем?
  А вот этого уже никто не знал! Оставалось ждать. И считать… Судьба первого места повисла буквально на волоске, завися от каждой половинки, добытой «бригадами» Халифмана и Бареева. Перед началом тура Сашин Бухгольц был выше, но по ходу очной ставки не выдержал. И чем меньше оставалось в зале играющих пар, тем больше и больше «серебро» Бареева начинало сиять золотым отливом. Чистая арифметика, никакой алхимии!
  Впрочем, а какая разница: уж Барееву-то с Халифманом что делить? Они одной крови. Неслучайно перед самым закрытием питерец совсем не театрально обнял москвича и искренне, с горящим взором произнес: «А ведь можем еще! Вот уйдем – и кто останется?»

ПРОГУЛКА ВОСЬМАЯ



  «Репетиция» решающего сражения. У Волкова к Барееву или у Бареева к Волкову претензий не оказалось...


  Сергей вполне уверенно чувствовал себя за «своим» первым столиком, четко реагируя на настроение и состояние противников. А вот Евгений каждый раз подолгу настраивался на игру – и потом уж спуску не давал...


  Дмитрий Бочаров накануне одолел Ткачева, а потому против раздела очков с Мотылевым не возражал; Александр, который проделал ту же процедуру днем ранее, – тоже. А вот двух друзей – Наера и Кобалия – кривая турнирная дорожка вывела друг на друга в самый неподходящий момент: ничья не давала ничего ни тому, ни другому... Увы, лидировавший полтурнира Михаил напряжения семичасового поединка не выдержал – дальше пошел Евгений.


  Иное дело Рублевский с Халифманом. Оба накануне победили, практически обеспечив себе места в верхах...


  Который из «мыслителей Родена» лучше получился? Влад Ткачев, отлично начавший, но в два счета потерявший всё, или первый чемпион России Алексей Гаврилов, начавший так себе, а потом мощно спуртовавший?
  Алиса Галлямова так и не выбралась до конца турнира из «минуса», перед началом игры всегда дарила улыбки зрителям, а Мотылев перед каждой партией завязывал шнурки – это стало у него своеобразным ритуалом!

ПРОГУЛКА ДЕВЯТАЯ



  Последнее на этом чемпионате совещание судей – Игоря Болотинского и Александра Хасина. Последние «сходки» игроков перед пуском часов в заключительном туре. Как было поверить, что один из этой беззаботной компании (Бареев) будет жестко играть на выигрыш – и в итоге победит, другой (Рублевский) быстро подпишет мир, а третий (Волков) потерпит единственное поражение в турнире – и «пододвинется» с такого уютного первого места...


  Равнение наверх: Александр Халифман против Сергея Волкова, Евгений Бареев – против Дмитрия Бочарова...


  78–54=24! Что за вычисления? Ничего особенного – всего лишь разница возрастов между «белыми» и «черными»!


  Поначалу казалось, что ничего особенного нас не ждет: подвигают фигуры для проформы – и подпишут бланки.


  Несмотря на «серьезные» взгляды и «тяжелые» раздумья, партия Яковенко – Рублевский долго не продлилась.


  А вот Коротылев с Тимофеевым и Смирнов с Томашевским бились почти до голых королей. Им было, что делить!


  Вадим Звягинцев, в надежде запрыгнуть на подножку уходящего поезда, пожертвовал Шариязданову целую ладью – какое-то время в зале только об этом и говорили! Но яркая победа принесла москвичу лишь первое не выходящее 8-е место (впрочем, у него еще остается надежда, что кто-то из суперфиналистов откажется от участия).


  Столики стремительно пустели – в конце концов всё внимание публики сосредоточилось на первых двух. Еще бы – такая борьба! Некоторые из зрителей простояли, не сходя с места, по нескольку часов и, думается, не пожалели...


  Апогей сражения: массирует виски Бареев, зарылся в копну волос Халифман... Но их соперникам еще тяжелее!


  Наконец, Бочаров капитулирует перед Бареевым – и толпа теперь «пульсирует» рядом с партией Халифмана.


  Впрочем, сам Александр безостановочно ходит по залу в ожидании ходов противника. Волков же, не отрываясь, смотрит на позицию, еще и еще раз прокручивая в голове перипетии дебютного сражения, в котором он допустил непоправимую ошибку, особенно против такого ярко выраженного «белоцветчика» как Халифман. Его последние ходов 20 практически уже не имеют никакого значения – петербуржец железной рукой ведет партию к «золотой» победе.


  Наконец, смиряясь с неизбежным, Сергей сдается – и, глядя куда-то в сторону, пожимает эту «железную руку».


  «Последний тур, белый цвет... Не мог же я не играть?!» – оправдывается Халифман. В это мгновенье он еще не знает, что стал только вторым. Зато Бареев уже знал, хоть и не рвался непременно к первому месту.


  Халифман: «Ну что ты будешь делать – опять меня коэффициент подвел...» А потом они с Бареевым обнялись.


  В отличие от церемонии открытия, на закрытии в зале были практически сплошь одни участники чемпионата...


  Торжественная «раздача слонов». На сцене – только суперфиналисты: Мотылев, Наер, Яковенко, Рублевский. Вот с грамотой и букетом цветов появился третий призер – Сергей Волков, а за ним и второй – Александр Халифман.


  Барееву жмет руку спортивный министр Татарстана – Бариев. И в который уже раз за этот вечер – Халифман...


  «Три богатыря» на распутье. Что их ждет на декабрьском суперфинале? Омут или брод – пока не разберешь?!


  Тяжелый чемпионат наконец-то завершен! Настроение у всех – включая обеих наших прим – замечательное...


  Последний штрих – «тронная речь» Евгения Бареева под внимательными взглядами председателя татарстанского отделения «Сбербанка», министра спорта и исполнительного директора Российской шахматной федерации.