среда, 15.07.2020
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Когда всё ясно, что ничего не ясно

  Такой мудреный заголовок у меня сложился как-то сам собой. Топал я себе в одиночестве по ночной Казани, обвешанный ноутбуками и фотоаппаратами, – из «Баскет-холла» в гостиницу «Татарстан» и пытался прокрутить в голове возможное развитие сюжета на финише российского чемпионата. Дорога с тяжелой поклажей не располагает к светлым мыслям, а потому казавшаяся простенькой на выходе из пресс-центра задача определить первую семерку превратилась в непосильную проблему в момент вваливания в гостиничный номер.

  Подвохи мерещились в самых неожиданных местах и очевидные, казалось бы, вещи на глазах изгибались, принимая форму вопросительных знаков. По пути я даже незаметно отколупнул кусок свежеуложенной дорожной разметки, но ясности мысли (скорее, ее линейности, на что я втайне надеялся) это не прибавило, будущее виделось всё также неразборчиво. А вот вы сами подумайте: турнир начался, имея в своем составе обойму шахматистов, представить без которых главный российский форум как-то неудобно. Не то что бы я был против молодых – боже упаси, – но как же не увидеть в декабрьской Москве Бареева, Халифмана (особенно после того безобразия, что произошло с ним прошлой осенью), Мотылева, Рублевского, Сакаева, Звягинцева… О, сами видите: еще никаких раскладов привести не успел, а на 60 других участников оставил лишь одно-единственное место!
  Нехорошо. А самое главное, глядя из ночи между 7-м и 8-м турами, малоправдоподобно. Впрочем, находясь на стартовых колодках, куда более малоправдоподобным казалось то, что ни один из перечисленных гроссмейстеров ни разу так и не возглавит турнирную таблицу (первый тур и ритуальное место за первым столиком во втором ¬– не в счет). С места в карьер взяли совсем другие люди – нельзя сказать, что бы совсем уж неожиданные.
  Инаркиев и Кобалия нередко шустро уходили со старта, для Волкова же, находящегося в хорошей форме (как, очевидно, и в Казани), это и вовсе «визитная карточка». Сергей предъявил ее еще на чемпионате России-98 в Питере, но тогда его быстро «съели»; зато два года спустя в Самаре он, взяв вожжи в руки, не выпускал их до самого финиша, став чемпионом страны (потом еще и Кубок России завоевал, выдав впечатляющую серию из пяти побед).
  Своего рода доказательством серьезности намерений этой троицы (хотя каждый из них играл лишь за самого себя) стал «скальп» белого Бареева, который добыл Кобалия. Не было здесь никакого особого везения – просто в тот конкретный вечер 3-го тура Миша оказался сильнее (помнится, я тогда даже съязвил: мол, экс-секундант Каспарова оказался лучше секунданта Крамника). Покорив высоту, ребята стали обживаться, не возражая против коротких (и не очень) ничьих. А пока они так делали, к ним стали подбираться конкуренты.
  Первым почуял опасность (наверное, это вообще его сильнейшее качество) и «принял меры» Волков. Почувствовал малейшую неуверенность в действиях Коротылева – и… Алексей, который имеет за плечами прошлогоднюю ничью с самим Каспаровым, белыми не продержался и 30 ходов! А потом пришел черед и партнера по «побегу». Насколько уверенно выглядел Кобалия двумя днями ранее против Бареева, настолько же беспомощно теперь: Сергей, как порывистый ветер (местами переходящий в ураган), налетал то здесь, то там и в результате произвел обильные разрушения по всей доске… В основе любой сложной конструкции неизменно лежит что-то на редкость простое – для Волкова этим «простым» стала фраза, услышанная еще давным-давно, на школе Панченко: «Есть много более талантливых шахматистов – и тебе никогда не научиться в совершенстве тому, что ты сейчас делать не умеешь. Поэтому надо не искоренять свои недостатки, а воспитывать свои достоинства!»
  Вот Волков и воспитывает. «Обычный», простой и понятный, без фиги в кармане, он берет своей основательностью, если угодно, даже приземленностью – тем сильнее поражая соперников вспышками хорошо контролируемых экспромтов. При этом будущее его в 58-м, опять двадцать пять, не видится таким уж безоблачным – втемяшил это себе в голову, не пройдя и ста метров от «Баскет-холла». Всего два тура, а сколько борьбы впереди!
  Основания? Да те же Кобалия с Инаркиевым, с которыми отчего-то связал Волкова невидимой нитью. Разглядывал москвича на первом столике с удовольствием (все-таки с Мишей давнишние друзья) и ощущением непоколебимости его позиций – и будто всё оборвалось внутри, когда спустя всего несколько часов после старта 6-го тура увидел его короля, замершего на d5, наискосок от волковского – на e4. Кобалия едва не проиграл и на следующий день, неведомо откуда находя силы противостоять бешеному напору гонимого вперед азартной местной публикой Тимофеева. Посланец же Элисты и вовсе незаметно сошел со сцены – то ли напирая, то ли уверенно держа оборону в нескольких турах подряд, пока не уступил (как показалось со стороны, почти без звука) разыгравшемуся Халифману…
  Разыгравшиеся фавориты – это тема для скрежетания шестеренок в голове еще метров на триста, если не на полкилометра (позади уже остались и сверкающий «Баскет-холл», и почти целиком – «Парк дружбы», в котором Большие люди саморучно сажали молодые деревца).
  В то, что им непременно придется разыгрываться, я почему-то был уверен с самого начала. Только не думал, что для некоторых из них, например для Сакаева, это «разыгрывание» растянется так надолго – причем начнется и кончится обидными поражениями. (По эрудиции и диапазону идей Костя – выдающийся шахматист, а вот его спортивное начало, вернее его отсутствие, как-то даже задело забияку Корчного.) «Торопиться они не будут», – говорил я себе – и они не торопились, отпуская с миром, на мой вкус довольно кооперативных для себя, соперников. «А вот сейчас поднажмут!» – и они поднажимали, правда, как-то неслаженно, но со знанием дела (низвергнутый с Олимпа Бареев, не имея права на передышку, рубил соперников направо и налево, а остальные старались двигаться с «крейсерской» скоростью – белыми победа, черными ничья). И к исходу 6-го тура, заполняя турнирную таблицу, я с некоторым удивлением обнаружил, что сделал «полужирной» практически всю верхнюю ее часть: из первых 20 «худыми» оставалась лишь пара сиротливых строчек.
  Всё так, как мне и хотелось, – с Бареевым (уже на 2-м столике), Халифманом (который не использовал слишком много шансов, предоставленных жребием и возникавшими у него позициями), Мотылевым (выдумавшим гениальную новинку и, по мнению многих, закрывшим «Маршалла» и, увы, закрывшим Ткачева), Рублевским (действовавшим с огромным запасом) и Звягинцевым (который, к счастью, не изменял своим «заковыристым» шахматам). А еще – резко возмужавшим Тимофеевым, Харловым, Яковенко, Наером, неожиданным Бочаровым и совершившим прыжок выше головы Чупровым.
  И вот здесь, когда всё вроде бы стало ясным и понятным, потекли реки крови, заставившие меня – почти у самой гостиницы – озираться по сторонам и портить девственно белую разметку. Казалось бы, лучше не придумать: «единоличный» Волков и «примкнувшие к нему» шестеро гроссов и создают ту самую искомую семерку, но… тут-то и начинается полный сумбур. Кто чего хочет, к чему стремится?! Взять того же Бареева: человек вынырнул из бездны, усилием воли поставил себя в голове пелотона, что еще надо – живи и радуйся. Ан нет, обыграв Харлова, в ответ на мое бодрое: «Ну что, всё кончено?» – он лишь хитро усмехнулся: «Куда там, впереди еще два тура!» Или Халифман: он, кажется, впервые за турнир облегченно улыбнулся, только уняв дрожь в пальцах после подписания бланка победной партии с Инаркиевым. Или Рублевский, который, как порой кажется со стороны, вообще не прилагает никаких усилий, – очки идут к нему сами собой. Или… А может, хватит?
  Голова уже раскалывается и не способна воспринимать ничего, кроме подушки. Вот прямо сейчас закрою глаза и часов эдак через пять проснусь в своем гостиничном номере. Глаза будет резать нестерпимое солнце, а под окном – стучать отбойные молотки.
  Через какие-то сутки все мои дурацкие сомнения не будут стоить и выеденного яйца. Бойцы разъедутся по домам кто куда, и я повинюсь перед дорожными рабочими. А пока что у нас: Казань, 10 сентября, восьмой день 58-го чемпионата России… Полет нормальный!


