среда, 14.11.2018
Расписание:
RSS LIVE ПРОГНОЗЫ КОНТАКТЫ
Дортмунд02.07
Сан-Себастьян06.07
Биль18.07

Последние турниры

Чемпионат России
СуперФинал



02.12.2006

Суперфинал чемпионата России проходит в Москве, в ЦДШ им. М.М.Ботвинника со 2 по 15 декабря при 12 участниках по круговой системе.

Крамник - Fritz



25.11.2006

С 25 ноября по 5 декабря в Бонне чемпион мира Владимир Крамник сыграет матч из 6 партий с программой Deep Fritz. В случае победы Крамник получит 1 миллион долларов, тем самым удвоив свой стартовый гонорар ($500000).

Мемориал Таля



5.11.2006

В Москве с 5 по 19 ноября проходил Мемориал Таля, в программе которого супертурнир 20-й категории и выдающийся по составу блицтурнир. Призовой фонд каждого состязания - 100.000 долларов.

Топалов - Крамник



23.09.2006

После того как "основное время" не выявило победителя (счет 6:6), 13 октября соперники сыграли 4 дополнительных поединка с укороченным контролем времени.

Томск. Высшая лига



2.09.2006

Со 2 по 11 сентября Томск принимает Высшую лигу чемпионата России 2006 года. В турнире участвуют 58 шахматистов - как получившие персональные приглашения, так и победившие в отборочных состязаниях.

Майнц



17.08.2006

В последние годы фестиваль в Майнце вслед за "Амбер-турниром" стал центром легких шахматных жанров. Наряду с массовыми ристалищами традиционно проходят чемпионские дуэли.

Россия - Китай



10.08.2006

С 10 по 20 августа в Китае проходит товарищеский матч сборных России и Китая. В нынешнем поединке как мужчины, так и женщины соревнуются на пяти досках по шевенингенской системе в два круга.

Все материалы
ChessPro

Rambler's Top100
Евгений АТАРОВ,
журналист

Интродукция с претензией на слезу ностальгии

  Что вам рассказать об «Аэрофлот-опене»? За последние три года этот турнир стал настолько привычным, что порой кажется: он был в календаре всегда. «Аэрофлоту» не потребовалось времени на раскачку, медленного завоевания популярности – он ворвался в нашу жизнь, ломая привычные представления о стиле и методах проведения шахматных соревнований.

  Собственно, никакого секрета тут не было. По той же схеме – каждый сам платит за всё: перелет, гостиницу, взнос, а победитель снимает густые призовые сливки – несколько десятилетий подряд проходили завораживающие турниры в Штатах, тот же NY-open или World open в Филадельфии. Впрочем, нет – той, да не той! Бах и Ко, задумывая свой грандиозный проект, пошли по совершенно новому пути, связав воедино длинную цепочку денежных превращений, где сама покупка билета на самолет стала «входным билетом» на шахматный турнир, а гостиница превратилась почти в бесплатное приложение для желающих подвигать шахматные фигурки. При этом, удивительным образом, принять участие в «Аэрофлот-опене» для американцев или европейцев оказалось едва ли не выгодней, чем для москвичей.
  В самом первом турнире очень многое напоминало американские опены: и блеск в глазах участников при упоминании суммы первого приза, и несколько спаренных туров вкупе с контролем ФИДЕ, и невероятная суматоха в турнирном зале и на подходах к нему, когда игроков в итоге оказалось куда больше, чем места в холлах гостиницы «Россия». Это была какая-то «золотая лихорадка», усиливавшаяся тем обстоятельством, что буквально за несколько месяцев до старта «Аэрофлота» многие просто не верили, что такой турнир вообще можно провести, – и добрая половина игроков приобрела «пакет» в самый последний момент…
  Незабываемое ощущение: темный февральский вечер, за окном бушует вьюга, а в «Золотом зале» гостиницы, который станет родным домом шахматистов, идет торжественное открытие турнира. Никаких репетиций и традиционных в будущем построений, всё внове: в центре зала – довольные организаторы и почетные гости, а напротив полукругом расположились несколько сотен шахматистов (столики за их спинами покрыты яствами, но никто даже не смотрит на них). И короткая речь главного судьи Гийссена перед жеребьевкой, отчего-то врезавшаяся в память: «Как и все собравшиеся здесь, я не очень верил в то, что турнир состоится. Меня успокаивало только одно: мой друг Александр Бах сказал, что всё будет в порядке. А этот человек умеет держать слово. Добро пожаловать на “Аэрофлот-опен”»!


До открытия первого «Аэрофлот-опена» остался час...


Смысловы среди завороженных участников и зритлей

Гийссен представляет Эло-фаворита первого – Смирина

Зал в ожидании игроков...

9-й тур. Первый победитель – Кайданов за 4-м столиком!

  Через год, в 2003-м, «Аэрофлот» стал уже таким, каким мы привыкли его видеть. Шахматистам был отведен едва ли не самый большой зал столицы, ушли в прошлое спаренные туры и неразбериха с участниками: каждый знал – чем раньше он внесет стартовый взнос, тем меньше ему придется заплатить. Тогда же в него одна за другой включались звезды: Грищук, Свидлер, Морозевич… Причина была проста, но очень элегантна: «Аэрофлот» стал пропуском в высший свет – победитель получал место в супертурнире в Дортмунде. Такого еще не случалось в истории современных шахмат – это даже не турнир «B» в Вейк-ан-Зее, куда тоже необходимо получить приглашение. Здесь в супертурнир теоретически мог попасть любой, но попробуй-ка попади при такой конкуренции! Другим ноу-хау стал подход к трансляции партий: вместо нее организаторы предложили публике в интернете копии бланков.


Гостиница «Россия» в ожидании шахматистов!


Добро пожаловать участникам «Аэрофлота»!

Арбитры – пилоты на фоне почетных гостей

«Золотой зал», в котором всем хватило места

Шампанское победителю Бологану! Справа – Зурабов

  В прошлом году в «Золотой зал» залетел шикарный, слепленный из шариков самолетик – символ «Аэрофлота», а по ходу дела залетало такое количество всякого рода важных персон, что невольно возникал вопрос: это шахматный турнир или выездное заседание Госдумы? В общем, VIP-гостям было уделено столько внимания, что игроки стали «обижаться», – многие из них, потеряв всякие шансы на призы, один за другим начали выбывать из турнира «по состоянию здоровья». Расстроенный Бах где-то ближе к финишу, когда «исход» принял совсем уж массовый характер, даже выступил перед оставшимися участниками и хотел подать жалобу на гроссмейстеров находившемуся тут же президенту АШП Лотье.
  Но на фоне грандиозного действа эти мелочи можно было рассматривать лишь сквозь лупу. За три года «Аэрофлот-опен» оброс таким количеством примет и традиций, что никакие «перегибы на местах» уже не могли испортить общего впечатления: караван-то идет!


«Летайте самолетами "Аэрофлота"!»


Малыш Карлсон обманул Гийссена, вытащил белую пешку

Сергей Рублевский – третий победитель турнира

  Как установлено за три года, оказывается, самая неудачная стартовая позиция в турнире – первая. Эло-фаворит пока ни разу не поднимался на пьедестал, причем неудачи подстерегали его с самого старта – проверено на собственной шкуре Смириным, Грищуком и Малаховым. Железное правило: всё решается в последнем туре, а будущий победитель во время него обычно сидит за 4-м столиком, и, случается, ему даже не обязательно выигрывать свою партию – испытано Кайдановым, Бологаном и Рублевским. И еще: жребий на церемонии открытия можно не тянуть – все равно хитрый Гийссен подсунет черную пешку…
  Кстати, думаю, самое время познакомить вас с главными лицами «Аэрофлот-опена» – как правило, они стараются остаться «по ту сторону кадра», а своих героев надо знать в лицо!

  Итак, Александр Бах – исполнительный директор Ассоциации шахматных федераций, а с момента избрания Жукова президентом РШФ – и ее исполнительный директор. Инициатор, мотор и мозг турнира – он, словно паук, который сидит в центре паутины и чутко улавливает малейшее колебание каждой ниточки. Александр Жуков – вице-премьер правительства РФ, президент РШФ и просто человек, за которым чувствуешь себя, как за каменной стеной (по рангу стоило бы поставить Жукова и Баха в ином порядке, но только не в связи с «Аэрофлотом»). Валерий Окулов – президент компании «Аэрофлот», без участия которого блестящая идея так и осталась бы на бумаге. Он явился на глаза шахматному люду только в этом году (и то лишь на пресс-конференции) – прежде интересы авиакомпании в шахматах представлял Александр Зурабов, но из-за серьезных разногласий в недрах крупнейшей в мире авиакомпании в этом году он вежливо отступил в тень. Наконец, Герт Гийссен – без преувеличения «культовый» арбитр, за последние 20 лет обслуживавший все важнейшие шахматные мероприятия, начиная с матчей на первенство мира и кончая олимпиадами, межзональными, международными и прочими имеющими серьезный вес турнирами.