ПРОГУЛКА ПЯТАЯ



  Что бы ни говорили, а это турнир особенный – прежде всего благодаря двум дамам. Чемпионке России этого года Александре Костенюк, радующей публику и соперников разнообразием фасонов...


  И Алисе Галлямовой, вне зависимости от занимаемого места, всегда находящейся в центре внимания казанцев. Обе стоически переносят неудачи – мужчины проявляют галантность только за пределами шахматной доски.


  Ничего не поделать: уж слишком много сил и энергии они тратят в единоборствах друг с другом... Бьет током от глаз Эрнесто Инаркиева, буквально сросся с доской Магерам Магомедов, всегда чуть-чуть расслаблен Саша Мотылев, а Сергей Волков, на секунду отрешившись от напряжения борьбы, «передает привет родственникам в Саранске»...


  Как поправишь, так и поедешь... Евгений Наер и Александр Халифман «настраивают» свои фигуры!


  Многое зависит и от настроя на игру... И тут никогда не поймешь, что «лучше» – сосредоточенность по Трегубову и Хайруллину или отрешенность по Двойрису и Коротылеву (за исключением последнего все сыграли вничью).


  Что-то, наверное, зависит от посадки: Звягинцев все время сидит нога на ногу, а Бареев – вполоборота к доске!


  И... от фамилии. Особенно когда встречаются Яковенко с Яковичем. «Енко» в 5-м туре оказался сильнее «Ича».