  Все они – за исключением голландского судьи, который прибыл непосредственно к старту турнира, но с добавлением Анатолия Карпова и представителя правительства Москвы – участвовали в пресс-конференции, посвященной четвертому «Аэрофлот-опену». Кроме ожидаемого сообщения, что турнир побил очередной (самим же и установленный) рекорд по количеству квалифицированных участников и гроссмейстеров, поступила ободряющая информация от г-на Окулова: «Шахматы, как игра думающих людей, наиболее полно соответствуют имиджу компании “Аэрофлот”, а потому мы будем продолжать спонсировать турнир и дальше!» И не менее важная – уже от Баха: «Несмотря на то что планы мэрии Москвы не изменились и гостиница “Россия” пойдет на слом, место проведения следующего турнира будет найдено». Обнадеживает! К тому же у участников появляется редкая возможность последний раз насладиться ее бесконечными коридорами и адскими ценами в кафе.

  Засим позвольте интродукцию с претензией на слезу ностальгии (ведь точно такого, ставшего привычным за четыре года опена мы больше уже не увидим) закончить и перейти к «сладкому». Открытие – это самый светлый час на любом турнире: все участники еще наравне, нет ни победителей, ни проигравших, можно в последний раз перед напряженной девятидневной гонкой немного расслабиться и, главное, пообщаться с теми, кого, может быть, не видел целый год – с предыдущего «Аэрофлот-опена». Наверное, именно поэтому официальная часть московского турнира обычно весьма коротка, а речи ораторов сжаты донельзя…
  Это тоже уже традиция: перед сценой рядком выстраиваются арбитры – в фирменных пиджаках пилотов, а уже из-за их голов выглядывают гости и организаторы.


  Состав их год от года меняется несильно: Бах, Гийссен, Карпов, Спасский, Корчной (кажется, впервые – Виктор Львович прилетел в Москву для презентации своей новой книжки в Еврейском центре), кто-то из руководства «Аэрофлота» и Зубов (от РШФ), как ответственный за женские шахматы, с двумя российскими примами – Ковалевской и Костенюк.
  Потом к ним присоединились еще Иванчук, Пономарев, Лотье и Василий Васильевич Смыслов, которому в отсутствие Бакро предстояло определить цвет фигур в первой партии на первой доске в турнирах A1, A2, B и C.


  Кстати, «замена» первого номера на этот раз была вынужденной (год назад дипломатичного Малахова упросили уступить свое место чудо-ребенку Карлсену). В небе над Москвой бушевал такой ураган, что по столице даже передали штормовое предупреждение. Немудрено при этом, что куча самолетов (даже лайнеров «Аэрофлота») либо приземлилась в других городах, либо просто до лучших времен осталась дома… Если бы буря бушевала и дальше, впору было думать о том, чтобы перенести старт главного турнира на денек-другой.
  Но ничего, пронесло – и теперь во вторник в 15.30 (а «младшие» турниры – еще раньше) сотни шахматистов вступят в бой в 4-м «Аэрофлот-опене». И что б на небе ни облачка!

* * *

  Две самые знаменитые шахматные четы – Виктор Корчной и Петра Лееверик, Надежда и Василий Смысловы.


  В свое время Корчной и Смыслов были непримиримыми соперниками за шахматной доской (да и жизненные позиции занимали прямо противоположные), но когда тебе за 70, делить уже нечего... А уж их женам – тем более!
  Политикам Зубову и Карпову есть о чем поговорить... Как и французам Лотье с Куатли – один из них 10 лет назад баллотировался на пост президента ФИДЕ, другой стал президентом АШП. А Спасскому стало так жарко, что десятый чемпион мира решил переодеться прямо на сцене. Карпов и Корчной едва не зааплодировали!
  Виктор Львович оказался на сцене между двумя своими «историческими соперниками» – Карповым и Спасским. Борис Васильевич не дал Корчному стать чемпионом мира в 60-х, а Анатолий Евгеньевич – в 70-х.
Василий Иванчук исполняет арию украинского гостя. Валерий Зубов – в своем розарии...

Девушки улыбаются, мужчины хмурятся: Катя Лагно, Виорел Бологан, Левон Аронян и Алиса Галлямова...



Продолжение следует...