  И от прохладительных напитков (как ни надрывается кондиционер, в последние дни, когда тучи над Казанью наконец-то разбежались, в зале все-таки душновато). Валерий Яндемиров исполняет «смертельный номер» – глоток минералки в тесных объятиях Рублевского. А Александр Ластин – под прожекторами «Баскет-холла»...


  В какой-то степени – от слаженной бригады арбитров во главе с Игорем Болотинским и Александром Хасиным.


  И, тешу себя надеждой, от пресс-центра, каждый день выдающего вагон и маленькую тележку бюллетеней...

ПРОГУЛКА ШЕСТАЯ



  Центральные фигуры первой половины чемпионата – Сергей Волков и Михаил Кобалия. Некоторые полагали, что серьезной борьбы между ними не будет, – эти некоторые ошибались. Белые фигуры у Волкова, и...


  Кобалия, попав под жесточайший пресс, увы, лишь присутствовал за столиком, не в силах ничего изменить...


  Возвращение Бареева на первые столики прошло спокойно, без эксцессов. Яковенко ничья вполне устраивала...




  В обстановке полного взаимопонимания и прошла встреча двух казанцев – Андрея Харлова и Сергея Рублевского.


  «Недолго музыка играла» и на других «верхних» столиках – у Тимофеева с Чупровым и Инаркиева со Звягинцевым.


  А вот Владислав Ткачев попал под каток дебютной разработки Мотылева – пощады черные так и не дождались...


  Три «полюса» настроения – от поражения Епишина через ничьи Звягинцева и Чупрова к победе Витюгова.


  А каково Коротылеву, сбившегося в записи – и просрочившего время в равной позиции. Не помогло даже видение подопечной Костенюк... Или Семену Двойрису, как водится, завершившему длинную ничейную серию поражением.

ПРОГУЛКА СЕДЬМАЯ



  Черный Волков – не белый, а потому предложение Мотылева разойтись миром Сергей отвергать не стал. Да и Саша был не прочь закрепить свой успех, фактически выведший его в суперфинал. Черт с ним, с белым цветом...


  Иное дело Бареев: «Белыми? Только на выигрыш!» Мотивация (или подготовка) Харлова оказалась слабее.


  Инаркиев, обычно не признающий никаких авторитетов, смотрит на Халифмана, как на икону... А как еще иначе: какой-то год назад, когда они вместе играли за «Томск-400», Саша покровительственно называл его Эрнестиньо и, помню, журил за излишнюю энергичность, едва не лишившую их команду «золота» чемпионата России.


  Настоящей борьбы не получилось, хотя Халифману, конечно, надо было исполнить всё, что следовало исполнить!


  После этой партии на лице Халифмана впервые за весь турнир появилась довольная улыбка человека, хорошо сделавшего свою работу. А вот на лице Сакаева... Несколькими победами Константин «отмазался» за поражение в первом туре от Оболенских, но Алексеев неожиданно нанес ему новый удар. Оправится ли он теперь?


  Рублевский же сравнительно легко одолел его земляка – Витюгова. И начал променад по залу. Постоял у партии молодого Тимофеева, поболтал со Звягинцевым и вообще был в курсе всего, происходящего в чемпионате.


  Даже прошелся нога в ногу с лидером – Волковым. Причем со стороны было непонятно, кто же из них впереди!


  Центральная партия дня, державшая всех в напряжении почти до десяти вечера: Кобалия против Тимофеева.


  Михаил, который только накануне уступил Волкову, мог и дальше «пойти по инстанции», но собрал волю в кулак – и заставил уже своего амбициозного соперника искать единственные ходы. Ничья здесь – самый справедливый итог!


  А вот Инаркиева, Витюгова, Ткачева и Магомедова удача в решающий момент чемпионата обошла стороной...


  Но это всё у лидеров. Потерявшие шансы на выход в суперфинал отнюдь не утратили желания бороться. В конце концов, каждое очко в чемпионате России стоит $100 – не возвращаться же домой несолоно хлебавши, без гроша в кармане. Это понимают и Денис Хисматуллин (самый бескомпромиссный игрок турнира – пока у него нет ни одной половинки!), и Василий Емелин (самый экстравагантный), и Владимир Епишин с Валерием Яндемировым...


  Первые судейские «разборки» в турнире: соперник Цешковского – Борис Савченко усмотрел в позиции троекратное повторение, арбитр остановил часы, подвигал фигуры и... не согласился. Вскоре Виталий Валерьевич победил!


  Костенюк играет до голых королей! Ее соперник, Илюшин, совсем уже был уверен в победе, но его муза упорхнула...


  А вот муза Дмитрия Яковенко тут как тут! Неслучайно ведь москвич уверенно продвигается всё выше и выше...


  Остальных же подбадривает и подгоняет Хасин... Александр Семенович в Казани исполняет роль зам.главного арбитра (как он сам красноречиво объяснил, не может совмещать ее с ролью тренера), но никто не может помешать ему быть тем, кто он есть. Ходит, общается, наставляет – Бочарова, Бареева, Филиппова...

Окончание следует...